Русская Стратегия


      Цитата недели: "Если оскудевшая душа человека или его подорванный разум не находят уже благословения даже для Отечества - то это значит, что такой человек не способен ничего любить горячей, самоотверженной любовью."
(Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

- Новости [1415]
- Аналитика [799]
- Разное [49]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2016 » Ноябрь » 28 » Игорь Михеев. СМЕНА АДМИНИСТРАЦИИ В ВАШИНГТОНЕ – УДОБНЫЙ МОМЕНТ ДЛЯ ПЕРЕСМОТРА ПОЛИТИКИ В ОТНОШЕНИИ ДОНБАССА И УКРАИНЫ
    22:22
    Игорь Михеев. СМЕНА АДМИНИСТРАЦИИ В ВАШИНГТОНЕ – УДОБНЫЙ МОМЕНТ ДЛЯ ПЕРЕСМОТРА ПОЛИТИКИ В ОТНОШЕНИИ ДОНБАССА И УКРАИНЫ

    http://www.mk.ru/upload/objects/photoreportsImages/detailPicture/eb/b5/83/ef/8701695_8701349.jpgТупиковость и бесперспективность политики Кремля в отношении Донбасса и Украины, в целом, очевидны, если не всем, то уже многим. Но проблема в том, что никакие альтернативные стратегии, во всяком случае, в публичном поле даже не обсуждаются. За последние 15 лет кремлёвский агитпроп выпестовал такое политологическое и экспертное сообщество, такую медийную «общественность», которые отвергают любые попытки содержательной дискуссии. Для этой прикормленной медийной тусовки любая околесина, если только она измышлена за кремлёвской Стеной, является конечной истиной и приобретает значение императивной нормы. Записные общественники и реестровые эксперты немедленно и с завидным энтузиазмом пускаются эту околесину обосновывать и защищать в публичной сфере. Как будто проглотивший свою жену – мудрую Метиду Зевс жил не на Олимпе, а на Старой площади. И теперь там прописалась рождённая из головы Зевса его дочь Афина Паллада – богиня мудрости, соединившая мудрость отца и проглоченный им матери. Я разочарую этих энтузиастов – за Стеной не Афина Паллада, а всего лишь Сурков и подобные ему персонажи, олицетворяющие онегинское: «Мы все учились понемногу Чему-нибудь и как-нибудь». Или пример того, как российская стратегия на Украине грандиозно провалилась, говорит о чём-то другом?
    Почти два года эксперты и записные «общественники» в бесконечных ток-шоу на центральных каналах изо дня в день убеждают российское общество в безальтернативности Минских соглашений и правильности проводимой Россией политики в отношении Украины. Однако, если это и дискуссия, то, разве что, из разряда эристической, целью которой является не установление истины, а навязывание широкой публике определённого мнения. И демонстрация, якобы, существующего в российском обществе консенсуса по этому поводу. В действительности же консенсус по Донбассу и Украине есть только в московском политикуме. В обществе же тактику и стратегию Кремля, смысл которых: невмешательство, соглашательство, примирение с бандеровщиной в Киеве, с военными преступлениями укронацистов на Донбассе, покладистость – готовность терпеть публичные оскорбления и регулярные наглые провокации киевских властей, лишь бы не расстраивать Запад, пассивное выжидание у моря погоды, устранение наиболее идейных и бескомпромиссных командиров ополчения разделяет и приветствует лишь его конформистская аполитичная часть, для которой «что совой об сосну, что сосной об сову».
    Между тем, смена администрации в Вашингтоне удобный момент для того, чтобы попробовать развернуть политику Кремля в отношении Донбасса и Украины, в целом. Тем более, ситуация с Минскими соглашениями давно превратилась в фарс и наносит Кремлю явный репутационный урон. И, если хотя бы часть реестровых экспертов выдвинет альтернативную стратегию в отношении Донбасса и Украины, есть шанс, что за Стеной, наконец, опомнятся. Важно выйти с чётким планом и с чёткой его аргументацией. Главный постулат, формирующий новую стратагему на украинском направлении: Россия коренным образом заинтересована именно в скорейшем распаде нынешнего искусственного украинского государства. Есть несколько ключевых тезисов, обосновывающих данный постулат. Все их я уже формулировал и обосновывал в своих старых статьях – здесь лишь суммирую. Выделю эти тезисы жирным.


    Украина в нынешнем её составе априори не может быть нейтральной, тем более, дружественной и пророссийской.


    На протяжении всего постсоветского периода в российском политикуме в отношение Украины доминировала идея, что Россия заинтересована в целостности нынешнего украинского государства, его внеблоковом статусе и добрососедских отношения. Однако подобные упования не основаны ни на каких научных аргументах и не имеют под собой никакой научной почвы. Они исключительно субъективны и конъюнктурны. Закономерности системогенеза на популяционном уровне исключают такое развитие событий. Дело в том, что существование независимого украинского государства с необходимостью предполагает искусственное конструирование этнической идентичности его населения и измышление мифа об отдельной от России исторической субъектности. Но формировать свою особую – отдельную от русских этнокультурную идентичность и отдельную от России историческую субъектность кроме как на яростной русофобии, на противопоставлении себя России и русским, порвавшим с русским миром украинцам объективно не на чем. Поэтому рассчитывать на добрососедские отношения с независимым украинским государством России не приходится
    Принято считать, что Украина – бедная страна. Это заблуждение. Современная Украина по территории и населению сравнима с крупнейшими государствами Западной Европы. Имеет в Новороссии полезные ископаемые и развитую индустрию. Её климат на всей территории благоприятен для сельского хозяйства. Её экономика, её хозяйственный комплекс высоко дифференцированы. Такое соединение человеческого ресурса, самобытной культуры, индустриального потенциала, богатейших недр, относительно благоприятного – не сравнить с российским климата, плодородных почв, полноводных рек, выхода к морю мало где ещё встречается. В географическом и геополитическом отношении у Украины выгодная позиция: между Европой и Евразией, через её территорию пролегают удобные транспортные коридоры из России и Центральной Азии в Европу. И наибольшие дивиденды из своего положения самостийная Украина извлекает, продавая себя Западу в качестве антироссийского бастиона. Именно поэтому Украина, какой она вышла из СССР, не приняла роль младшего партнёра, сателлита нынешней России – инвалида холодной войны – обрубка России исторической.
    Ошибочно полагать, что в виду нашей схожести Украина станет «второй Россией», то есть будет определять себя как неотъемлемую часть тысячелетней евразийской православной цивилизацией. Здесь за аналогией можно обратиться к гистологии и эмбриологии. Когда биологическая ткань дифференцируется, то из разделившихся групп клеток никогда не образуются два подобных органа – два сердца или две печени. Тем более, эти два органа уже не могут слиться в один. Напротив, их специализация только углубляется. Так что, даже если в современной Украине победили бы пророссийские политические силы, и она стала бы союзницей России, этот союз не был бы сколь-нибудь устойчивым и надёжным.
    Нейтральная нэзалэжная самостийная Украина – также утопия. Независимым Киев может быть от Москвы, но не от Запада. И Запад, так или иначе, позаботится о проведении Киевом антироссийского курса. Нэзалэжная Украина может быть только антироссийской и русоненавистнической. Будет оспаривать у Польши и Прибалтики роль форпоста некогда католическо-протестантской, а ныне секуляризованной цивилизации Запада в её геополитическом и духовном противостоянии с православной Россией-Евразией. И в соответствие с этим заданием самостийная Украина будет всегда выбирать себе друзей и союзников. Можно не сомневаться, что рано или поздно американская ПРО будет развёрнута не только в Польше, но и на Украине. Ещё при Ющенко украинские официальные лица заявляли о заинтересованности в совместном контроле с НАТО воздушного пространства Украины. И  Киев ещё нескольколет назад просил США подключить военно-промышленный комплекс Украины к созданию американской противоракетной обороны.
    То есть нэзалэжная Украина обречена играть именно антироссийскую политическую и геополитическую роль. И это никак не зависит от позиции отдельных фигур, расклада политических сил в Киеве или в Вашингтоне, но обусловлено объективными закономерностями этногенеза, закономерностями системогенеза локальных цивилизаций и их кросскультурных взаимодействий. При этом Украина и сама не станет подлинным субъектом мировой политики и культурно-исторического процесса, и России не позволит вернуть свои исторические имперские судьбы и задания
    Тянуть нынче Киев в Евразийский союз – тянем-потянем, вытянуть не можем, уже бесполезно. Идея самостийности, откола от русского мира, евроинтеграции стала доминантой не только системы политических воззрений в среде киевской политической элиты, олигархата и интеллигенции, но уже возобладала и среди масс населения. А законы, по которым формируются и актуализируются этнокультурная и этнополитическая доминаты трактуют, что совершенно бесполезно пытаться их оспаривать. Энергия, с которой пытаются психологическую доминанту тормозить, её лишь укрепляет. Именно это правило подтвердил Майдан.  
    Более того, Киев будет всегда мечтать стать центром регионального политического объединения, противостоящего Москве. В частности, в русофобских центрах стратегического планирования на Западе рассматривается возможность объединить вокруг Украины православные Румынию, Молдавию, а так же православных южных славян: Сербию, Болгарию, Македонию, Грецию, сделав Киев главным центром европейского православия. Тем самым, ослабив позиции Москвы в Южной Европе. Для Запада очень важно отделить Украину от России именно в церковном плане, поскольку это является необходимым условием окончательного изъятия малороссов из большого русского мира.
    Теоретически возможен и антирусский союз со старинными подельниками враждебных России гетманов – поляками и турками. В 16-м – 17-м веках лидерство в Восточной Европе у России оспаривала Речь Посполитая, объединявшая собственно Польшу, Литву, Малороссию и Белоруссию. Нет оснований считать, что такой антироссийский политический союз, в том или ином виде воссоздающий Речь Посполитую, не возможен сегодня. Польские и украинские политики, общественные круги и газеты давно обсуждают проблему «объединения народов Польши и Украины». Население новой Унии будет сопоставимо с российским. Заинтересованность Америки в подобном союзе громадная. США здесь убивают сразу двух зайцев: получают противовес так называемой Старой Европе, подрывают расчёты Германии и Франции в их стремлении проводить более независимую от США политику, и приобретают серьёзный ресурс против России в Восточной Европе. Не случайно несколько лет назад  Ричард Холбрук, претендовавший на пост главы Госдепа, заявил, что вовлечение Украины в орбиту Запада и втягивание её в НАТО – «центральный вопрос национальной безопасности США».
    В этом реальном историческом контексте  Россия, повторюсь, коренным образом заинтересована не в победе «восточного» кандидата на президентских выборах, о чём пеклись четверть века кремлёвские политтехнологи, но именно в распаде нынешнего украинского государства. Точнее, в его расчленении. После чего необходимо возвращать Украину именно частями, чтобы нынешней циклопической Украины с Киевом во главе – потенциального участника новой Речи Посполитой, сопоставимой по размерам населения с Великороссией, уже никогда не возникло.

    На Украине происходит раскол русского этнического поля. Только активная позиция России может сдвинуть линию этого раскола западнее Новороссии.


    В российском экспертном сообществе на сегодняшний день практически нет попыток глубокого анализа происходящих на Украине событий. Среди реестровых экспертов попросту нет специалистов. Анализ ограничивается поверхностным политологическим уровнем. Между тем, совершенно необходимой и насущной является задача выявить глубинные корни нынешнего этнического и политического ренегатства Украины. В подоплёке такового лежит феномен, который в теории этногенеза Гумилёва  называется «раскол этнического поля». Раскол этнического поля означает утрату комплиментарности между отдельными структурными элементами этноса или суперэтноса. А это, в свою очередь, предопределяет расхождение ментальных, религиозных, культурных, политических и прочих установок. Как следствие, расколовшиеся части уже не могут иметь и общую историческую судьбу. Это, по меньшей мере. А в реальной истории они не просто имеют разную историческую судьбу, но зачастую сцепляются в яростных схватках и ведут кровавые войны.

    Так вот, Евромайдан это эпизод раскола не украинского этноса. Это очередной эпизод раскола  суперэтнического поля большого русского мира. И только в этом контексте, возможно, понять дрейф Украины на Запад и вести осмысленный неповерхностный анализ происходящего. Подробно об этом я пишу в книге «Евромайдан и русская весна» в работе «Евромайдан как эпизод раскола русского поля», опубликованной ещё до победы укробандеровцев в Киеве.

    История и этнология важны для понимания сути событий и грамотного выбора инструментов влияния на них. Но искать историческую логику, какой-либо прагматизм, какое-либо здравомыслие в действиях людей в ходе расколов этнического поля, а уж, тем более, в лозунгах, под которыми эти расколы протекают – занятие малоперспективное. Поскольку в подоплёке расколов этнического поля лежат подсознательные психические интенции и вожделения. Лозунги  и предлоги для обоснования таких расколов измышляются самые что ни на есть нелепые и вздорные. Здесь можно вспомнить, например, герцога Бургундии Карла Смелого. Чтобы обосновать свою враждебность Парижу и Людовику ХI, он выбросил лозунг: мы, бургундцы – не французы! Мы – «другие португальцы»! Под этим лозунгом бургундцы вели жесточайшие войны с Францией, в которых Париж лишь чудом смог одержать победу. Пример из Новейшей истории – македонцы. Они объявили себя потомками македонян времён Александра Македонского и на этом основании стали отделять себя от болгар, частью которых этнически являются. Хотя античные македоняне не имеют никакого отношения к славянскому суперэтносу. Так что бесполезно логически доказывать украинским евроинтеграторам экономическую нецелесообразность соглашения с ЕС. Чаяния и устремления толпы орущей «Украйна це Европа» глубоко иррациональны.

    В 20-м веке линия раскола русского этнического поля пролегла в Прикарпатье. Ошибки российского правящего класса в 19-м – 20-м веках в части политики проводимой в отношении Западной или, иначе, Червонной Руси к середине 20-го века привели к тому, что русофобское униатское украинство одержало здесь окончательную победу. Русско-православная ойкумена лишилась Галиции – Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области современной Украины, и Волыни – нынешние Ровненская и Волынская области. Здесь произошла окончательная смена этнической самоидентификации. В последнюю же четверть века – после распада СССР смена этнической самоидентификации происходила уже в Малороссии. Притом не только в Правобережной, но и в Левобережной – Киев, Чернигов, Полтава, Сумы.

    Если сызмальства внушать человеку и сознательно формировать у него идентичность, отличную от идентичности предков и даже родителей, это может сработать. За 25 лет самостийности после развала СССР в условиях энергичного бандеровского промывании мозгов уже не только в Западной, но и в центральной Украине – в Малороссии выросло новое поколение, не относящее себя к русскому миру. Данный феномен, когда новая этническая идентичность возникает не естественным путём – в ходе адаптации к занимаемому ландшафту, не в соответствие с внутренней логикой развития популяции, а путем проективной активности, то есть искусственно – в интересах узких групп – экономических и политических элит в этнологии называется конструктивизмом этнической идентичности.
    А сегодня линия раскола русского поля проходит уже через Новороссию. В Новороссии процесс этнического ренегатства – формирования укрской идентичности до второго Майдане не заходил так далеко, как в Малороссии. Но сегодня и здесь буквально каждый день власти укробандеровцев усугубляет трагедию русского раскола, множит людей, под влиянием окружения и пропаганды теряющих русскую душу, отказывающихся от своего русского имени. Над русским миром нависла угроза потери вслед за Малороссией и Новороссии.
    Дело в том, что этническое ренегатство – индуцированная культурная мутация. То есть оно заразно. Здесь аналогией может быть инфекционная гангрена, которая вызывается анаэробными бактериями – стрептококками и т.д. Или газовая гангрена. Возбудитель выделяет газообразующие и растворяющие ткани экзотоксины, которые способствуют быстрому распространению инфекции. Соседние здоровые ткани стремительно инфицируются и загнивают. И кроме гильотинной ампутации пока ещё никто никаких методов лечения не изобрёл. И, чем раньше ампутацию провести, тем меньше приходится отрезать. Для русского мира Малороссии и Новороссии возбудителем инфекции укробандеровщины, этнического и религиозного ренегатства является униатская  Галичина. И, чем скорее её отрезать, тем меньше будет потерь. Если бы озаботились 20 лет назад, был бы шанс спасти Левобережную, возможно, и Правобережную Малороссию. Сегодня этот шанс упущен. То есть, чем скорее отделить Новороссию от укробандеровских регионов, тем больше шансов сохранить её как целое, а не отдельные куски, для русского мира. То, что кремлёвские гешефтмахеры на целых два года отдали Левобережную Малороссию и Новороссию во власть и безраздельное пользование укробандеровцам – громадное преступление перед Россией и русским народом.

    Без Новороссии Евразийский проект России не может быть полноценным

    Народно-хозяйственный комплекс России формировалось со времён Петра как объединённый – уральско-сибирский сырьевой, и уральский и новороссийский индустриальные. Но, в отличие от Урала, который имеет резко континентальный климат, средняя температура января –13, – 15, среднегодовая +3, в большинстве областей Новороссии средняя температура января от – 2 до – 4, среднегодовая +10, +15. Энергозатраты, следовательно, себестоимость производства, промышленной продукции значительно ниже. И плечо транспортировки в центральную часть страны и на экспорт морем значительно короче. К тому же Юг исторической России – не только её индустриальный центр, но и научно-технологический. Здесь на собственной научно-технологической базе в советский период генерировались новые технологии – важнейший залог успешного будущего и избавления от участи сырьевой колонии Запада, каковой на сегодня является Россия. Евразийская экономическая теория главного евразийца – Петра Николаевича Савицкого, его концепция континентальной соседской экономики могут служить доводами в переговорах с Кремлём и в привлечении на свою сторону российского общества. О евразийской экономической теории я говорю в статье «Федот да не тот. О путинском проекте Евразийского союза». Написана шесть лет назад. http://www.golos-epohi.ru/?ELEMENT_ID=1888.
    После открытия в 20-м веке нефтяных и газовых месторождений Сибири её ресурсы были соединены с индустриальной мощью Южной Руси, которая называется нынче Восточной Украиной, но подлинное имя которой – Новороссия. Именно в результате этого естественного симбиоза реальный и полноценный, а не «обрезанный» евразийский союз – СССР стал второй экономикой мира. Притом что объём внешней торговли СССР в конце 80-х годов составлял менее 7% процентов его ВВП.
    Новороссия – уникальный край. Возьмём для примера Днепропетровскую область. Редкое разнообразие месторождений полезных ископаемых: 302 разведанных месторождения, добывается 40 видов минерального сырья. Запасы железных руд 15 млрд. тонн, объем добычи до Майдана 87 млн. в год. Марганцевые руды, талько-магнезиты, месторождение каолинов по запасам и качеству сырья лучшее в мире, балансовые запасы каменного и бурого угля  21 млрд. тонн. Разведаны золото, молибден, вольфрам, уран, редкоземельные металлы. Мощный промышленный потенциал:  587 промышленных предприятий  15 отраслей, включая золотодобывающую и золотоперерабатывающую, 950 рудопроявлений, горно-металлургический комплекс из 57 предприятий,  3 коксохимических завода, ферросплавный , 4 трубных завода – 40 тыс. типоразмеров труб из 400 марок сталей, трубы из латуни, алюминия, титана, циркония. Экспорт в 40 стран. Электроэнергетика:  Приднепровская и Криворожская тепловые электростанции общей мощностью 4.7 тыс. МВт., Днепродзержинская гидроэлектростанция. Природа: 15 месторождений минеральных вод, 15 тыс. га леса, сформированные на водоразделах почвы черноземного типа. Выращиваются все виды агрокультур. Это только одна область Новороссии. А, скажем, Слобожанщина по многим видам промышленной продукции в дореволюционной России занимала первые места. В начале 20-го века здесь уже насчитывалось свыше 900 промышленных предприятий. Самые крупные – в металлообработке и транспортном машиностроении.  В СССР Харьков был крупнейшим центром машиностроения и турбостроения – третьим  по величине индустриальным, научным и транспортным центром  СССР – после Москвы и Ленинграда.
    У исторической России нет другого подобного индустриального региона. Новороссия – это не просто 2 тыс. месторождений полезных ископаемых, сотни заводов, притом соединённые в единый высоко интегрированный индустриальный комплекс, квалифицированные трудовые ресурсы, но и лучшие на пространствах исторической России природно-климатические условия, позволяющие нести наименьшие производственные издержки, следовательно, производить конкурентную промышленную продукцию.
    Стратегия экономического развития России как евразийской империи – единственно научно обоснованная и единственно национально-ориентированная заключается в воссоздании соседской континентальной экономики – новом соединении ресурсов Сибири с промышленной индустриальной мощью Юга исторической России – в частности, с восемью Новороссийскими промышленными агломерациями – в их развитии и модернизации. Только в случае полноценной экономической реинтеграции индустриальной Новороссии Россия получит достаточную экономическую базу для развития инновационной постиндустриальной экономики 5-го – 6-го технологических укладов и сможет успешно конкурировать в мировой глобальном обмене. Только в этом случае у России хватит сил и ресурсов реинтегрировать экономики сырьевых Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Только в этом случае российская экономика вырастет в необходимой мере, чтобы реально укрепить позиции в Центральной и Восточной Азии, и Россия сможет стать полноправным экономическим партнёром Китая и Индии. Без индустриального потенциала Новороссии Россия обречена оставаться сырьевым придатком более крупных и развитых экономик, а нынешний Евразийский союз – будет оставаться союзом сырьевых колоний.
    Судьбы мира уже в обозримом будущем будут решаться не в Европе, куда стремится сегодня глубоко провинциальный и потому близорукий Киев, а в Восточной и Южной Азии. Это сегодня понимают уже все заинтересованные стороны, которые рассчитывают остаться в 21-м веке субъектами мировой истории, а не объектами чужих манипуляций и интересов. И постепенно переводят сюда свои активы и ресурсы. Но, чтобы прийти на Азиатский тихоокеанский театр не поставщиками сырья, а с сильными экономическими и демографическими позициями, русские должны уверенно стоять в высоко ресурсной Евразии, которую наши великие русские предки в поте лица осваивали полтысячелетия. А, чтобы уверенно стоять в Евразии, важно быть собранными и эффективными в своей природной ойкумене – в Восточной Европе. Для этого важно: 1) соединение демографического потенциала русских земель, 2) соединение ресурсного потенциала Сибири и индустриально-технологического  потенциала Новороссии. Если проиграем Новороссию, не сможем удержать и Евразию. З. Бжезинский не случайно вещал, что с Украиной Россия – империя, лежащая в Европе, и в Азии, а без Украины просто азиатская страна. Но просто азиатской страной России не бывать. Если русские не вернут себе имперский евразийский статус и имперские задания, то центральноазиатские народы и китайцы найдут другое название для заселённых ими евразийских пространств.

    Донбассу нельзя оставаться в юрисдикции Украины, как по экономическим, так и по политическим соображениям. Это приведёт к деградации его экономики и к постепенной дерусификации. Затягивание признания ДНР И ЛНР наносит России вред гораздо больший, чем санкции Запада.
    У российских реестровых политологов и экспертов модным стал тезис: «воссоединение Донбасса с Россией сегодня невозможно». Это, вроде как, демонстрация трезвого, реалистичного, ответственного подхода. Однако этот тезис, равно как и разговоры, что России накладно и не с руки восстанавливать Донбасс – чушь. Эта чушь измышлена далёким от интересов русского мира московско-лондонским компрадорским олигархатом и тиражируется выражающими чаяния этого олигархата, оплаченными им лакеями в политикуме и экспертном сообществе. Масштаб ставок в сегодняшних коллизиях на юге исторической России колоссальный. По сравнению с этим нынешние пресловутые санкции, от которых так исстрадались московские гешефтмахеры, не стоят выеденного яйца. Россия кровно заинтересована в Донбассе и всей Новороссии, и должна прилагать все возможные усилия, использовать все наличные ресурсы для их полноценной реинтеграции – экономической и политической. Расчёты и стремление вернуть всю Украину в сферу российского влияния, повторюсь, не только самообольщение, но и ошибочная стратегия. Единственный реалистический путь – энергично добиваться отложения Новороссии от укробандеровской Украины. При этом залогом желания Новороссии воссоединиться с Россией является процветающий Донбасс.
    Понятно, что Европа, куда Киев тянет Украину, в условиях нарастающего дефицита сырья и энергии не заинтересована в энергоёмкой и ресурсоёмкой тяжёлой промышленности Новороссии и не позволит востоку Украины стать ей конкурентом в потреблении дефицитных углеводородов. При этом собственно украинский машиностроительный комплекс после разрыва связей с Россией неизбежно деградирует. В этой связи коксохимия и металл Донбасса не будут в прежнем объёме востребованы на внутреннем украинском рынке. А с рыночными ценами на газ от России и с учётом транспортного плеча мариупольский металл не будет конкурентен и на внешних рынках – индийский и китайский металл будут дешевле. У Донбасса остаётся ещё один крупный ресурс – уголь. Но этого не достаточно для нормального развития. Высокотехнологичную продукцию новороссийского машиностроения тем более не ждут на западных рынках. Так что мощная южнорусская индустрия, созданная русскими в 20-м веке и оказавшаяся 21-м веке под властью киевских сепаратистов, обречена на захирение вне России.
    Очевидно, Донбасс и вся Новороссия смогут восстановить промышленный потенциал только, если их региональная экономика будет полноценно интегрирована в общероссийскую. Если донбасские и, шире, новороссийские хозяйствующие субъекты будут действовать на российских товарных, инвестиционном и кредитном рынках на равных правах с российскими. И, если газ сюда будет идти по внутренним российским ценам. Но, если Донбасс останется в юрисдикции Украины – с гривной и с украинской таможней, полноценная реинтеграция донбасской экономики в российскую будет невозможна.
    Для восстановления инфраструктуры и экономики Донбассу нужны инвестиции. Если Донбасс останется в составе Украины – пусть и на условиях автономии, инвестиции пойдут с Запада и даже из России через Киев. Крупнейшие коммерческие активы Донбасса будут постепенно переходить в руки западных инвесторов и их контрагентов в лице украинских олигархов. А, если у нынешнего донбасского руководства под прямым контролем не будет крупнейших коммерческих активов, неизбежно и политическая власть вслед за экономической перейдёт к тем, кого назначат стратегические и портфельные инвесторы. В конечном итоге, Берлин, Вашингтон и прочие соросы. После чего с необходимостью возобновится процесс дерусификации региона.   
    Чтобы пророссийским властям ДНР И ЛНР удержать политическую власть на Донбассе, им необходимо контрольные и блокирующие пакеты крупных предприятий иметь в республиканской собственности. Это предполагает хотя бы частичное внутреннее инвестирование. Но у республик своего инвестиционного потенциала для восстановления экономики нет. Нужно привлекать российские кредиты и инвестиции. Притом, не частные, а именно госкредиты – через госбанки – ВТБ, СБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, Внешторгбанк, ВБРР, региональные банки с госучастием. И инвестиции через дочерние предприятия этих банков. Только тогда можно будет оставить крупные коммерческие активы под контролем пророссийских донбасских властей. Других вариантов удержать власть у лидеров ДНР и ЛНР нет. А этот вариант исключает любые формы и варианты для Донбасса оставаться впредь в юрисдикции Украины даже на условиях автономии. Автономия – даже самая широкая – это, среди прочего, украинская таможня, гривна, киевский эмиссионный центр, транзакции через киевские банки, киевская генпрокуратура, киевские спецслужбы и т.д. В этих условиях российские госкредиты и российские инвестиции, тем более, частные в нужном объёме на украинский Донбасс не пойдут – слишком велики политические и прочие риски.
    Таким образом, то, к чему склоняет Донецк Москва – оставаться впредь в украинской юрисдикции – жить хоть и в разных комнатах, но в одной квартире с идейными наследниками Выговского и Мазепы, с прямыми политическими наследниками Бандеры и Шухевича, с Парубиями и Мосийчуками, с Ляшко и Аваковыми для Донбасса будет не только моральным унижением, но и историческим тупиком. А для нынешнего руководства Донбасса – не только позором и бесчестьем, но и самоубийством.
    Донбассу нужна не гуманитарка и патроны, а надёжный прочный мир, гарантированный всеми ресурсами российского государства – и политическими, и военными. И в условиях такого мира – инвестиции, кредиты, нормальное денежное обращение, нормальная транспортная связь с регионами России, российские рынки для продукции своих предприятий без таможен, то есть полноценная реинтеграция в российскую экономику.  Это возможно только в случае признания Россией ДНР и ЛНР.
    Затягивание такого признания наносит России вред гораздо больший, чем санкции Запада.

    Политическая часть Минских соглашений утратила не только актуальность, но и юридическую силу. Укронацистский режим в Киеве в принципе не имеет ни юридического, ни морального права на существование. Нельзя пассивно дожидаться распада Украины – необходимо инициировать его и брать под твёрдый контроль.
    Что касается политической части минских соглашений – разделов, посвящённых возвращению Донбасса в юрисдикцию Украины, то Киев, приняв ряд известных одиозных законов – об отказе от внеблокового статуса Украины, об оккупированной территории, о военном положении, пакет законов о Донбассе, пакет о декоммунизации, постановление об «отпоре вооруженной агрессии России», создал юридические условия, при которых политическая часть минских соглашения становится невыполнимой. Гаранты Минска 2 – Москва, Берлин, Париж делают вид, что этого не видят и не понимают. Но доказать и разъяснить в юридических терминах, что минские соглашения в политической части неисполнимы, что они стали null and void – ничтожными, утратившими силу вследствие бурной законодательной деятельности Киева, труда не составит. То есть, даже если Киев не начнёт широкомасштабное наступление, у ЛНР и ДНР имеются не только моральные, но и формально-юридические основания снять с себя обязательства по выполнению тупиковой политической части минских соглашений. Для этого руководству самих ДНР и ЛНР, которое сегодня исключительно послушно Кремлю, необходимо, наконец, проявить принципиальность и политическую волю.
    Также пророссийским властям ДНР и ЛНР крайне важно показать населению республик, что они не намерены вихлять и сворачивать с намеченного в мае 14-го года пути. Если же они не продемонстрируют, что у них есть осмысленная цель и программа, ясная идеология, чёткое видение будущего Донбасса, есть продуманная и обоснованная стратегия развития, они утратят поддержку людей и сойдут с политической сцены.
    Для России же пассивно и безучастно дожидаться федерализации, а потом также пассивно и безучастно ждать распада федеративной Украины – тупиковая стратегия. С этой политикой невмешательства мы уже дождались, что население Малороссии насквозь пропитано агрессивной русофобией. И даже в Новороссии – особенно в Днепровской и в Херсонской областях значительная часть населения уже настроена антироссийски. В этой связи необходимо как можно скорее инициировать процесс распада Украины. Для этого России необходимо отозвать своё признание киевских властей легитимными. Все основания для подобного шага имеются:
    - укронацисты пришли к власти незаконно,
    - выборы Порошенко и Рады были очевидным фарсом,
    - проводимая укронацистскими властями политика имеет все признаки фашизации,
    - их руки по локоть в крови.
    Другими словами, киевский режим не имеет не только юридического, но и морального права на существования. Это преступный режим, сотрудничество с которым на официальном уровне аморально.
    При этом нужно понимать, что при всех оговорках власть в Киеве до сих пор легитимируется именно Москвой. А вовсе не Вашингтоном, не Берлином и не Брюсселем. Это константа тысячелетней русской истории, диктуемая неумолимыми законами исторического развития, географии, в том числе экономической, этногенеза и т.д. Если Москва не признаёт власть в Киеве, таковая даже при формальном признании других правительств никогда не будет восприниматься по-настоящему полноценной ни внутри Украины, ни в мире. И будет обречена. А при первых же попытках укробандеровцев силой подавить гражданский протест, неизбежный в Одессе и в Харькове, можно будет оказать украинскому антифашистскому освободительному движению всю необходимую помощь, используя для этого оснащённые российским вооружением армии ЛДНР.
    После зачистки в Новороссии силами ЛДНР укробандеровцев уже политическими методами, тщательно подготовленными референдумами, плебисцитами необходимо добиваться раздела нынешней искусственной созданной большевиками циклопической Украины на три части. По итогам области Новороссии на переходный период должны получить самостоятельность с перспективой полноценной реинтеграции с Россией.
    Западную Украину как бандеровский лепрозорий придётся препоручить «нашим западным партнёрам», с гарантиями оставшимся там православным общинам – этот тот горький случай, когда, что с возу упало, то пропало. А Малороссии – Центральной Украине, оставшейся без своего главного инструмента шантажа российских властей – трубы, дать небольшое время одуматься в нейтральном статусе.
    Если кто-то думает, что время работает на нас, это заблуждение, которое уже скоро может стать роковым. Повторюсь, каждый новый день власти укробандеровцев в Новороссии – в Харькове, в Одессе, в Запорожье усугубляет ситуацию – множит людей, отказывающихся от своего русского имени, и, тем самым, понижает шансы сохранить Новороссию как целое для исторической России.

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 79 | Добавил: Elena17 | Теги: украина, игорь михеев, Новороссия, внешняя политика | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 420

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru