Русская Стратегия

      Цитата недели: "Мы переживаем тяжкое, болезненное время, когда чувство любви к Отечеству подрывается множеством деморализующих влияний. Мучительно это время бесконечных бедствий, нас охвативших... Но можно сказать - что ничто не потеряно у людей, если они сберегут чувство любви к Отечеству. Всё можно исправить и воскресить, если у нас сохраняется любовь к Отечеству. Но всё погибло, если мы допустим ей рухнуть в сердце нашем." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [770]
Русская Мысль [146]
Духовность и Культура [139]
Архив [413]
Курсы военного самообразования [17]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 3
Пользователей: 2
orudjevibragim, smalinin2

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Первые русские люди на японской земле

    В романе Джеймса Клейвелла «Сёгун» описано, как в 1600 году на землю тогда еще загадочной для европейцев Японии ступил англичанин. Известно, что в 1653 году штормом туда забросило трех португальцев. А вот когда же в Японию попали первые россияне? Об этом сегодня и пойдет наш рассказ.

    Когда в 1721 году Россия по итогам победоносной Северной войны подписала со Швецией мирный договор, она получила не только долгожданный мир, но выход к Балтийскому морю. То есть «окно в Европу» наконец-то Петр I прорубил. Теперь, решил царь, можно было подумать и о позициях государства российского на дальних тихоокеанских берегах. Петру давно хотелось отправить на Тихий океан экспедицию с целью изучения восточного побережья Российской империи. Например, ей следовало выяснить, соединяется ли где-нибудь на востоке Азия с Америкой, или же оба эти материка разделены океаном. Другая идея заключалась в том, чтобы отыскать удобный морской путь в почти неизвестную тогда европейцам Японию. Решение организовать экспедицию Петр принял в январе 1725 года, но уже вскоре после этого умер. Ну, а руководить экспедицией был назначен датчанин Витус Беринг.

    Первые русские люди на японской земле


    Бот «Святой Гавриил». Его сборная модель из деревянных деталей сегодня выпускается у нас в России.

    И воля усопшего Петра оказалась настолько сильной, что его начинание было в итоге успешно доведено до конца. Экспедицию назвали Камчатской, и проводилась она в два этапа: сначала в 1725-1730 годах, а потом в 1733-1741 годах. Вначале Беринг установил, что Америка продолжением Азиатского материка не является. Затем Беринг решил достичь берегов Северной Америки, для чего пересечь Тихий океан, а вот на юг к берегам Японии был послан офицер российского флота и его помощник Мартын Шпанберг, тоже датчанин, принятый на русскую службу. В указе Сената задача экспедиции в южном направлении определялась как «изыскание пути до Японии» и далее, чтобы «своею дружбою перемогать их застарелую азиатскую нелюдимость».

    Основным портом России на Тихом океане в 1735 году был Охотск. Там находилась примитивная судостроительная верфь, на которой за три года и были построены два небольших парусника: «Архангел Михаил» и «Надежда», а бот «Святой Гавриил» капитально отремонтирован. Флагманским кораблем экспедиции сделали «Архангела Михаила» под командованием самого Шпанберга. Судно представляло собой совсем небольшую одномачтовую бригантину с экипажем из 63 человек. На борту бота «Святой Гавриил» в море отправилось 44 человека во главе с лейтенантом Вилимом (Вадимом) Вальтоном, англичанином по происхождению. Трехмачтовая дубель-шлюпка «Надежда» плыла под командованием мичмана Шельтинга-голландца.

     

    Добраться до Японии путешественники постарались уже летом 1738 года. Они пересекли Охотское море и направились на юг вдоль островов Курильской гряды до острова Урупа, но потом были вынуждены повернуть назад по причине нехватки продовольствия. Причем Шпанберг и Шельтон пошли в Охотск, а Вальтон направился в Большерецк на Камчатке. Дело было в том, что Шпанберг точного расстояния, которое им предстояло пройти до Японии, не знал и потому захватил с собой меньше продовольствия, чем требовалось.

     

    На следующий год, в мае месяце, все корабли экспедиции собрались в Большерецке, куда к ним подошел еще и 18-весельный шлюп «Большерецк», который к тому времени успели построить на Камчатке. Вновь началось плавание вдоль Курильских островов, но по причине частых туманов «Святой Гавриил» под командованием Вальтона отбился от остальных судов, но достиг северо-восточного побережья Хонсю вместе со всеми и практически одновременно. Правда, при этом Вальтон оказался намного южнее, чем Шпанберг.


    18 июня корабль Шпанберга наконец-то бросил якорь ввиду японской деревни Нагаватари в провинции Рикудзэн. А на другой день Вальтон причалил к берегу у деревни Амацумура в провинции Ава. После этого Шпанберг двинулся дальше к югу и в бухте Тасирохама встал на якорь ввиду деревни Исомура. Здесь к нему на борт поднялся чиновник местного даймё Масамунэ Датэ, - Канситиро Тиба. Он осмотрел корабль и пытался разговаривать со Шпанбергом, но взятые в качестве переводчиков айны русского языка не знали, Шпанбергу и Тиба объясниться так и не удалось. Правда, Шпанберг хотя бы удостоверился в том, что он действительно добрался до берегов Японии и сумел показать на карте, что его суда прибыли сюда из России. Так российские путешественники впервые встретились с японским чиновником, причем Канситиро Тиба посредством жестов настойчиво пытался показать, что они должны из Японии уйти. (Понятно, что они не знали о жестких эдиктах 1639 года о самоизоляции страны, которыми всем японцам было предписано под страхом суровых наказаний всеми силами воздерживаться от любых контактов с иностранцами. Более того, даже китайским судам, на которые эти запреты сначала не распространялись, с 1736 года было предписано ограничить заходы в порты Японии.)

    Поэтому Шпанберг на берег сходить не стал, а повернул «Архангела Михаил» на север, и уже 14 августа 1739 году возвратился назад в Большерецк. В качестве доказательств своего пребывания в Японии он привез с собой и две золотые японские монеты, вырученные им за… два отреза русского сукна. Обе эти монеты он приложил к своему отчету о плавании, отправленному в Санкт-Петербург.

     

    А вот Вальтон оказался более решительным, нежели Шпанберг, и, добравшись до земли 19 июня 1739 года, приказал своему штурману Казимерову, квартирмейстеру Черкашину и еще шести матросам съехать на берег, и не только набрать там свежей воды, но и осмотреть деревню Амацумура. Вот эти-то люди и оказались первыми подданными Российской империи, ступавшими по японской земле. Здесь также имел место контакт с местным чиновником, и с ним также не удалось объясниться. Вальтон одарил и чиновника, и пришедших с ним японцев подарками «для показания к ним приятного дружества», после чего продолжил путь в южном направлении и дошел до залива Симода. Здесь экипаж судна опять набрал свежей воды, после чего 23 июня «Святой Гавриил» отправился назад и спустя месяц благополучно возвратился в Большерецк.

    До нас дошло сообщение штурмана Казимерова о его посещении японской деревни Амацумура. В нем он пишет, что ходил по деревне и в ней насчитал примерно полторы тысячи дворов. Что дома в ней деревянные и каменные, а в домах у японцев очень чисто и устроены цветники... в фарфоровых чашках. Есть и лавки с товаром, тканями бумажными и шелковыми; а скот у них коровы и лошади, а также куры. А вот хлеба совсем нет; только рис и горох, но растет виноград, а еще померанцы (апельсины)… и редис.


    Вот так русские и попали впервые в Японию. Причем в январе 2005 года в местечке Камогава, что выросло на месте деревни Амацумура, был даже поставлен о том событии памятный камень с надписью: «Место первой в истории высадки русских на берега Японии».


    P.S. Ну, а для Шпанберга его путешествие закончилось… на него доносом, в котором было написано, что тот ни в какой Японии не был, а сплавал всего лишь в Корею. Чтобы положить конец распространившимся и порочившим его слухам, Шпанберг в 1742 году организовал еще одну экспедицию из Охотска к берегам Японии. Целью экспедиции было: «С ними, японцами, соседственную дружбу и для пользы обоих государств коммерцию свести, из чего обоих сторон подданным немалая прибыль». Переводчиками в ее состав включили двух учеников Петербургской школы японского языка Фенева и Шенаныкина. А для подстраховки с ним был послан и обрусевший японец Яков Максимов, которого тайфуном занесло на Камчатку в 1718 году. Однако штормы не позволили Шпанбергу приблизиться к японским берегам, и экспедиция вернулась в Охотск, так и не выполнив поставленную перед ней задачу. Правда, в 1750 году уже сын Шпанберга – Андрей, также участвовавший в экспедиции своего отца в Японию, обратился в Правительствующий сенат с просьбой – снарядить еще одну экспедицию, чтобы закрепить проложенный его отцом путь в Японию. Однако его просьба почему-то так и не была удовлетворена.

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (13.10.2016)
    Просмотров: 42 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 37

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru