Русская Стратегия


"...политика невозможна без идеала; политика должна быть трезво-реальной. Нельзя без идеала: он должен осмысливать всякое мероприятие, пронизывать своими лучами и облагораживать всякое решение, звать издали, согревать вблизи... Политика не должна брести от случая к случаю, штопать наличные дыры, осуществлять безыдейное и беспринципное торгашество, предаваться легкомысленной близорукости. Истинная политика видит ясно свой идеал и всегда сохраняет "идеологический" характер." (И.А. Ильин)

Категории раздела

- Новости [2936]
- Аналитика [2133]
- Разное [370]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 2
Пользователей: 1
Elena17

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Июнь » 11 » Забытые герои Великой войны: Александр Казаков
    04:29
    Забытые герои Великой войны: Александр Казаков

    В самом начале Великой войны воздушные бои ещё были редкостью. На восточном фронте в течение полугода после гибели штабс-капитана Нестерова серьёзных стычек в небе не было вовсе. Встречаясь в воздухе, противники предпочитали мирно лететь своей дорогой. Но Александру Александровичу Казакову, прибывшему на фронт в декабре 1914 г., такая тактика пришлась не по душе. Молодой лётчик решил сбить первого же встречного неприятеля и даже самолично разработал для этого благого дела оригинальное устройство – «кошку с лапками». Ею он предполагал зацепить аэроплан неприятеля, что должно было привести к взрыву капсюля и детонированию пироксилиновой шашки, прикреплённой к «кошке».

    22 марта долгожданная встреча состоялась. Казаков атаковал двуместный австрийский «Альбатрос», но… в решающий момент «кошку» заело…

    «Что было делать? - вспоминал Александр Александрович. - Два фронта, 40 000 глаз - русских и немецких - смотрели на нас из окопов. Уйти, не сделав ничего, находясь в нескольких метрах от противника - позор перед этими 20 000 русских глаз».

    И Казаков решил повторить подвиг Нестерова – идти не таран. Колёсами он ударил по верхней поверхности «Альбатроса». »Что-то рвануло, толкнуло, засвистело, в локоть ударил кусок крыла моего «Морана», - рассказывал лётчик. - »Альбатрос» наклонился сначала на один бок, потом сложил крылья и полетел камнем вниз».

    Противник был уничтожен. Самому же Александру Александровичу повезло. Хотя из-за поломки шасси его самолёт перевернулся при посадке, он отделался при этом лишь лёгкими травмами. Второй в истории таран сделал Казакова знаменитым и принёс ему Золотое Георгиевское оружие и широкую известность.

    Александр Александрович Казаков родился 9 февраля 1889 г. в Херсонской губернии в дворянской семье. Он окончил Воронежский кадетский корпус и Елисаветградское кавалерийское училище, которое закончил в 1908 г.

    Свою службу корнет Казаков начинал в 12-м Белгородском уланском полку. Однако вскоре кавалерии он предпочёл небо. Окончив Гатчинскую авиашколу в 1913 г., он был зачислен в 4-й корпусной авиаотряд.

    В сентябре 1915 года Казаков возглавил 19-й корпусной авиаотряд. При помощи киевского конструктора В.В. Иордана он переделал собственный «Ньюпор 9» из двухместного в одноместный и установил на нём пулемёт. На этом самолёте отважный лётчик сбил четырёх немцев во время Луцкого («Брусиловского прорыва») и получил право называться асом.

    В августе 1916 г. 2-й, 4-й и 19-й корпусные авиаотряды были объединены в 1-ю Боевую авиагруппу (БАГ), которую возглавил начальник 2-го авиаотряда штабс-капитан А.В. Залесский. Однако, Залесский занимался большей частью штабной работы, препоручив решение вопросов боевой деятельности более опытному в них штабс-ротмистру Казакову.

    За 4 месяца 1916 г. Казаков и его однополчане сбили 8 и повредили 14 неприятельских самолётов. При этом у противника погибли 9 и попали в плен 7 лётчиков и наблюдателей. Русская авиагруппа за это же время потеряла 1 машину, двух пилотов и одного наблюдателя.

    21 декабря 1916 г. у Луцка Александр Александрович в одиночку атаковав 2 вражеских «Бранденбурга Ц.1» и сумел сбить один из них. За эту победу Казаков получил орден Св. Георгия 4-й ст.

    В начале 1917 г. Александр Александрович уже официально возглавил свою авиагруппу. Новый командир издал временную инструкцию боевой работы авиагруппы и установил аванпост для наблюдения за полётами неприятеля с тем, чтобы все сведения о времени и направлении движения вражеских самолётов фиксировались в специальном журнале, после чего сразу же сообщались в штаб соединения. Это способствовало быстрому принятию решений.

    В служебной характеристике, выданной Казакову в ту пору, говорилось: «Выдающийся военный летчик и офицер. Своей беззаветной храбростью и решительностью всегда служит блестящим примером своим подчиненным. Технически очень хорошо подготовлен и отряд в этом отношении держит высоко».

    Возглавив авиаотряд, Казаков по-прежнему активно участвовал в боевых вылетах. 6 и 10 мая он сбил два неприятельских самолёта: сначала в паре с Павлом Аргеевым, затем - с Эрнстом Леманом и Поляковым. С Аргеевым же были сбиты немецкие аэропланы 17 мая и 8 июня. А 20 июня Александр Александрович одержал уже единоличную победу.

    «Сего числа мною сбит неприятельский самолёт, - свидетельствовал он сам. - Около 9 часов утра я настиг 2 неприятельских самолёта, шедших по Днестру через Бучач на Тернополь, и атаковал одного из них в районе местечка Микулинце на «Ньюпоре 9». Другой, будучи значительно выше, скрылся. Неприятель отстреливался, уходил на запад, и после атаки с ближней дистанции опустился восточнее Подгайцы, севернее деревни Михайлувка. Самолёт системы «Румплер» № 4739 с совершенно новым мотором «Опель» № 349 в 200 л. с. повреждён при посадке: поломаны шасси, винт, нижние поверхности. Самолёт имеет около 50 пулевых пробоин после моих атак. Лётчик-наблюдатель, офицер-гусар тяжелоранен, лётчик унтер-офицер - ранен легко. Оба германцы. Я опустился рядом и поставил караул».

    «Ньюпор 9» в то время уже считался моделью устаревшей, но новый аппарат Казакова «Ньюпор 17» был в ремонте, а оставить без машины кого-то из подчинённых командир не пожелал.

    27 июня Александр Александрович в паре с Эрнстом Леманом атаковали трёх немцев. Казаков повредил одну из вражеских машин, которая сумела уйти, и напал на следующую. Противник после короткого боя стал быстро снижаться. Русский ас вспоминал: «По-видимому, неприятельский наблюдатель был убит или тяжело ранен, так как он не стрелял, и, как я заметил, пулемёт был наклонённым из самолёта. Пилот управлял самолётом крайне неуверенно, тоже, по-видимому, сильно подбитым, или будучи сильно ранен. Благодаря чему я их больше не обстреливал, и, видя, что неприятельский самолёт пытается перейти линию окопов севернее Ставетына у фольварка Краснолесье, я его атаковал ещё раз над линией передовых окопов на высоте 200 метров, но благодаря порче пулемёта стрельбу прекратил и повернул назад. Неприятельский самолёт снижался, но его падения или посадки не видел. Предполагаю, что это произошло сейчас же за линией окопов».

    Уже через два часа после этого боя Казаков и Леман атаковал ещё троих немцев. В этом сражении Александр Александрович был ранен в руку, а Леман успешно добил «обидчика» командира.

    Вскоре авиагруппа Казакова была передана 8-й армии. Ситуация на фронте летом 1917 г. из-за прогрессирующего разложения личного состава ухудшалась с каждым днём. Однако русских авиаторов этот смертельный вирус не затронул, они продолжали доблестно сражаться несмотря ни на что. Лётчики считали себя «ударниками» и украшали свои самолёты эмблемой батальонов смерти – «Адамовой головой».

    27 июля во время очередного полёта Казаков со своим заместителем есаулом Шангиным выявили движение неприятельских частей на Городенку и сбили вражеский двухместный аэроплан. Спустя 5 дней ими был сбит австрийский «Бранденбург Ц.1» № 64.67.

    8 августа эта результативная пара атаковали подряд двух австрийцев, нанеся им повреждения. Казаков в этом бою был ранен в ногу. Однако, уже 29 августа русский ас уже атаковал германский «Альбатрос Ц.III». «После короткого боя неприятельский самолёт упал между деревнями Данюки и Лапковцы, что в 20 верстах западнее Проскурова. При падении мотор ушел в землю, картер разбит. Элероны на верхнем и нижнем крыле. Руль высоты один сплошной. Пилот и наблюдатель, а также самолёт совершенно разбиты при падении», - доносил по итогам сражения Александр Александрович.

    7 сентября Казаков вновь увеличил число своих воздушных побед. А спустя четыре дня он сбил свой последний вражеский самолёт, о чём рапортовал следующим образом: «...поднявшись на разрывы, я неприятельского самолёта не нашёл, но в районе Окала я увидел шедший на восток неприятельский самолёт. Дав ему пройти в наш тыл, около 16 часов у Кутковец атаковал его и сбил. Неприятельский самолёт «Бранденбург» опустился у Кутковец. Самолёт мало повреждён. Лётчик унтер-офицер и наблюдатель офицер. Оба австрийцы 18-го авиаотряда, захвачены в плен».

    Всего Александр Александрович одержал 19 побед и ещё 32 не подтверждённых (вражеские самолёты, получив повреждения, смогли уйти на свою территорию), став самым результативным русским асом Великой войны. Будущий советский комдив И.У. Павлов, служивший под его началом, оставил о нём честные воспоминания: «Казаков в моем представлении был самым крупным героем 10-миллионной царской армии. Человек с громадной силой воли, необычайно храбрый, способный в воздушном бою подходить в упор к противнику и драться до тех пор, пока тот не свалится на землю, ‒ он вызывал восхищение в летной среде. За эти качества я уважал его, у него учился».

    С приходом к власти большевиков вирус разложения всё-таки достиг русской авиации. Смута охватила обслуживающий персонал. Новое правительство отменило воинские звания и ввело выборность командования. Новым командиром был выбран вступивший в большевистскую партию И.У. Павлов. Казакова же даже в эту пору избрали командиром 19-го авиаотряда, коим командовал он в 1916 г.

    Однако, продолжать службу в условиях предательства большевиками русских интересов Александр Александрович не мог. Сославшись на проблемы со здоровьем, он покинул свой авиаотряд. Лето 1918 г. застало его в рядах Белого Движения во главе 1-й эскадрилье Славяно-Британского легиона, созданного в Мурманске.

    В Северной армии Казаков прослужил чуть более года. 24 января 1919 г., отправившись в авиаразведку, он был в очередной раз ранен, но с пулей в груди смог посадить машину. В строй он возвратился в марте. Положение белых ухудшалось. Воздушные бои оставались безрезультативны для обеих сторон. Тогда Александр Александрович спланировал операцию по атаке авиабазы красных в Пучеге и высадке там десанта. Однако, накануне налёта 2 машины сломались, и от десанта пришлось отказаться, ограничившись бомбами и пулемётным огнём. Тем не менее, из-за нанесённого урона аэродром в Пучеге вышел из строя.

    Увы, эта успешная операция уже не могла исправить ситуации. Союзники приняли решение об эвакуации своих войск из Мурманска и Архангельска. Для её прикрытия было развёрнуто последнее наступление против красных. В этих боях русский ас на бреющем полёте расстреливал окопы противника из пулемётов, вызывая восхищение своих английских коллег, но это также уже ничего не могло спасти.

    Александр Александрович отверг предложение англичан поступить на службу в Королевские ВВС. Он был глубоко предан Отечеству и не желал покидать его и служить иному. Впрочем, отправиться к адмиралу Колчаку с другими русскими авиаторами Казаков отказался также. Видя агонию армии Северной, он, по-видимому, ясно понимал, что та же участь постигнет и армию Колчака, и это понимание вселяло в душу безнадёжность…

    1 августа на своём аэроплане Александр Александрович провожал судно, увозившее к Колчаку его боевых соратников. Описав прощальный круг над пароходом, он взял курс на аэродром, но, долетев до него, не приземлился, а, войдя в штопор, на полной скорости врезался в землю. Было ли это самоубийством легендарного русского аса или же несчастным случаем, достоверно не ответит никто.

    На могиле Казакова были установлены два перекрещенных пропеллера и доска с надписью: «Мир праху твоему, герой России».

    Через год в авиационном журнале Врангелевского Крыма «Наша стихия» вышла статья первого русского генерал от авиации В.М.Ткачева, посвящённая памяти Александра Александровича. «Россия должна гордиться этим человеком!» - писал в ней генерал, обращаясь к современникам и потомкам. Увы, Россия на целый век принуждена была забыть своего легендарного героя.

    Е. Фёдорова

    для Русской Стратегии

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: - Разное | Просмотров: 211 | Добавил: Elena17 | Теги: сыны отечества, Первая мировая война, забытые герои великой войны, россия без большевизма, русское воинство
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1026

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru