Русская Стратегия

      Цитата недели: "Находясь по самой середине держав, наиболее волнуемых вожделениями колониальной политики, мы не можем теперь ни на минуту забывать, что опасности захватов угрожают нам со всех сторон. В существовании такого положения винить некого. Но когда мы приводим Россию в состояние, не сообразное с опасностями её современного международного положения, мы оказываемся кругом виноватыми, ибо усугубляем опасность и ослабляем свои средства к их отражению." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [938]
Русская Мысль [189]
Духовность и Культура [183]
Архив [509]
Курсы военного самообразования [27]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Русская Мысль

    ПРОГРАММА РОССИЙСКОГО СОЦИАЛ-ХРИСТИАНСКОГО СОЮЗА ОСВОБОЖЕНИЯ НАРОДА (Народно-революционная хартия). Ч.1.

    Введение

     

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

     

    Раздел I

     

    Марксизм-ленинизм – тоталитарная идеология

    коммунистической бюрократии

     

    Российскому революционному движению XIX – XX веков, поскольку оно выражало общенародные интересы, прямо противоположен марксизм-ленинизм по своей идейной сущности, методам и целям, который выступил как течение глубоко антиморальное, антигуманное, антикультурное, антинародное. Все великие национальные революционеры духа от Герцена до Достоевского и Толстого указывали на эти страшные опасности, таящиеся в марксизме.

    Сущность марксизма-ленинизма как философского учения – в отрицании божественной основы мира, в отрицании надматериальных ценностей, в отрицании духовной свободы человека. Поскольку экспериментальная наука не подтверждает и не может подтвердить эти положения, они покоятся на произвольном догматическом фундаменте и представляют собой в конечном счете метафизический материализм – самое безнадежное и ложное философское учение. Это есть культ бессмысленности бытия и абсолютной смерти.

    Сущность марксизма-ленинизма как экономической науки вытекает непосредственно из его философской догмы и сводится к признанию фатального, независимого от сознания и воли человечества, развития хозяйства, которое якобы является господствующим фактором и даже всем содержанием политической, культурной и нравственной жизни. Отрицательную тенденцию прежней капиталистической экономики и чрезмерной концентрации капитала марксистская наука считает неизбежной и, более того, желательной. Единственный путь вперед она видит в абсолютном завершении этой концентрации в коммунистической системе государственного хозяйства, в которой весь народ должен быть экспроприирован раз и навсегда и превращен в государственный пролетариат.

    Сущность марксизма-ленинизма как политической доктрины — в утверждении, что диктатура бюрократии является высшим типом хозяйственной организации, в требовании тоталитарной системы, которая позволяет любой партийной клике угнетать народ посредством самого народа под прикрытием социальной демагогии. Учение о диктатуре есть центр тяжести марксизма-ленинизма. Это – руководство к захвату политической власти в момент общенародного кризиса, к безмерному распространению этой власти на все стороны жизни, к ее постоянному укреплению при помощи бесчеловечных методов.

    Марксистско-ленинское положение об антагонизме классовых интересов в органической хозяйственной системе и в необходимости вооруженного классового столкновения приводит к самоубийственной для нации гражданской войне и к диктатуре коммунистической олигархии, при которой впервые в истории государство становится главным образом органом непрерывного насилия над народом, а интересы нового господствующего класса – действительно непримиримыми с интересами угнетенного народа.

    Марксистско-ленинское положение о государственной миссии пролетариата позволяет на первых порах использовать часть рабочего класса как организованную силу для политического переворота, который ведет к еще большему закрепощению рабочих.

    Марксистско-ленинское требование принудительно обобществить народное хозяйство ведет к хозяйственной тирании, к абсолютной, рабской зависимости народа от правителей, к резкому падению производительности и низкому качеству товаров, к нищенскому уровню жизни для трудящихся.

    Марксистское понимание равноправия женщин с мужчинами означает принуждение женщин к труду на производстве, что ослабляет семью, обрекает детей на беспризорность.

    Марксистско-ленинское положение о единстве партии, монополизировавшей власть, неизбежно приводит к культу вождя партии, который превращается в деспота.

    Марксистско-ленинский принцип партийности науки и искусства ведет к вырождению общественных наук, к торможению во всех областях знания, к уничтожению национальной традиции, к фальсификации действительности, к замене культуры пропагандой,

    Марксистско-ленинское требование идеологического единства и тотального коммунистического воспитания народа вызывает жесточайшее моральное угнетение всего общества, развращает людей в атмосфере всеобщего лицемерия.

    Марксистско-ленинская теория истины есть волюнтаризм и прагматизм, прикрытые маской научности.

    Марксистско-ленинское положение о неизбежности коммунистической революции во всем мире и о необходимости вызвать и поддерживать ее всеми средствами приводит народы на грань мировой атомной войны.

    В процессе развертывания коммунистической революции это учение претерпело некоторые изменения и было развито применительно к определенным историческим условиям до своих последних выводов.

    Собственно марксизм, ленинизм, сталинизм, маоизм – все это последовательные звенья одной цепи. Все учение логически взаимосвязано и не поддается частичной ревизии. Оно может быть, после признания его основных предпосылок ложными, отвергнуто только целиком.

    Это учение, приведшее к необъятной власти новый господствующий класс — коммунистическую бюрократию, враждебно человечеству. Объективно служит оно только этому классу в деле ограбления, обмана и подавления народов.

     

    Раздел II

     

    Задачи российского революционного движения ХХ века

    и генеральная линия коммунистической олигархии

     

    К началу ХХ века Россия нуждалась в значительных социальных преобразованиях. Российское революционное движение, начатое народниками, постепенно охватило все общественные классы, которые выступили со своими требованиями. Центральным вопросом, как во всякой социальной революции, был вопрос аграрный.

    — Крестьянство, составлявшее более 80% всего населения страны, стремилось к свободному землепользованию на основе личного труда;

    — рабочие требовали участия в прибылях предприятий и демократического контроля над производством;

    — интеллигенция, промышленное и торговое сословия, часть землевладельцев требовали ограничения самодержавной власти, введения конституционного строя, гарантий правового порядка, гражданских свобод.

    Единодушная оппозиция огромного большинства народа обеспечила бескровную победу революции в феврале 1917 года, в результате которой самодержавие пало. Российское революционное движение на короткий срок — от Февральской революции до большевистского переворота в октябре — завоевало все гражданские свободы и политические права, которые должны были повести к широким экономическим преобразованиям демократического характера, временно задержанным мировой войной.

    В обстановке всенародного военного напряжения большевистское подполье, используя тяжелое положение страны, демагогической агитацией разложило армию; играя на социальных и национальных противоречиях внутри народа, спровоцировало гражданскую войну, в процессе которой лихорадочно создавало тоталитарную систему, отбросившую народ назад, к эпохе крепостного права. В результате коммунистического переворота великая народная революция

    [пропуск, текст испорчен]

    ческие права, завоеванные народом, были уничтожены. Царское самодержавие сменялось...

    [пробел в 10 строк]

    стьянства, в рабочем классе, в рядах интеллигенции, в собственной партии.

    Экспроприируя крупных землевладельцев, коммунистическая бюрократия экспроприировала и крестьянство, превратив его в сельский пролетариат, организованный в коммуны.

    Рабочий класс, закрепощенный на государственных предприятиях, ставших коллективной собственностью бюрократии, стал еще более неимущим и бесправным. Рабочие не только не получили в собственность средств производства, но были лишены прежней возможности объединяться в свободные профсоюзы, открыто бороться за повышение заработной платы и улучшение

    [текст испорчен]

    Коммунистическое обобществление хозяйства есть экспроприация народа в целом, превращение его в народ-пролетарий.

    Одновременно с пролетаризацией огромного большинства народа создавались условия для возникновения нового эксплуататорского класса, превзошедшего силой все господствующие классы прежних социальных систем и отличающегося от них своей абсолютно паразитической природой.

    Этот класс превзошел их силой потому, что милитаристски организован и обладает большими навыками в демагогии и терроре;

    — он превзошел их потому, что стал монопольным собственником всего народного хозяйства и тем самым — собственником рабочей силы;

    — он превзошел их потому, что создал беспримерную в истории тоталитарную систему, чтобы безнаказанно эксплуатировать и угнетать народы;

    — он превзошел их всех потому, что организовал духовное насилие над людьми, принуждал человека думать в соответствии с канонами казенного мировоззрения. Этот тоталитарный класс коммунистической бюрократии растоптал человека и общество, В его руках все управление хозяйством, некогда принадлежавшим нации, все привилегии, связанные с собственностью, вся власть, которой он пользуется исключительно в своекорыстных интересах, попирая общечеловеческие законы морали.

    Вся история коммунистического господства представляет непрекращающуюся – то скрытую, то открытую – войну между диктатурой бюрократов и народом. Уже сразу после окончания Гражданской войны авторитет партии даже среди пролетарских масс стал меркнуть, ее популярность катастрофически быстро падает. Руководство партии не доверяло рядовым членам, а те не доверяли руководству. К 1921 году многие сознательные рабочие вышли из партии. Рабочий класс требовал передать управление хозяйством Всероссийскому съезду производителей, ликвидировать диктатуру над народом. В борьбе против новых хозяев пролетариат применил испытанное средство – забастовки. На Украине, на Дону, в Сибири и во многих других местах вспыхнули крестьянские восстания. Восстал матросский Кронштадт. Народная антикоммунистическая революции началась под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!». Коммунисты, пользуясь преимуществами, которые давала партии захваченная безраздельно власть, посредством закулисных махинаций захватили Советы в свои руки и превратили их в демократическую ширму своей диктатуры. Лозунг «Советы без коммунистов!» поэтому означал — долой диктатуру, власть народу! Создавалось положение, грозившее новым хозяевам ликвидировать их как класс. Коммунистические диктаторы ответили на требования рабочего класса, который они якобы представляли, свирепым террором. Старые революционные рабочие кадры подверглись репрессиям: одни были расстреляны, другие — заполнили концентрационные лагеря. В профсоюзы были посланы постоянные группы чекистских агентов, за участие в стачке рабочие карались смертной казнью.

    Однако, не будучи еще достаточно сильным, коммунистический класс в 1921 году вынужден был отступить, введя нэп и временно отказавшись от создания сельскохозяйственных коммун. В промышленности и торговле временно было разрешено частное предпринимательство, чтобы оживить страну, поднять производительность труда, упавшую до предела.

    Использовав передышку, коммунистический класс, увеличившийся и укрепивший свое положение, перешел в новое наступление, последовательно проводя свою генеральную линию при помощи гибкой тактики, которая часто сбивала народ с толку. В 1929 году этот класс начал принудительную сплошную коллективизацию крестьянских хозяйств. декрет о земле, утвержденный Вторым Всероссийским съездом Советов, был попран окончательно. Подавлял разрозненное сопротивление крестьян при помощи карательных чекистских отрядов, коммунистическое правительство выслало миллионы ограбленных начисто людей, использовало заключенных в концлагеря крестьян как даровую рабочую силу на крупных государственных стройках.

    Преодолевая трудности коллективизации, партийное руководство организовало в 30-х годах великий голод, чтобы окончательно сломить крестьянское сопротивление. Вооруженные отряды были отправлены в деревни, чтобы силой забрать не только так называемые излишки, но и жизненно необходимые для крестьян продукты. Страшные последствия этой меры, в результате которой десять миллионов человек погибли голодной смертью, тщательно скрывались от всего мира за железным занавесом. Одновременно преследовалась и вторая цель — согнать миллионы крестьян с земли, чтобы использовать их в качестве дополнительной рабочей силы для социалистической андустриализации... вымирающих деревень население переполнило города,

    [пропуск в 10 строк]

    На ХIV партийной конференции была дана директива, требующая связать хозяйственное строительство в стране с задачей мировой коммунистической экспансии. Таким образом, в второе обещание, которым прикрылась большевистская власть. демагогически провозгласившая мир народам, было открыто признано недействительным.

    Марксистская революция, проводившаяся десятки лет железом в ложью, вызывала сопротивление и в среде самой партии. Это сопротивление идеологически оформлялось в теориях, ревизующих положения марксизма-ленинизма. а ва практике сводилось к фракционной борьбе внутри партии. Однако классу партийного чиновничества, который превратил всю страну в трудовой концентрационный лагерь, уже было нетрудно расправиться со своими вчерашними товарищами, и к 1938 году тысячи и тысячи свободомыслящих членов партии стали жертвами коммунистической системы. Периодические чистки партии проводились с целью устранить из рядов коммунистического класса и его слуг те элементы, которые перестали одобрять генеральную линию этого класса. Понятие классовой борьбы даже после уничтожения старых привилегированных классов было сохранено, и новый господствующий класс, обороняющийся при помощи всей государственной машины, прикрывает прежним понятием, имевшим совершенно другой смысл, свою борьбу против народа. Чистки партии тоже назывались мерами против классового врага. В эти же годы, накануне Второй мировой войны, класс партийной бюрократии истребил десятки тысяч командиров Красной Армии, что явилось продолжением террора против народа, в целях сохранения коммунистической диктатуры.

    Вторая мировая война затормозила внутреннюю борьбу между коммунистической бюрократией и народом. По своему характеру Великая Отечественная война была национальной, и только так она была осознана народом. Не рискуя призывать народ на борьбу под коммунистическими лозунгами, партийное руководство пошло даже на некоторое оживление национальной традиции и проявило более терпимое отношение к церкви. Только после победы была предпринята попытка придать войне идеологический характер. Между тем даже фашизм, являющийся разновидностью тоталитарной системы, не представляет собой столь всеобъемлющей тирании, как коммунизм. Если коммунистическая диктатура сосредоточивает в руках класса партийной бюрократии все три сферы общественной жизни, то фашистская диктатура захватывает только политическую и идеологическую монополию. Отсутствие главного, экономического, рычага в распоряжении партии ослабляет политический и идеологический гнет. Вместе с тем фашистская диктатура не возникает сама собою, а вызывается угрозой коммунизма и, как правило, жизнеспособна только до тех пор, пока эта угроза остается. Но основное отличие фашизма от коммунизма заключается в том, что фашистская партия не образовывает, наподобие коммунистической бюрократии, паразитического, всемогущего класса эксплуататоров. В борьбе с Германией народ защищал свою Родину, а не коммунистический класс и его страшную систему. Германия, начавшая войну за мировое господство и проводившая политику истребления покоренных народов, восстановила против себя могучий союз народов и была разгромлена как государство-агрессор.

    Коммунистическая олигархия, используя победоносный исход войны, навязала ряду стран коммунистический режим и поддерживает его вооруженной силой. Подавляя оружием национальную свободу и социальные права народов, коммунистическое правительство вызывает ненависть к России, которая может стать тяжелым наследием для вашей страны.

    Надежда на лучшее устройство жизни после войны не сбылась. Чтобы предупредить возможное выступление народа, партийная олигархия применила испытанный прием – массовые репрессии. Общее число заключенных составляло в конце 40-х годов около двадцати миллионов. Снова, как в 30-е годы, был нанесен удар по военным кадрам. Пытаясь оправдать репрессии и низкий уровень жизни, не повышающийся, несмотря на громадное трудовое напряжение народа, коммунистическая пропаганда запугивает людей мнимой империалистической угрозой. Чувствуя непрочность своего положения, пока существуют некоммунистические страны и их пример, коммунистическая бюрократия продолжает свою генеральную линию на мировую революцию, хотя любая авантюра такого рода заранее обречена на провал. Агрессивность заложена в природе этого класса: его существование неразрывно связано с революционной коммунистической экспансией; как только она спадет, коммунизм утратит свою силу и будет легко уничтожен. Поскольку надежда на коммунистическую революцию не только в Европе и США, но и в Азии и Африке угасает, а положение в собственных странах становится все более угрожающим, отдельные отряды интернационального коммунизма уже открыто обосновывают необходимость мировой атомной войны как своей последней ставки.

     

    Раздел III

     

    Коммунистическая система

     

    Истоками режима коммунистической диктатуры являются марксистская доктрина обобществления хозяйства и ленинское учение о партии как руководящей и направляющей силе коммунистического общества. Установление власти тоталитарной партии и превращение частной собственности в государственную стали условиями зарождения всемогущего эксплуататорского класса. Так как почти все принадлежит государству, а коммунистическое государство есть не что иное, как монопольная власть партии, то бюрократическое ядро партии, установившее свою диктатуру, стало распорядителем и фактическим хозяином обобществленного народного имущества.

    Прежняя форма собственности ликвидируется, но создающаяся в результате обобществления новая ее форма открывает возможность эксплуатировать все группы населения в немыслимых до сих пор размерах и предоставляет новым собственникам-монополистам такие средства подавления ограбленного народа, которые были совершенно неприменимы раньше.

    Вместо прежних классов с их взаимоотношениями образуются два новых класса со своими особенными взаимоотношениями. С одной стороны, класс всесильных монополистов, с другой — класс неимущих, охватывающий всех остальных, народ, спрессованный в безличную крепостную массу. Основные отличия этого угнетенного класса от прежних малоимущих классов в том, что, во-первых, он радикально отстранен от всякой собственности, которая обеспечивает свободу труда, и никогда впредь не сможет ее приобрести в рамках коммунистической системы; во-вторых, не имеет никаких прав и никакой возможности проявить свою инициативу в жизни; в-третьих, включает в себя социальные группы, которые раньше являлись самостоятельными классами и слоями.

    В результате коммунистической революции пролетариат не стал владеть средствами производства: лишь его новые хозяева, более сильные, чем капиталистические предприниматели, увеличили эксплуатацию, поставив рабочих в такие условия, при которых они не могут легально бороться за улучшение своего положения.

    Крестьянство, составляющее половину населения страны, за пользование ничтожным приусадебным участком вынуждено отрабатывать советскую барщину на государственных латифундиях. Завершающийся процесс пролетаризации должен превратить сегодняшних колхозников в сельских рабочих, в батраков коммунистической бюрократии, которая прикрывается государством.

    Рядом с рабочими и крестьянами жестокой и утонченной эксплуатации подвергается интеллигенция — этот интеллектуальный пролетариат, — вынужденный работать под строжайшим контролем партийной олигархии.

    Наконец, ни в одной стране мира женский труд не эксплуатируется так широко, как в коммунистических странах.

    Сосредоточив в своих руках все народное хозяйство, коммунистические собственники плохо им управляют. Хищничество и расточительство, неизбежные при такой системе, приводят к серьезным потерям средств, которые несет народ одновременно с громадными убытками от непроизводительной затраты труда. Главный ущерб народному хозяйству наносит так называемое социалистическое планирование. Догмой хозяйствования является особый род планирования, невозможный в других социальных условиях, при котором основные капиталы помещаются в нерентабельные отрасли, которые играют решающую роль в сохранении и укреплении власти бюрократов. Несмотря ни на какие вынужденные частичные реформы, коммунистический класс, пока он у власти, не откажется от такого планирования в целом, хотя оно ведет к убыточности хозяйства. Подобное планирование ведется в то время, когда народ нуждается в самом необходимом. Повышение жизненного уровня не входит в планы правящей бюрократии: для сохранения коммунистической системы необходимо держать общество на грани нищеты.

    Отгороженная от всего мира, коммунистическая каста создала замкнутую систему хозяйства, которая нужна олигархии для сохранения ее собственности и власти, но которая очень дорого обходится народу.

    Хроническое отставание сельского хозяйства — удел всех стран, где господствует марксистская система. Опыт стран с передовым сельским хозяйством доказал, что только свободное, ведущееся в некрупных размерах хозяйство наиболее эффективно обеспечивает питанием население и сырьем промышленность. Коллективизация, стоившая стольких загубленных жизней, на протяжении десятилетий приносит экономически вредные последствия, от которых нет спасения при существующем строе.

    Марксистско-ленинская экономика ведет к дисгармонии всего хозяйства, к непроизводительной затрате народного труда, к расточительству национальных богатств. Она служит коммунистическому классу для сохранения его неограниченного владычества над народами.

    Эта хозяйственная тирания создается и поддерживается особым политическим режимом, который до поры до времени подавляет стремление народа к экономическому, политическому и духовному освобождению. Если с экономической точки зрения коммунистическая система есть разновидность государственно-монополистического капитализма, то с политической – представляет собой крайний тоталитаризм, вырождающийся в деспотию.

    Единственная политическая организация – коммунистическая партия – монополизирует всю власть, отстраняя народ от всякого участия в управлении общественными делами. Всесильные хозяева, правители и жрецы коммунизма — партийная олигархия – находятся в самом центре системы, от которого отходят «рычаги» и «приводы», опутывающие все общество; нет ни одной общественной клетки, где бы эта власть не чувствовала себя и не была бы на деле всесильной. Сама партия не является самостоятельно существующим и функционирующим организмом, она используется только как одно из главных орудий партийной клики, группирующейся вокруг генерального секретаря-диктатора, который присваивает все прерогативы власти и даже устанавливает нормы «коммунистической морали».

    Милитаристский принцип организации партии исключает всякий демократизм и всякую живую деятельность в ее рядах. Вся история партии наглядно доказывает, что она не способна противиться воле руководства, что она чаще всего является пассивным орудием олигархия.

    Система «приводов» и «рычагов» не ограничивается партией; под ее контролем построены все организации: государственный аппарат, профессиональные союзы, судебная власть, вооруженные силы, так называемые общественные организации, молодежные, культурно-воспитательные и т. д.

    Государственные органы от местных до Верховного Совета включительно являются косвенно партийными и ни в какой мере не представляют народ, особенно при той системе «выборов», которая практикуется и имеет исключительно показной характер.

    Партийно-государственные профсоюзы лишены и тени какой-либо самостоятельности и являются еще одним орудием угнетения трудящихся. Они не имеют ничего общего со свободными профсоюзами в капиталистических странах, где эти рабочие организации действительно отстаивают интересы своих членов, открыто борются за лучшие условия труда и добиваются побед. Задача советских профсоюзов — воспитывать рабочих в коммунистическом духе, организовывать при помощи штрейкбрехерской агентуры «социалистическое соревнование», являющееся утонченным методом эксплуатация, создавать у рабочих иллюзию, будто они имеют свою классовую организацию.

    В коммунистическом государстве нет никаких гарантий жизни, свободы и достоинства граждан. Классовое право целиком подчинено интересам господствующей бюрократии. Судебный аппарат автоматически выполняет карательные функции, осуждая не только активных борцов-антикоммунистов, но и тех, кто кажется недостаточно преданным режиму. В случае необходимости на суд может быть оказано любое давление. В этих условиях конституция становится фикцией, а провозглашенные ею куцые права — циничным издевательством.

    Вся эта чудовищная система насилия пронизана тайной политической полицией, располагающей неограниченными возможностями. Под контролем органов безопасности находятся и сама партия и правительство. Чекистские методы – зеркало коммунистического режима. Сотни тысяч людей на всех ступенях социальной лестницы вербуются в качестве осведомителей и секретных агентов. Взаимная слежка, шантаж, провокация, клевета, растление, пытки, концлагеря, планомерное истребление цвета нации — все это обычные явления в жизни коммунистического мира.

    Но одного террора недостаточно для поддержания коммунистической системы. Наряду с монополией собственности и монополией власти партийная бюрократия присвоила идеологическую монополию. Тоталитарная организация обязательно предполагает диктатуру мировоззрения. Человек подвергается насилию и в последней, самой сокровенной области жизни. Коммунистическая олигархия посягает на чувства и мысли людей. Свое мировоззрение она превращает в официальное государственное исповедание, явное отпадение от которого может кончиться гибелью «вероотступника».

    Марксизм-ленинизм враждебен религии не потому, что это учение атеистическое, а потому, что оно само есть лжерелигия. Это учение отвергает и объявляет враждебным все, что не совпадает сего догматами, оно насилует науку, калечит традицию, предписывает человечеству свою «мораль». Это казенное мировоззрение имитирует религиозные обряды, вводит свои иконы, святцы и т. д. Но так же как в этой ложной религии нет истинного Бога, так нет в ней места и для Человека. Этот болезненный уклон, это узкое сектантство никогда не было и не будет мировоззрением народов.

    Насаждение ложной религии является необходимым условием коммунистического господства. Однако ее нельзя привить, прежде чем будет искоренена национальная традиция – живая душа народа. Против традиции, против исторического религиозного сознания народа ведется ожесточенная борьба, которая представляет собой попытку психологического подавления нации. Вместо истинной религии внедряется идолопоклоннический культ деспота, культ «ленинского ЦК», культ партии. Фетишизируется политическая власть. В области духовного сознания народы насильственно отбрасываются к дохристианской эпохе. То же и в области права. Культурным наследием нации овладевают идеологические надзиратели, приспосабливают его в исковерканном виде для «коммунистического воспитания». Созданы все условия для массового социального гипноза. Железный занавес изолирует население Коммунистического лагеря от жизни окружающего мира. В атмосфере тотального шпионажа за собственным народом задавлено всякое живое общение и внутри каждой коммунистической страны. Все искреннее, самобытное, талантливое, благородное, что есть в народе, подавлено, вынуждено жить в глухом сопротивлении. Ни на один день не прекращает свою работу гигантская фабрика дезинформации фальшивой пропаганды, эрзац-культуры и фальсификации истории. Нет такой лжи, которая не была бы пущена в ход, если она выгодна. Создан целый коммунистический словарь, в котором извращены и все понятия. Партийная олигархия стремится подобным воспитанием, которому она придает огромное значение, поработить мысль народа и опустошить его душу.

    В то время как производительность труда в России значительно ниже, чем в капиталистических странах, громадное число промышленных предприятий нерентабельно; остро ощущается недостаток товаров первой необходимости; систематически падает сельскохозяйственное производство, в результате чего страна не всегда может обеспечить себя собственным хлебом: эксплуатация трудящихся ведется все более беззастенчивыми методами; свобода совести грубо попирается, партийное руководство в новой программе КПСС объявило, что социализм полностью построен и начинается следующий этап – строительство Коммунизма, Таковы краткие итоги полувекового строительства социализма, за которое народ заплатил неисчислимыми человеческими жертвами и общим понижением морального и культурного уровня.

    Предстоящий этап определяется в программе коммунистической партия главным образом как этап строительства материально-технической базы коммунизма. Как и марксистский социализм, коммунизм не может возникнуть естественным путём, в результате свободного развития народного хозяйства, прогрессивной эволюции политического строя и самодеятельного культурного творчества народа. Решающая роль в строительстве коммунизма принадлежит Государству, которое является воплощением диктатуры класса коммунистической бюрократии. Этот класс организует строительство материально-технической базы коммунизма, увеличивая насильнические функции своего государства, чтобы мобилизовать массы и принудить их к крепостному труду; постепенными мерами ликвидировать, теперь уже формально, кооперативную собственность колхозов и всякую иную собственность, которой еще не овладел этот класс; осуществлять в духе каторжной дисциплины жесткий контроль за мерой труда и потребления пролетаризированных масс; охранять «коммунистическую» собственность, ему принадлежащую, расширить свои права и привилегии и подавлять освободительную борьбу народов. Всемирное укрепление партийного государства и увеличение власти бюрократического класса означают потерю даже видимости личной независимости граждан.

    Материальная база коммунистического рабства создается вследствие попытки принудить общество к обобществленному коммунистическому потреблению. Примером такого уклада могут служить проекты домов-коммун, разработанные в СССР в конце 20-х годов, и реально созданные в Китае коммуны 60-х годов. Сфера индивидуального свободного потребления должна постоянно суживаться. Заработная плата должна быть сведена к натуроплате, к питанию на производстве и т. п. Планируется жизнь на казенный счет при всеобщей трудовой повинности. Этот путь ведет к разрушению личности, семьи, народа.

    Семья, основанная на незыблемом индивидуальном браке, состоящая из родителей и детей, взаимные права которых стоят выше любого официального предписания или закона, является хранительницей человеческой индивидуальности и основной естественной ячейкой общества, без которой общественная структура не может существовать. Никакие доведенные агитаторами коммунизма до виртуозности меры маскировки не могут скрыть, что дело идет именно к разрушению личности, семьи, народа. Стремясь ликвидировать семейный очаг и объявляя свою классовую монополию на содержание и воспитание детей, марксистско-ленинские идеологи планируют создание всеохватывающей сети дошкольных учреждений и школ-интернатов, которые позволили бы полностью закрепостить женщину-мать на производстве. Семья уже не мыслится как органическое единство, скрепленное узами, свободными от диктата партийных надзирателей. Даже сущность любви несказанно извращается и опошляется. Коммунистическое воспитание всецело подчинено классовым целям партийной бюрократии, оно есть фабрикация безродной обезличенной массы.

    Тот факт, что коммунизм ставит себе подобные цели, а фанатики стремятся их осуществить во что бы то ни стало, указывает на претензии коммунизма стать новой религией человечества. Никакая экономическая, политическая или философская система не ставит себе задач преобразовать все человеческие отношения и ответить на все вопросы.

    Внутренняя война против народа, вследствие нового углубления коммунистической революции, достигает на современном этапе предельного напряжения. Вся мощь коммунистического класса мобилизуется для последней решительной борьбы. Бредовая утопия как будто близка к полному претворению в жизнь. Но, несмотря на то, что история довела эксперимент почти до предельно уродливой формы, конечные цели коммунистического класса неосуществимы. И мировой крах наступит для этого класса именно тогда, когда ему будет казаться, что он стал всесильным на земле и на небе.

     

    Раздел IV

     

    Историческая обречённость коммунизма

     

    Сущность коммунизма настолько реакционна и аморальна, что его идеологи не могут обнаруживать ее в неприкрытом виде. На социальную действительность набрасывается покров иллюзий. Тщательная маскировка является характерной чертой марксистско-ленинской идеологии и важным средством коммунистического управления.

    До захвата власти коммунисты используют в своей пропаганде общие социалистические идеалы, скрывая свои истинные цели. Для облегчения борьбы за власть проповедуют создание единого народного фронта, требуют самых широких демократических свобод. Но с захватом власти их тактика круто меняется. Устанавливается тоталитарная диктатура, революционные партии-союзницы уничтожаются или их роль сводится на нет. Организуется принудительное «единомыслие», так как обнаруживается расхождение между обещаниями и жизнью.

    Неприкрытая сущность коммунизма заключается в том, что партия, захватившая власть во имя освобождения человека от эксплуатации, образовала класс всемогущих эксплуататоров Безраздельная власть коммунистической олигархии и партийно-государственное хозяйство не означают социализм. Организованное бюрократическим классом «строительство социализма» явилось ничем иным, как индустриализацией, проводимой наиболее преступными методами и в интересах этого класса. Любой другой путь построения промышленности не только не требовал кровавых жертв, но и был бы значительно короче. Несколько причин большой важности тормозили и тормозят «социалистическую» индустриализацию: во-первых, Гражданская война, приведшая к разрухе, и дезорганизация промышленности; во-вторых, деградация сельского хозяйства, Которое должно было бы стать основной базой индустриализации в виде промышленного сырья, продуктов питания, дополнительных средств от продажи сельскохозяйственных продуктов на мировом рынке; в-третьих, непроизводительный рабский труд не заинтересованных в нем миллионов и запрещение всякого свободного труда вне рамок государственного хозяйства; в-четвертых, неизбежная в условиях коммунизма бесхозяйственность в гигантских масштабах и содержание целой армии бюрократов всех рангов; в-пятых, искусственное планирование, приносящее невосполнимые убытки национальной экономике; в-шестых, потеря неисчислимых средств, которые разбрасывает Коммунистическая бюрократия в призрачных целях мирового господства: и на помощь другим странам в интересах пропаганды, и на создание мирового военного лагеря, и на содержание коммунистических партий в капиталистических странах и их подрывную работу; наконец, в-седьмых, имевшее место прямое истребление лучших сельских хозяев, высококвалифицированных рабочих кадров, большей части научной и технической интеллигенции.

    Уровень народного потребления далеко отстал от возможностей современного производства. По сравнению с капиталистическими странами он ниже в пять-шесть раз, и что самое показательное, народ в СССР потребляет меньше, чем до революции в царской России.

    Коммунистическая форма собственности глубоко реакционна, вредна в экономическом отношении, приводит ко всевозможным видам угнетения человека и общества. Историческое развитие форм собственности вело неуклонно к свободному народному хозяйству, и коммунизм представляет собой ненормальную хозяйственную формацию. Этатистская система не выросла закономерно из исторических форм хозяйства, она была искусственно и насильственно создана и приспособлена к интересам самого хищного эксплуататорского класса. Правовое развитие собственности должно идти не к монополизации ее одной социальной группой или классом, а к ее всемирной дифференциации. Только смешанная экономика может реально освободить труд, обусловить широкую хозяйственную демократию.

    Если историческое развитие общества направлено ко все большей гражданской свободе, ко все более высоким этическим отношениям между людьми, то коммунистическая диктатура в самой сущности своей являет беззаконие, лишает всех прав человека и общество, устанавливает крепостнический режим, разлагает людей нравственно. Ее временное существование поддерживается исключительно обманом и насилием. Но нельзя обманывать вечно, и насилие будет низвергнуто силой.

    Если общемировое развитие направлено ко все большему единству человечества, к широким взаимосвязям между народами, то коммунистический режим искусственно изолировал народы друг от друга и угрожает столкнуть их в бессмысленной войне; коммунистическая политика является источником постоянного напряжения в мире. Попытка насильственно объединить мир в коммунистическом интернационале, распространить на всю землю систему тоталитарного угнетения с самого начала была обречена на неудачу. Мир может объединиться только путем свободы, путем добровольного сотрудничества между народами.

    Если развитие человеческого знания ведет ко все большему постижению истины, то коммунистическая идеология с ее материалистическими догмами, фанатической нетерпимостью к духовному опыту всего человечества представляет собой сектантское мировоззрение хищнического класса, порвавшего с общечеловеческими идеалами.

    Истинная природа этого класса все более обнаруживается для всех, ему уже нечем прикрыть свой эгоизм, у него нет целей, которые могли бы оправдать его господство. Его единственная цель – сохранить свою собственность и свою власть любой ценой. Этот класс духовно мертв, в его среде происходит разложение, его политика становится колеблющейся и откровенно авантюристичной, он никого и никуда не способен вести. Если в начале революции часть рабочего класса и безземельное крестьянство ошибочно связывали свои надежды с приходом к власти коммунистической партии, то в настоящее время антагонистическое противоречие между интересами коммунистической бюрократии и потребностями всех социальных групп народа стало очевидным для большинства. Находясь в состоянии непрерывной борьбы с собственным сопротивляющимся народом, коммунистический класс изолирован и одинок. Положение этого класса, его самочувствие и его поведение очень сходно с положением и психологией оккупантов. Отсутствие легальной оппозиции затрудняет организацию народа для борьбы за свободу, широкая шпионская сеть и карательные чекистские органы пытаются задушить растущие подпольные силы революции, но народ един в своем стремлении к освобождению, его победа историческая предопределена.

     

     

    Раздел V

     

    Несостоятельность марксистско-ленинского учения

    перед лицом истории.

    Международное антикоммунистическое освободительное движение

     

    Полувековая проверка жизнью показала ошибочность большинства марксистских предсказаний и лживость обещаний, начертанных на знамени коммунистической революции.

    Вопреки основному положению марксизма коммунистическая революция произошла не в промышленных странах с высокой концентрацией капитала и многочисленным пролетариатом, где должен был бы действовать марксистский «закон» обязательного соответствия уровня производительных сил характеру производственных отношений, а в странах, не прошедших еще периода индустриализации, с абсолютным преобладанием аграрного населения. Отсутствие значительного и устойчивого среднего класса, напряженная обстановка в связи с накопившимся недовольством масс, общая дезорганизация, вызванная военными неудачами, и политическая неграмотность народа — вот те условия, при которых захватила власть небольшая, но хорошо организованная большевистская партия. Установление коммунистического режима в других странах связано с прямой или косвенной агрессией из интернационального коммунистического центра. В промышленно развитых странах, которые свидетельствуют о способности капиталистической системы к дальнейшему развитию, марксистско-ленинская революция, означающая обобществление хозяйства и установление коммунистической диктатуры, немыслима. Вместе с тем коммунистические страны, в которых производительность труда сравнительно низка, не имеют реальных предпосылок, чтобы выиграть мирное соревнование с Западом. В связи со всем этим очевидно, что коммунизм никогда не станет мировой системой. В капиталистических странах, развивающихся эволюционным путем, не произошло, как предсказывали марксисты, фатального обнищания пролетариата и сосредоточения средств производства и всех национальных богатств в руках узкой группы монополистов. Передовые капиталистические национальные хозяйства уже обеспечили население продовольствием и основными промышленными товарами в изобилии, которое полвека тщетно обещает коммунизм. В этих странах образовался многочисленный и все увеличивающийся средний класс, в котором постепенно растворяется прежний пролетариат. В обновляющемся мире уже проявляются контуры свободного общества, где не будет неимущих и бесправных.

    Бывшие колониальные страны Азии и Африки начали самостоятельное развитие, избрав Некоммунистический путь. Принципы афро-азиатского социализма несовместимы с коммунистической доктриной. Таким образом, надежда марксистских вождей и идеологов, ожидавших, что эти страны станут неисчерпаемым резервом коммунизма, не осуществилась. В то же время в социалистическом лагере обнаруживаются серьезные расхождения и его разрекламированное единство разрушается на глазах. Сюда относятся попытка Китая создать в мире еще одно коммунистическое движение под своим руководством и стремление стран Восточной Европы проводить все более независимую национальную политику. В некоторых странах (Югославия, Польша) крестьянские хозяйства не были коллективизированы, несмотря на сильный нажим ЦК КПСС. Вообще, несмотря на стремление бюрократического класса к полному обобществлению и сосредоточению обобществленного хозяйства в своих руках, что завершило бы коммунистическую революцию, такого коммунизма еще нигде не удалось установить, и на практике система существует с отклонением от «идеала». Попытки полного обобществления в коммунах (Россия, Китай) неизбежно приводили к быстрому краху всего хозяйства, и фанатики были вынуждены немедленно отступать.

    Коммунизм исчерпал свою потенциальную силу, его агрессивный порыв выдыхается и уже утратил свой ореол. Старая политика, продолжающаяся по инерции и в силу того, что она неотделима от самой системы, становится противоречивой. Борьба КПСС с КПК за гегемонию в мировом коммунистическом движении, а также отчаянная установка китайского руководства на мировую истребительную войну во имя победы коммунистического строя являются финалом затянувшегося марксистско-ленинского эксперимента над народами.

    Хотя ни разу не удалось навязать народу коммунизм без сопротивления, тоталитарный режим, пока он только восходил к зениту, успешно подавлял всякое возмущение. Разлагающийся коммунизм уже потрясается народными революциями. В 50-е годы прокатилась волна освободительных выступлений в Восточной Германии, Польше, Венгрии, Китае.

    Первая победоносная народная революция грянула в 1956 году в Венгрии. Стихийно воспламенившееся возмущение народа взорвало тираническую систему, и она была уничтожена в течение нескольких дней. Декорации пали, и открылась действительность. Все социальные слои народа обнаружили единство. Образовался настоящий народный фронт всех борцов за свободу. Фальшивый миф о единстве коммунистической бюрократии и народа был разоблачен в открытом бою. Защитниками партийной олигархии оказались только немногочисленные агенты тайной политической полиции. Авангардом народной революции стали интеллигенция, учащаяся молодежь, рабочие. Крестьянство, если оно и не успело втянуться в борьбу из-за кратковременности революционных боев и своей рассредоточенности, ярко проявило свое отношение к событиям. Армия делом доказала свое полное единство с народом. Не только рядовой состав, но и курсанты военных училищ и офицеры в массе приняли сторону восставших. Коммунистическая партия распалась. После событий в первые дии революции она из прежнего числа девятьсот тысяч едва насчитывала сто тысяч членов. Бывшие рядовые члены партии хорошо поняли, что между ними и партийной бюрократией – пропасть и что для них представилась возможность действительно послужить народу в борьбе за его права. В освободительной революции участвовали еще две сравнительно небольшие, но важные по своему общественному значению группы – политические изгнанники и оппозиция в аппарате партийного управления. Хотя оппозиция в партийно-государственном аппарате, как и политическая эмиграция, не способна самостоятельно руководить освободительной борьбой, она облегчила народу путь к победе, предотвратила возможные жертвы.

    Венгерская революция вспыхнула в особенно неблагоприятных условиях, когда страна была заполнена войсками коммунистической метрополии. Свободная Венгрия, просуществовавшая несколько дней, была разбита в результате прямой иностранной интервенции. Но восстановленный коммунистический режим был вынужден пойти на большие уступки, предоставив льготы крестьянам в купле-продаже недвижимости, разрешив частную торговлю, значительно сократив бюрократический аппарат и очистив его от наиболее преступных элементов.

    За короткий период свободы новый строй не успел принять определенных форм, но его очертания ясно наметилась в программных документах многочисленных партий, представлявших интересы всех социальных групп народа. Общая воля отвергла как коммунистический путь, так и капитализм, который и на Западе постепенно трансформируется в новый демократический хозяйственный строй. В области аграрных отношений требования сводились к предоставлению крестьянам права свободного землепользования. Предполагалось, что промышленность должна развиваться на началах кооперации и самоуправления, готовой формой которого явились созданные революцией рабочие советы. Основными лозунгами были: свобода труда, правовое государство, гражданские свободы, возрождение национальной религиозно-культурной традиции. Это общие черты программы антикоммунистической освободительной народной революции.

    Венгерская революция 1956 года имеет огромное международное значение. Она ознаменовала пробуждение народа от коммунистического гипноза. Она показала всему миру слабость и ничтожество тоталитарного класса, когда он лишен возможности маскироваться и угнетать народ посредством самого народа и во имя народа. Она стала прелюдией к освобождению всех народов, порабощенных коммунизмом.

    Разоблачение кровавой эры сталинщины во всем мире, антикоммунистические восстания и выступления в ряде стран, восстания в концентрационных лагерях в России – все это вынудило коммунистическое руководство признать на словах злодеяния, совершенные в процессе строительства социализма. Эта мера диктовалась необходимостью отмежеваться от кошмарного груза прошлого перед лицом мирового общественного мнения, перед лицом международных коммунистических сил, перед лицом собственного народа. Лицемерное осуждение «ошибок» прошлого происходило в обстановке смятения, страха и внутренней борьбы среди коммунистической верхушки. Признание содержало только небольшую часть общего списка преступлений, и никто из ответственных за эти беззакония лиц не был предан суду.

    Исторические преступления, совершенные сознательно классом коммунистической бюрократии, были названы ошибками, и вина за бедствия целых народов переложена на одного человека. В результате «принципиального» марксистского анализа было разъяснено, что извращения, имевшие место на протяжении всего периода социалистического строительства, являются чуждыми социализму и коммунизму я явились случайным событием, которое обусловлено отрицательными чертами одного человека. Мировой коммунистический лагерь раскололся и в связи с оценкой явления сталинщины. Одна часть лицемерно признала «случайные ошибки» одного лица, другая, объявив первых «величайшими ревизионистами» и «предателями коммунизма», продолжает называть методы сталинщины «по-настоящему революционными», «истинно марксистско-ленинскими». Действительно, явление и сущность – одно. Был марксистско-ленинский социализм и строился он марксистско-ленинскими методами. Иного «строительства» не было и не может быть в будущем.

    Период 50—60-х годов характеризуется особенно быстрым ростом сознания народа: революция совершается прежде всего в умах, происходит освобождение от иллюзий, партийная пропаганда и агитация утратили всякое влияние. Крестьяне, рабочие, интеллигенция осознают коренное единство своих интересов и их непримиримость с интересами класса партийной бюрократии, которое может быть разрешено только в результате ликвидации его монополии во всех областях жизни. Уже время от времени такие формы протеста, как демонстрации и забастовки, перерастают в России в открытые столкновения.

    Освободительные революционные тенденции определенно проявляются и в литературе 50—60-х годов.

    В обстановке солидаризации всего народа для решительной борьбы за свободу перед правящей бюрократией нет других путей, кроме постепенного отступления и лавирования под напором оппозиционного народа или применения методов сталинщины в полной мере. В колебаниях между этими крайностями разлагается диктатура класса партийной бюрократии. Одновременно с разложением режима создаются революционные организации, растут освободительные силы. Чем ближе освободительная революция, тем быстрее идет раскол в партии. Этот процесс исторически неизбежен. Оформляются две группировки – догматики и ревизионисты. Борьба между ними происходит в масштабах мирового коммунистического движения и принимает по временам крайние формы. Ни одна из этих группировок не сможет победить и укрепиться. Ревизионизм есть негативное и половинчатое движение, он не способен дать программу для построения нового свободного общества. Марксизм-ленинизм как учение совершенно неизвестен народу. Философская система не может никогда быть мировоззрением народа. Народное мировоззрение может быть только органическим, религиозным. Временное помрачение и ослабление духовности означают только, что народ живет в сумерках, которые не могут долго продолжаться. Народ сам выдвигает те новые силы, которые смогут решить основные задачи. Партийная оппозиция будет вынуждена примкнуть к этим силам, принять народную идеологию, раствориться в рядах освободителей и созидателей.

    Догматическая группировка коммунистического класса не имеет в народе широкой социальной базы, на которую она могла бы опереться, чтобы организовать серьезное сопротивление. Ее разгром предрешен.

    Судьба мирового антикоммунистического движения будет решаться в России.

    Всероссийский Социал-Христианский Союз Освобождения Народа выступает за согласованность действий со всякой организованной силой, которая борется за общее дело. Выдвигая социал-христианскую программу как основу для будущего устройства социальных отношений в стране, Союз Освобождения Народа не относится враждебно к близким по духу, но имеющим своеобразие программам, считая, что окончательный выбор должен совершиться после свержения коммунистической диктатуры и уничтожения этатистской системы в условиях свободы и мира.

    Категория: Русская Мысль | Добавил: Elena17 (12.07.2016)
    Просмотров: 114 | Теги: русская идеология, всхсон | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 232

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru