Русская Стратегия

      Цитата недели: "Восстановление потрясённой гегемонии Русского народа в Империи, его историческими усилиями созданной, составляет теперь жгучую потребность времени. Но для этого нужно прежде всего быть достойным высокой ответственной роли, нужно быть духовно сильным и хотеть своего права." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1167]
Русская Мысль [212]
Духовность и Культура [231]
Архив [626]
Курсы военного самообразования [37]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    Иван Шмелёв. ГЛАЗА ОТКРЫВАЮТСЯ

    http://s52.radikal.ru/i135/1402/2f/b2cd743d5539.jpgПриехал  из деревни Макарка в город, − брат  его там  служил в трактире. Дает ему  брат  игры: «маж*, вот!..»  Понюхал Макарка − и давай мазать сапоги. А тот бутерброды ест. Макарка рот разинул,  а брат смеется: − «Во,  штука-то  замечательная! тебе сапоги марает, а у меня  на сердце  играет!»     

    Читаешь  о рабочем правительстве  в Англии, − и  вспоминается  наша «смазка». Да,  от победы  английской  рабочей  партии не произошло  разгрома.

    «Пусть-ка  Черчилль  попробует  обвинить… хотя бы  самых  крайних  английских  социалистов в том,  что их власть − власть тьмы,  где  с народным  учителем  обращаются, как  с вьючным скотом,  а «высококвалифицированному» профессору  предпочитают  даже  не балерину,  а дрессированного пуделя. Пусть!» («Дни», 25 апреля).  

    Но почему же  нельзя  Черчиллю попробовать − обвинить?  А потому,  что англичане  толк  в  и к р е  понимают: едят, а не  размазывают.  Они  не крикнут: народы  Великой Британии,  отделяйтесь!  И национального  гимна  петь  не перестанут, и флага  своего  не растопчут,  льва и единорога − не сорвут.  Ибо они − англичане,  и никогда не  будут  рабами,  хотя бы во имя  человечества! Знают  они,  что и они − человечество. Социалисты,  а все-таки − англичане!

    «Знаем, − продолжает  статья, − социализм  здесь (в  российской  «тьме») не  при чем..  Но… от прошлого  в памяти  у каждого  осталось  ядовитое  воспоминание  о соблазнительной  близости  Лениных и Зиновьевых к подлинному  освободительному  движению  рабочих масс. Этот соблазн  прошлого  требует  в настоящем  от всех  социалистов… совершенной  ясности и точности  их  противобольшевистских  позиций».    

    Статья знаменательная. Спрашивают  еще взволнованно:  где Россия? В статье  Е. Кусковой − «Где  Россия?» − слышится сожаление и…  укор. Он затушеван,  но он звучит. Но еще ясней  слышится боль  − в статье − «600» («Дни»,  24 апр.).  Тут  горечь  неприступная. Горечь… «потому,  что еще раз убеждаемся, (из речи  Макдональда),  как духовно и душевно  далеко отошли  от России даже  лучшие,  наиболее  человечные и свободные  от национального эгоизма,  представители Запада».  Социалист Макдональд  признал Политбюро   законной власть России «…только потому,  что это  признание, по его мнению,  будет  содействовать  национально-экономическим  интересам Англии…» …Мы не отрицаем  национально-государственных  мотивов,  вполне,  быть может,  оправдывающих  политику  Макдональда  с английской точки  зрения. И мы  не можем  требовать, чтобы  англичанин,  хотя бы  и социалист,  защищал интересы  русского  народа  лучше,  чем он сам  это умеет  сделать. Но…  глубокое безразличие  английского  народа  к Голгофе русской;  безразличие,  з а с т а в л я щ е е  Макдональда   п у б л и ч н о  сомкнуть  уста  перед  всем  ужасом  русского  террора,  наполняет  наши  сердца  великою  печалью». («Дни», 24 апреля).

    Знаменательные слова. Воистину,  глаза начинают  открываться. Верно:  н е   м о ж е м   требовать… ибо  любить  с в о й  народ,  болеть о  с в о е м  народе,  пока борьба  не ушла из мира, − естественное чувство. Это только  наши  социалисты-идеалисты горели  прекрасными чувствами   к    ч е л о в е ч е с т в у  и шли безотказно  на самоопределении е племен России, как бы,  экономически и политически,  ни  било  это по русскому народу,  как бы ни  заколачивало  его в гроб.  

    Да не обвинят меня  в разжигании  разногласий: я отрезвление  подчеркнуть хочу и горячо  приветствую  эти  побеги-прутики,  которые могут  пойти  на «веник». Мне понятна  горечь  статьи «600» (крестьян  расстрелянных на Амуре). Но  к а к у ю   ж е   операцию  должна  была  произвести  жизнь  над сердцем и глазами,  чтобы затрепетало от  боли сердце, и глаза  увидели  самое  дорогое − растерзанным!  

    «Но больнее  макдонольдова  молчания  нам слова  Вандервельде»… − который  обещает  признать  советскую власть правительством России и одновременно − независимость Грузии! Грузию  признает, а вот  Россию − не  желает. Крестьяне  и рабочие не признают,  восстают, их расстреливают,  а Вандервельде − признает. Социалист,  а как  до России − с в о ю  признает свободу!

    Да  что же все это значит?  Статья  открывает  глаза  и нам.  

    «Впрочем, если голос  амурского  или тамбовского  крестьянина  не доходит до слуха  европейского рабочего так явственно,  как тому  надлежало  бы быть,  то в этом вина тех, кто  взял на себя  обязанность  и тяжкий долг  о ф и ц и а л ь н о  защищать  интересы российских  рабочих и крестьян  перед рабочим и  социалистическим  общественным  именем  Европы. Их голоса  не слышно там, г д е  нужно, и  так,  к а к  нужно».  

    Не доходит до слуха?!  До вандервельдова-то уха  не доходит?!  Не может быть. В одно ухо входит, а в другое выходит, − да!  И «мнение»-то  у Вандервельде в руках. Так − почему же? Просто:  так  Вандервельде −  в ы г о д н о. Как и всем. В целях ли  «опыта», в видах  ли национально-экономических.

    Я вчитываюсь в чувства − и вижу, как  зарождается  в  космополитических русских рядах − национальное. Поздно, правда,  но лучше поздно, чем никогда. И мы  выучиваемся понимать  «икру». А если  и тут  не научимся,  научит нас сам народ, которому и  на «смазку»  не предлагают. Когда  западные  социалисты  так легкодушно  бьют  в обе  щеки  крестьян  и рабочих русских, − оставим интеллигенцию и буржуазию, − не признавая русское и признавая грузинское; когда  на глазах  живьем  закапывают  н а р о д («600»), русские социалисты  начинают говорить  с достоинством,  с чувством  ответственности перед  единственным,  без чего  быть  нельзя, перед  кровным,  н а ц и о н а л ь н ы м!  

    Но  почему же − грузинское  признают, а   р у с с к о е  ни во что не  ставят на Западе?!  Причин много:  тут  и корысть,  и привычка  считать  Россию − о б щ е ч е л о в е ч е с к и м    матерьяльцем. Тут и − психофизиология.  «Проторенные», объезженные пути  бывают  не на русских дорогах только,  когда  сани  сами сворачивают  в ухаб: бывают  и на европейских  путях −  привычные чувства  и автоматические мысли.  Наше  космополитическое  служение,  наши  безнациональные  повадки,  наши  удивительные  дела-слова,  подвалы слов,  насоривших  порядком и  в  Европе, − сумели  проложить  в мозгах  Запада «проторенные пути».  Там  отлагалось: и м  (нам)  ненужна Россия;  о н и  кричали − «без аннексий и контрибуций!»  «самоопределение народностей!» «приходите и  володейте!»;  пришли немцы − не бились,  все всем  пораздавали,  со всеми  лобызались;  о н и  − бессеребрянники,  бесправники,  бесгосударственники,  на конгрессах,  удавленные,  они  хрипели − «форпосты  завоеваний  пролетариата…»  И потом  − о н и  имеют  таких  о ф и ц и а л ь н ы х  представителей,  что «их  голоса не слышно  там, г д е  нужно и так   к а к  нужно»!

    На Западе  хорошо  известны спустярукавство,  рознь при  однофронтовьи,  конец Колчака, «корниловское  дело», когда сама  судьба  протягивала  России руку  человека казацкой крови,  русского демократа,  хотя  бы даже − диктатора!  Начетчикам  идеологий  куда  важней  «ортодоксия», чем сам  народ.  

    Кажется,  можно было бы  убедиться,  что «форма»  недорога народу. Не пошел  народ  защищать  республику. Ему,  младенцу,  важно  было схватить,  пусть − чужое.  Он  подрастал, но его  сбили  с роста, подшибли ноги,  отшибли память  и отменили душу. И хоть  теперь  открываются глаза,  и сердце томится болью, − все еще  взглядывают в небо. Все еще  держатся  за «формы». Отсюда  − нетерпимость,  язвительные статьи, слова…  Не затрудняются  ставить на одну доску с… «кремлем» − писателей, говорящих  сердцем и  опытом  духовным. Пишут  о «крепкой  спайке  взаимного  притяжения», о «порядке,  который  обеспечивал бы  центростремительные,  а не центробежные  навыки населения»… Да,  нужна  «спайка». Но нужно  сознать  себя,  прежде всего,  не  социалистами,  республиканцами или  монархистами,  а −  р у с с к и м и !

    Когда я  говорил о «Душе Родины» и о  «Путях  мертвых и  живых», я исходил  не из  политики и честолюбия:  я шел  от чуемой  мною  души  народной.  Народ я  з н а ю. Дух слова-мысли  его я знаю. Думы  его  я   з н а ю. Революции я не  делал,  но я не порвал с народом. Как и большинство, я много  перестрадал. Я  ездил в далекую  Сибирь за политическими  каторжанами, и видел  многое, − и понял,  что именно  т а к и м   и представлял я себе народ. Мне приходилось  и говорить  перед  толпами, и с  первых  же дней я  з н а л,  что будет  с т р а ш н о е: знал  я народ,  знал  и деятелей,  к а к и м и  они будут. Отношение  народа к большевизму  мною  давно  показано: Е. Кускова,  быть может,  вспомнит и мою сказочку − «Панкрат и Мутный», − в ее  газете, декабрь 17 года. Ей  же я говорил  в редакции: «Идет  ужас… но на  мужика  нарежутся!»  Она,  как будто,  и соглашалась… Нарезались, но не  вплотную. Нарезались  бы вплотную,  если  бы не  «спутанность идеологий»  у очень многих.  Вплотную − впереди  будет,  и − н е и з б е ж н о.  Глаза  открываются − у всех.

    И вот,  вглядываясь  в народ отсюда,  я говорю: не «формы нужны  народу! В народе,  как бы  он  ни был дик,  здоровое  есть  зерно, есть в нем − н а ц и о н а л ь н о е,  чувство  −  с п а й к и − и на  с в о е м, − есть  и есть! Он хочет − и будет жить.  Не «форма» ему  нужна, а  ж и з н ь. «Форма»  по жизни будет. И о «цепях  рабства»  надо  перестать. Кто всерьез  верит,  будто  в годы  перед  войной  все  еще  позванивали «цепи  рабства»?!  Позванивали  они,  по памяти, − и для  разжигу − в речах  и «гимнах».  Эти «цепи»  внушались, да. Повторял  их народ − с усмешкой, как «пот и  кровь». Это была  уже бутафория. Одни  повторяли ее,  как «знамя»,  другие − пускали,  кА к»подливку». Мы знаем  по точным цифрам,  что народ  богател,  учился,  торговал,  прибирал  к  рукам землю,  производил с возрастающей быстротой и рос.  И все-таки − «цепи рабства»!  Народ  ж и л, и − по-своему − счастливо.  Это Европа  прекрасно знала. И точила  зубы.  Теперь − грызет. Цепи  рабства!  Это же − «проторенная  дорожка»,  пустое  словоизвержение,  доселе  еще  звучащее. Как и другое: слава Богу,  с монархией  навсегда  покончено! К а к   покончено, − не  задумываются над этим. И было  ли  нужно народу − покончить  т а к?!  Птичье  гнездо  разорить,  лучшей  части народа, − жалко,  а кончить  бойней!..  И − н а   в с е г д а!  Слишком  самоуверенно. Да,  н а в с е г д а,  если прикончили  Россию. Но ей  ее  с у ж д е н о  быть, и будут  формы,  которые  народ  укажет. Но пусть   н а р о д,  а не  подсказчики  за народ.

    Да,  необходима спайка. И если  вы хотите  н а р о д н о й  воли,  если душа  болит,  если  ясно  видно,  как  расправляются  с Россией  Макдональды,  Вандервельды − прочие,  если  познали  о ф и ц и а л ь н ы х   представителей… − если  вы с  подлинной  тоской вопрошаете: «где Россия?»  − тогда путь открыт. Надо  спаяться,  надо понять  друг друга,  без  укоров,  без поминаний. Правда, пора и пора − забыть! Пора, наконец,  поверить  в родные чувства. Ведь у нас  же  н и ч е г о   нет,  если нет  родины! Ведь за  живой,  за  с в о й  народ  отвечаем!..  Много  чистых и там, и там,  разучившихся  уважать  и понимать друг друга. Надо  н о в ы м  стать  совсем, найти истинное  преображение.  Т а м   разберемся, если  з д е с ь  найдемся. Мы должны  найти  общий  язык и мысли,  если понесем истинную,  внепартийную,  внеличную любовь  к народу, к его  духовным  и бытовым навыкам,  к его праву  б ы т ь  так,  как он хочет. Воистину  любящие  народ  д о л ж н ы, наконец,  найти  и общую  дорогу. 

    1 июня  1924 г.
           Париж.  

    ВНИМАНИЮ ЧИТАТЕЛЕЙ

    Интернет-конференция "Стратегия Белой России"

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (06.09.2016)
    Просмотров: 71 | Теги: россия без большевизма, Иван Шмелев, идеология | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 503

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru