Русская Стратегия

      Цитата недели: "Отдавать судьбу интересов своего народа в чужие руки, подчинять его решению чужих держав правительство не имеет права. Это идея не государственная, а вотчинная, чуждая сознанию обязанности перед нацией и государством. Но такое правительство не может долго существовать, так как сомкнувшаяся в государство нация не допустит столь произвольного распоряжения своими судьбами." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1460]
Русская Мысль [235]
Духовность и Культура [267]
Архив [734]
Курсы военного самообразования [62]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Голоса АрхипеЛАГа. «Верю, родной, что наше солнце снова согреет наши сердца и души…»

     

    ЛИПА — ВОЛОДЕ

     

    Это личное письмо женщины из Новозыбкова должно было быть передано ее мужу, находящемуся в заключении, но почему-то так и осталось в архиве МПКК. Возможно, что к тому времени, когда письмо попало в руки сотрудников МПКК, мужа уже был освобожден (либо его не было в живых). Фамилии женщины и ее мужа не  установлены, осталось письмо и их имена.

     

    <2 октября 1920>

     

    «Новозыбков. 2/X 1920 г<ода>.

     

    Володенька, родной мой!

     

    Простишь ли ты мне мое, столь долгое молчание. Что-то внутренне подсказывает мне, что да, простишь. Тебе не трудно будет понять причину его… Мне очень трудно сознаться, что вот уже две недели я никак не могла взять себя в руки, сесть и спокойно писать. Тяжело, что не я первая сообщила тебе о появлении столь долгожданного нашего мальчика.

    Я не ошиблась, 17 в пятницу в 3 часа утра он появился на свет и громким криком заявил о своем праве на существование.

    Дорогой мой, ты горишь желанием знать о нем много, много... Да, многое бы можно рассказать, а напишешь ли все? Прежде всего, позволь поздравить тебя с сыном, который, кажется, будет твоим портретом. Уже теперь, когда ему только две недели, сходство довольно большое; подрастет, и оно выявится еще резче.

    Мальчуган прелестен тем, что очень крепкий, доношенный и здоровенький. Орет прекрасно, можно предполагать, что в этом пойдет в маму — будет с голосом. Ну, что еще рассказать тебе о нем?

    Родился он около 3 ф<унтов> весом, с длинными беленькими волосиками и большими синими глазками, с пушком на щечках — смешной такой. Много в нем еще стариковского, но последнее в каждым днем исчезает, уступая место специфически детскому.

    Пока что мальчик растет спокойный — сам спит, спит — ест. Правда, вчера и сегодня он кричит больше обыкновенного, но в этом виновата уже я сама. Нервы немного пошаливают, сдержать себя не всегда удается, а у него отражается на желудке. Надеюсь, что все же я окажусь госпожой положения, а не мои нервы, и все наладится. Теперь остановка только за папой, был бы он с нами, и все чудесно было бы. Хочу верить, что ждать осталось уже недолго.

    Несколько слов о себе; я уже совсем здорова и физически чувствую себя прекрасно, не могу этого сказать о нравственном состоянии, оно, кажется, похуже.

    Роды и послеродовой период протекал очень хорошо, не только никаких осложнений, но не понадобилось никаких лекарственных снадобий, хотя в них недостатка не было. Уход и все остальное было чудесно, не хватало одного, только тебя, родной мой.

    Мне кажется, что я не заслуживаю того отношения, какое было проявлено со стороны друзей, так что обо мне ты не беспокойся — все самое страшное осталось позади. Теперь нужны силы, чтобы растить нашу малышку.

    Ты уже выказываешь нетерпение, читая о нем и не зная его имени. Трудно мне было одной решить этот вопрос, тысячу раз колебалась, останавливаясь то на одном, то на другом имени, вспомнила наш разговор за обедом о том, что красивых имен два — твое и Карпекина[1], решила назвать его Александром, зову же его Алеком и Леликом. Ты приедешь, и, может быть, мы его снова перекрестим, хотя его уже зарегистрировали Александром.

    Родной мой, не сердись, если я не так часто буду писать. Возможно, что мое настроение скоро урегулируется, но теперь еще мне стоит огромных усилий писать, зная, наверное, что письмо, прежде чем попадет тебе (да и попадет ли вообще), пройдет десятки рук и вызовет десятки иронических улыбок и замечаний. Знаю, что с этим не стоило бы считаться, а все же пока иначе не могу.

    Хотя бы в этом отношении была бы хоть маленькая справедливость, если бы я могла быть уверена, что это письмо, пройдя десятки инстанций, все же попадет к тебе, я бы превозмогла все и писала бы. А как много, много есть о чем писать, а еще больше говорить. 

    Верю, родной, что наше солнце снова согреет наши сердца и души, верю, что правда восторжествует, и ты снова будешь на свободе, мы вместе будем растить нашего крошку, для иной только жизни, здоровой, прекрасной и правдивой.

    О нас, дорогой, не беспокойся, береги только свое здоровье, береги силы, ты нужен и мне, и нашему мальчику, он потребует от нас много, много...

    С Броничкой посылаю тебе теплые вещи, будет случай, передам еще кое-что.

    Хочу верить, что до наступления холодов ты будешь уже с нами. Надо сильно хотеть и верить, и по вере моей воздастся мне. О, если бы это было так.

    Кончаю писать, хотя могла бы исписать целую тетрадь. Пусть хоть это короткое письмо попадет к тебе. Подробно буду писать в дневнике Алека.

    Будь здоров, родной, любимый мой, здоровье — вот тот фундамент, на котором мы построим крепкое и здоровое здание нашей будущей жизни.

    Целую крепко и много, я и Лелик.

    Твоя, всегда твоя. Липа»[2].

     


    [1] Карпекин (Карпейкин) Александр Алексеевич, член партии эсеров. В январе 1923 — находился в Таганской тюрьме, в феврале выслан в Ташкент.

    [2] ГАРФ. Ф. 8419. Оп. 1. Д. 4. С. 15-18. Автограф.

    Категория: История | Добавил: Elena17 (12.08.2017)
    Просмотров: 32 | Теги: преступления большевизма, россия без большевизма, голос эпохи | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 500

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru