Русская Стратегия

      Цитата недели: "Находясь по самой середине держав, наиболее волнуемых вожделениями колониальной политики, мы не можем теперь ни на минуту забывать, что опасности захватов угрожают нам со всех сторон. В существовании такого положения винить некого. Но когда мы приводим Россию в состояние, не сообразное с опасностями её современного международного положения, мы оказываемся кругом виноватыми, ибо усугубляем опасность и ослабляем свои средства к их отражению." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

- Новости [1649]
- Аналитика [939]
- Разное [66]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 4
Пользователей: 1
mvnazarov48

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2016 » Август » 2 » Уполномочиваем ли на кредитно-залоговый допинг? Юрий Болдырев о сомнительности «патриотической» защиты масштабных мошенников
    01:03
    Уполномочиваем ли на кредитно-залоговый допинг? Юрий Болдырев о сомнительности «патриотической» защиты масштабных мошенников

    Уполномочиваем ли на кредитно-залоговый допинг?Два вопроса, по которым меня многие просили высказаться.

    Первый — о реализуемой все-таки ныне очередной программе приватизации стратегических госактивов. Об этом — как о специфике приватизации в нашей стране вообще, так и о современной ситуации — высказывался неоднократно. И потому сейчас в подробности уходить не стану, ограничусь лишь некоторыми важными акцентами.

    Второй — о масштабном «допинг-скандале», ставящем под вопрос как значительное количество наших прежних спортивных побед, так и будущее российского спорта высоких достижений. Об этом — как не специалист в профессиональном спорте (а речь, на деле, именно о «спорте» сугубо профессиональном) и, скажу честно, не особенно ярый болельщик — высказываться не торопился. Но страсти нашей пропагандистской машиной накаляются, и потому, похоже, высказать свою позицию пора.

    Итак, новость в сфере «приватизации» госактивов, привлекшая существенное внимание и вызвавшая некоторые споры: «Роснефть» подала заявку на участие в приватизации «Башнефти». Здесь есть стороны формальная, содержательная и пропагандистская.

    Сторона формальная: какая же это «приватизация», если покупателем выступает также госкомпания?

    На этот вопрос ответ формально безупречен: а никакая «Роснефть» не госкомпания. Обычное акционерное общество, да еще и пятая часть которого принадлежит британской «Бритиш Петролеум». К тому же, в руководстве которого доля иностранцев (прямых представителей внешних интересов) существенно более этой пятой части.

    А как же тогда все замечательные сказания о том, что нынешняя власть отобрала неправомерно отнятую у народа в «лихие 90-е» стратегическую госсобственность («ЮКОС») и обратно ее национализировала? Так на то они и сказания. Можно считать, мифы, сказки, обманки.

    То есть, конечно, не на пустом месте. В истории движения этих активов будет момент временного частичного огосударствления. Но это — не цель, а лишь элемент траектории. Как транзитный пролет над территорией, оставаться на которой вовсе не собирались.

    Конъюнктурно же такая траектория весьма удобна. Под риторику о «национальных интересах», этой же «Роснефти», как якобы госкомпании, безо всякого конкурса, как известно, неоднократно передавались перспективные участки шельфа.

    Стоит заметить, ни о каком «искусстве» изящных решений и сложных схем здесь и речи быть не может. Все тупо и нагло: никакая вообще не госкомпания, британские акционеры налицо, но делаем вид, что исходим из заботы о национальных интересах, и все самое сладкое — своим.

    Сторона содержательная. Когда «Башнефть» еще только «отжимали» у прежнего, не то, чтобы уж очень впавшего в немилость, но, скажем так, выпавшего из милости собственника, сразу стали гадать: кто заказчик — кому актив достанется в результате, хотя и под прикрытием законности, тем не менее, явного беспредела? С учетом десятилетней давности прецедента с «ЮКОСом», многие сразу предположили, что заказчик и будущий выгодоприобретатель тот же. Им, конечно, сразу стали возражать, мол, нет таких планов. Понятно: публично — таких планов не было. О планах тайных, пусть даже и вполне наблюдаемых и почти не скрываемых, никто отчитываться не обязан. А планы публичные — разве запрещено менять?

    К содержательной же стороне относится и вопрос о том, кто же здесь, при реализации такого скорректированного плана, конечный выгодоприобретатель — не «Роснефтегаз» же (которому формально вроде как принадлежит госпакет акций «Роснефти»)?

    Ответ известен: в условиях практически полной бесконтрольности власти, и управление госактивами, разумеется, осуществляется, прежде всего, в интересах управляющих. Как управляющих непосредственно госактивами, так и управляющих всем государством. Можно сказать, вышестоящих «благодетелей», этих «топ-менеджеров» на госактивы и поставивших.

    Вопрос же предстоящей дальнейшей приватизации собственно «Роснефти» (продажи части госпакета акций) в этом случае все-таки второстепенен. Это — отнюдь не вопрос выбора пути, защиты национальных интересов или же, напротив, отказа от таковой. В условиях почти неограниченной возможности управлять государственным почти как своим, да еще и практически без ограничений накапливая валютные долги этой «почти гос-» компании, вопрос перехода формальных прав собственности имеет отношение лишь к выбору момента легализации уже ранее фактически захваченной прежней госсобственности. Как ни парадоксально, в нынешних условиях попытки ускорения этого процесса даже несколько обнадеживают: знать, чего-то опасаются — уж не возможной ли (хотя и пока, к сожалению, не прогнозируемой) смены власти?

    В части же пропагандистской вопрос интересен тем, что дал возможность всем «попиариться» и продемонстрировать свою лояльность соответствующим группам силы и влияния.

    Подлые и ничтожные прозападные либералы, которых теперь почти официально чуть ли ни призывают так называть, конечно, прежде всего, с возмущением задали описанный нами выше формальный вопрос, выразили обеспокоенность «псевдоприватизацией»: мол просто из одного госкармана в другой перекладывается — какая же это приватизация? И тем самым присягнули учению об истинной единственно верной приватизации: продавать исключительно силам, не связанным с нашим государством, желательно, противостоящим — как изнутри, так и извне.

    Но и несокрушимые истинные патриоты (Кремля и его обитателей) поспешили отметиться — изобличить коварных прозападных либералов, недовольных нашей приватизацией: мол, если бы иностранцам, так было бы хорошо, а если своим, для консолидации на переломном этапе усилий государства, то плохо?

    И все бы ничего, и я бы, может быть, к последним был бы готов и присоединиться в их критике тех, кто мешает нам «национально ориентированно приватизировать», если бы не одно «но». Если бы у нас были хотя бы малейшие основания всерьез ассоциировать «Роснефть» с Россией и полагать, что консолидация активов в руках «Роснефти» (повторю, тоже не просто предполагаемой, но еще в 2010-м запланированной к дальнейшей приватизации) — это консолидация в руках России и в интересах России…

    То есть, что мы видим, когда вглядываемся хотя бы немного попристальнее в то, что более или менее наблюдаемо и, в общем, понятно?

    Мы видим неприкрытое наглое жульничество, варварские переделы ранее уворованного у народа, с элементами даже как будто и временного частичного как бы и формального возвращения активов народу, но лишь как промежуточный этап — с целью, в конечном счете, переделить в свою пользу.

    Намерения и мотивы понятны. И стилистика действий очевидна: какие там тонкие ходы и сложные схемы? Все точно, как в «лихие 90-е»: слив госсредств в «уполномоченные» банки, супер-кредиты из госбанков своим для покупки стратегических активов, передача оборонных предприятий в частные руки с последующим выделением щедрых средств на госзаказы (яркий пример — концерн «Калашников»). Лом в руках и святая уверенность, что против лома никаких приемов нет. И единственное, что отличает от «лихих 90-х»: вполне, надо признать, обоснованная уверенность в том, что старый добрый друг (этот самый всесокрушающий лом) и в сфере пропаганды не подведет. И впрямь: какой телеканал не включи — везде он и торчит, а если где-то временно что-то не так (как по недосмотру получилось с телеканалом РБК), то тем же ломом немедленно и выкорчевывается.

    И вот уже от этой базы делаем шаг к тому, что у нас называется «спортом высших достижений».

    Полтора десятилетия назад мне уже пришлось столкнуться с парадоксальной реакцией нашего общества, недвусмысленно тогда пошедшего на поводу у жуликов. Даже имея некоторое представление о том, что у нас творилось в сфере приватизации, управления госимуществом, распоряжения бюджетными средствами и т. п., оно, тем не менее, вдруг согласилось с тем, что в этой же стране, при этих же правителях, в сфере культуры почему-то все иначе. «Эрмитаж не трогать!». Но не в том смысле, что решительно пресечь всякую возможность его разворовывания, но в смысле другом — что как же можно не доверять таким замечательным «жрецам искусства», выявлять масштабные нарушения и махинации, целую систему, недвусмысленно провоцирующую и покрывающую возможность подмены особо ценных экспонатов, и предавать все это огласке…

    Спустя полтора десятка лет, не занимаясь сам никаким расследованиями в сфере «большого спорта», но зная, что происходит в сферах иных, от управления госсобственностью (о чем мы говорили выше) до денежно-кредитной политики, невольно задаюсь вопросом: если во всех сферах иных мы вынуждены констатировать не просто отдельные случаи и факты мошенничества и разграбления государства, а именно выстраивание системы, в рамках которой эта деятельность ставится на поток, гарантируется бесконтрольность и безнаказанность, то может ли быть такое, чтобы в сфере «большого спорта» у нас все было как-то принципиально иначе? Я имею в виду все, что связано и с правами на трансляции и рекламу, и с договорными матчами, и с распилами средств при строительстве олимпийских объектов, стадионов и т. п. С изъятием у граждан земли под «госнужды» перед Олимпиадой 2014 года, с последующей ныне продажей стоящей на этой земле теперь уже «элитной» недвижимости. Хотя, по логике закона и морали, если честно, то закончились «госнужды» — так верните землю прежним собственникам?

    Так вот: если все остальное в «большом спорте» и в шоу-бизнесе (а также бизнесе строительном и прочем) вокруг него у нас так, то почему в отношении допинга должно быть какое-то особое исключение?

    То есть, спортсменам, допущенным к Олимпиаде в Рио, желаю успеха. Честных спортсменов, лично не имеющих отношения к предъявленной России как обвинение системе поощрения и покрывания допинга, но не допущенных к участию в Олимпиаде, конечно, жалко. Хотя, скажу честно, не более, чем сотни тысяч выброшенных в ходе «оптимизации» на улицу добросовестных врачей и учителей. А ранее инженеров, ученых, квалифицированных рабочих…

    Таким образом, давайте заканчивать с этим раздвоением сознания.

    Да, нехорошо, если кто-то извне осуществляет на нас те или иные нападки. Допускаю, что и не всегда движимый стремлением к правде и справедливости. Но сами-то мы про себя разве не знаем, что из себя представляем?

    И потому совершенно не готов и не намерен вставать в единый строй с защитниками права наших властей изображать достижения там, где их нет. В том числе, подменять помпезными олимпиадами и чемпионатами мира по футболу подлинное экономическое и социальное развитие. И, тем более, с защитниками права властей растлевать спортсменов, подсаживать их на допинг и затем расплачиваться с ними шикарными подарками, теплыми местами в качестве марионеток в парламенте и т. п.

    При этом, на веру, разумеется, ничто предъявленное российским властям как обвинение не принимаю. Но повторю то, о чем ранее говорил неоднократно: право на независимое расследование, парламентское расследование, проводимое меньшинством депутатов вопреки правящему большинству, но показания которому обязаны давать под присягой все — вот тот инструмент, который не волшебная палочка, но весьма эффективное лекарство. Если же власть лишает граждан права на такое расследование ее деятельности, то призывы к патриотизму и сплочению перед лицом якобы необоснованных обвинений со стороны Запада, неуместны.

    Соответственно, какой лозунг применительно к этому, на самом деле, масштабному вопросу должен быть перед предстоящими выборами у подлинной национально и социально ориентированной оппозиции? «Защитим власть и спортсменов от нападок Запада»? Или: «Победим на выборах, придем и проведем собственное независимое расследование»? Подчеркиваю: равно применительно и к нынешней приватизации, и к странноватым сделкам госкомпаний с оффшорками, и к налогово-таможенным делам (налог на большегрузы на откуп частной фирме и т. п.), и к допинговому скандалу.

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 109 | Добавил: Elena17 | Теги: Власть и народ, внутренние угрозы, юрий болдырев | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 238

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru