Русская Стратегия

      Цитата недели: "Находясь по самой середине держав, наиболее волнуемых вожделениями колониальной политики, мы не можем теперь ни на минуту забывать, что опасности захватов угрожают нам со всех сторон. В существовании такого положения винить некого. Но когда мы приводим Россию в состояние, не сообразное с опасностями её современного международного положения, мы оказываемся кругом виноватыми, ибо усугубляем опасность и ослабляем свои средства к их отражению." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [938]
Русская Мысль [189]
Духовность и Культура [183]
Архив [511]
Курсы военного самообразования [27]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
belapa

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Духовность и Культура

    А.Н. Башкиров. Не изменяй себе, Великая Россия! 10. ИСТИННЫЙ ЗАЩИТНИК РОССИИ – ЭТО ИСТОРИЯ

    http://traditciya.ru.images.1c-bitrix-cdn.ru/upload/iblock/745/ztuymbqgbvbm%20uc%20bdidqunoitrs%20dojnsjhmitoyaq.jpg?1403374810312749

    Более всего занимали Тютчева проблемы человеческого произвола и самовластья. Так поэт был уверен, что крепостнический произвол будет заменен другим произволом, «в действительности более деспотическим, ибо он будет облечен во внешние формы законности» (А. Д. Блудовой 28.09. 1857). Если кого сегодня не поразило предсмертное признание трехлетнего сирийского дитя, которое сквозь боль нанесенных ему ран и слёзы молвило: «На всех вас пожалуюсь Богу, всё Ему расскажу…», то воистину уже Бог станет ему Судьей. Ведь Господь слушает детей и вдов и за их обиду и тем более смерть воздает виновным. Тут Достоевский с его «слезой ребенка»: а стоит ли счастье и будущность мира того, если оно основано всего на одной слезе невинного ребенка?.. Мне же вспомнились стороки «казненного дегенераторами» (Б. Лавренев) поэта Сергея Есенина о том, что если бы родная мать и отец узнали всю правду отом, как его унижают и убивают в «стране негодяев», то они бы пришли заколоть вилами мучителей.

    «Я русский,  - писал Тютчев в письме к Густаву Кольбу, - русский сердцем и душою, глубоко преданный своей земле, в мире со своим правительством и совершенно независимый по своему положению. Стало быть, мнение, которое я попытаюсь здесь высказать, - мнение русское, но свободное от всяких расчетов. И не опасайтесь, чтобы в качестве Русского я ввязался, в свою очередь, в жалкую полемику, вызванную недавно одним жалким памфлетом… Книга г. Кюстина служит новым документом того умного бесстыдства и духовного растления (отличительные черты нашего времени, особенно во Франции – прим. авт.), благодаря которым дозволяют себе относится к самым важным и возвышенным вопросам более нервами, чем рассудком, дерзают судить весь мир менее серьезно, чем бывало относились к критическому разбору водевиля. Что же касается до противников г. Кюстина, до так называемых защитников России, то они, конечно, искреннее его, но они уж слишком просты… Они представляются мне людьми, которые, в избытке усердия, в состоянии поспешно поднять свой зонтик, чтоб предохранить от дневного зноя вершину Монблана!.. Нет, милостивый государь, мое письмо не будет заключать в себе апологии России. Апология России… Боже мой! Эту задачу принял на Себя Мастер, Который выше нас всех и Который, мне кажется, выполнял ее до сих пор довольно успешно. ИСТИННЫЙ ЗАЩИТНИК РОССИИ – ЭТО ИСТОРИЯ; ею в течении трех столетий неустанно разрешаются в пользу России все испытания, которым подвергает она свою таинственную судьбу…»

    Большое видится на расстоянии: то, что сегодня представляется запутанным и даже поражением, впоследствии судьбами Божиими приводит к победе и славе. Но так и у каждого христианина! Чем больше усилий по стяжанию благодати Святого Духа, тем неизбежнее и падения, и поражения, и искушения, которые составляют тернистый путь в Царство Небесное, но если человек не отступится, не струсит, не бросит дело спасения, то тем больше и победы, и слава, и венцы, о которых, конечно, верующий во Христа в самоотвержении не мечтает, но непрестанно творит молитву: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй меня, грешного».

    Слова Тютчева о том, что лучшей апологией России является ее история, находят удивительное подтверждение в истории рода Тютчевых. Это видный государственный деятель Московской Руси в период национального возрождения, сподвижник святого  великого князя Димитрия Донского. Узнав о том, что огромная армия Мамая двинулась в 1380 году на Русь, Дмитрий Донской предпринял последнюю попытку мирных переговоров. С этой целью и направил он к хану, как гласит летопись, «хитрого мужа Захарию Тутчева» с богатыми посольскими дарами. То есть Захарий Тютчев был на сегодняшнем языке дипломатическим представителем Святого Князя и Полководца Димитрия Донского! Не потому ли поэт Тютчев стал выдающимся православным дипломатом своего времени! Был Захария не только послом, но и передовым разведчиком. Пробираясь на юг через земли рязанского князя Олега, он узнал об изменническом союзе последнего с Мамаем и польско-литовском королем Ягайло и предупредил Дмитрия Донского об истинной цене клятвенных заверений в дружбе южного соседа. Источники в подробностях сохранили описание переговоров в ставке Мамая. От имени великого князя Захария спросил Мамая о здоровье, на что гневный правитель сбросил башмак с правой ноги и сказал: «Се ти дарую, от великая славы твоея пришедшу, от ноги моея отпадшее». Придворным же повелел: «Возьмите дары московские и купите себе плети: злато бо и сребро князя Дмитрия все будет в руке моею; землю же его разделю служащим мне, а самого поставлю стадо пасти верблюжье». Тутчев отвечал смело и с достоинством: «Бог сделает, что хочет, а не то, чего ты желаешь». Ханская челядь бросилась у дерзкому послу, чтобы тут же его изрубить, но Мамай остановил расправу. Ему понравилось, как посол защищает своего государя. В знак особой милости он предложил Захарию перейти на службу к нему. «Ради красоты твоей и благоразумия дарую тебе жизнь. Если враг мой Дмитрий еще молод, то и ему прощаю по молодости, чтоб он учился моим обычаям, меж тем поставлю над Русью иного князя; а ты, Захарий, обрел перед очами моими милость, и я вижу в тебе человека, который достоин быть в числе первых моих служителей, и коего думаю со временем таким же сделать человеком, как Дмитрий, которому ты теперь служишь». Тутчев понял, что теперь явно перечить хану не следует, так как могло бы погубить не только его лично, но и миссию в целом. Не теряя достоинства, он ответил: «Известно тебе, что не приличествует послу прежде окончания своего дела вступать в службу другого государя. Если хочешь меня пожаловать принятием в свою службу, то позволь мне только выполнить наперед препорученное мне посольство, ибо, таким образом, соблюду я пред людьми честь свою, и то, что я к первому моему Государю не нарушаю верности, послужит тебе доказательством, что я так же и тебе нелицемерно служить буду». Мамай согласился и под конвоем четырех своих приближенных воинов отправил Тутчева обратно, вместе с грамотой от себя. Встретив передовой русский отряд, Захария связал с его помощью своих сопровождающих и разорвал грамоту Мамая. Затем он отпустил одного из мурз, вручив ему обрывки грамоты и велев передать хану, что во время пребывания в Орде он столько заметил в Мамае безумия, что легко мог из того заключить о содержании грамоты и почел ее недостойной быть представленной Великому Князю.

    Русский историк князь М.М.Щербатов объяснял мотивы поведения Тутчева следующим образом. Захария понимал, что страх перед ордой еще парализовывал волю многих русских князей, которые могли бы не позволить Дмитрию подобного демарша в Москве. Ответственность нужно было брать только на себя, и Тутчев сделал это, поставив всех колеблющихся перед свершившимся фактом, не оставляя никаких иллюзий на возможность компромисса. Народ воздал должное мужеству и государственному чутью Захария Тутчева, сделав его героем исторического предания «Про Мамая Безбожного». Народная история наделила его сказочной силой, сделав одним из главных героев и самой Куликовской битвы. Святой Князь Дмитрий Иоаннович поспешил на молебен в Троицкий монастырь. Перед возвращением оттуда он получил благословление у святого преподобного Сергия Радонежского и двух весьма мужественных и знающих в военном деле монахов — «Пересвета, прежде бывшим брянским боярином, и брата его Ослябю». А 27 августа 1380 года Московский князь Дмитрий Иоаннович выступил в поход за освобождение Руси от ордынского ига. В его дружине плечом к плечу во главе ратников выступали и посол Захарий Тютчев, и брянские богатыри Пересвет и Ослябя. Поэтому, когда мы читаем рубцовское «Засвищут стрелы будто наяву,/Блеснет в глаза кривым ножом монгола», то вспоминаем героических предков поэта Тютчева, столь много сделавших для России в ее священной истории.

    Внук Захария Тютчева - Борис Матвеевич Слепой Тютчев был воеводой в Суздале (1464) и разбил новгородцев на р. Шиленге (1471). Его потомки служили по Зубцову, Дмитрову, Кашину и Рязани. Никита Иванович Тютчев был воеводой в Верее (1623-1624) и в Борисове (1627-1628). Борис Иванович Тютчев был при царе Михаиле Федоровиче воеводой в Кашине и Устюжне Железнопольской (это совсем рядом с дорогим сердцу вологодским Бабаево! Кроме того, Устюженская земля приютила другого поэта Руси – Константина Батюшкова) Его сын Никита был воеводой в Белозерске (1657). Так что у рода Тютчевых есть явно выраженный вологодский след.

    Прадед по отцу поэта Андрей Данилович  состоял в офицерах при Петре I. Дед поэта Тютчева Николай был полковником и избирался предводителем брянского дворянства. Символично, что значительная часть моей офицерской службы прошла именно в радиотехнических частях бывшего 6-го Брянского корпуса ВВС и ПВО, штаб которого располагался недалеко от Кургана Славы. Пользуясь возможностью, шлю всем однополчанам низкий поклон за их ратную службу, продолжившую подвиги их предшественников. Интересно и то, что брат Тютчева – Николай был полковником Генерального штаба. Но что весьма символично, так это то, что знаменитая Куликовская битва, свергнувшая ненавистное иго так называемой «золотой орды», произошла совсем недалеко от брянского поместья Тютчевых в Овстуге!..

     Служба государственная, преданность делу, воинская храбрость не проходили незамеченными. Так появились поместья Тютчевых в Угличском, Мышкинском, Кашинском уездах на Ярославщине, деревни и села на Орловщине, в Брянском уезде, других наместничествах средней полосы России. Тютчевы-рейтары — воины тяжелой кавалерии, одетые в шлемы и нагрудные латы, вооруженные длинной шпагой, пистолетом или ружьем, - не раз встречаются в писцовых книгах Углича и Кашина XVI -XVII веков.

    Чем же отвечает современная Россия на священный залог, оставленный всеми Тютчевыми в истории? Увы, противоречивыми суждениями о творчестве великого поэта Ф.Тютчева и забвением тютчевских гробов. Дело дошло до того, что в современный учебник истории России собираются внести изменения, которые должны стереть память о золотоордынском иге. Не было ига и все!?..

    Родовое поместье Тютчевых в селе Знаменское на реке Катка (ныне Угличский район Ярославской области) представляет из себя полуразвалившийся дом, полуразрушенную церковь и еще сохранивший остатки красоты парк… На некрополе рода Тютчевых стоит недавно установленный деревянный крест и все… Правда планируется реконструкция усадьбы, но когда до нее дойдет дело, никто не знает. Любая страна гордилась бы самой возможностью сохранить любые черты, связанные с памятью ее выдающихся сынов и дочерей. С великим поэтом Тютчевым не так…

    Когда началась война с французами в 1812 году, Тютчевы собрались в эвакуацию. Семейство Тютчевых выехало в Ярославскую губернию, в село Знаменское. Там жила бабушка Фёдора Ивановича Тютчева со стороны его отца, Пелагея Денисовна Панютина. Она давно и тяжело болела; родные застали бабушку живой, но 3 декабря 1812 года она скончалась и была погребена в местной Знаменской церкви в родовом некрополе. Эпитафия ее надмогильной плиты гласила: «В храме Знамения Божьей Матери погребено тело помещицы села Знаменского майорши Пелагеи Денисьевны Тютчевой, урожденной Панютиной, родившейся в 1739 году апреля…дня, скончавшейся в 1812 декабря 3-го дня. Жизни ей было 73 года 7 месяцев …дней. В супружестве жила с майором Николаем Андреевичем Тютчевым 35 лет, 2 месяца. Вдовствовала 15 лет, 5 месяцев, 20 дней. День ангела ее мая 4-го дня. Могила отступя аршин от левой стены за входную дверь. Мир праху твоему чадолюбивая мать». В этом же Знаменском некрополе покоится прах младенца Василия – брата поэта Федора Тютчева. В сгоревшую Москву Тютчевы решили не возвращаться, а ехать в свое имение в Овстуг.  

    В это же самое время другой поэт России К.Батюшков видел нашествие наполеоновских войск и сожженную Москву.

    Остается не до конца выясненным вопрос, почему ничтожная часть офицеров, видевшая злодеяния республиканцев из Франции и то, что они творили во время нашествия на Россию в 1812 году, все же решилась на события в декабре 1825 года в Санкт-Петербурге? Хотя ответ в общем-то напрашивается один – да потому и случилось выступление декабристов, что им недорога была Историческая, Православная Россия. Тютчев камня на камне не оставляет от того злодейства, которые декабристы собирались учинить в России. Совершенно в согласии с пушкинской оценкой декабристов: «И на обломках самовластья/Напишут наши имена» (декабристы, покусившись на власть Помазанника Божия, сами лишили себя быть записанными в Книге Жизни у Бога), Тютчев продолжает:

     

                                         Вас развратило самовластье,

                                         И меч его вас поразил

     

    то есть сгубила вас собственная гордыня, нехристианство, самовластное устремление все решать по человеческой прихоти, поэтому Богом и было попущено так, чтобы меч злобы, которую вы таили на Царствующий Дом и народ, поразил вас самих.

                                         

                                          И в неподкупном беспристрастье

                                          Сей приговор Закон скрепил

     

    В советской историографии декабристы были выставлены героями, что и неудивительно. При этом виновником несчастий заговорщиков всегда выставлялся Император Николай I. Но Тютчев прямо указывает, что декабристы, члены тайных обществ, сами на себя накликали возмездие Божиего Закона, а Православный Император лишь следовал Высшему Приговору Небесного Судьи.

    Нет ничего в Божием мире тайного, что рано или поздно бы не обнаружилось и не было предано суду. Декабристы были предтечами тех разрушительных сил, которые уже в 1917 году путем переворота, не спрашивая народ, захватили власть по всей России. Но дело и декабристов и их последователей в России пропало, да и не могло не пропасть, ибо в основе своем оно было демоническим. Разрушители Православной Империи предполагали в своем бесовстве, что ими все сделано для того, чтобы обратить Русь в гнилую стену, как говорил Ленин, - «ткни и развалится». Но развалилась не Святая Русь, не Церковь, а все то, что недостойно Святости и пребывания в Торжествующей России на Небесах. Началась Русская Голгофа. Да, Россия – это стена, но ЖИВАЯ! Как совершенно верно пишет Тютчев

     

                                             Ужасно та стена упруга,

                                             Хоть и гранитная скала, -

                                             Шестую часть земного круга

                                             Она давно уж обошла…

     

                                              Ее не раз и штурмовали –

                                              Кой-где сорвали камня три,

                                              Но напоследок отступали

                                              С разбитым лбом богатыри…

     

                                              Стоит она, как и стояла;

                                              Твердыней смотрит боевой:

                                              Она не то чтоб угрожала,

                                              Но… каждый камень в ней живой

     

    А ведь поэт Тютчев имеет прежде всего не внешние размеры России и не ее материальные богатства и силу, но именно, что РОССИЯ ЖИВОГО БОГА, РОССИЯ ВЕРНАЯ ХРИСТУ – ЭТО СТЕНА ДЛЯ АНТИХРИСТОВ! ЭТО ТОЖЕ, ЧТО НЕРУШИМАЯ СТЕНА – ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА!! Матерь Божию часто величают Церковью Бога Святого и это, несомненно, так. И вот в этом Живом Теле Христовом – Церкви каждый Ее член и есть живой камень среди таких же других камней. Что же тут непонятного! Может статься, и это уже отчасти есть, что территориально Россия в конце времен будет маленькой, но Живую  Необоримую Стену кто одолеет?! Стена эта никому не угрожает, но если что, даст отпор всем живым мертвецам, намеревающимся без Бога выстроить новое на свой лад мироздание. Но это уже будет мертвая и бездушная стена, которая неминуемо падет и погребет под собою горе-строителей.

    Россия – это, прежде всего, Церковь, а потом все остальное, то есть главное в России ее верующий право в Христа народ. И хоть основание этой России-Церкви на земле, Глава же  на Небесах есть – Господь Иисус Христос. И кто из человеков, даже вместе взятых, покусится на такое! Нам могут возразить, что мол Тютчев ничего такого не объясняет, но задача поэта – это не пропаганда и агитация, и в то время объяснение очевидного в Православной Империи было бы воспринято с недоумением: все, кто верил в Христа сердцем, а не по устам, понимали Тютчева без всякого религиозного разжевывания. Это сейчас в постсоветское время приходится объяснять, что к чему, так как за годы безбожия в силу понятных причин весьма многими утрачен истинный вкус к Божественному, нам приходится зачастую начинать с азов и т.д.. Тютчевские строки хоть и образно, что и многоценно, но все же отнюдь не абстракто извещают наш ум и сердце о назначении Великой России:

     

                                          Как ни бесись вражда слепая,

                                          Как не грози вам буйство их, -

                                          Не выдаст вас стена родная,

                                          Не оттолкнет она своих

     

    И правда, люди сегодня хвалят, а завтра валят, а Церковь – Мать наша всегда приемлет своих детей! И произойдет нечто преудивительное:

     

                                          Она расступится пред вами

                                          И, как живой для вас оплот,

                                          Меж вами станет и врагами

                                          И к ним поближе подойдет

     

    А все потому, что Церковь не воюет с людьми, а помогает преодолевать злобу духов поднебесных, которой люди заражаются, когда произвольно и охотно грешат. Что может быть несчастнее таковых в мире? Не устоявшие в добре, они в большинстве своем так же ленивы и равнодушны в достижении зла, так что не стоит слишком бояться сатанинских завываний и страхов. Стоит обратиться к Богу с молитвой, покаяться и все наваждения исчезнут.

    Но вернемся к самовластным заговорщикам, которые еще в начале XIX века решили установить в России республиканское правление:

     

                                           Не знаешь, что лестней для мудрости

                                                                                                           людской:

                                           Иль вавилонский столп немецкого единства,

                                           Или французского бесчинства

                                           Республиканский хитрый строй

     

    Вот и оценка гением России Тютчевым, как немецкого единения – это не что иное, как новый Вавилон, а республиканское правление во Франции названо «бесчинством» и «хитростью». Человеческое устроение без Бога и Истинной Церкви и есть не что иное, как Вавилон, беспутство и лукавство. Все от Бога - свято и безгрешно, а без Бога – ничтожно и разрушится, как бы не пыжилось.  Так, например, литература без Бога – отрава, наука без Бога – обман, психология без Бога – мошенничество и т.д.. Поэт Тютчев настаивает на том, что выступление декабристов-революционеров против общественного и политического строя Православной России было антинародным и вероломным выступлением кучки заговорщиков. Поэтому результат такого крайнего бесчиния и бунта, как и всякого не во славу Божию действия, закономерен:

     

                                           Народ, чуждаясь вероломства,

                                           Поносит ваши имена –

                                           И ваша память от потомства

                                           Как труп в земле, схоронена

     

    Примечательно, что Тютчев обращает обличение декабризма к самим декабристам, понимая, что может получиться и так, что народ могут заставить поверить в «святость» идеалов декабризма, что, как видим, в целом не удалось. А вот люди, вставшие на путь борьбы со Святой Русью и Церковью, могут все-таки опомниться, раскаяться и стать русскими не по одному названию, но по духу. Стал же, в конце концов, декабрист и поэт Одоевский христианином и отошел от революционных взглядов. То же сделал в свое время писатель Ф.М.Достоевский, за что Господь наградил его великим даром святого, пророческого слова. Так что Тютчев, не кривя душой, смело обвинил декабристов в их безумных, бесчеловечных планах и действиях. Но он же и призвал всех, кто ополчается на Святую Русь и кто Ее позорит грехами из числа русских, к покаянию. Иначе будет так, как вещает Псалмопевец: «Да постыдятся и смятутся в век века, и посрамятся и погибнут» (Пс. 82, 18).                               

    Существует очень трогательный народный рассказ о том, как однажды преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский решили спросить Святителя Николая Мирликийского Чудотворца, за что же он так горячо возлюбил землю Русскую? «За то, - отвечал Святитель, - что дитя она, Святая Русь, что в ней души чистые, детские, что не гонится она за деньгами, дьяволу не кланяется. Цветок она неувядающий, благоухание пред Господом. Но и ребенок бывает неразумен и огорчает отца, но, наказуя его, отец не перестает его любить. Так и Россия пред Господом, как дитя любимое. Русь - это тайная дума Господня пред вечностью».

    Поэт Тютчев сравнивает Святую Россию уже не с величественной горой, над вершиной которой ее чересчур ревностные защитники пытаются открыть свои зонты, но с полюсом, над которым царят вечные льды:

     

                                        О жертвы мысли безрассудной,

                                        Вы уповали, может быть,

                                        Что станет вашей крови скудной,

                                        Чтоб вечный полюс растопить:

                                        Едва, дымясь, она сверкнула

                                        На вековой громаде льдов,

                                        Зима железная дохнула –

                                        И не осталось и следов

     

    Ни одна слеза, ни одна кровинка ради Христа не забыта у Бога. И, наоборот, бесследно исчезает кровь, напрасно пролитая в угоду человеческих целей и химер. Спаситель пролил ради избавления человека от греха и диавола Свою Божественную Кровь и до сего дня посредством Таинства Евхаристии избавляет грешников от ада, а люди продолжают проливать реки чужой крови и, как образно говорят в народе, «пьют кровь друг у друга», то есть грешат, не задумываясь и приносят несчастья себе и другим. Непослушание Богу, Тому, Кто сказал, что Он – Путь, обернется тем, что путь нечестивых погибнет.

    Категория: Духовность и Культура | Добавил: Elena17 (25.08.2016)
    Просмотров: 148 | Теги: Русское Просвещение, андрей башкиров, русская литература | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 457

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru