Русская Стратегия


      Цитата недели: "Если оскудевшая душа человека или его подорванный разум не находят уже благословения даже для Отечества - то это значит, что такой человек не способен ничего любить горячей, самоотверженной любовью."
(Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [772]
Русская Мысль [146]
Духовность и Культура [140]
Архив [415]
Курсы военного самообразования [17]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Русская Мысль

    Игорь Михеев. Почему Западу не нужна процветающая Россия

    ПУТИ РУССКИЕ. КНИГА I. В поисках русской идеиПереходим к третьему пункту европейский мечтаний русских, о том, что Европа готова при некоторых, не слишком обременительных условиях считать нас своими и взять с собой в «светлое будущее», следовательно, тесный союз с нею - единственный способ для России выжить. Ещё раз отметим, что споры вокруг  вопроса  о европейском призвании России велись в русском обществе с конца 17-го века. В них в той или иной форме и мере приняли участие едва ли не все крупные русские умы. Здесь для начала приведём некоторые высказывания одного из явных скептиков русского европеизма Н.Я Данилевского из его знаменитой книги «Россия и Европа».

     «…Можно ли быть и оставаться членом союза или общества во всех отношениях нам враждебного, терпящего нас единственно ради извлечения из нас выгод без соответствующего вознаграждения. Союз, общество, - одним словом, всякая связь лиц, народов и государств возможны только при взаимности, обоюдности услуг и выгод, когда же первые требуются только от одной стороны, а вторые достаются только другой, то такие отношения нельзя назвать другим именем,  как эксплуатация слабого, глупого или доверчивого сильным, умным, лукавым, или попросту – одурачиванием. Если вникнуть в роль, которую Россия играла в обществе европейских государств, в так называемой политической системе Европы, с самого того времени, как стала деятельным членом её, то едва ли найдем другие выражения для характеристики этой роли…

    Какая война, которую мы вели в качестве члена Европейской системы, какой союз, какой мирный договор, который мы заключили в качестве европейской державы, принесли нам действительные выгоды? Мало того: в какой войне из ведённых нами с специально русскими целями, в каком трактате или вообще в каком политическом отношении наши тесные отношения к Европе не служили препятствием, путами, связывающими наши действия?

    …Не надо себя обманывать. Враждебность Европы слишком очевидна: она лежит не в случайных комбинациях европейской политики, не в честолюбии того или другого государственного мужа, а в самых основных её интересах. Внутренние счёты её не покончены…  с улажением их или даже с несколько продолжительным умиротворением их Европа опять обратится  всеми своими силами и помыслами против России, почитаемой ею своим естественным прирождённым врагом…

    При доказанной долговременным опытом непримиримой враждебности Европы к России можно смело ручаться, что, как только она устроит свои последние домашние дела, первого предлога будет достаточно для нападения на Россию…

    …Эксплуатируя Россию, не принимая её в настоящее, действительное общение с собою, Европа с своей точки зрения, вполне права… Не принадлежа, в сущности, Европе, Россия самими размерами своими составляет уже аномалию в германо-романско-европейском мире. Одним существованием своим Россия уже нарушает систему европейского равновесия… Нельзя не сознаться, что Россия слишком велика и могущественна, чтобы быть только одною из великих европейских держав, и если она могла занимать эту роль вот уже семьдесят лет, то не иначе, как скорчиваясь, съёживаясь, не давая простора своим естественным стремлениям, отклоняясь от совершения своих судеб. И это умаление себя должно идти всё в возрастающей прогрессии по мере естественного развития сил… Если она не может и не должна быть в интимной родственной связи с Европой как член европейского семейства, в которое, по свидетельству долговременного опыта, её и не принимают даже, требуя невозможного отречения от её очевиднейших  прав, здравых интересов, естественных симпатий и священных обязанностей, если, с другой стороны, она не хочет стать в положение подчинённости к Европе, перестроясь сообразно её желаниям, выполнив все эти унизительные требования, - ей ничего не остаётся, как войти в свою настоящую, этнографическими и историческими условиями предназначенную роль…

    Если Россия не поймёт своего назначения, её неминуемо постигнет участь всего устарелого, лишнего, ненужного. Постепенно умаляясь в своей исторической роли, ей придётся склонить голову перед требованиями Европы, которая не только не допустит ей до влияния на Восток, не только устроит (смотря по обстоятельствам, в той или другой форме) оплоты против связи её с западными славянскими родичами, но, с одной стороны, при помощи турецких немецких, мадьярских, итальянских, польских, греческих, может быть и румынских пособников своих, всегда готовых разъедать несплочённое славянское тело,  с другой, - своими политическими и цивилизованными  соблазнами до того выветрит самую душу Славянства, что оно распустится в европействе и только утучнит собою его почву.

    А России, - не исполнившей своего предназначения и тем самым потерявшей причину своего бытия, свою жизненную сущность, свою идею, - ничего не останется, как бесславно  доживать свой жалкий век, перегнивать как исторический хлам, лишённый смысла и значения, или образовать безжизненную массу, так сказать, неодухотворённое тело, и в лучшем случае также распуститься в этнографический материал для новых неведомых исторических комбинаций, даже не оставив после себя живого следа.

    Будучи чужда европейскому миру по своему внутреннему складу, будучи, кроме того, слишком сильна и могущественна, чтобы занимать место одного из членов европейской семьи, быть одною из великих европейских держав, Россия  не иначе может занять достойное себя и славянства место в истории, как став главою особой, самостоятельной политической системы государств и служа противувесом Европе во всей её общности и целости»

    Заметим, что Данилевского не очень поняли современники. В ту пору -  в 60-ые годы 19-го века  русский культурный класс был зачарован утончённой философией В.С. Соловьева, который рассуждал о духовном единстве с Европой. Книга Данилевского несколько лет существовала лишь в журнальном варианте, издатели игнорировали её, полагая, что не найдется читательской аудитории. Разделяли его оценки немногие, но среди них такие титаны как  Ф.М Достоевский и К.Н. Леонтьев, называвший себя учеником Данилевского, однако  в части глубины и тонкости социально-философской рефлексии  превзошедший своего учителя.

    Леонтьев  служил по дипломатической линии на Балканах и хорошо знал подноготную европейской политики. Достоевскому его прозрения подсказывал его редкий гений. Но, чтобы европейские иллюзии выветрились у русского культурного класса окончательно, понадобился  бессовестный Берлинский конгресс, на котором Европа со свойственной опытному  шулеру ловкостью украла плоды русских побед над Турцией, Первая Мировая, когда Австрия устроила геноцид православных  в Западной Украине, а Германия, пользуясь революционной смутой, оккупировала и  разграбила Малороссию, циничное предательство Антантой России в 17-20-м годах и Рижское послесловие Парижской конференции, отдавшее Белоруссию и Западную Украину Польше. Что стало возможным в результате опять же ослабления России в революции, которая отсюда же – из Европы и из Америки финансировалась и, в известной мере, управлялась. Только тогда резкость Данилевского и Леонтьева в оценках исторического и культурного соотношения России и Европы была поддержана, а их идеи переосмыслены и развиты евразийцами, в частности Н.С. Трубецким.

    Но мы здесь дополним суждения Данилевского суждениями не евразийцев, а И.А. Ильина, который, помимо прочего, предсказал роль Европы в посткоммунистическом будущем России. Надеемся, что столь пространное цитирование  искупает ясность мыслей и  точность пророчеств.

    «М.В. Ломоносов и А.С. Пушкин первыми поняли своеобразие России, её особенность от Европы, её <<неевропейскость>>. Ф.М. Достоевский и Н.Я. Данилевский первыми поняли, что Европа нас не знает, не понимает и не любит. С тех пор прошли долгие годы, и мы должны были испытать на себе и подтвердить, что все эти великие русские люди были прозорливы и правы…

    …Незнание, пропитанное страхом, презрением и ненавистью, фантазирует, злопыхательствует и выдумывает... Европейское большинство и особенно его демократические министры – кормятся незнанием, боятся России и постоянно мечтают о её ослаблении.

    Вот уже полтораста лет Западая Европа боится России. Никакое служение России общеевропейскому делу (семилетняя война, война с Наполеоном, спасение Пруссии в 1805-1815  году, спасение Австрии в 1849 году, спасение Франции в 1875 году, миролюбие Александра 111, Гаагские конференции, жертвенная борьба с Германией 1914-1917 г.г.) не весит перед лицом этого страха; никакое благородство и бескорыстие русских Государей не рассеивало этого европейского злопыхательства…

    …Основное отношение Европы к России: Россия - это загадочная, полуварварская <<пустота>>; её надо <<евангелизировать>> или обратить в католичество, <<колонизировать>>  (буквально) и цивилизовать; в случае нужды её можно и должно использовать для своей торговли и для своих западно-европейских целей и интриг; а впрочем,  её необходимо  всячески ослаблять. Как?

    Вовлечением её в невыгодный момент в разорительные для неё войны; недопущением её к свободным морям; если возможно – то расчленением её на мелкие государства; если возможно - то сокращением её народонаселения (например, через поддержание большевизма с его террором – политика германцев 1917-1939 г.г.); если возможно, то насаждением в ней революций и гражданских войн (по образцу Китая); а затем – внедрением в Россию международной <<закулисы>>, упорным навязыванием русскому народу непосильных для него западно-европейских форм республики, демократии и федерализма, политической и дипломатической изоляции её, неустанным обличением её мнимого <<империализма>>, её мнимой <<реакционности>>, её <<некультурности>> и <<агрессивности>>.   

    Всё это мы должны понять, удостовериться в этом и никогда не забывать этого. Не для того, чтобы отвечать на вражду - ненавистью, но для того, чтобы верно предвидеть события и не поддаваться столь свойственным русской душе сентиментальным иллюзиям …»

    Статья «Против России», 1948 г.

     

    «У национальной России есть враги. Их не надо называть по менам: ибо мы знаем их и они знают сами себя. Они появились не со вчерашнего дня, и их дела всем известны в истории…

    Есть и такие, которые сами одержимы завоевательными намерениями и промышленной завистью: им завидно, что у русского соседа большие пространства и естественные богатства; и вот они пытаются уверить себя и других, что русский народ принадлежит к низшей, полуварварской расе, что он является, не более чем <<историческим навозом>>  и что <<сам бог>> предназначил его для завоевания покорения и исчезновения с лица земли. Это враги – из зависти, жадности и властолюбия.

    Но есть и давние религиозные недруги, не находящие себе покоя оттого, что русский народ упорствует в своей <<схизме>> или <<ереси>>, не приемлет <<истины>> и <<покорности>> и не поддаётся церковному поглощению. А так как крестовые походы против него невозможны и на костёр его не взведёшь, то остаётся одно: повергнуть его в глубочайшую смуту, разложение и бедствия, которые и будут для него или <<спасительным чистилищем>>, или же <<железной метлой>>, выметающей Православие в мусорную яму истории...

    Наконец, есть и такие, которые не успокоятся до тех пор, пока им не удастся овладеть русским народом через малозаметную инфильтрацию его души и воли, чтобы привить ему под видом <<терпимости>>  – безбожие, под видом <<республики>> – покорность закулисным мановениям, и под видом <<федерации>> - национальное обезличивание. Это зложелатели - закулисные…

    Не умно ждать от неприятелей – доброжелательства. Им нужна слабая Россия, изнемогающая в смутах, в революциях, в гражданских войнах и в расчленении. Им нужна Россия с убывающим народонаселением, что и осуществляется в последние 32 года. Им нужна Россия безвольная, погруженная в несущественные и нескончаемые партийные распри, вечно застревающая в разногласии и многоволении, не способная ни оздоровить свои финансы, ни провести военный бюджет, ни создать армию, ни примирить рабочего с крестьянином, ни построить необходимый флот. Им нужна Россия расчленённая, по наивному <<свободолюбию>> согласная на расчленение и воображающая, что её <<благо>> – в распадении…

    Другие уверены, что раздробленная Россия сойдёт со сцены в качестве опасного, - торгового, морского и имперского, - конкурента; а затем можно будет создать себе превосходные <<рынки>> (или рыночки) и среди маленьких народов, столь отзывчивых на иностранную валюту и на дипломатическую интригу…       

    Есть и такие, которые считают, что первою жертвою явится политически и стратегически бессильная Украина, которая будет в благоприятный момент легко оккупирована и аннексирована с запада; а за нею, быстро созреет для завоевания и Кавказ, раздробленный на 23 маленькие и вечно враждующие между собою республики.

    Естественно, что религиозные противники национальной России ожидают себе полного успеха от  всероссийского расчленения: во множестве маленьких <<демократических республик>> воцариться, конечно, полная свобода религиозной пропаганды и конфессионального совращения, <<первенствующее>> исповедание исчезнет, всюду возникнут дисциплинированные клерикальные партии, и работа над конфессиональным завоеванием <<бывшей России>> закипит. Для этого уже готовится целая куча искушённых пропагандистов и вороха неправдивой литературы.    

    Понятно, что и закулисные организации ждут себе такого же успеха от всероссийского расчленения: среди обнищавшего, напуганного и беспомощного русского населения инфильтрация разольётся неудержимо, все политические и социальные высоты будут захвачены тихой сапой, и скоро все республиканские правительства  будут служить <<одной великой идее>>: безыдейной покорности, безнациональной цивилизации, и безрелигиозного псевдо-братства…  

    Статья «О расчленителях России» 1949 г.  

     

    «Мы знаем, что западные народы не разумеют и не терпят русского своеобразия.

    Они испытывают единое русское государство, как  плотину для их торгового, языкового и завоевательного распространения. Они собираются разделить всеединый российский <<веник>> на прутики, переломить эти прутики поодиночке и разжечь ими меркнущий огонь своей цивилизации. Им надо расчленить Россию, чтобы провести её через западное уравнение и развязание и тем погубить её: план ненависти и властолюбия…

    …Мы должны быть готовы к тому, что расчленители России попытаются провести свой враждебный и нелепый опыт даже и в после-большевистском хаосе, обманно выдавая его за высшее торжество <<свободы>>, <<демократии>> и <<федерализма>>: - российским народам и племенам на погибель, авантюристам, жаждущим политической  карьеры, на <<процветание>>, врагам России на торжество…

    И вот, когда после падения большевиков мировая пропаганда бросит во всероссийский хаос лозунг <<Народы бывшей России, расчленяйтесь!>>…

     Тогда Россия будет охвачена анархией и выдаст себя головой своим национальным, военным, политическим и вероисповедным врагам….    

    Само собой разумеется, что  этим состоянием захотят воспользоваться все наши <<добрые соседи>>; начнутся всевозможные военные вмешательства под предлогом <<самоограждения>>, <<замирения>>, <<водворения порядка>> и т.д. Вспомним 1917-1919 г.г., когда только ленивый не  брал плохо лежащее русское добро; когда Англия топила союзно-русские корабли под предлогом, что они стали <<революционно-опасными>>, а Германия захватила Украину и докатилась до Дона и Волги. И вот <<добрые  соседи>> снова пустят в ход все виды интервенции: дипломатическую угрозу, военную оккупацию, захват сырья, присвоение <<концессий>>, расхищение военных запасов, одиночный, партийный и массовый подкуп, организацию наёмных сепаратистских банд, (под названием <<национально-федеративных армий>>), создание марионеточных правительств, разжигание и  углубление гражданских войн по китайскому образцу. А новая Лига Наций попытается установить <<новый порядок>>  посредством заочных (Парижских, Берлинских, или Женевских)  резолюций, направленных на подавление и расчленение национальной России. 

    Допустим на момент, что все эти <<свободолюбивые и демократические>> усилия временно увенчаются успехом и Россия будет расчленена…

    При самом скромном подсчёте – до двадцати отдельных <<государств>>, не имеющих  ни бесспорной территории, ни авторитетных правительств, ни законов, ни суда, ни армий, ни бесспорно национального населения. До двадцати пустых названий. Но природа не терпит пустоты. И в эти образовавшиеся политические ямы, в эти  водовороты сепаратистской анархии хлынет человеческая порочность… Всё это будет заинтересовано в затягивании хаоса, в противорусской агитации и пропаганде, в политической и религиозной коррупции…

    Двадцать расстроенных бюджетов и монетных единиц потребуют бесчисленных валютных займов; займы будут даваться <<державами>> под гарантии – <<демократического>>, <<концессионного>>, <<торгово-промышленного>> и <<военного>> рода. Новые государства окажутся через несколько лет сателлитами соседних держав, иностранными колониями или <<протекторатами>>… А взаимное ожесточение российских соседей заставит их предпочитать иноземное рабство всерусскому единению».

    Статья «Что сулит миру расчленение России», 1950 г.

     

    Что ж, нам остаётся лишь уточнить, что «нелюбовь» германской Европы к России насчитывает, конечно, не полтораста всего лишь лет, но, по меньшей мере, восемь веков. И, конечно, Достоевский с Данилевским отнюдь не были первыми, кто эту «нелюбовь» обнаружил. Ещё Александр Невский  предпочёл принять сюзеренитет монгольского хана Батыя,  чем испытывать эту «нелюбовь»  на своём народе. И, ведь, история тысячу раз подтвердила правоту благоверного князя. Славянские племена полабские, поморские, дунайские, заселявшие исконно славянские земли между Лабой и Одром нынешними Эльбой и Одером на западе, Придунайские земли, Штирию, Каринтию на юге, а также Поморье между Одром и Вислой на севере оказались даже не порабощёнными, но полностью уничтоженными в ходе планомерного расчётливого целенаправленного, притом тщательно обоснованного религиозно, геноцида, а их остатки ассимилированы германцами уже к 14-му веку.

    Правда, в 15-17 веках Европа была занята Реформацией и междоусобицами, в частности, Тридцатилетней войной. Вести русские дела препоручили Польше. И она охотно исполнила поручение – отгрызла Белую и Малую Русь и принялась навязывать русским унию. Сполна хватили в ту эпоху лиха пожившие под католиками в польском государстве, словно  в собачьей будке под дверями хозяйского европейского дома, малороссы и белорусы.  

    Вновь обострилась враждебность Европы к России с начала 18-го века. Именно тогда, после успехов Петра в Шведской войне Европе стало ясно, что Россия обрела новое качество. То, что «азиатские варвары» могут иметь сильную армию, для Европы не было новостью. То, что они могут иметь свою глубокую оригинальную культурную традицию и талант к государственному строительству, Европа также знала и раньше. Но вот то, что эти  обстоятельства соединились в одном народе, это было внове. Последнее отличало русских от предыдущих  покорителей Евразии, предпринимавших походы на её западную окраину, -  гуннов на рубеже 4-го-5-го веков, монголов в 13-м, Тамерлана в начале 15-го.

    Особенно раздражало Европу православное христианство  русских, которое роднило Россию с её предшественницей в плане основания православной империи - Византией. В России романо-германская Европа лишалась одного из ключевых оправданий своей внешней экспансии. Таковую нельзя было мотивировать необходимостью «нести варварам христианскую цивилизацию». Русские сами претендовали на «цивилизаторство». Объединив многочисленные народы Евразии, русские создали на шестой части суши не просто империю, но особую культуру-цивилизацию. Это делало их претензии на влияние в мировых делах более чем убедительными. В таком статусе они становились конкурентами романо-германцев в славянской Восточной и Южной Европе, в Средней и в Передней Азии, на Кавказе и даже в  Южной и в Восточной Азии. Это-то и предопределило политику Европы в отношении России на века.

    А, вот, что касается прогноза, тут Ильин, что называется, как в воду глядел. Кажется, он писал не о будущем, а об уже свершившемся прошлом, которому он был внимательным и участливым свидетелем.  И, ведь, сказано в ту пору, когда советский сталинский режим казался скалой, о которую расшибутся любые иноземные расчленительные волны.

    Остаётся только удивляться подобной прозорливости. И расчленили, и ослабили, и народонаселение удачно подсократили. И безбожие под видом терпимости внедряют. И бесчисленные секты, словно свора борзых под предлогом «религиозной свободы» спущены на Россию. И человеческая порочность излилась изо всех щелей. И от морей изо всех сил оттирают. И разорительную войну на Кавказе не дают завершить, поддерживая сепаратистов. И очередную революцию, на этот раз либеральную организовали. И через свои креатуры в Кремле и в Белом доме правят. И ключевые позиции в бизнесе и в культуре в руках Пятой колоны. И неустанные обличения в мнимом империализме и агрессивности слышим постоянно. И расхищение военных запасов успешно произвели – вывезли, в частности, почти весь оружейный уран. И захват сырья, и присвоение концессий на лицо. И кабальные займы под перечисленные гарантии выдавали. И подкуп элиты широко практикуется. И Украину в 2004 г. «аннексировали». Дошло до того, что украинские ракетчики сбивают русские самолёты над Осетией.  И марионеточные правительства создали в отделившихся национальных республиках. И взаимное ожесточение успешно вызывают. И хотя  до прямой военной интервенции дело пока не дошло, но НАТО уже под Псковом, американские инструкторы в Грузии, а  корабли на рейде в севастопольской бухте.

    И о посылке миротворческих сил НАТО в зоны конфликтов для «замирения» поговаривают.

    Разве что в крупномасштабную гражданскую войну нынешняя либеральная революция пока не переросла. Но и тут ещё не всё потеряно.

    Ну, а что же поменялось, и поменялось ли что-либо за эти более полувека после написания Ильиным своих пророческих статей, или  даже за почти полтора века после выхода книги Данилевского? Кое-что. Например, изменились средства ослабления  России. Во времена Ильина в идейно-политической  сфере это был безбожный и богоборческий коммунизм, теперь, как он и предвидел,  либерализм и лжедемократия. А,  вот, что осталось совершенно по-прежнему, так это «план ненависти и властолюбия», расчёты переломить русские прутики поодиночке, а также застарелая клиническая русофобия, доходящая до истерических припадков – наглядный  пример выступления европарламентариев на форумах ОБСЕ и ПАСЕ.

    Но что не мог предвидеть даже такой скептик как Ильин, это то, что  в авангарде европейской русофобии окажутся и «браться-славяне» – поляки, чехи, западные украинцы. В этой связи два слова скажем по поводу взаимоотношений русских с европейскими славянами. Этнические прапредки русских -  древнеславянские этносы, равно, кстати,  как и древнегерманские сложились в первые века по Р.Х. Сколь-нибудь устойчивой и оформленной  культурно-политической целостности они не создали, и с середины 1-го тысячелетия по мере принятия христианства постепенно, с юга на север древние славяне вливались в ромейский или иначе византийский суперэтнос, где в культурном отношении доминировали более развитые народы Средиземноморья, греки, сирийцы, малоазиаты, египетские копты, а наши менее прихотливые пращуры становились воинами и землепашцами. Есть сведения, что самый знаменитый византийский император Юстиниан был этническим славянином. Но византийская христианская культура как целостность прожила свой век и в 15-м столетии исчезла с исторической сцены. Дорожки славян Западной, Восточной и Южной Европы к этому времени уже решительно разошлись.

    Западные славяне уже в первые века второго тысячелетия по Р.Х. стали частью романо-германского суперэтноса, приняв католичество, а с ним и удел народов второго сорта в романо-германской Европе. Южные балканские славяне были завоеваны османами и оказались в составе Высокой Порты. Русские же, унаследовав от ромеев православное христианство, выступили системообразующим элементом  самобытной евразийской цивилизации, получившей имя «русская» и объявшей шестую часть суши.

    То есть у нас с европейскими славянами не только разная вера и месторазвития, но и разные исторические судьбы и разные провиденциальные  задания. С конца 15-го до самого 20-го года не было больших антагонистов в Восточной Европе, чем славяне – католики-поляки и православные русские. И этот межславянский антагонизм отнюдь не был случайным и обусловленным какими-то субъективными предпочтениями отдельных монархов. Поляки выступали форпостом романо-германского мира, их вековое противоборство с русскими «схизматиками» было вполне закономерным и неотвратимым.  И даже, когда значение собственно религиозного фактора в силу секуляризации европейской культуры и сознания европейцев в эпоху Просвещения заметно ослабло, именно поляки отличались особой  агрессивностью при военном вторжения в Россию двунадесяти европейских языков под водительством Наполеона. 

    Но не только поляки среди славян страдают глубокой русофобией. Хорваты-усташи – тоже славяне, окатоличенные потомки сербов. Однако всем известно, что в период Отечественной войны они добровольно воевали на стороне Гитлера и свирепствовали на оккупированных русских землях почище самих немцев. И никто так не ненавидел православных русских как униаты и католики Западной Украины, интегрированные в романо-германский мир в период пребывания в составе Польши и Австро-Венгрии. В той же белорусской Хатыни злобствовали именно они.

    Что уж там говорить, если сами европейские славяне не отличаются особой любовью друг к другу. Те же поляки, например, с удовольствием приняли приглашение Гитлера поучаствовать в расчленении Чехии в 38-м году.

    А для балканских славян - католиков нет ненавистнее православных сербов. Пожалуй, только турок они ненавидят с той же страстью. Впрочем, из среди православных народов  Южной Европы не было подлинного единства.  Известно о неприязни греков к македонцам, само имя которых раздражает греков, считающих нынешних македонцев самозванцами. Во время Первой Мировой болгары  мечтали расчленить  Сербское государство,  отнюдь не полагая сербов братьями. Известно и о румыно-болгарском антагонизме. 

    Кстати, лучшие русские умы давно выказывали скепсис в отношении Славянского братства. Тютчев, к примеру, был удивлен повадками южных славян, когда служил в Константинополе по дипломатической линии. Верными союзниками России он их никак не считал. И оказался совершенно прав. Память о русских героях Шипки не помешала болгарам выступить на стороне немцев в обеих Мировых войнах. Сегодня в Болгарии сделать политическую карьеру проще всего именно на враждебности к русским. Болгарские политики, отказываясь от совместных энергетических проектов с Газпромом,  готовы даже своей стране навредить, лишь бы насолить русским и снискать тем самым расположение европейцев. Нынче даже в русских  предпочтениях сербов возникают большие сомнения. Во всяком случае, новая сербская элита, как, впрочем, и старая, ориентирована на Запад и, если бы не Косовская проблема и не нужда в газе и нефти, которые Германия и Франция дать им не могут, о России они и вовсе не вспомнили бы. В период охлаждения отношений между Сталиным и Тито симпатии к России были в Югославии даже поводом для жестоких преследований. Так что славянское братство – миф. Причём не только вздорный, но и вредный, поскольку в политике питать иллюзии в отношении союзников особенно чревато. Следовательно, и европейские славяне слишком ненадежная ниточка, связывающая нас с Европой.                   

    Но вернёмся к нашей основной теме.

    В одном отношении в части неприязни  к русским нынешних европейцев можно понять. Мечтающая только об одном – доживать свой век в сытости и комфорте, Европа с  ужасом взирает на то, как новые «русские» с характерными ветхозаветными габитусами становятся «новыми европейцами», скупая на краденые в России миллионы подобно богатым даунам в супермаркете самые дорогие игрушки – автомобильные брэнды,  футбольные клубы, модные  казино, старинные замки, виллы на средиземноморских курортах Франции и Испании, суперяхты  размером с пассажирский  лайнер и «Боинги» с плавательными бассейнами на борту.

    В последние два века старушка привыкла иметь дело с русской аристократией социальной и интеллектуальной, излечивающей подагру  на водах  Баден-Бадена или переводящей дух в тихих европейских пристанях после очередной революции. Теперь же она столкнулась с русскоязычными нуворишами и собственно русскими проститутками и конокрадами. К какой Европе они приобщаются, презрев «совок»  и «рашку»? Ясно, что не к Европе Аквината, Микеланджело и  Моцарта. И даже не к Европе Вольтера  и Руссо. Но, ведь,  Европа и Запад, в целом, пожинает здесь плоды собственных неустанных трудов. На протяжении многих  веков с незапамятных времен он мечтал, чтобы русские перестали быть русскими, и теперь в значительной мере добившись желаемого, он имеет право и обязанность вне очереди убедиться, что переставший быть русским русский, а равно и русскоязычный может иметь только одну культурную принадлежность - хама.

    Конечно, Европа  с удовольствием заперлась бы от России на сто замков, но она вынуждена держать свои двери приоткрытыми, потому что через них приходят русские ресурсы,  в частности, русский газ. Ведь, запасы в Северном  море истощаются. Собственная добыча не удовлетворяет и половины потребностей. Арабский Ближний Восток – главный источник углеводородов - регион политически не стабильный, американцам приходится контролировать его вооружённой силой. Алжир – крупный экспортёр газа в Европу  не имеет объёмов, чтобы покрыть дефицит. Средняя Азия отделена от Запада Россией, а Иран предпочитает тянуть трубу в Китай, к тому же в свете политики иранского руководства после исламской революции вряд ли Иран может рассматриваться в качестве  надёжного поставщика. Других крупных разведанных запасов газа поблизости нет. Но и на удалённые углеводороды особенно не приходится рассчитывать. К сырьевым активам, в частности, нефтяным,  Австралии и Индонезии  и даже Центральной Африки всё более пристально присматривается Китай. Доставлять танкерами сжиженный газ из Латинской Америки, как это делают США,  дорого. К тому же вряд ли американцы  готовы делиться. Так что, Европа, по сути, является заложницей российского углеводородного экспорта.

    Разговоры о диверсификации экспорта энергоносителей – блеф. Диверсификация на сегодня одна – строительство АЭС. Но уран и торий не дёшевы, к тому же после Чернобыля зеленые на Западе держат стойку. Отсюда упорные попытки Европы заставить Кремль обязать Думу ратифицировать Европейскую Энергетическую Хартию, принятую на Гаагской конференции 1991 г. и специального договора к ней 1996 г., подписанного Ельциным  и обязывающего Россию, по сути, отдавать свои месторождения под прямой контроль западных корпораций. Отсюда приглашение в «Большую восьмёрку» в качестве «сбоку припёки» и прочие лицемерные заигрывания. Отсюда и постоянная глубокая озабоченность «демократией» в  России. Запад, наученный опытом 30-х, когда Россия, исправно после победы в 17-м году «интернационалистов» гнавшая ему сырьё, вдруг затеяла модернизацию – индустриализацию и перенаправила ресурсы на внутренний рынок, не желает  больше зависеть от капризов авторитарных личностей в Кремле, но желает самим политическим укладом гарантировать себе доступность российских ресурсов, и такую гарантию видит в лжедемократии, которая позволяет держать  в Кремле лояльную себе марионетку.

    Да и русский интеллект понадобился, чтобы  создавать Аэрбас и космические программы.  Подобно дряхлеющему магнату Европа  мечтает перелить себе кровь, вынуть почки и печень из русского более молодого тела, что бы пересадить на место своих раковых и циррозных. И даже мозг пытаются  трансплантировать, внедряя образовательные стандарты, вроде общеевропейского Болонского, выделяя всевозможные гранды и квоты на интеллектуальную эмиграцию. Российские компрадоры-олигархи и политики, и даже функционеры Высшей школы – министры и ректоры услужливо подставляют Европе наше русское тело, и сами же ловко управляются со скальпелями и хирургические ножами, вырезая и аккуратно складывая на серебряный поднос русские теплые органы.  

    Только поэтому Европа вынуждена была,  кривясь и брезгливо отплевываясь, обниматься и целоваться с Ельциным по принципу: не можешь задушить, обними,  и вести с российскими мидовцами тягучие переговоры об ослаблении визового режима, думая единственно об одном, как получить лишний кубометр газа, не переплатив лишний евро и не пустив к себе лишнего русского эмигранта, норовящего просочиться под видом туриста.

    Впрочем, так называемый упрощенный визовый режим  позволяет новой буржуазии - московской бизнес и политэлите, и обуржуазившейся интеллигенции беспрепятственно ездить загорать на фешенебельные пляжи французского и итальянского Средиземноморья, и горнолыжные курорты швейцарских и австрийских Альп, бесконечные конференции и фестивали на гранды Сороса и подобных, показы кутюрье, парады педерастов и  «чтение лекций», заказанных сомнительными «фондами» на содержании ЦРУ, МИ-6 и подобных «спонсоров». А русский сибирский рабочий – шахтер, нефтяник, газовик и лесоруб надежно заперты  в своей сырьевой северной резервации. Кажется, подобное прежде называли апартеидом. Что в переводе с языка южноафриканских буров означает «раздельное проживание». И российский МИД, разделяя собственных граждан на привилегированных и неполноценных, даже не замечает здесь этической проблемы. Впрочем, было бы странно ожидать чего-то другого от галантерейно-парикмахерской мидовской публики, уже давно испытывающей брезгливость к  лапотному русскому народцу и досаду оттого, что родились не в той стране и носят не престижные русские фамилии, наследственные, а чаще, взятые напрокат.

    Категория: Русская Мысль | Добавил: Elena17 (23.11.2016)
    Просмотров: 26 | Теги: россия и европа, игорь михеев | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 420

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru