Русская Стратегия


      Цитата недели: "Если оскудевшая душа человека или его подорванный разум не находят уже благословения даже для Отечества - то это значит, что такой человек не способен ничего любить горячей, самоотверженной любовью."
(Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [784]
Русская Мысль [148]
Духовность и Культура [144]
Архив [421]
Курсы военного самообразования [18]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Духовность и Культура

    Л.И. Бородин. «Распростертым на полу я оставил Люцифера…» (ко дню памяти писателя)

    * * *

    Спотыкаясь, бранясь и споря,

    Жили — шли и грешно, и странно

    По протоптанным тропам горя,

    По лукавой стезе обмана.

     

    До хрипот черный ворон каркал...

    И была наша кровь — водица...

    Но однажды светло и ярко

    Осветились слова и лица!

     

    В этой дали —

    такой дальней,

    В этой сини — такой синей

    Мы, счастливые, отгадали

    Неотгаданный зов России!

     

    * * *

    Мы с детства в Русь вколдованы —

    Лишь помни и носи!

    Но судьбы уготованы —

    И нет нам той Руси!

     

    То к худшему, то к лучшему?

    Кому про то ясней?

    По Пушкину, по Тютчеву

    Знакомились мы с ней!

     

    Сквозь песни молодецкие

    Мы ищем нашу Русь!

    Нам бабки досоветские

    Вложили эту грусть!

     

    Но тропы опечатаны!

    Не тронь! Не воскреси!

    Последние внучата мы

    Несбывшейся Руси!

     

    * * *

    Я был сосной. И сто ветвей

    кривых, как ствол...

    еще кривей...

    Как стоголовая змея,

    жила на камнях тень моя...

    Так был сосной, кривой сосной!

    Макушку срезало весной

    беспечным росчерком грозы...

    Янтарным ручейком слезы

    я пережил

                        и крепче врос

    в нутро земли от этих слез!

    Я стал кривей, еще кривей,

    когда кривляка¬суховей

    с утра до ночи как хотел

    мне руки за спину вертел!

    Я не стонал, я не вопил!

    Я ветви за ветви сцепил

    и, завязав узлы ветвей,

    я стал кривей! Еще кривей!

    Как сказкой выдуманный зверь!

    Зато попробуй!

                                   Тронь теперь!

     

    * * *

    Не оттого ли заново и заново

    Душа Руси то кровью, то изменой,

    Что расстреляли мальчика Романова,

    Царевича земли благословенной?

     

    Года прошли...

    Но быть судьбе немилой!

    И путь один из тысячи путей:

    Нам триста лет искать его могилу!

    Нам триста лет терять своих детей!

     

    * * *

    Мне Русь была не словом спора!

    Мне Русь была — судья и мать!

    И мне ль российского простора

    И русской доли не понять,

    Пропетой чуткими мехами

    в одно дыхание мое!

    Я сын Руси

    с ее грехами

    И благодатями ее!

     

    Но нет отчаянью предела,

    И боль утрат не пережить!

    Я ж не умею жить без дела,

    Без веры не умею жить!

     

    Без перегибов,

    перехлестов,

    Без верст, расхлестанных в пыли!

    Я слишком русский, чтобы просто

    Кормиться благами земли!

     

    Знать, головою неповинной

    По эшафоту простучать!

    Я ж не умею вполовину

    Ни говорить

    и ни молчать!

     

    Земля родная!

    Ради Бога,

    Храни меня теперь и впредь!

    Чтоб мне по глупости

    до срока

    Впустую не перегореть!

     

    * * *

    Я России моей светлоокой

    Открывал за чертою черту.

    Мне ее хоронили до срока,

    Загоняли ее в немоту,

    Обкорнали,

    взнуздали

    и вздыбили,

    Гнали шпорами в дым­дымовье,

    Полстолетия мчались —

    и прибыли,

    Чтобы выслушать слово мое…

    Но ответил я речью невнятною,

    Шелуху ярлыков теребя:

     

    Как любить мне тебя, непонятную?!

    Как мне мстить,

    не поранив тебя!

     

    * * *

    Узел бессмыслиц умом не расплесть.

    В тайне бессмыслицы мысль не убита!

    Верую, Господи, в то, что Ты есть!

    Верю в святую запутанность быта!

     

    Верю: однажды в назначенный срок

    Вспомнятся болью прошедшие весны.

    Верую в мудрость забытых дорог!

    Верую в щедрость дорог перекрестных!

     

    Робостью шага заслужена месть —

    Вычернят душу тоской изуверы!

    Верую, Господи, в то, что Ты есть!

    Как бы я, Господи, выжил без веры!

     

    Топчут и топчут, и камнями вслед...

    Памятник Зверю из этих камений!

    Господи! Сколько затоптанных лет!

    Господи! Сколько растоптанных мнений!

     

    Миг немоты непроснувшихся глаз

    Выстучит горестно ливень осенний...

    Верую, Господи, вспомнишь о нас

    В радужный, радостный

    день Воскресений!

     

    * * *

    Когда б свобода в пару крыл

    Да знак Святого Лика,

    Я б что­то новое открыл

    В судьбе земли великой!

     

    Надежда памятью жива.

    Но в чьем­то скверном вкусе

    Сто лет плетутся кружева

    Навязчивых иллюзий!

     

    Как будто зренья лишены,

    Рассвету неподвластны!

    Полупрозревшие страшны!

    Ослепшие опасны!

     

    А в той российской глубине,

    На дне многополосий,

    Как прежде, душно станет мне,

    Когда подступит осень.

     

    И побегу, и полечу

    Опять по степь­дорогам...

    Я радость отыскать хочу,

    Завещанную Богом.

     

    Чтоб гневный огнь по язвам зла

    И шепот в мощность крика...

    И чтоб свобода в два крыла!

    Да знак Святого Лика!

     

    * * *

    Все уже круг. Все ближе холод стужи.

    И крик­сквозняк задул мою свечу.

    Но я готов. И мне никто не нужен.

    Я сам сполна за сумерки плачу.

     

    Я заплачу свободою, и кровью,

    И всем, чем был и беден, и богат,

    За нашу кротость розово­коровью,

    За нашей веры жалкий суррогат.

     

    Как все — увы! — я хрупок и невечен,

    И не дожить до радостного дня,

    Когда зажгут рождественские свечи

    Те, кто во всем талантливей меня.

     

    Я был готов к торжественному бою...

    Но чья вина, что тенью меж теней

    Прочерчен круг капризною судьбою

    Над жизнью непрожитою моей?

     

    * * *

    Россия, прости, что злоба

    Дышала с моей строки.

    И ты ведь, и я, мы оба

    Друг к другу подчас строги.

    Нынче c душою иною,

    Нынче с поклоном я.

    То, что считал виною, —

    То лишь беда твоя.

    Наобещала эра

    Благостей миру всему,

    Тогда уступила вера

    Доверию твоему.

    Диких клинков блистание,

    Радуга злых дорог.

    Было тебе испытание,

    Будет тебе урок.

    Но в тьму завела дорога

    Слепые твои мечты.

    И все же, уйдя от Бога,

    Безбожной не стала ты.

    Аршином боль не мерила,

    Лживой ханжой не была.

    Ты так же, ты чисто верила

    В нечистые их дела.

    И оттого над порогом

    Меча я не подниму.

    Я знаю:

    Россия с Богом,

    Хотя и спиной к Нему!

     

    И.Р. Шафаревичу

     

    Патриотизм, когда лишь фраза,

    Под ней подпишется любой.

    Любовью к Родине наказан

    Я хитроумною судьбой.

     

    Как будто некуда деваться,

    Крестом проклятье сотворя!

    Как просто было б расплеваться

    И бойко двинуть за моря,

     

    Где время вяло, бремя куце,

    Где крест не тяжесть для души,

    Где пистолеты продаются

    Самоубийцам за гроши.

     

    Но срок истек. Меняясь в роже,

    Мои ищейки сбились с ног.

    Уж надрывается в прихожей

    Тот вызывающий звонок.

     

    Иду на вызов без опаски,

    Без сожаленья, видит Бог.

    В судейских креслах чудо­маски

    Из горько памятных эпох.

     

    Расчеловеченные лица

    Спешу не в шутку освежить

    Благодарением убийцам

    От не желающего жить.

     

    Но мой сарказм не понят. Смазан.

    И впредь юродствовать не смей,

    Когда заслуженно наказан

    Любовью к Родине своей.

     

    Падший ангел

     

    Падший ангел...

    Как он пал?

    Он, добру служивший вечно?

    Эту истину проспал,

    Проворонил я беспечно.

     

    А меж тем соблазна тьма

    В диалектике паденья

    В опыт просится сама,

    Только руки к ней воздень я.

     

    Думой сух и ликом строг,

    К состраданью чувства глухи, —

    Я и сам немало строк

    Нацарапал в этом духе.

     

    И, восторгами дыша,

    Поспешал за веком нашим,

    Как поклонник мятежа,

    Слабость к падшему питавший.

     

    В суете не одинок —

    Век почтил поклоном низким.

    Он ведь сам, сбиваясь с ног,

    Строил замок сатанинский.

     

    Стены слов и башни книг,

    Крыш узорчатое пенье...

    Я в построенный проник,

    Поднимаясь по ступеням.

     

    В дальней башне угловой,

    Там, где нет пути иного,

    Вдруг услышал тихий вой,

    Плач созданья неземного.

     

    Знать, привел меня не зря

    Глас неузнанных велений!

    У святого алтаря

    Демон падал на колени.

     

    Я, опешивший, видал,

    Как тряслись кривые плечи,

    Как безудержно рыдал

    Гений воли человечьей,

     

    Как несвязные слова

    Утопали в жалком стоне,

    Как склонилась голова,

    Как лицо сползло в ладони...

     

    Там, в таинственном углу,

    Потряслась земная вера!

     

    Распростертым на полу

    Я оставил Люцифера.

     

    Опубликовано в журнале "Голос Эпохи" (№4/2016)

    ___________

    Заявление русской патриотической общественности

    ОТКРЫТО ДЛЯ ПОДПИСАНИЯ

    Категория: Духовность и Культура | Добавил: Elena17 (23.11.2016)
    Просмотров: 82 | Теги: русская поэзия, голос эпохи, даты, Леонид Бородин, Русское Просвещение, русская литература | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 423

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru