Русская Стратегия

      Цитата недели: "Восстановление потрясённой гегемонии Русского народа в Империи, его историческими усилиями созданной, составляет теперь жгучую потребность времени. Но для этого нужно прежде всего быть достойным высокой ответственной роли, нужно быть духовно сильным и хотеть своего права." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1169]
Русская Мысль [213]
Духовность и Культура [231]
Архив [629]
Курсы военного самообразования [37]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Elena17

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Обозрение эпохи царствования Императрицы Елизаветы Петровны, касающееся в частности, различных военных вопросов, явлений и деятелей

    http://static1.repo.aif.ru/1/49/287957/5de750bafb97fbe6384ebc41f59e932d.jpg

    Предисловие к обзору состоящей под Высочайшим ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА покровительством выставке «ЛОМОНОСОВ и ЕЛИЗАВЕТИНСКОЕ ВРЕМЯ» Санкт-Петербург, 1912 г.

    Время царствования Императрицы Елизаветы Петровны с военной точки зрения представляет громадный интерес и имеет весьма большое значение.

    В царствование Петра I гением Великого царя была не только создана, организована и подготовлена армия, но, благодаря тому, что Петр был сам выдающимся полководцем и умел выбирать себе сотрудников, армия эта получила богатый и крайне поучительный боевой опыт.

    Этот опыт дал молодой регулярной армии возможность вполне сложиться, сформироваться и оказать те покрывшие бессмертной славой их победные знамена боевые подвиги, которые явились основою их блестящих традиций и послужили залогом дальнейшего развития русского военного искусства на вполне разумных началах.

    Со смертью Великого Петра Россия и русская армия потеряли Царя и вождя, который не только призвал их к новой жизни, но могучей рукой вел их по пути дальнейшего развития, славы и могущества.

    Его преемники, не имея дарований Великого Царя, не могли в полной мере продолжать его дела, ведя их с той же напряженностью и даже сохраняя то же направление.

    К тому же, едва Петр Великий сошел в могилу, противники его идей подняли голову, пытаясь вернуть Россию на старый путь.

    Два царствования прошло в тяжелой борьбе между старым и новым направлениями и лишь с воцарением Императрицы Анны Петровские идеи и начала окончательно восторжествовали, и поворот к прежнему стал невозможен. Однако, Императрица Анна и ее ближайшие сотрудники, одержав эту победу, большего сделать не могли. И вот в жизни России и ее армии происходит как бы застой, и весь смысл царствования племянницы Великого Императора заключается в том, что оно сохранило наследие Петра, почти ничего к нему не прибавив, но по обстоятельствам того времени и это – заслуга не малая. В частности, руководители русской армии в это царствование стремились по мере разумения вести ее так, чтобы не сбиться, не свернуть с пути, которым вел ее Петр Великий.

    Бережно сохранив в армии Петровские начала и традиции, деятели царствования Императрицы Анны дали им возможность пышно развиться, как только обстоятельства стали благоприятствовать этому.

    Поворот к лучшему в этом отношении начался именно в царствование Императрицы Елизаветы, дочери Великого Петра, и более всего способствовало этому участие наше в войне с Пруссией, когда в борьбе с европейским противником явилась необходимость, а в силу характера деятельности руководителей армии в предшествующее царствование – и возможность приложить к делу идеи и способы действия, установленные Петром.

    В этом и заключается, с одной стороны, значение, с военной точки зрения, царствования Елизаветы Петровны. С другой стороны, во главе действующих армий в войсках Императрицы Елизаветы стояли генералы, которые служебный и боевой опыт получили в предшествовавшее царствование. В то же время эти войны послужили школой для Румянцева, Суворова и др., деятельность которых преимущественно принадлежит следующей эпохе.

    Таким образом, представляется возможным установить непрерывную преемственность боевой школы, основание которой было положено великим создателем нашей регулярной армии. Благодаря этой преемственности боевой школы, у наших полководцев выработались общие черты, присущие только им и носящие национальный характер. Сюда, прежде всего, нужно отнести твердую веру наших полководцев в свою армию, затем — понимание ими сущности военных явлений и особенно – боя, далее, свободное, нерутинное, нешаблонное и при том независимое от каких-либо иноземных образцов применение основ военного искусства, его теории и практики вполне соответственно обстановке данной минуты в условиях непрестанного стремления к своей собственной цели и использования в полной мере современных технических средств.

    Из частностей в области организацюнно-административной в царствование Императрицы Елизаветы необходимо отметить: в пехоте — формирование гренадерских полков и Обсервационного корпуса, прибавление в полках третьих батальонов; в коннице — образование гренадерских полков, увеличение числа кирасирских полков; в артиллерии — введение новых усовершенствованных графом Шуваловым артиллерийских орудий — полевых гаубиц и единорогов: первые отличались своею подвижностью, а вторые — высокими баллистическими качествами.

    Общая численность армии в царствование Императрицы Елизаветы достигала: полевых войск до 185 т., гарнизонных — до 75 т., ландмилиции — до 28 т. и нерегулярных – около 44 т., а всего до 332000 чел. Численность армии в военное время не изменялась.

    Комплектование армии нижними чинами производилось набором рекрутов.

    В это царствование было обращено внимание на поднятие общего и специального образования офицеров.

    В этих видах поддерживается на соответствующем уровне образовательная и воспитательная части в Шляхетском Кадетском Корпусе и принимается, по почину графа П.И. Шувалова, целый ряд крайне целесообразных мер для поднятия учебного дела в Инженерной и Артиллерийской Школах, которые к тому же соединяются в одну.

    Графом П.И. Шуваловым тогда же был составлен проект «Об учреждении корпуса для артиллерии и инженерства». Проект этот предусматривал получение будущими офицерами сначала основательного общего образования, а затем уже – специально-военного, как теоретического, так и практического. Осуществление этого проекта последовало, однако, только в царствование Императрицы Екатерины II.

    В 1753 г. графом П. И. Шуваловым была подана в Сенат записка «О военной науке».

    В этой записке Шувалов, опираясь на Факты из истории древних народов, указывал на необходимость в России развития высшего военного образования.

    При этом Шувалов указывал, что у нас еще очень мало лиц, которые «трактовали бы военную науку», и считал, что для русской армии военная наука нужна, «как разумная душа телу».

    В заключение своей записки Шувалов писал: «Нам недостает теории и для этого учредить училища для военных наук... Вместо профессоров, искусных и довольно знающих военное дело военнослужащих, определить, которым лекции давать, диссертации делать, экзаменировать и прочее».

    К своей записке Шувалов приложил и программу «Военной науке о полевой службе, которой юношество основательно учиться может». Программа эта состоит из 159 вопросов стратегии, тактики, военной администрации, военной географии и топографии. Основанием этой Шуваловской программы для теории военного искусства послужило сочинение графа Тюрпень-де-Криссе: «Опыт военного искусства», которое как раз в то время было переведено по приказанию Шувалова.

    Таким образом, можно сказать, что уже во времена Елизаветы у нас явилось сознание необходимости иметь высшую военную школу, т.е. военную академию. Война, а затем перемена царствования помешали осуществлению этого проекта.

    Для управления боевыми действиями армии в 1756 году была образована Конференция при Высочайшем дворе, которая приняла на себя ведение стратегических операций русской армии в Семилетнюю войну. Таким образом, во вред делу главнокомандующий армией был лишен всякой самостоятельности, как при ведении операций, так и в решении административно-хозяйственных вопросов. С этих пор главнокомандующие являлись лишь в качестве доверенного агента Конференции при армии, что по природе и характеру всех военных явлений крайне вредно отражалось на пользе дела.

    Характерной чертой нашей стратегии в Семилетнюю войну была осторожность, которая являлась следствием: во-первых, стремления Конференции руководить операциями в ущерб «полной мочи» главнокомандующего, и, во-вторых, – полного подчинения нашей стратегии влиянию австрийской дипломатии.

    В эту войну в значительной мере получили развитие стратегические действия массы легкой конницы впереди фронта армии, причем отличительными особенностями этих операций являются: независимость от тыла, быстрота налета отдельными партиями с разными целями, широкий фронт и значительно выдвинутый вперед район освещения местности.

    Наконец, в отношении стратегии необходимо отметить умелое и полезное сочетание, при довольстве армии, пользования местными средствами с процветавшей тогда в чистом виде магазинной системой.

    Особенностью тактики русских войск в Семилетнюю войну является активно-оборонительный бой. Чисто наступательный бой в эту войну не получает достаточного развития. Однако нужно заметить, что активность при обороне выказывала в то время только одна русская армия. Затем, в тактике наших войск в рассматриваемую эпоху необходимо подчеркнуть вполне свободное отношение к форме линейного боевого порядка, вследствие чего устраняются те или другие неудобства: боевой порядок применяется к местности и «к неприятельским обращениям»; позиции не занимаются равномерно; осуществляется идея, как частного, так и общего резервов; войска, не исключая и артиллерии, получают возможность маневрировать и поэтому – проявлять в полной мере принцип взаимной выручки. В частности, при действиях пехоты преобладающее значение отдается огню, хотя войска не чуждаются и работы штыком. Конница отказывается от стрельбы с коня, и залог успеха своих действий видит в атаке, но в то же время, очевидно, конница недостаточно проникнута важностью, по своим последствиям, акта преследования как на поле сражения, так и вне его.

    Что касается артиллерии, то она на полях сражения оказывает могущественное содействие пехоте и коннице. Особенностями действия артиллерии являются: распределение ее на батареи по линии, защита ее огнем промежутков между линиями, стрельба через головы пехоты. Эти особенности в действиях артиллерии показывают усовершенствование не только техники и организации нашей артиллерии, но и прямое влияние этого на ее действия в бою.

    Наконец, необходимо указать на проявленное еще раз в Семилетнюю войну классическое упорство русских войск и на то нравственное значение, которое имели победы наши над лучшими войсками, руководимыми гениальным полководцем. Эти победы, несомненно, укрепили уверенность наших войск в себе и подняли их дух.

    Главнейшими военными деятелями эпохи являются:

    1) Граф Петр Петрович Ласси (1678-1751), родом ирландец, в русскую службу вступил в 1700 году. Участвовал во всех походах Петра Великого сначала в роли начальника небольших частей, а потом – крупных отрядов, имеющих самостоятельное назначение. В 1733 году способствовал возведению на Польский престол короля Августа III и принимал деятельное участие в Польской войне 1734 года, а также в роли главнокомандующего одной из двух наших армий в войне с Турцией в 1736-39 гг. В 1736 году возведен в звание генерал-фельдмаршала. В Шведскую войну 1741-43 гг. был главнокомандующим нашей армии. После войны вновь вернулся на занимаемую им с 1740 года должность Лифляндского генерал-губернатора и Командующего войсками в Остзейском крае. В 1745 году Ласси было поручено составить план войны на случай разрыва с Пруссией, а в 1747 году на него были возложены организация и предварительные распоряжения по отправлению в Австрию вспомогательного корпуса. Вместе с тем Ласси принимал руководящее участие в целом ряде военно-административных реформ. Умер он в Риге.

    2) Кейт (1698-1758), родом шотландец, на русскую службу вступил в 1728 г. генерал-майором; с успехом участвовал в войне со шведами в 1741-43 гг., отличился в сражении под Вильманстрандом (23 августа 1741 г.) и занял Аландские острова. По заключении мира был послан со значительным отрядом на помощь шведам против датчан; зимовал в Стокгольме, где ему поручено было исправление должности полномочного посла. В 1744 г. был назначен главным начальником в Ревель, потом переведен в Ригу, а в 1747 г. вследствие недоразумений с Военной Коллегией просил и получил увольнение от службы, поступив в прусские войска генерал-Фельдмаршалом.

    3) Граф Степан Феодорович Апраксин (1702-1758) начал службу рядовым в Преображенском полку; в 1737 г. секунд-майором Семеновского полка участвовал под начальством Миниха в Турецком походе и в штурме Очакова; был командующим войсками в Астрахани и в 1742 г. ездил послом к шаху Надиру. В 1757 г. в звании генерала Фельдмаршала, которое получил в 1756 г., был назначен главнокомандующим армией, действовавшей против пруссаков. 19 августа 1757 г. Апраксин на голову разбил при Грос-Егерсдорфе прикрывавшего Восточную Пруссию Фельдмаршала Левальда, после чего вследствие неудовлетворительной организации доставки продовольствия и вообще неустройства своего тыла вынужден был отступить в Курляндию и Литву. За это отступление Апраксин был предан суду и, состоя под судом, в 1758 г. умер от удара.

    4) Граф Виллим Виллимович Фермор (умер в 1771 г.) с отличиями участвовал в Турецких походах Миниха (Очаков, Кодыма, Ставучаны). В 1741 г. в чине генерал-майора отличился при взятии Вильманстранда. В 1757 г., находясь в армии графа Апраксина, взял Мемель и содействовал поражению пруссаков при Грос-Егерсдорфе. В 1758 г. был назначен главнокомандующим нашей армией, занял Кенигсберг и всю Восточную Пруссию, которая присягнула Императрице Елизавете, и генерал-губернатором которой был назначен Фермор; в этом же году безрезультатно бомбардировал Кюстрин и 14 августа разбил Фридриха Великого при Цорндорфе. Смененный в 1759 г. за административную нераспорядительность с должности главнокомандующего армией, остался при ней в качестве начальника дивизии и принимал деятельное участие в успешных для нас сражениях при Пальциге (12-го июля) и Куннерсдорфе (1-го августа). В 1760 году по болезни главнокомандующего Фермор вновь вступил в командование армией, причем по его распоряжению в 1760 году один из наших отрядов занял Берлин. В 1761 году сдал армию вновь назначенному главнокомандующему, графу Бутурлину.

    5) Граф Петр Семенович Салтыков (умер в 1772 г.) начал службу в 1714 году рядовым в Гвардии. Двадцать лет изучал морское дело во Франции; в чине генерал-поручика принимал участие в войне со Швецией в 1741-43 гг., а в 1759 году по настоянию нашей союзницы, Австрии, был назначен главнокомандующим русской армией, действовавшей против Пруссии. В этом году Салтыков нанес пруссакам два сильнейших поражения: под Цюлихау (Пальцигом) и под Куннерсдорфом, причем за последнее сражение, в котором он на голову разбил самого Фридриха Великого, он был возведен в звание генерал-фельдмаршала. В 1760 году Салтыков опасно заболел и покинул армию, а в 1762 году вновь был назначен главнокомандующим, но теперь ему пришлось только распоряжаться при возвращении армии в Россию. В царствование Императрицы Екатерины II Салтыков был главнокомандующим Москвы.

    6) Граф Александр Борисович Бутурлин (1704-1767) был любимым денщиком Петра Великого; в царствование Императрицы Анны Иоанновны находился в армии на Персидской границе, где участвовал во многих сражениях. Принимал участие в походах Миниха, был правителем Малороссии. В 1742 году был назначен командующим войсками в Лифляндии и Эстляндии. В 1756 году получил звание генерал-фельдмаршала с повелением присутствовать в Конференции. В 1760 году был возведен в графское достоинство, а в 1761 году – назначен главнокомандующим армией, действовавшей против Пруссии. При Императрице Екатерине II был генерал-губернатором в Москве.

    7) Граф Петр Иванович Шувалов (1711-1762) начал службу пажом при дворе Цесаревны Елизаветы Петровны; за содействие возведению ее на престол был пожалован в действительные камергеры; затем был сделан сенатором и в 1746 году возведен в графское достоинство. В начале 50-х годов Шувалов командовал дивизией, расположенной в окрестностях Петербурга, а затем сформированным им Обсервационным корпусом. В 1756 году был назначен генерал-фельдцейхмейстером. Состоя последним, предложил новые орудия – гаубицы, единороги, «инвентованные» полковые пушки. Вообще, хорошо зная техническую часть артиллерийского дела, Шувалов ввел в нашей армии в этой области целый ряд выдающихся и полезных преобразований, много способствовавших развитию и процветанию нашей артиллерии.

    8) Граф Петр Александрович Румянцов (1725-1796) в 1740 году был произведен в офицеры, а уже в 1748 году принимал участие в походе Репнина во Франконию, командуя полком. В 1756 году Румянцов был произведен в генерал-майоры и затем принимал деятельнейшее участие в начавшейся в 1757 году нашей войне с Пруссией. Командуя бригадой, Румянцов 19-го августа 1757 года решил в нашу пользу участь Грос-Егерсдорфского сражения. В 1758 году он принимал участие в занятии Кенигсберга, а затем, командуя большим конным отрядом, искусно прикрывал армии при всех ее движениях и осаду Кольберга. В 1759 году, будучи начальником дивизии, Румянцов с большим искусством действовал в сражении при Куннерсдорфе, во многом способствуя выигрышу нами этого кровопролитного сражения. В 1761 году Румянцов во главе отдельного корпуса осаждал Кольберг, которым и овладел. Уже в указанный период своей деятельности Румянцов выказал недюжинные способности полководца и талант администратора и организатора. Однако то и другое развилось и выказалось лишь при дальнейшей выдающейся деятельности Румянцева уже в царствование Императрицы Екатерины II, эпохи которой, как деятель, он и должен принадлежать.

    9) В царствование Императрицы Елизаветы начинал свою блестящую деятельность и другой наш великий полководец, Александр Васильевич Суворов (1730-1800). В рассматриваемую эпоху Суворов, после долгого пребывания нижним чином, дослужился только до чина подполковника, успев принять участие в войне с Пруссией лишь с 1759 года. Он участвовал в сражении при Куннерсдорфе, в занятии в 1760 году Берлина, во многих кавалерийских делах 1761 года, в осаде Кольберга. Не будучи в состоянии во всех этих делах играть существенную роль, Суворов, тем не менее, выказал в них необыкновенный военный талант, который в будущем развился необычайно, сделав его одним из замечательнейших военных деятелей царствования Императрицы Екатерины II.

    10) Князь Василий Аникитич Репнин (умер в 1748 г.), вступив в юных летах в военную службу, участвовал в Великой Северной войне; в 1717 году был отправлен в армию Принца Евгения Савойского. Затем участвовал в Турецких походах Миниха, за которые в 1740 году был произведен в генерал-лейтенанты. В 1744 году Репнин был назначен к разграничению земель в Финляндии и в Карелии. В 1745 году сначала был назначен директором Шляхетского Кадетского Корпуса, а затем – генерал-Фельдцейхмейстером. В 1747 году Репнин, хорошо зная инженерное дело, много и с успехом занимался приведением в порядок наших западных крепостей. В 1748 году был назначен главнокомандующим 37-тысячным корпусом, который был двинут на Рейн для содействия Австрии в ее борьбе с Пруссией и Францией. Успешное исполнение похода и умные действия Репнина во многом способствовали заключению Аахенского мира, окончившего австрийскую наследственную войну. Репнин умер от удара в 1748 году в селении Эберсдорф близ Кульмбаха.

    11) Александр Никитич Вильбоа начал службу с 1739 года в Лейб-Гвардии бомбардирской роты сержантом. В 1741 году был произведен в подпоручики и принял участие в начавшейся в этом году войне со Швецией. В 1758 году Вильбоа был произведен в генерал-поручики. В Семилетней войне, командуя дивизией, Вильбоа принимал весьма деятельное участие, причем в сражении при Грос-Егерсдорфе был тяжело ранен. В самом начале царствования Императора Петра III Вильбоа был назначен генерал-Фельдцейхмейстером. В 1765 году по расстроенному здоровью он вышел в отставку и в 1781 году умер.

    12) Граф Петр Иванович Панин (1721 — 1789) вступил в службу в 1736 г. солдатом в Лейб-гвардии Измайловский полк. Принимал участие в турецких походах Миниха, затем в войне со Швецией в 1741-43 годах. В 1757 году в чине генерал-майора был под Грос-Егерсдорфом (19 августа 1757 года); в сражении при Цорндорфе (14 августа 1758 года) получил сильную контузию в грудь, но остался на поле сражения, продолжая руководить своей дивизией. В сражении при Куннерсдорфе (1 августа 1759 года) в значительной степени способствовал нашей победе; в 1760 году участвовал в занятии Берлина, после чего управлял Пруссией в звании Кенигсбергского генерал-губернатора и начальствовал русскими сухопутными и морскими силами в Померании и Голштинии.

    В царствование Екатерины II был главнокомандующим одной из армий в Первую Турецкую войну (1769-1774 гг.) и начальствовал всеми войсками, действовавшими против Пугачева. После усмирения Пугачевского бунта, страдая сильною подагрою, вышел в отставку и до самой смерти прожил в своей деревне.

    13) Василий Яковлевич Левашев (1667-1751), вступив в службу в 1696 году, участвовал в Азовских походах, в Северной войне и в Персидской войне Петра Великого; Левашев управлял завоеванными Персидскими городами и провинциями, приведя их в порядок. Участвовал в войне с турками в царствование Императрицы Анны Иоанновны, а затем принимал видное участие в Шведской войне 1741-1743 гг. После этой войны ему вверили начальствование над Москвою, а в 1749 году он был сделан первоприсутствующим в Сенатской Конторе.

    Кроме названных лиц из числа военных деятелей царствования Императрицы Елизаветы можно назвать еще следующих: Василия Суворова, Берга, графа Захара Чернышева, Броуна, Рязанова, Еропкина, Демику, Краснощекова, Бороздина, Ганнибала, Глебова, Де Геннина, князя А.М. Голицына, Грузинского Царевича Бакара и некоторых других, с честью и пользой послуживших в области военного искусства.

    В высшей степени интересная и крайне поучительная с военной точки зрения, эпоха царствования Императрицы Елизаветы до половины 80-х годов XIX столетия не была наследована русскими специалистами. Вследствие этого, как сведения об этой эпохе, касающиеся различных военных вопросов и явлений, так и частные выводы о ней и общая оценка ее с военной стороны должны были основываться преимущественно на немногих документах неспециального характера и на исследованиях иностранных военных историков, главным образом немецких.

    В результате наши историки даже из числа наиболее авторитетных, но совершенно чуждых военному делу, пришли к выводам, что армия Елизаветинских времен представляла собою ни что иное, как «толпу, одержимую азиатской необузданностью», что в действиях русских войск того времени нет «и тени военного искусства», что, наконец, наши полководцы того времени – «ряд бездарностей».

    Несомненно, что такие заключения, не опираясь на специальный научный, вполне законченный труд, не могли быть вполне обоснованными. Высказанные, однако, авторитетными историками, они усваивались большинством, устанавливая общий взгляд на нашу армию и на наше военное искусство, крайне неблагоприятный, и рисуя их с крайне невыгодной стороны. Так продолжалось до половины 80-х годов XIX столетия, когда Генерального Штаба полковник Д.Ф. Масловский, впоследствии профессор Академии Генерального Штаба (ныне Императорская Николаевская Военная Академия), задавшись целью исследовать по русским архивным документам-первоисточникам состояние военного искусства во время Императрицы Елизаветы Петровны, блестяще выполнил эту задачу, создав свой классический труд о русской армии в Семилетнюю войну.

    С тех пор беспочвенные суждения о печальном состоянии нашего военного искусства в эпоху Императрицы Елизаветы должны были смениться обоснованными, строго научными сведениями и заключениями, рисующими нашу армию в царствование дочери Великого Царя совсем в других красках. И теперь с уверенностью можно сказать, что русская армия времен Императрицы Елизаветы Петровны не только покрыла свои знамена прежнею славою, не только проявила все свои лучшие исторические особенности, не только, наконец, выдвинула целый ряд талантливых и искусных полководцев и военачальников, но и своею беззаветною службою в интересах родины обеспечила России все ее политические и государственные интересы и способствовала решению ею исторических ее задач.

    Источник

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (14.09.2016)
    Просмотров: 89 | Теги: русское воинство | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 362

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru