Русская Стратегия

      Цитата недели: "Восстановление потрясённой гегемонии Русского народа в Империи, его историческими усилиями созданной, составляет теперь жгучую потребность времени. Но для этого нужно прежде всего быть достойным высокой ответственной роли, нужно быть духовно сильным и хотеть своего права." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1169]
Русская Мысль [213]
Духовность и Культура [231]
Архив [629]
Курсы военного самообразования [37]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    ПОЭТЫ-ВОИНЫ. СЕРГЕЙ КЛЫЧКОВ

    http://ruvera.ru/data/img/content/1401645935.1295photo_1.jpg

    Клычков Сергей Антонович (деревенское прозвище семьи Лешенков; 1 (13) июля 1889, Дубровки, Тверская губерния — 8 октября 1937, Москва) — русский поэт, прозаик и переводчик.

    Родился в старообрядческой семье. Отец был сапожником. Участвовал в революции 1905 года, в 1906 году написал ряд стихов на революционные темы. Первые его поэтические опыты были одобрены С. А. Городецким. В 1908-м с помощью М. И. Чайковского выехал в Италию, где познакомился с Максимом Горьким. Поступив на историко-филологический факультет Московского университета, Клычков подружился с Есениным. Учась в университете перевелся на юридический факультет, но не закончил его, будучи исключен в 1913 году. Стихи ранних поэтических сборников Клычкова: «Песни: Печаль-Радость. Лада. Бова» (1911), «Потаённый сад» (1913), во многом созвучны со стихами поэтов «новокрестьянского» направления — Есенина, Клюева, Ганина, Орешина и др.

    Осенью 1914 года Клычков был призван в армию и служил в 427-м Зубовском полку в Гельсингфорсе, в течение года прошел все унтер-офицерские звания и получил чин прапорщика, а в 1916 году был переведен на Западный фронт, проходивший по Двине. Фронтовые впечатления нашли отражение в романе «Сахарный немец». Клычков был контужен, отравлен газами, год провел в «мокрых окопах» на берегу Двины вместе с солдатами. «С первого выстрела его не покидало странное роковое чувство душевной опустошенности, - писал сын поэта, - бессмысленности происходящей бойни, война ворвалась в его жизнь, как вор, отнявший непреходящие сокровища юности, богатство душевной легкости и внутренней свободы. Конфликт ясных грез в магическом единении с природой и железной кровавой реальности жизни стал с того времени главным в творчестве Клычкова».

    В 1918, в первую годовщину Октябрьской революции на открытии мраморной доски, в присутствии Ленина исполнялась кантата, посвященная «павшим в борьбе за мир и братство народов», авторами которой были С. Есенин, М. Герасимов, С. Клычков.

    В 1919 Клычков с молодой женой уехал в Крым, где чудом избежал расстрела (сначала махновцами, затем белогвардейцами). В 1921 вернулся в Москву, работал в журнале «Красная новь» и издательстве «Круг». После выпуска поэтических сборников «Дубравна» (1918), «Домашние песни», «Гость чудесный» (оба 1923), «В гостях у журавлей» (1930), разрабатывающих прежние темы и образы, сгущенные и обостренные переживаниями военных лет, зрелищем разрушаемой деревни, одухотворенные присутствием одинокого, бездомного странника – лирического «Я» поэта, Клычков обращается к прозе. Из задуманной серии в девяти романах опубликованы были три «Сахарный немец» (1925; 2-е изд. 1929; в 1932 вышел под названием «Последний Лель»), «Чертухинский балакирь» (1926), «Князь мира» (1928; журнальное название «Темный корень», 1927).

    Выступал Клычков и с критическими статьями «Лысая гора» (1923), «Утверждение простоты» (1929). В 1930-е годы Клычков активно занимался переводами и литературной обработкой эпоса народов СССР (вогульские сказания, марийские народные песни, киргизский эпос Манас, грузинская классика – поэма «Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели, произведения Г. Леонидзе, А. Церетели, Важа Пшавела и др.)

    В 1937 Сергей Клычков был арестован по ложному обвинению в принадлежности к антисоветской организации «Трудовая крестьянская партия», 8 октября 1937 года осужден Военной коллегией Верховного суда СССР по статье 58, части 2 и 3 (заговор, терроризм) 8 октября 1937 года и расстрелян в тот же день. Место захоронения поэта неизвестно. Возможно, его прах покоится в братской могиле на Донском кладбище в Москве.

    * * *

    Свет вечерний мерцает вдоль улиц,

    Словно призрак, в тумане плетень,

    Над дорогою ивы согнулись,

    И крадется от облака тень.

     

    Уж померкли за сумраком хвои,

    И сижу я у крайней избы,

    Где на зори окно локовое

    И крылечко из тонкой резьбы.

     

    А в окно, может, горе глядится

    И хозяйка тут — злая судьба,

    Уж слетают узорные птицы,

    Уж спадает с застрехи резьба.

     

    Может быть, здесь в последней надежде

    Все ж, трудясь и страдая, живут,

    И лампада пылает, как прежде,

    И все гостя чудесного ждут.

     

    Вон сбежали с огорка овины,

    Вон согнулся над речкою мост —

    И так сказочен свист соловьиный!

    И так тих деревенский погост!

     

    Все он видится старой старухе

    За туманом нельющихся слез,

    Ждет и ждет, хоть недобрые слухи

    Ветер к окнам с чужбины принес.

     

    Будто вот полосой некошеной

    Он идет с золотою косой,

    И пред ним рожь, и жито, и пшёны

    Серебристою брызжут росой.

     

    И, как сторож, всю ночь стороною

    Ходит месяц и смотрит во мглу,

    И в закуте соха с бороною

    Тоже грезят — сияют в углу.

    1914, 1918

     

    ***

    Прощай, родимая сторонка,

    Родная матушка, прости,

    Благослови меня иконкой

    И на дорогу покрести.

     

    Жаль разлучаться с милой волей,

    Да не идти я не могу:

    Ведь никого уж нету боле

    На недокошенном лугу.

     

    Ведь выпал всем тяжелый жребий

    С родной расстаться стороной,

    С зарей, сияющею в небе,

    И тихой радостью земной.

     

    Прощайте, травка-говорунья

    И сиротина-борозда,-

    Прощайте, ночи-полнолунья

    И ты, далекая звезда,

     

    Звезда, горящая, как свечка,

    Пред светлым праздником зари!

    Прощай, родимое крылечко

    И ты, колечко на двери!-

     

    И брови, дрогнувшие мукой,

    И очи, скрывшие печаль,-

    Растай, душа, перед разлукой

    В родную ширь, в родную даль!..

    1917

     

     

    Предчувствие

     

    Золотятся ковровые нивы

    И чернеют на пашнях комли...

    Отчего же задумались ивы,

    Словно жаль им родимой земли?..

     

    Как и встарь, месяц облаки водит,

    Словно древнюю рать богатырь,

    И за годами годы проходят,

    Пропадая в безвестную ширь.

     

    Та же Русь без конца и без края,

    И над нею дымок голубой -

    Что ж и я не пою, а рыдаю

    Над людьми, над собой, над судьбой?

     

    И мне мнится: в предутрии пламя

    Пред бедою затеплила даль

    И сгустила туман над полями

    Небывалая в мире печаль...

    1917

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (27.09.2016)
    Просмотров: 70 | Теги: Русское Просвещение, русская литература, Первая мировая война, поэты-воины | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 504

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru