Русская Стратегия


      Цитата недели: "Если оскудевшая душа человека или его подорванный разум не находят уже благословения даже для Отечества - то это значит, что такой человек не способен ничего любить горячей, самоотверженной любовью."
(Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

- Новости [1420]
- Аналитика [803]
- Разное [49]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Июль 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2016 » Июль » 16 » СВЯЩЕННАЯ ПАМЯТЬ ДАЛЬНЕЙ РОССИИ
    21:28
    СВЯЩЕННАЯ ПАМЯТЬ ДАЛЬНЕЙ РОССИИ

    По территории Приморского края – во Владивостоке, Находке и Уссурийске – были разбросаны политические тюрьмы, лагеря и объекты ГУЛАГа. Не все они широко известны, не везде сохраняется память об этой общей Трагедии, о нашей общей истории. И если в Хабаровском крае или Амурской области уже изданы несколько томов «Книги Памяти», поставлены памятники, проводятся выставки и мероприятия в память жертв политических репрессий, то Приморский край выпадает из этих процессов.

    Одним из известных на сегодня мест расстрелов и захоронений жителей Уссурийска и проходивших по этапу через пересыльные пункты и концлагеря системы ГУЛАГ служила территория Дубовой Рощи (район детской больницы и пивоваренного завода), ранее принадлежавшая НКВД. Точное число осуждённых, репрессированных и захороненных до сих пор неизвестно (в базе данных «Открытый список» имеется неполный перечень из 2746 имён, расстрелянных за период 1937-1938 годов в Уссурийске). Террор и репрессии начались сразу, после захвата власти красными в Приморье в 1923 году, и не ограничивались только 1937 и 1938 годом. Масштабы геноцида не уменьшались и во время ВОВ, более того, они даже увеличились. Масштабные репрессии и расстрелы продолжались до середины 1950-х годов. После смерти Сталина, ГУЛАГ начинают медленно сворачивать, но концлагеря существовали ещё более 10 лет.

    На территории Уссурийска и возле города существует несколько мест массовых расстрелов и братских захоронений жертв коммунистического террора, но до сих пор нет ни одной памятной доски, нет ни одного памятника, не существует музея, или даже постоянной музейной экспозиции или выставки, увековечивавших бы память невинно осуждённых. Нет памятных досок на зданиях, где проводились расстрелы, нет памятного знака на расстрельной территории у Солдатского озера.

    Единственным исключением является памятный знак на месте бывшего расстрельного полигона НКВД, где предполагалось поставить памятник. Увы – он так и не был поставлен, а сам знак уже пострадал от неизвестных вандалов.

    Территория эта была определена по рассказам местных жителей, слышавших стрельбу на этой закрытой территории НКВД, воспоминаниям родственников репрессированных. После ликвидации ГУЛАГа, НКВД для сокрытия следов организовал здесь пионерский лагерь, потом рядом была построена детская больница. В начале 1990-х годов здесь началось строительство коттеджей, и экскаваторы стали выкапывать человеческие кости в большом количестве, черепа со следами пулевых отверстий. Работы были остановлены, застройка прекращена.

    В 1993 администрацией города по инициативе реабилитированных жертв политических репрессий, их детей и внуков, и самой администрации на месте захоронений установлен памятный знак – камень-валун с надписью: «Жертвам сталинских репрессий от жителей города Уссурийска».DSCF8626 1

    В 2007 недалеко от памятника – в роще, выше на сопке, по инициативе и на средства общественной организации «Уссурийский казацкий округ», на одной из ям установлен деревянный Поклонный Крест.

    Территория полигона находится в запустении, неинформированные (или равнодушные?) горожане избрали ее местом отдыха. В результате чего здесь скапливаются горы мусора. Но куда более страшным результатом этого «пира на костях» является тот духовный мусор, который образуется в сердцах равнодушных к своей истории и своим предкам горожан. Этому способствуют полное отсутствие всякого информирования в местных СМИ и в школах города и округи. Единственным достойным цивилизованным исключением являются некоторые ВУЗы, такие, как ДВФУ и Уссурийский агропромышленный техникум.

    У Поклонного Креста иногда служатся поминальные литии. Так, 29 октября 2015 года настоятель Прихода Храма Преподобного Серафима Саровского с приделом в честь Святых Царственных Страстотерпцев – Царя Николая, Царицы Александры, Цесаревича Алексия, Царевен Ольги, Татианы, Марии и Анастасии протоиерей Григорий Цуркан отслужил поминальную литию по невинноубиенным, а студенты и сотрудники ДВФУ возложили цветы к памятному камню и Кресту.

    Во время Царских Дней в Уссурийске 2 июня 2016 года полигон посетила всемирно известная Святыня — Чудотворная Мироточивая Икона Царя-Мученика Николая II Александровича, доставленная Войсковой Православной миссией – Игорем Евгеньевичем Смыковым и Денисом Алексеевичем Родионовым. Священниками Свято-Покровского храма города Уссурийска – протоиреем Евгением Копысовым, иереем Владимиром Яковченко и иереем Павлом Моисеевым была отслужена поминальная лития у Поклонного Креста, присутствующие возложили цветы.

    Это совершенно чудесный исключительный случай. Большинство же горожан либо неинформированно, либо равнодушно.

    А ведь это не только очень продолжительная часть нашей Приморской и городской истории. Это связывает нас с историей и судьбами всей страны и даже всего мира.

    Через пересыльные пункты и концлагеря системы ГУЛАГ на территории Дальнего Востока и Приморского края прошли миллионы людей не только со всей страны, но и русские эмигранты, жители других стран.

    С 1931 года в связи с продажей СССР КВЖД Японии, многие жители Русского Китая решили приехать в СССР. Практически все выехавшие оттуда были очень быстро осуждены как контрреволюционеры, белогвардейцы и монархисты, ведущие «религиозную пропаганду», участники РОВС и других организаций, по фальшивым обвинениям в «шпионаже в пользу Японии» и т.д. При этом – все они ехали в СССР по приглашению советского правительства, обещавшего им добрый приём. Большинство из них родилось в Российской Империи или в Китае, и не только не являлось гражданами СССР, но и не было в нём никогда. Следующие многотысячные волны незаконно осуждённых русских эмигрантов пополнили сталинские концлагеря в августе-сентябре 1945 года. Это была незаконная насильственная репатриация, необоснованные аресты, поскольку за армией «вторым эшелоном» шли силы НКВД.

    Безусловно, постоянным видом геноцида были репрессии по религиозному признаку. Они касались представителей всех религий и конфессий, но в большей мере – православных. Отдельную и важную для Приморья часть репрессированных по религиозному признаку составляли православные и старообрядцы из многих районов Приморья – Анучинского, Ольгинского, Ивановского, Яковлевского, Тернейского, Иманский, Бикинский.

    Заключённые трудились над сооружением вторых путей, реконструкцией и строительными работами на Транссибирской магистрали. Такие работы шли и на участке Хабаровск-Ворошилов.

    Арестованные в более мелких населённых пунктах Приморского края, деревнях, сёлах, как правило, свозились в политические тюрьмы Владивостока и Уссурийска, где допрашивались и отправлялись в лагеря или расстреливались. Так, в селе Ширяевка Ивановского района был арестован священник Василий Карпович Радченко. В 1938 году его расстреляли в Уссурийске (Ворошилов). Обвинение ему было сформулировано так: «служитель религиозного культа, вел контрреволюционную религиозную пропаганду».

    В 1937 году в Уссурийске по делу «церковно-монархической организации» было арестовано 11 человек, 9 из них расстреляно, двоих приговорили к 10 годам лагерей. Среди них были: епископ Геннадий Сорокин (монашеское имя неизвестно), священник Уссурийской церкви Михаил Кессельман, монахиня Ульяна Акиншина (монашеское имя неизвестно), член церковного совета Уссурийской церкви диакон Мирон Яковлевич Ткалич, староста Уссурийской церкви Иннокентий Иванов. Все они были расстреляны. Член церковного совета Уссурийской церкви Семен Липовка и заведующая аптекой Людмила Воронцова были приговорены к 10 годам концлагерей.

    Трагично сложилась и судьба знаменитого священника Павла Саввича Мичурина. После закрытия советской властью самого большого в Приморье Градо-Николаевского уссурийского собора в 1923 году, его, как монархиста арестовали на 4 месяца. В дальнейшем священник Павел Мичурин тоже подвергался репрессиям, в 1929 и 1934 гг. он был лишен избирательных прав как «бывший служитель культа». Отец Павел Мичурин был арестован в августе 1931 года (ему было 75 лет). Его продержали в заключении до февраля 1932 года. К сожалению, пока неизвестна дальнейшая его судьба. Не пополнил ли и он скорбный список убиенных именно на расстрельном полигоне в Дубовой Роще?

    Многим известна трагическая судьба Петра Николаевича Рябинина — основателя Никольск-Уссурийской учительской семинарии, историческим продолжением которой являлся и Уссурийский государственный педагогический институт, а теперь — Школа педагогики ДВФУ. Петр Николаевич — подвижник народного образования и просвещения, отец-основатель педагогического образования на Дальнем Востоке России. Заслуги его в деле становления народного образования огромны. В 1914 году он был награждён орденом Святого Владимира и медалью в Память 300-летия Дома Романовых. В 75-летнем возрасте он был расстрелян в Уссурийске во времена сталинских репрессий. Рассказывают ли о нём в школах Приморского и Хабаровского краёв?

    Действительно, самым нецивилизованным образом в нашем городе, да и на всем Дальнем Востоке, часто «принято» «не помнить» и «не знать» о трагических, но важных страницах нашей общей истории.

    В мартиролог через «местные уссурийские списки» попали удивительные, достойнейшие люди – епископы, священники, монахи, основатели высших учебных заведений и школ, учёные, казаки, крестьяне, офицеры, рабочие, деятели искусства и культуры. Те, кто строил наш город и делал всё для благополучия России. И сегодня их память предана забвению. Ради того, чтобы у нашего города и края, у страны было будущее, нужно восстановить справедливость. Территории и места расстрелов и братские могилы жертв репрессий должны получить соответствующий официальный статус, должны быть поставлены часовни, памятники, открыты мемориальные доски. А в школах должны рассказывать о тех людях, кто пронёс веру в Бога, любовь к Отечеству и сохранил человеческий образ и Образ Божий в эти страшные десятилетия Трагического для России ХХ века.

    Существуют и тиражируются мнения, которые в очередной раз пытаются «оправдать» навязываемую народу историческую амнезию очень лукавым «объяснением», где одно совершенно никак не связанно с другим — «у русских скорее менталитет победителей, и строить свою идентичность вокруг собственных жертв, нам пока не было свойственно». Такая, очень «удобная» для некоторых «трактовка» подменяет понятия и на самом деле является ничем иным, как проявлением обычной трусости и лукавства, граничащих с самоубийственным социальным хамством. Менталитет победителей никак не пострадает от исторической памяти о жертвах, понесённых нашим народом в организованном большевиками геноциде, победитель не убегает от исторической памяти и не боится до сих пор очень неудобной кое-кому исторической правды. Менталитет, или ментальность не могут не содержать такой важнейшей части, как историческая память, в таком случае это уже не менталитет, это его заболевание. «Строить идентичность» на основании массовой амнезии, исторического беспамятства и безграмотности просто самоубийственно. И пропагандисты таких «методов» просто призывают к «массовому историческому самоубийству» всю страну. Историю нужно принимать такой, какая она есть, — и с её светлыми, и с её тёмными страницами, не вырывая и ни вычёркивая ни одной. Как бы кому-то не хотелось «заретушировать» её события, «уменьшить» число пострадавших от всех репрессий, голодоморов, коллективизаций, раскулачиваний, расказачиваний и т.д., или даже вовсе объявить всё это «необходимыми», «естественными «издержками» и «перекосами»», а самих пострадавших вновь объявить «врагами народа», «преступниками» с которыми «правильно обошлись». Очередное очернение в любой форме памяти тех, кто тогда – в нечеловеческих условиях сопротивлялся политике партийного людоедства в масштабах всей страны, призывы «не ворошить прошлое», попытки свести всенародную Трагедию к «рядовому проходному эпизоду» — это преступление не только против прошлого, это жесточайшее преступление против будущего. Без преодоления трагедии прошлого нам не быть победителями в будущем, а преодоление невозможно без осмысления и точного знания, без исторической памяти. Это нужно даже и для того, чтобы те, кто сегодня старается забыть, замолчать и оправдать преступления геноцида, завтра, к своему же собственному удивлению, сами не стали жертвами очередных репрессий, поскольку «невыученные уроки» история не прощает и может заставить пройти их снова. Как говорил известный отечественный историк-классик Василий Осипович Ключевский: «История учит даже тех, кто у нее не учится; она проучивает за невежество и пренебрежение…».


     

    Ярослав Николаевич Попов,

    кандидат политических наук,

    доцент Дальневосточного федерального университета

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 169 | Добавил: Elena17 | Теги: россия без большевизма, мемориальная работа, Культура | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 423

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru