Русская Стратегия


      Цитата недели: "Если оскудевшая душа человека или его подорванный разум не находят уже благословения даже для Отечества - то это значит, что такой человек не способен ничего любить горячей, самоотверженной любовью."
(Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [784]
Русская Мысль [148]
Духовность и Культура [144]
Архив [421]
Курсы военного самообразования [18]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    «Будем сражаться до последней капли крови». Памяти В.С. Голубева

    В.С.ГолубевВладимир Голубев родился 28 августа 1891 года в семье известного русского церковного историка профессора Киевской Духовной академии и члена-корреспондента Российской Академии наук С.Т.Голубева (1848-1920). Окончив гимназию, Владимир поступил на юридический факультет Киевского университета, активно включившись в политическую деятельность. Являясь убежденным монархистом, В.Голубев принял участие в организации местного отдела Всероссийского национального студенческого союза, сотрудничал с местными черносотенцами из Союза русского народа и Киевского Союза русских людей, вступил в ряды созданного в 1907 году Киевского Патриотического общества молодежи «Двуглавый Орел». В 1912 году Голубев был избран секретарем Совета «Двуглавого Орла», получив всероссийскую известность благодаря своему активному участию в общественном расследовании убийства отрока Андрея Ющинского, публикациям на эту тему в местной монархической прессе и участию в качестве официального свидетеля при рассмотрении «Дела Бейлиса». Как отмечал печатный орган Союза русского народа, «имя студента Голубева было известно всей России, и киевлянам хорошо была знакома эта худощавая, нервная фигура, появляющаяся на всех патриотических собраниях, всегда неизменно с ленточкой "Двуглавого Орла" в петлице... Голубев был необыкновенно популярен. Он обладал большим искусством говорить с народом. (...) Голубев был идейный монархист, каких в соединении с пламенным даром слова, к сожалению, немного на Руси... Его искренность и убежденность признавали даже его бесчисленные враги...»

    *Двуглавый Орел*

    Отстаивание Голубевым ритуальной версии убийства и обвинение им в этом преступлении иудея Менделя Бейлиса навлекло на него гнев либеральных газет. А учитывая взрывной характер юноши, ставший причиной нескольких потасовок с журналистами либеральных изданий, губернатор А.Ф.Гирс был вынужден взять молодежное монархическое общество под полицейский надзор. Между тем, будущий первоиерарх РПЦЗ митрополит (тогда - архиепископ) Антоний (Храповицкий) относился к Владимиру Голубеву по-отечески и с большой теплотой, обращаясь к нему, по свидетельству современников, словами: «Володя, милый Володя!».

    В июне 1912 года В.С.Голубев был избран председателем «Двуглавого Орла», но уже в конце августа того же года отстранился от руководства монархической организацией - бросив университет, он поступил в армию в качестве вольноопределяющегося в 5-й гренадерский Киевский Императорского Высочества Наследника Цесаревича полк и вскоре выдержал экзамен на офицерский чин прапорщика армейской пехоты. В 1913 году Владимир снова восстановился в университете, но завершить высшее образование ему помешала начавшаяся Мировая война. Узнав о начале военного конфликта с Германией, Владимир Голубев добровольцем отправился на фронт, посчитав, что долг истинных монархистов-патриотов во время войны защищать свою Родину от противника.

    Биограф В.С.Голубева киевский исследователь Т.В.Кальченко пишет, что прапорщик 130-го Херсонского пехотного полка Владимир Голубев достойно проявил себя на полях сражений. Командир его полка генерал-майор В.И.Гаврилов (1862-1918) впоследствии вспоминал: «Когда В.С.[Голубеву] пришлось назначить командовать в полку 1-й ротой вместо заболевшего ротного командира, я был спокоен за роту и за полк. Первая рота была вверена не прапорщику, а Голубеву - или точнее сказать - прапорщику по погонам, но сильному идейному вождю масс».

    Бой с австрийцами

    Как сообщали газеты, «участвуя в боях под Львовом, В.С.Голубев 19 августа был ранен пулей в голову, вследствие чего был вынужден оставить временно армию и возвратиться в Киев для лечения». Но лечение продолжалось совсем недолго - прибыв в Киев 23 августа, менее чем через две недели Голубев выехал обратно в действующую армию и уже 8 сентября снова был на передовой. За сражение под Львовом прапорщик Голубев был награжден орденом Св. Анны 4-й степени и представлен к ордену Св. Станислава 3-й степени.

    Менее чем через месяц, 5 сентября 1914 года Владимир Голубев, командуя небольшим отрядом в 8 нижних чинов, отправился на разведку в районе Белгорайского уезда Люблинской губернии (Царство Польское), но разведчики попали в окружение. «Неприятель настиг отряд в лесу и, окружив его, предложил русским сдаться, - писала одна из российских газет об этом деле. -  Голубев, несмотря на малочисленность своих людей, повел их в атаку и пробился сквозь вражеский круг. При этом, однако, все участники разведки, в том числе и Голубев, были более или менее легко ранены».

    Орден Св. Георгия 4-й степени

    За этот смелый прорыв В.С.Голубев был представлен к ордену Св. Георгия, но награду прапорщик-герой получить не успел, награждение произошло уже посмертно, так как на следующий день, 6 октября, во время сражения при местечке Рудник 23-летний Владимир Голубев пал от вражеской пули, поразившей его в лоб. «После поранения, - сообщалось в газетах, - Голубев прожил еще полчаса и тихо скончался на руках одного из солдат своей роты. Заботами полкового священника о. Петра Борзиковича, прах почившего был предан земле с подобающим почестями на погосте д. Липины-Дольни Холмской губернии».

    Солдат Василий Почкашвили, на руках которого скончался прапорщик В.С.Голубев, так описывал обстоятельства гибели своего командира: «...Не только наша рота, но и весь полк знал его великолепно. Самые рискованные вылазки он брал на себя и всегда проводил дело блестяще. Мы с ним участвовали в 6 разведках. Последняя разведка, в которой нас чуть не перебили, была в ночь на 6 октября. Мы отправились в дорогу ровно в полночь... Более двух часов мы шли ускоренным шагом. По пути нам попался конный разъезд N-ского полка. После кратких разговоров о местонахождении неприятеля и предупреждении начальника разъезда, что мост, через который нам придется следовать, охраняется усиленно часовыми - мы последовали далее. Вот виднеется мост. Осматриваемся, вместо часовых стоят верстовые столбы. Голубев засмеялся... Путь оказался разобранным, и ширина реки, свыше пятнадцати сажень, затрудняла переправу на другой берег. - Ребята, - сказал Голубев, - тащите наверх доски, да ложите по бокам. Быстро доски были проложены, и мы, один за другим, переправились на другой берег. Спустя несколько минут наша разведка находилась в 50 саженях от неприятельской позиции... Мы видели, как они суетливо двигались - одни из неприятелей копали рвы, другие рыли траншеи. Вскоре мы были замечены неприятелем, и по всему лагерю пошла тревога. Посыпались, словно дождь, над нашими головами пули. Мы, стараясь быть незамеченными, ползком добрались до опушки леса и скрылись в кустарниках... можно было заметить, как артиллерия медленно продвигалась по направлению к правому крылу N-ского полка. Это важно, - сказал Голубев, - нас хотят окружить кольцом. После кратко произнесенных слов он вынул книжку и начал делать в ней свои наброски. Когда все было записано, мы двинулись обратно, чтобы сделать доклад командиру полка. Едва мы подошли к мосту, как заметили, что неприятель окружает нас. Положение стало безвыходным. - Ребята,  сказал [он], - будем сражаться до последней капли крови, никому не сдадимся, а если сдаваться, то недешево. Были осмотрены ружья и, присев на корточки, мы начали стрелять по неприятелю, оглашая ночную темноту криками "ура!"... Голубеву пуля пробила шинель, мне - фуражку... Неприятель, очевидно, испугался и начал отступать. Перейдя мост, мы двинулись напрямик и встретили непролазное болото. - Раз болото, идем через болото, - сказал наш командир, - и мы длинной цепью, держась за ружья, по пояс в воде, продолжали шествие... Утром командиру полка был сделан доклад, и через два часа наш полк в боевой готовности двинулся на неприятеля. С большим трудом на лодках и по тому же Санскому мосту мы перешли на неприятельскую территорию. Окопались... Мы с Голубевым сидели рядом в окопах... Выглянул он из окопов и стал через бинокль рассматривать неприятельскую позицию. - Ребята, налегайте на середину, - сказал он, - и тут же, словно подкошенный сноп, свалился на землю... Я, бросив окоп, подошел к нему. - Что с вами, Ваше Высокоблагородие? - Плохо, голубчик, умираю. С кем же ты теперь, Василий, будешь делать разведку? - Я расплакался. Пуля, попав в лоб, пробила череп, и по лицу струилась алая кровь. Я, положив голову своего капитана (на самом деле прапорщика. - А.И.) себе на колено, приложил кране носовой платок... Голубев засунул руку в карман, вытянул ленточку и записную книжку. - Передайте в Киев. Мой отец профессор... Пусть отслужат панихиду... - Затем, перекрестившись три раза, положил себе руки на грудь. Я отстегнул ему воротник кителя и он, глубоко вздохнув, скончался. Перекрестившись, я покрыл его своей шинелью... Мы дрались отчаянно и с сумерками бросились в штыки... Победа была блестящая. Взято было в плен свыше 400 австрийцев, несколько пулеметов и масса ружей... Когда меня доставили вместе с ранеными на перевязочный пункт, я отправился отдать Голубеву последний свой долг. Он лежал на траве, порытый шинелью. Офицеры и прапорщики в гробовом молчании преклоняли колена и посылали последние поцелуи доблестному герою...».

    «Голубева знал весь полк, - приводили газеты рассказ солдата. - Герой был настоящий. Словно пчелы жужжат пули, разрываются гранаты. А он вылезет из окопа. – "Вперед, ребята! Ура!" И мы, как один, бежим к неприятельским окопам. – "Ну, кто сегодня на разведки", - спрашивал командир полка. Голубев всегда выходил первый».

    К.Петров-Водкин. *На линии огня* 

    Владимир Степанович Голубев

    Стараниями отца прах Владимира Голубева в конце октября 1914 года был перенесен на Родину и упокоен в Киеве в ограде Флоровского монастыря. Как отмечалось в одном из некрологов, «это бы юноша далеко незаурядный. Фанатичный, мистически-настроенный, он умел вкладывать в свое дело всю свою душу. Ложь, лицемерие, непоследовательность были ему чужды. Жизнь его как-то не мирилась и не входила в серые рамки мирных будней и рвалась к чему-то яркому, необыденному, полному борьбы и подвига». «Владимир Степанович, - писала газета "Киев", - не жил, а горел, горел пламенной любовью к оскорбляемой стране. И за Голубевым шли толпы без рассуждения, без оглядки (…). Всю своею недолгу жизнь [Голубев] (…) не жил, а горел ради правды жизни и… сгорел… Но сгорел он славной, геройской смертью, такой смертью, которая еще ярче осветит тот путь, по которому так мужественно и беззаветно шел он и вел многих». Год спустя, в 1915-м, во время вечера, посвященного памяти В.С.Голубева известный священник Федор Синькевич, характеризуя жизнь погибшего лидера «Двуглавого Орла» отмечал, что она явилась  «сплошным служением своему Царю и многострадальной Родине». А «Почаевский листок» посвятил памяти молодого героя следующие стихотворные строки:

    Он спит. Но живет его дело
    И мысль среди русских сынов
    Люд русский! Пойдем же мы смело,
    Как он, на всех наших врагов,
    Возлюбим его мы заветы –
    Царя, Веру, Русь и Закон,
    И Русь будет жить вечно этим,
    А с нею жив будет и он!


    По материалам книги Т.В.Кальченко «Монархическое движение в Киеве и на территории Киевской губернии (1904-1919). Историческая энциклопедия» (Киев, 2014), подготовил Андрей Иванов

    Категория: История | Добавил: Elena17 (19.10.2016)
    Просмотров: 63 | Теги: Первая мировая война, даты, Русское Просвещение, русское воинство, сыны отечества | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 56

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru