Русская Стратегия

      Цитата недели: "Находясь по самой середине держав, наиболее волнуемых вожделениями колониальной политики, мы не можем теперь ни на минуту забывать, что опасности захватов угрожают нам со всех сторон. В существовании такого положения винить некого. Но когда мы приводим Россию в состояние, не сообразное с опасностями её современного международного положения, мы оказываемся кругом виноватыми, ибо усугубляем опасность и ослабляем свои средства к их отражению." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [936]
Русская Мысль [188]
Духовность и Культура [183]
Архив [509]
Курсы военного самообразования [27]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Сибирь. Колыванский мятеж

    http://kraeved.ngonb.ru/sites/default/files/%D0%9A%D0%BE%D0%BB%D1%8B%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D1%8C%2C%20%D0%9A%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%B0%2022%20%D0%BF%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA.JPG

    96 лет назад среди крестьянства России прошли волнения против политики большевиков по поводу проведения полной продразверстки на селе. Жесточайшие репрессии в отношении участников мятежа – крепких, зажиточных крестьян, середняков, раз и навсегда вычеркнули из истории Сибири попытку воспротивится узаконенным грабежам. Почему грабежам? В Сибири действовали в то время продотряды, сформированные тогда из рабочих Питера, Москвы, Томска, Новониколаевска, других городов. По своему составу это были практически уголовные банды. Даже вождь революционного движения, глава советского правительства Владимир Ленин в своем заключительном слове по докладу о замене разверстки натуральным налогом был вынужден отменить.
    «…Затем, ряд тюменских продовольственных работников был расстрелян за порки, пытки, изнасилования и другие уголовные преступления. …Нужно видеть в этом проявление прямо уже уголовных безобразий, как в обстановке, в которой происходит продовольственная работа, требуют кары свыше обыкновенной… В. Ленин».
    В таком положении гнета власти находилось крестьянство Сибири к 1920 году. В уездном городе Новониколаевске к этому времени встало на учет в Горревкоме около пятисот офицеров, не пожелавших вести братоубийственную войну. Часть их трудоустроилась на предприятиях города, часть оказалась в числе безработных. Однако, по этому поводу руководство ВЧК дало разъяснение – немедленно провести чистку с целью установления личности офицеров, участвующих в контрреволюционном восстании белочехов, боевых действиях армии Колчака. Выявление недовольных Советской властью шло ударными темпами. Если задерживался одни офицер, то с десяток людей, имевших с ним контакт, так же арестовывался. Вставшие на учет бывшие офицеры разбегались по городам России, а не желавшие покидать родной край уходили в глухое подполье. По деревням и селам, пасекам и заимкам прятался цвет офицерства Сибири.
    В городе Колывани Новониколаевского уезда Тюменской губернии, где пока было все спокойно, осело около двух десятков беглецов. В то время, в 1920 году, в Колывани не было такого красного террора, как по России.
    Краткая временная справка. Город Колывань к своему рождению причисляет момент образования в 1750 году по указу царицы Екатерины Чаусского острога. 1813 под названием Колывань уже появился поселок, который постепенно разросся в заштатный город Колывань с городским самоуправлением. К времени проведения царской переписи населения в 1897 году число городских жителей составляло 11711 человек и к 1920 году город Колывань считался хорошим торговым центром провинции с развитой кустовой промышленностью. С момента строительства Новониколаевска и моста через реку Обь развитие его остановилось.
    Колыванское купечество от этого ничего не теряло, так как оно было основным поставщиком продуктов питания и промышленных товаров для рабочих, ведущих строительств железной дороги в Сибири.
    Разрастание уездного центра, Новониколаевска, давало свои результаты. Все основные торговые операции уже проводились вблизи железной дороги; в Новониколаевске находились склады купечества, да и промышленность притягивала к себе новые ресурсы, человеческие и денежные.
    Дореволюционный период Колывани не отмечен серьезными событиями. Империалистическая война 1914 года, перерастая в Первую мировую, никак не повлияла на устои волостного города. Революция 1917 года и свержение царского самодержавия не повлекло за собой каких–либо изменений. Интеллигенция пыталась привить населению революционное сознание, но ничего не получалось. Покой и тишина. Революционный исполком так же не производил мероприятий типа конфискаций имущества, обысков, арестов. Колывань была непоколебима в своих устоях мира.
    В 1918 году, при восстании чехословаков на Сибирской железной дороге и захвате ими Новониколаевска перемены опять не коснулись колыванцев.
    С организацией Временного правительства в Сибири и переходом власти к адмиралу Калягину в Колывани находилась часть из пермских добровольцев, около 300 человек, и полуэскадрон кавалерии. Данные воинские подразделения не делали погоду в волостях и городе Колывани.
    Даже в период колчаковщины, когда по всей Сибири имели место выступления крестьян и рост партизанского движения, репрессий в отношении населения практически не проводилось. Здесь этот период был, на оборот, самым спокойным. Активно велась торговля, шли заготовки сельхоз продуктов, закуп крупнорогатого скота. То есть жизнь населения была спокойной, размеренной. Белогвардейские колчаковские части не тревожили Колывань, так как не было здесь партизанских налетов – воевать было не с кем. Даже при отступлении белых войск не производилось бесчинств, лишь в селе Вьюны, где было около 700 крестьянских дворов, мобилизовали 5 лошадей, и то в обмен на уставших.
    При наступлении Красной армии на Новониколаевск в город Колывань так же не попали красные части, и вообще войсковые соединения в городе не задерживались. С взятием большевиками Новониколаевска в Колывани был организован Горревком под руководством члена партии Мясникова. Кто он и откуда в архивах установить не удалось. Организованный Горревком на первом этапе не проводил конфискации и национализации имущества, принадлежащего торгово-купеческим верхам, зажиточному крестьянству, имевшему достаточный запас хлеба, так необходимого в это время Советской власти. В связи с гражданской войной полевые работы в стране Советов практически не велись. Вопрос заготовки хлеба для молодой республики был равнозначен вопросу существования Советской власти, так как от наличия хлеба, его запасов зависел дальнейший успех на фронтах гражданской войны, успех социалистического строительства.
    Вл. Ленин в то время писал: «Допустим у нас в России около 15 миллионов крестьянских земледельческих семей…из этих 15 миллионов, наверное, около 10 миллионов бедноты…не имеющих излишков хлеба… Около 3 миллионов зажиточного и среднего крестьянства, и едва не больше 2 миллионов кулочья, богатеев, спекулянтов хлебов…
    …Беспощадная война против этих кулаков! Смерть им! Ненависть и презрение защищающим их партиям: правым эсерам, меньшевикам и теперешним левым эсерам!.. ».
    Здесь, в докладе, конкретно указывалось на проведение продразверстки, изъятия хлеба у населения. А в Новониколаевском уезде, особенно в Колывани, в волостях Кондаурово, Чаусе, Воробьях, Вьюнах и других Сибирских селах практически не было бедноты. Был хлеб. Имеющий менее 2 лошадей и 3 коров считался на селе неудачником. Богатая тайга, плодородные земли были мачехой только для ленивого. Река Обь кормила, давала работу не желавшим трудится на земле. В городе Колыавни рабочим платилось жалование в артелях, бойко шла торговля хлебом, мясом, другими сельхозпродуктами. Выполнялся положенный план по сдаче налога хлебом, яйцом и др. Этого было мало.
    В начале июля 1920 года после сдачи продналога, в деревню Вьюны приезжает председатель Чаусского Волисполкома Сенегубов С.З. и проводит заседание Сельисполкома по доведению дополнительного плана на крестьян деревни – им нужно сдать 100 пудов хлеба и 36 голов рогатого скота. Это возмутила жителей, начались выкрики, волнения. Синегубову удалось спастись от преследования и как результата – восстание крестьян. Лозунг «Мы за Советы, но против коммунистов».
    В это же время даже высшее руководство в Москве признает: «…В вашей волости есть некоторые продработники, которые творят издевательства над неимущими, грабят в личную пользу, поощряют выкуривание самогона, пьянствуют, насилуют женщин, провоцируют Советскую власть и т. п.…Председатель Совета народных комиссаров В.Ульянов (Ленин)».
    Данное обращение было не конкретно к Томской губернии – по всей стране продотряды из Москвы, Петрограда и крупных городов каленом железом прошлись по крестьянству имевшему какой либо запас хлеба для сева в будущем году, просто для продолжения рода, что бы не умереть с голода.
    «…Все излишки хлеба должны быть по справедливой цене отданы Советскому государству, а государство должно распределить их между трудящимися поровну… В. Ленин». То что вырастил крестьянин с кровью и потом, нужно было отдать.
    Начались волнения среди крестьян, а в то тяжелое время мужик на селе был мудрым и обещанное государством право на владение землей для крестьянина было не пустым звуком. Невзгоды революции, колчаковщина, боевые действия в Сибири партизан и Красной Армии – все это колыванцы пропустили через себя. Продразверстка рушила мечты на будущее но и её сельчане выдержали всем миром выполнили возложенное на село. Недочеты продкомиссаров, политика насилия на местах и желание руководителей уезда и волостей выделиться среди первых подорвало доверие земледельцев к партии власти. Лозунг «Мы за Советы, но без коммунистов» возник не сам по себе.
    В исторической справке то время волнения Сибирских крестьян названное Вандеей, но так ли это? Восстание Дона, мятеж крестьян на Тамбовщине и другие восстания в молодой республике – все это взвалили на политику правых эсеров. А так ли это? Власть державшие приняли решение от которого невозможно было отказаться. Изъять хлеб! Весь! Иначе смерть, ибо поддержка коммунистов в городах, а там сейчас голод! В политдонесениях того времени, в центр, все неудачи связанные с изъятием хлеба у населения перекладывают на плечи эсеров, на их агитацию неподчинения. Да, партия эсеров держала курс на демократические преобразования, на то, что будущее в России в цивилизованном земледелии. Крупные землевладельцы, фермеры – вот основа становления государства.
    Но в данном конкретном случае в восстании колыванцев эсеров практически не было. В архивах Новосибирского обкома ВКП(б) упоминается лишь несколько фамилий членов партии эсеров: заведующий Тоя – Монастырским агрономическим участком Н.И. Персов; его помощник Г.М. Кириллов – это жители села Вьюны.
    В Колывани – правый эсер Л.М. Жарков. И это на 17 волостей Новониколаевского уезда и Томской губернии.
    Вывод напрашивается сам, Колыванский кулацко-эсеровкий мятеж не мог называться так. Это придумано большевиками, что бы сгладить восстание крестьян Сибири. Восстание не желавших отдать свой хлеб подавили карательные отряды отметив свой путь расстрелами и арестами. Ибо по политике коммунистов кулаков, меньшевиков и эсеров надлежало уничтожить. Закон военного времени – кто не с нами тот против нас. Третьего не дано.
    Центром восстания крестьянства в Новониколаевском уезде стала деревня Вьюны. В ночь на 5 июля 1920 года были арестованы все коммунисты и им сочувствующие, созван митинг, который проводил Комиссаров – член повстанческого штаба по агитработе. На митинге, обращаясь к жителям деревни, Комиссаров призывал к уничтожению коммунистов: «Советская власть от нас хлеба не требует, мы его сдали. Это требуют коммунисты, смять коммунистов». Вечером того же дня по решению схода были растрелянны коммуниста: Морковин, Королев Павел, Королев Василий, Синегубовы, Смолянинов с матерью и дочерью, другие члены исполкома деревни.
    Во все повстанческие штабы уезда были разосланы нарочные с приказом о начале восстания. В Колывани и Чаусе, Тырышкино, Кондаурово организовывались боевые отряды, вооружались и направлялись по соседним повстанческим селам, для оказания им помощи. Внешняя связь была прервана, так как все дороги, ведущие из восставших сел были оцеплены вооруженными мятежниками, всякий выезд запрещен. Во главе восставших крестьян стоял крупный торговец и кожезаводчик Потапов, он же начальник штаба, а председателем следственной комиссии был назначен В. Харламов, проводивший дознание в отношении коммунистов и выносивший им смертные приговоры.
    Из всего вышеприведенного видно, что митинг начался не в Колывани, здесь же вся подготовительная работа к нему была уже закончена ранее. 6 июля 1920 года в городе Колывани большевиками были мобилизованы все подводы у населения для вывозки хлеба и кустарно – промышленных изделий, конфискованных в селах и самом городе. Это предназначалось Новониколаевску. Повстанческая группа знала о начале восстания в селах, прервала телеграфную с Новониколаевском и объявило о начала восстания в самой Колывани. Жители города начали стихийно собираться на базарную площадь. Председатель Колыванского Горисполкома с целью пресечения волнений решил выступить и провести митинг, но в это время от деревни Вьюны прибыл отряд мятежников, оцепил площадь, разоружил милицию и совместно с местными повстанцами захватил все партийные советские организации. Председатель горисполкома Претеченский был арестован на месте, секретарь горкома партии Севостьянов схвачен и расстрелен. Других коммунистов из совработников вылавливали сами жители Колывани и сдавали мятежникам. Всех их уводили в Александровскую церковь, где после короткого следствия по указанию штаба мятежников расстреливали. В городе прошел стихийный митинг восставших, избранна Крестьянская Дума, в которую вошли представители восставших сел. Их деревни Скала – Сорокин Александр, Мальцев из Ново-Тырышкино, Соболев из Воробьево, Чупахин из Никольска, Балабуев из Кочетовки, Кутернин из Вьюнов, представитель женщин Маховая из деревни Амба, Шальнев из Сидорки. Председателем Думы был избран Хритин, зажиточный крестьянин, гонявший ямщину на Московском тракте.
    На командной должности выдвинуты повстанческие отряды – бывшие офицеры – Титов, Шилов, Овсянников, Зайцев и другие вышедшие из подполья. Сразу же были проведены организационные мероприятия в Чаусской, Тырышкинской, Кандауровской и других волостях. Одним из основных первоначальных задач было:
    1. Обеспечение оружием, мобилизация кузнецов для ковки пик и сабель.
    2. Мобилизация населения для копки окопов.
    3. Задержание и арест лиц противостоящих восстанию.
    4. Организация отдела снабжения и питания для повстанцев.
    В то же время велась агитационная работа среди населения под лозунгами: «Да здравствует Советская власть, долой коммунистов!»; «С нами бог»; «Да здравствуют Советы без коммунистов»; «Оберегайтесь коммунистов, они уничтожают православие»; «Да здравствуют крестьяно-партизанские отряды» и др.
    Вот несколько обращений:
    «БРАТЬЯ ОФИЦЕРЫ!
    Много, слишком много, мы пережили за последние полтора года. Но забыли ли мы о великой и святой мести, не покидавшей нас со школьной скамьи, вошедшей в кровь и плоть нашу?
    Забыли ли мы о Великой Единой России?
    О, нет, нет. Никогда мы не забудем её.
    Разве, даже сейчас, когда почти все мы под угрозой штыка и расстрела, перед вечным призраком голодной смерти близких, дорогих людей, работаем на ненавистную советскую власть, не на власть народа, нет, а на власть насилия, голода и гибели всего народа, на власть одинаково истребляющую как крестьянство и рабочих, так и нас самих, потому, что все мы крестьяне, и рабочие, и офицеры, все мы прежде всего русские, разве даже теперь мы забыли о Великой, Могучей, Державной Родине?
    О, нет!
    Да, мы не можем теперь говорить об этом, но помнить – то, это наше право и этого последнего права никакие силы злой чумы коммунизма, этой лжи и величайшего преступления, нас лишить не могут. И среди нас были и есть изменники и предатели, сознательно и добровольно пошедшие на службу палачей и убийц, но мы честные русские офицеры, от своих отцов принявшие право любить и умирать за великую, тысячелетней славой овеянную, Россию, разве мы забыли о деле? Разве мы не знаем, что делать? Разве мы не видим, что сочувствие солдатских красноармейских масс - из тех же русских людей одинаково с нами несущих подневольное ярмо комиссаров. Разве секрет, что те же красноармейцы смотрят на нас, как на товарищей по несчастью, которым можно верить, а на коммунистов, как на начальство, которого надо бояться и ненавидеть.
    Разве секрет, что положение на фронте с «белыми» в наших руках и довольно дружного комбинированного усилия, что бы дать крестьянам, рабочим и красноармейцам мир и хлеб, разсыпав преступный фронт комиссаров, а самим нам получить возможность работать для России и Народа.
    Братья офицеры! Вы ждёте почина, инициативы. Вы боитесь мести кровавых комиссаров. Вы боитесь враждебной толпы. Но посмотрите и вы увидите, что наши красноармейские массы, за исключением горсточки коммунистов – за нас, а не за них. Но самое важное не думайте что вы одиноки разрознены. Мы говорим вам братья - посмотрите кругом внимательнее, посмотрите к окружающим вас лицам, особенно на фронте, умейте нащупать почву и наладить понимание и вы скоро увидите, что есть кругом, уже создана нашими усилиями, возможность не только ждать, но и действовать быстро и целесообразно, координируя работу каждого во имя скорого уже избавления.
    Пора на встречу Братья офицеры. Нас ждут на востоке и юге и нам нельзя опоздать.
    Группа офицеров.

    СОЛДАТЫ И ОФИЦЕРЫ КРАСНОЙ АРМИИ!
    Наступает время, когда крестьянство принимает на себя руководство политической и экономической жизнью Сибири.
    Крестьянство преследовалось и разорялось колчаковщиной, преследуется и разоряется властью коммунистов.
    А крестьянство является подавляющим большинством населения и ему по справедливости и праву принадлежит первое место в жизни Сибири.
    Крестьянство организовывается в Крестьянский Союз и зовет Вас, СОЛДАТЫ И ОФИЦЕРЫ КРАСНОЙ АРМИИ, вышедших из среды того же народа – крестьянства, идти в ряды Крестьянского Союза.
    Идите с нами прекратить гражданскую войну, которая только крестьянство сможет прекратить, по тому что приостановить гражданскую войну, значит положить конец захватной насильственной власти и передать власть самому народу, свободно избранным его представителям. Только крестьянство сможет провести эти выборы, так как и в советах крестьянства имеет большинство и на крестьянских съездах в избранном всеобщим голосованием органе всенародной воле по этому крестьянство передать власть всему народу, значит передать её самому же себе.
    Крестьянству не нужна диктатура, - оно большинство населения и не нуждается в произволе и насилии.
    Идите с нами, прекратим вспыхнувшую на Востоке войну с Японией и с союзниками Америки, Англии, Франции и Италии. Война уже загорелась, Владивосток и Хабаровск взяты японцами. Нам грозит гибель.
    Единственное спасение – уничтожить власть коммунистов, -
    Тогда и война на востоке прекратится, потому что иностранцы заявляют, что они воюют только с коммунистами.
    Мы сами должны сделать это великое дело избавить Сибирь от власти партии коммунистов: вместе с тем мы должны Японии и её союзникам, что Сибирское крестьянство не допустит захвата ими нашей земли и будет вековечно её отвоевывать.
    СОЛДАТЫ И ОФИЦЕРЫ КРАСНОЙ АРМИИ. Ваши интересы и интересы крестьянства Сибири одинаковы – прекратить гражданскую войну, защитить достоинство России, не дать ей попасть под власть иностранцев, охранить крестьянство. Идите же вместе с нами, против нашего врага власти коммунистов, всосавшиеся в ваши ряды в виде политических комиссаров и коммунистических ячеек. ИДИТЕ В РЯДЫ КРЕСТЬЯНСКОГО СОЮЗА, ГОНИТЕ ПРОЧЬ ИЗ СВОИХ РЯДОВ КОМИССАРОВ – КОММУНИСТОВ И КОММУНИСТОВ ШПИОНОВ – СОЛДАТ.
    КРЕСТЬЯНСКИЙ СОЮЗ.
    Копия с копии верна: Секретарь представ. ВЧК (подпись неразборчива)
    Копия верна:
    Копия с копии верна:».
    (Копия с копии подлинника. Пр. автора).

    К 10 июля силы повстанцев, по данным заведующего отделом управления Новониколевского уездного исполкома Советов П.К. Голикова, принимавшего активное участие в руководстве подавления мятежа в качестве одного из политических руководителей советских войск составляли пятьсот винтовок добровольцев и мобилизованного крестьянства населением пять-шесть тысяч человек. Почти все повстанцы были на верховых лошадях, что затрудняло их преследование при боевых действиях войск.
    При получении сведениях о мятеже Колывани и близлежащих волостях, захвате парохода на Оби и перекрытии водного пути на реке. Руководство Новониколаевского уезда срочно объявило о создании Сводной Западной группы войск для подавления восстания под руководством Гиршовича, человека не ординарного и жестокого. Тут же работал особый отдел Уездного ЧК. В руководство ликвидации восстания вошли предгоруезд исполкома В.А.Витолин – Гравлей, начальник гарнизона, уездный аовенком Ф.Я.Габишев и председатель ЧК А.В.Прецикс – ревком был образован 9 июля 1920 года. Сводная Западная Труппа 9 июля высадилась на станции Чик, где находился штаб экстренного поезда и приняла энергичные меры по организации подавления восстания воинскими силами. Было создано несколько отрядов, а именно №/№ 1, 2, 3, 4, 5.
    Первыми боевыми действиями по плану штаба были следующие:
    Первый отряд должен был занять деревню Оеш; второй отряд – село Тырышкино; третьему отряду надлежало захватить деревни Крахолевка и Катково; четвертому – Крутые Лога; пятый – занять село Грязнуха, туда же переправиться Штабу группы.
    Известен приказ Гиршовича по личному составу Сводной Западной Группы от 8 июля 1920 года:
    «Всем агентам Чека и Начальникам Военных отрядов по подавлению восстания партизан:
    Расстрелу подлежат: а) предводители шаек; банд; захваченных с оружием в руках. б) не сдавшие оружием или скрывшие его после прихода красных войск; в) всех же остальных же арестованных направлять в Новониколаевскую чрезвычайную комиссию. Гиршович».
    Военные красные отряды а период с 5 июля по 15 июля 1920 года захватили без какого - либо сопротивления центры восстания крестьян – станции Кривощеково, Чик, Коченево; села и деревни Криводановка, Тырышкино, Крахолевка, Катково. В районе Тырышкинской и Прокудской волостях усиленные военной кавалерией отряды красных окружили и уничтожили силы обороны партизан, вооруженных самодельными пиками, косами, вилами и дробовиками.
    10 июля 1920 года отряды Красной Армии получили приказ командующего Сводной группой Гиршовича о немедленной перегруппировки войск. Оставив на месте выгрузки, на станции Дупленской, для охраны небольшой отряд железнодорожной обороны, основные силы двинулись вперед в сторону восставшей Колывани. Сводная Западная Группа состояла из войск ВОХР :; бригады, войск железнодорожной обороны, караульных батальонов, отрядов особого назначения и Пятой армии, проходившей в это время после боевых действий с Востока на Запад. Дополнительные местные заградительные отряды из числа милиции и местных коммунистических ячеек выполняли в основном функции по прочесывания местности и вылавливания разбежавшихся крестьян из партизанских отрядов восставших.
    Всего у Красной Армии было 25 – 20 тысяч штыков.
    4 отряд под руководством Васильева, захватив село Овичнниково, согласно приказа выдвинулся на Крутые Лога. Окружив после перехода по перелескам село, Красные соединились с другой частью отрядом № 2, высвободившему свои силы после взятия села Ново – Тырышкино.
    С целью не просачивания информации о движении военных отрядов Васильев в радиусе 15 верст выстроил конные разъезды. В их обязанности входило уничтожение всех, кто пытался покинуть район боевых действий.
    Гиршович, при поддержке двух пулеметов «Жожа» и двух стволов системы «Кольт», после успешного захвата сел Грязнуха, Тырышкино и Крутые Лога представлял реальную угрозу для мятежной Колывани. В это же время части Второго запасного стрелкового полка из Новониколаевска сплавлялись на баржах по Оби. Высадившись в устье реки Чаус, войска начали интенсивный обстрел позиций Колыванцев со стороны реки Обь. Безоружное население, капавшее окопы в этом районе бежало неся ощутимые потери. После начала боевых действий речного десанта из более пяти тысяч человек мятежников осталось менее трехсот вооруженных винтовками и дробовиками крестьян.
    Окруженные практически со всех сторон восставшие были обречены.
    Мобилизованная часть повстанцев, действующая совместно с партизанскими отрядами, без ком. состава, не дисциплинированная, плохо вооруженная, после первых стычек с красноармейскими отрядами панически разбегалась. Отступая, крестьяне в бой не вступали.
    К 12 июля 1920 года вся местность, захваченная восстанием, была очищена от мятежников. Мобилизованные разбежались, вооруженные сдавались. Те партизанские отряды, которыми руководили офицеры, как более организованное ядро восстания, отступили в тайгу – урман. Там, воссоединившись, часть партизан пыталась прорваться на Юг в район Славгорода – Семипалатинска. В районе Каргата, настигнутая Красноармейскими отрядами группировка была ликвидирована.
    Другая часть, по донесениям притаёжных и таёжных волревкомов и комячеек, групперовалось в глухой тайге и, по возможности, производила налёты на поселковые пункты с целью добывания продуктов.
    14 июля 1920 года выходит приказ Предпарткома А.Беликова, Предуисполкома Витолина – Гравлей, Губпродкомиссара Иванова – Павлова за № 43 по Новоониколаевскому уезду.
    «В виду предательского нападения на Рабочее – Крестьянскую власть в момент войны с чёрной стаей польских хищьников, предлагаем т.т. начальникам всех действующих отделов проводить обязательно попутно с другими репрессивными мерами и следующее:
    1).Выполнение разверсток в восставших волостях боевым темпом в течении 48 часов.
    2).Накладывать на сёла и деревни хлебные контрибуции исключая отсюда семейств беднейших красноармейцев, оставшихся верных Советской Власти милиционеров и наших партийных товарищей от 5000 до 100000п.
    3).Закрывать мельницы и прекращать крестьянам помол за исключением семейств бедноты, красноармейцев, инвалидов и партийных товарищей.
     Подписали:
    А. Беликов, Витолин – Гравлей, Иванов – Павлов.
    Командующий Группой Гиршович».
    В результате успешных боевых действий против восставших крестьян захвачены за немногим все руководители восстания. Успели скрыться в тайге Вьюнский и Дубровенский комитеты, а так же некоторые командиры отрядов. Расстреляно на месте советскими отрядами в обстановке боевых действий около 250 человек, арестовано и отправлено в Новониколаевскую Чека до 600 человек. В войсках потери незначительные, профессионализм и опыт гражданской войны армии исключал практически какие – либо поражения или боевые действия обширного характера при ликвидации восстания.
    Приводились примеры, что при взятии села Вьюны восставшие пытались отразить нападение красных отрядов – расстреляно на месте около 100 человек, т.е. каждый человек из семьи. Остальных ждали годы бед, раскулачивания, репрессий. Село было в последствии заселено переселенцами из России и беднотой из уезда. Раз и навсегда был выкорчеван землепашец Сибирский в данной волости.
    Можно представить каковы были репрессивные меры в селах Колыванской стороны. Прибывший из Центра инструктор в одном из сел, принимавших участие в восстании, проводил сход. Он объясняет, почему производятся хлебная, мясная и яичная разверстки. Обычно задается ряд вопросов нежелающих сдавать излишки. В данном случае инструктор спрашивает, нет ли вопросов. Сход молчит. Выходит крестьянин – бедняк и говорит: «Вопрос понятен, цели и причины разверстки тоже, но кулаки его не хотят понимать». Составлен список всех присутствующих. Они объявлены кулаками.
    Карательные отряды после подавления мятежа еще долго контролировали работу местных комячеек, соворганов, так как именно от них поступала информация о движении партизанских отрядов. Армейские части покинули Томскую губернию и двинулись с Востока на Запад, для решения насущных проблем.
    А в Колывани действовал новый Начальник Гарнизона, он же - Командующий Сводной Северо – Западной Группы товарищ Гиршкевич. Издан приказ, в котором практически каждый взрослый житель города Колывань подлежал аресту.
    Вот формулировка приказа:
    «ПРИКАЗ
    по гарнизону города Колывани.
    №2
    30 июля 1920 года г. Колывань
    § 1
    Приказываю всем гражданам города Колывани сдать в Штаб Сводной Северо – Западной группы в 12 часовой срок имеющиеся на руках:
    а) Огнестрельное и холодное оружие (винтовки, револьверы, шашки и прочие).
    б) Огнестрельные припасы (бомбы, гранаты, патроны и прочие).
    в) Сбрую и упряжку казенного образца.
    г) Казенное обмундирование и снаряжение (сапоги, ботинки, шинели, гимнастерки).
    д) Казенное нательное белье и пастельные принадлежности (одеяла, простыни, наволочки, портянки и прочие).
    е) Все седла.
    Виновные в неисполнении сего будут преданы Военно – Полевому суду.
    Коменданту города Колывани вменяю в обязанность строго следить за выполнением сего приказа.
    Приказ входит в силу с 12 часов сея 20 сего июля.
    Подписал: Начальник гарнизона, он же Командующий Северно – Западной группой товарищ Гиршевич.» (орфография сохранена).
    С 19 июля в Колывани по 1 августа 1920 года введен комендантский час. В военное время, в период гражданской войны, практически все население России пользовалось старыми за пасами обмундирования Российской армии. Такая же одежда была и на жителях восставших Колывани и её волостях. А это значило, что все подлежали приданию военно–полевого суда. И это было не пустой угрозой, обозы с арестованными и их имуществом тянулись и тянулись в уездный Новониколаевск, что бы на веки раствориться в бурном времени страшного периода. Все же часть рядовых участников Колыванского мятежа была освобождена по ноябрьской амнистии 1920 года, но не надо забывать, что печать кулацко- эсеровских мятежников навсегда стояла на них. Впереди еще был 1937 год.
    В заключение выдержки из работы Шишкина В.И. «Из истории Колыванского мятежа (июля 1920 года)», напечатанного в 1990 году в «Известиях Сибирского отделения Академии наук СССР» печаталось:
    «В конце 1919 начале 1920 года Красная Армия при поддержке партизан и городских повстанцев освободила Сибирь от белогвардейцев и интервентов. В крае повсеместно была восстановлена Советская власть. Однако с её восстановлением классовая борьба в Сибири не прекратилась, поскольку здесь имелись значительные социальные силы, не оставлявшие попыток свергнуть диктатуру пролетариата… Одним из мятежей стал Колыванский, который охватил внушительную территорию, располагавшую большими людскими и продовольственными ресурсами, находившуюся в непосредственной близости от Транссибирской железнодорожной магистрали и города Новониколаевска являющегося центром уездной администрации. В этом состояла исключительная опасность Колыванского мятежа, потребовавшая его немедленной ликвидации и необходимости использования большого количества вооруженных сил».
    Колыванское восстание охватило весь Новониколаевский уезд, часть Томской губернии на севере, села Ново-Тырышкино, Дубровино, Вьюны, Чаусы. Карпысакская и Битковсая волости, Чулымский район, Коуракская воласть и Доволенское, Ярковская, Суминская волости практически находились в руках мятежников, но силы были явно не равны. Страх потерять только что отвоеванное у Колчака и иметь за спиной бунтующую Сибирь моментально сыграл свое дело. Идущие с Востока регулярные войска, имеющие боевой опыт в борьбе с интервентами, под руководством партийных агитаторов разгромили практически без потерь со своей стороны восставших крестьян. Мятеж был заранее обречен на поражение. Лишь часть интеллигенции и духовенства поддержали крестьянство в требованиях с оружием в реках защищать свои интересы. Вновь повторилось извечное «Что делать? Моя хата с краю».
    Вырванное с корнем с земли крестьянство так и не сумело встать на ноги. Коллективизация довершила начатое карательными отрядами - разгром был полнейший.
    Сейчас принимаются попытки восстановить разрушенное ранее, но как? Практически нет помощи от государства хлеборобу, животноводу – все средства идут на приобретение импортной сельхозпродукции сомнительного качества, а местный производитель стонет вновь от ценовой политики государства. Но это, верится, не навсегда. И восстанет не с вилами в руках крестьянин, а поднимется со снопом и будет Россия прирастать в своем могуществе Сибирью.

    данной работе использованы работы:
    В. И. Ленина. «Революционная законность».
    Монография В.И.Шишкина.
    Архив Колыванского района НСО.
    Воспоминания жителей сел Вьюны, Катково, Колывань.
    Особая благодарность Администрации р.п.Колывань.

    Михаил Синицын

    ПРИЛОЖЕНИЕ

    СРЕДНЕЕ ПРИОБЬЕ (ВЬЮНСКО-КОЛЫВАНСКИЙ МЯТЕЖ)ТОМ1 ГЛ4

    (Фрагмент из книги: И. А. Добрускина Путеводитель по двухтомнику "Сибирская Вандея" 2006)
       
    Среднее Приобье - среднее течение р.Обь вниз по течению от уездного города Ново-Николаевска (сейчас Новосибирск) примерно на протяжении 100 км. Центр восстания - г. Колывань на левом берегу р. Обь. В восстание вовлечены поселки по обоим берегам Оби и по обеим сторонам железной дороги на запад и восток от Ново-Николаевска.
    10 июля 1920 (Док475-I) Командир группы губвоенком Атрашкевич: 'Весь район действий сводной группы советских войск разделен на три участка: восточный - от ст. Ояш до правого берега р. Оби, средний - колыванское направление, западный - от ст. Кривощеково до ст. Дупленская'
    'Колыванское восстание, начавшееся 6 июля с.г., в короткий срок (два дня) охватило до 10 волостей Ново-Николаевского уезда и несколько соседних волостей Томского уезда. Восстание началось утром 6 июля в с.Вьюны. Восстанием руководил заранее составленный крестьянский комитет. Заранее было составлено ядро партизанского отряда с комсоставом. С занятием Колывани в Колывани был образован вначале временный городской комитет и воскрешена дума, впоследствии, около 8 июля - временный окружной комитет с представительством от волостей. В этот комитет вошли в массе колыванские крупные торговцы и собственники (заводчики), также незначительная часть интеллигенции. В ночь с 9 на 10 июля была взята Колывань и захвачен почти целиком весь комитет. Идейное руководство оставалось за Вьюнским комитетом или штабом, который руководил и воеными операциями, Вьюнский штаб в Колывань не переезжал, а продолжал оставаться во Вьюнах. Руководство военными операциями лежало на местах - на начальниках партизансих отрядов, мобилизационная и гарнизонная часть - на штабах, образованных в каждом селении. Винтовки, которые были не у активистов, отбирались партизанскими отрядами, рядовым же повстанцам были выданы пики или вилы. Наши части, действовавшие по ликвидации восстания, частью составляли войска ВОХР (64-ой бригады), войска желдороборогы, караульных батальонов, отрядов особого назначения, проходивших на запад войск 5 армии, милиции в небольшом числе и местных комячеек. На севере в районе Томского уезда, ликвидация банд была произведена частью Ново-Николаевской группой, частью - Томской группой. Захвачены, за немногоими исключениями, все главари восстания. Расстреляно на месте советскими отрядами до 250 чел. Арестовано и заключено в лагеря до 600 чел. Наши потери в воинских частях незначительны' (Из док533-I от 11 августа 1919. Доклад отдела управления Новониколаевского уездного исполкома советов в отдел управления Сибревкома).
    Руководители восстания: И.Е.Александров, С.А.Мальцев, А.Е.Белобородов, В.А.Зайцев

    КЛАССИФИКАЦИЯ ДОКУМЕНТОВ


    Глава состоит из 147 документов: c 392-I по 539-I, c 19 июня 1920 по конец октября 1920
    Документы повстанцев - 41 док. 16 из них - это воззвания и приказы И.Е.Александрова, который был военным руководителем повстанцев Новотырышкинской волости). Они происходят из следующих мест: г.Колывань, с.Большая Черемшанка, с.Вьюны, с.Дубровино, д.Кандыково, с.Крутологовское, д.Мысы, с.Ново-Михайловка, с.Ново-Тырышкино, с.Паутово, с.Тоя-Монастырское, с.Чаус.
    Документы советской власти- 63 док. Из них чекистов - 24 док, исполкомов - 13 док ревкомов - 10 док милиции - 7 док продкомов - 4 док партийных организаций - 2 док протоколы покаянных собраний 'раскаявшихся' повстанцев - 3 док
    Документы советских войск - 43 док. (18 из 43 - это приказы командующего сводными отрядами М. А. Атрашкевича). Среди них приказы и донесения военкомов - 14 док разных местных групп сов войск -19 док местных гарнизонов - 6 док войск ВОХР - 4 док.
    Деревни, из которых посылались сообщения начальников красных отрядов - это пос. Александровский, с. Бердск, Богородское, с. Болотное, с. Грязнуха,с. Д убровино, с. Каменское, с. Карагат, с. Кандауровское,с. Коурак,Коченево, д. Кубовая, с.Ояш, пос. Троицкий, с. Чаус, д. Черемшанка, ст. Чик
    Советские учреждения прочно обосновались в крупных городах Западной Сибири: в губернском городе Томске и уездном городе Ново-Николаевске. В двухтомнике есть документы, посланные из с.Вьюны и ст Тайга. Из Омска за это время был послан один документ - от полномочного представителя ВЧК по Сибири И.П. Павлуновского.

    ХОД СОБЫТИЙ


    5 июля 1920 (Док395-I)) От ст. милиционера Коченевской волости: 'Толпой граждан с. Коченево освобождены из-под ареста граждане с. Коченево. Прибывший в село отряд войск ВОХР заставил их бежать из села, но потом они были найдены и расстреляны'
    5 июля 1920 (Док396-I) Новониколаевская уездная чека: 'В Коченево отправляется чекой отряд интернационалистов в 100 чел с 4 пулеметами. В Ново-Николаевске сил остается хотя и достаточно, но плохо вооруженных. Завтра устанавливается военное положение города. Чека объявляется на военном положении'
    6 июля 1920 (Док397-I) 64 бригада ВОХР: 'Для ликвидации восстания крестьян ст. Коченево выделен отряд в составе...'
    6 июля 1920 (Док409-I). Протокол соединенного заседания Колыванской городской думы и временного исполнительного комитета города Колывани: 'Слушали :1. О городской самоохране 2. Довольствие отрядов 3. Выборы следственной комиссии для разбора дел арестованных'
    7 июля 1920 (Док410-I) Новониколаевская милиция: 'Получены частно сведения, что днем 6 июля в городе Колывани произошло восстание; сношение телеграфом оказались действительно прерванными. Повстанцами занята дер.Чик'
    7 июля 1920 (Док419) И. Е. Александров: 'Сейчас же собирайтесь для отправки в Колывань, т.к. в Колывани сделали высадку из парохода коммунисты'
    7 июля 1920 (Док420-I) Дубровинский вол ревком: 'В с. Дубровино вспыхнуло восстание... Все вооружение бандитов состояло 10-20 охотничьих ружей, 30-40 винтовок, в том числе отобранных в военкомате и на мельнице, несколько револьверов, а большей частью, пики, изготовленные уже во время восстания... Как на причину, побудившую к восстанию, указывалось на несправеделивое обложение маслом и яйцами, не соображаясь с удойливостью коров и числом кур, лишение покосов и коммунистическое засилье. Цель восстания - свержение коммунистов и сохранение советской власти. Прибывшими военными силами уже расстреляно 25 участников восстания'
    7 июля 1920 (Док428) Ояшинский волостной исполком: 'Заслушали телеграмму крестьянского комитета о мобилизации против большевиков. Постановили: послать телеграмму Новониколаевскому военкому о высылке военной силы'. Сноска 1: 'В течение 30 минут коммунисты и советские работники организовали Ояшинский боевой отряд...'
    7, 8 и 9 июля 1920 'Произошло восстание и бои повстанцев с красными отрядами в районе дер.Базой, с.Чилино, Петропавловское. Банда получила подкрепление из с.Кандаурова, д.Середина, пос.Изовского, с.Вьюны и с.Воробьи. Преследуемый бандами расстроенный отряд отступил через д.Ересию до д.Еловки.(в 3 верстах от Вороново). Получив подкрепление из с.Вороново, с.Уртам и с.Кожевниково отряд занял дер.Базой без боя. Бои происходили в с.Бабарыкино. Наступление красных отрядов в районе Богородского - д.Нащеково привело к тому, что банды разбежались' Из доклада нач Томской уездной милиции 6 сентября 1920 (Док538-I)
    7 июля 1920 (Док430-I) Новониколаевская уездная ЧК: 'Колывань и район ст. Чик в полосе восстания. Посланы отряды, подавление идет успешно, имеются сведения, что в Колывани расстреляны все коммунисты и совработники'
    8 июля 1920 (Док434-I) Тайгинская ОРТЧК: 'Из Болотной сообщают, что банда идет на дер. Ояш, держит связь с. Сокуром'
    8 июля 1920 (Док436-I) Томский губвоенком Атрашкевич: 'Для ликвидации повстанцев создана сводная группа войск, которой буду руководить я лично'
    8 июля 1920 (Док440-I) Новониколаевская ОРТЧК: 'Действия повстанцев в районе ст. Чик продолжаются.... Вспыхнуло восстание станций Сокур и Ояш... Пытаются подойти к линии ж.д.'
    9 июля 1920 (Док450-I) Советское руководство Новониколаевуского уезд: 'Ново-Николаевск объявляется на осадном, уезд - на военном положении. Высшая власть переходит к военно-революционному комитету'
    9 июля 1920 (Док453-I) Командующий сводной западной группой Гиршович: 'Предавать военному суду и расстреливать на месте 1) предводителей шаек банд, 2) не сдавших оружие, 3) всех же остальных арестованных направлять мне'
    9 июля 1920 (Док454-I*) Павлуновский, ВЧК: 'Если 10 июля до 12 часов дня Колывань не будет взята, начальник отряда, руководящий операциями против Колывани, будет расстрелян за медленное ведение операции и невыполнение моего и тов. Смирнова приказа о решительных действиях по подавлению восстания. Виновныые же в нерешительных действиях по подавлению восстания будут преданы полевому суду'.
    9 июля 1920 (Док461-I) Военком Каменской волости: 'Села Локти, Кубовая, Бардак заняты неизвестными частями'
    9 июля 1920 (Док462-I) Военком Каменской волости: 'В с. Локти вошли красные части... В числе восставших участвовало много местных жителей''
    9 июля 1920 (Док465-I) 'Село Дубровино перешло в руки подкомбрига ВОХР'
    10 июля 1920 (Док466-I) Томский военком Атрашкевич командиру средней группы Вашкевичу: 'Сегодня к 21 часу занять город Колывань во что бы то ни стало. Промедление повлечет за собой предание Вас военно-полевому суду'
    11 июля 1920 (Док477-I) Военком Богородской волости: 'В селах Десятово, Остальцево, Трубачево, Баткат, Речка крестьяне организовались подпольно к восстанию'
    11 июля 1920 (Док484-I) Начальник восточной группы войск: 'Заняли дер. Кандыковскую и с. Вьюны... Арестовано 17 чел'
    11 июля 1920 (Док485-I) Атрашкевич: 'Наши отряды заняли д. Красный Яр Мало-Крюковской вол, д. Почта, город Колывань (9 июля в 24 час). Для содействия послан боевой пароход с отрядом особой роты для крейсирования между дер.Дубровино - Колывань'
    12 июля 1920 (Док488-I) Начальник гарнизона ст.Болотная: 'Началось восстание Богородской и Бабарыкинской волостей. Связь с Вороново и Богородском прервана'.
    12 июля 1920 (Док489-I) Атрашкевич: 'Заняты д.д. Кандыково и Вьюны'
    12 июля 1920 (Док491-I) Атрашкевич: 'Главный руководитель повстанцев Александров и организатор Мальцев захвачены в д. Тырышкино'
    14 июля 1920 (Док497-I) Каргаткий райком РКПб: 'Донесение из Каргат-Форпоста о появлении из урмана банды, коей мобилизованы поселки Осиновский, Ганчинский'
    15 июля 1920 (Док501-I) Атрашкевич: 'Повстанческие банды в Ново-Николаевском уезде ликвидированы. Советвласть повсеместно восстанавливается. Возвращаюсь к исполнению своих прямых обязанностей. Командование возлагаю на комбрига-64 ВОХР до восстановления соввласти'
    16 июля 1920 (Док504-I) Председатель Колыванского ревкома: 'Партийная работа налаживается... Разверстка выполняется... В нек. деревнях число членов ячеек выросло до ста. Население ведет себя так, что хоть веревки вей'
    18 июля 1920 (Док508-I) Председатель комитета обороны Каргатского района: 'Каргатский и Каргатско-Форпостовский отряд находился на заимке Журавлевской (110 в севернее ст.Каргат). в 5 верстах от с. Баксы, где находится штаб бандитов. Двигаться дальше невозможно, т.к. местность болотистая, лошадей нет'
    30 июля 1929 Шегарская волость занята бандитами. Из донесения начальника Томской уездной милиции от 8 августа 1920 (Док532-I)

    ДОКУМЕНТЫ ПОВСТАНЦЕВ


    Июль1920 (Док400-I*). Объявление начальника штаба Чаусского батальона повстанцев: 'Вступив на войну с коммунистами, власть остается советская, но не коммунистов...'
    7 июля 1920 (Док411-I) Начальник повстанческого гарнизона г. Колывань: 'Объявляю всеобщую мобилизацию от 18 до 45 лет. Скрывающиеся будут предаваться военно-полевому суду по голосованию повстанцев'
    7 июля 1920 (Док415-I) Из Кандыковского в Лелинское: 'Просим вас арестовать кто состоял в партии коммунистов или сочувствственников'
    Не позднее 7 июля 1920 (Док417-I) Воззвание И.Е.Александрова к крестьянам Новониколаевского уезда: 'Товарищи крестьяне! Нами и соседними с нами волостями, городом Колываном и почти всеми волостями, начиная от г. Томска, грабители-коммунисты от власти сброшены. Просим организоваться, формировать партизанские отряды, выступать проти них всем, кто с чем только может. Товарищи, помогите и убедитесь, что только мы все организованно можем подавить коммунистов. Формируйте отрялы поскорее и бросайтесь на коммунистов, и занимайте соседние селения, двигаясь вперед. Ждем, товарищи крестьяне,
    P.S. Командирам полков: для передачи соседним волостям, чтобы они поскорее организовались и встали все на защиту себя'
    7 июля 1920 (Док419) Начальник Новотырышкинского отряда повстанцам волости: 'Возьмите способных бойцов, сколько только возможно для отправки в Колывань, т.к. в Колывань сделали высадку из парохода коммунисты'
    7 июля 1920 (Док421-I) Дубровинский революционный крестьянский комитет: 'Уклонившиеся от мобилизации будут расстреливаться на месте'
    7 июля 1920 (Док422-I) Дубровинский революционный крестьянский комитет: 'Просьба сдать всякое оружие для решительной борьбы против коммунистов-большевиков'
    7 июля 1920 (Док425-I) Начальник Новомихайловского отря: 'Немедленно арестовать всех коммунистов'
    7 июля 1920 (Док432-I) 'Вьюнский военный штаб по борьбе с коммунистами всех граждан мужского пола от18 до 45 лет объявляет мобилизованными. Виновные в неисполнении сего прикза будут объявлены пособниками коммунистов и по отношению их будут приняты самые репрессивные меры'
    8 июля 1920 (Док437-I) 'Вьюнский военный штаб приказывает Вам охранять всех находящихся у Вас арестованных коммунистов, которых держите под самым строгим караулом и ни в коем случан к ним не допускать их родственников и даже жен. В случае чего всякая неисполнимость карается военным судом'
    Воззвания повстанцев см. также Док 401-I*, 402-I*, 403-I, 404-I, 405-I, 408-I, 423-I, 424-I, 426-I, 427-I, 433-I, 437-I-439-I, 441-I-446-I, 448-I, 455-I-457-I.

    СОВВЛАСТЬ. ПРОДРАЗВЕРСТКА


    19 июня 1920 (Док392-I) 'Губернский революционный комитет и губернский продовольственный комитет приказывают: всем волисполкомам срочно принять меры к спешному выполнению разверсток... Волисполкомы тех волостей, которые не выполнят разверстку к 1 августа, будут арестованы и преданы суду ревтрибунала за преступное содействие международным хищникам'
    20 июня 1920 (Док393-I*) Томский губпродкомиссар: 'Ввиду остроты наступившего голода и малой разверстки, павшей на крестьян Томской губ., сделайте так, чтобы коммунистические волостные и районные ячейки с волисполкомами, не прерывая начавшегося выполнения разверсток, произвели отчуждение всех излишков продовольствия у крестьян путем повального обыска кулаков с помощью деревенского пролетариата, но без участия продработников, так как продорганам запрещен всякий учет'
    20 июля 1920 (Док516-I) Сибпродком Томскому продкомиссару: 'Какие меры принимаете к выполнению разверсток...'

    СОВВЛАСТЬ. МАРОДЕРСТВО И САМОУПРАВСТВО


    До 28 июля 1920 (Док 529-I*) Из оперативного приказа по сводной группе советских войск: 'До меня дошли сведения, что некоторые из частей вверенной мне сводной группы, действующие по ликвидации восстания мелкими командами, позволяют себе самочинно публично производить обыски и аресты и даже избиения крестьян1. Напоминаю начальникам всех степеней, что подобные явления недопустимы и позорят честь Красной Армии. Категорически воспрещаю всякие самочинные захваты и расстрелы. Последнее совершается лишь с санкции председателя чека. Виновные в неисполнении сего приказа подлежат ответственности по всем правилам военно-революционного времени'.
    Сноска1. 'Не лучше вели себя при подавлении восстания на местах сотрудники Новониколаевской ЧК, 'они творили недопустимые безобразия'
    Конец августа 1920 (Док537-I) Отчет зав. секретно-оперативным отделом Новониколаевской уездной чека о поездке в Колывань для ликвидации отделения чека: 'По прибытии на место в арестном помещении находилось 30 арестованных, дела коих предварительным следствием не были закончены. В срочном порядке закончил их и, выяснилось, что 11 человек подлежали немедленному освобождению и 19 - отправлены мною в Новониколаевск. На местах до сих пор производятся самочинные расстрелы комячейками. Мною приняты меры к их прекращению'

    СОВВЛАСТЬ. ТРИБУНАЛЫ, ДОПРОСЫ, ПОКАЯНИЯ


    11 июля 1920 (Док486-I) Коллегия особого отдела ВЧК: Личные дела 9 чел, из которых к расстрелу 6 чел.
    17 июля 1920 (Док506-I) 'Рассмотрев дела 9 главарей, расстрелять всех'
    18 июля 1920 (Док509-I) 'Рассмотрено 100 дел, 23 освобождены. 77 чел отправляются в Ново-Николаевск, из которых 38 приговорены коллегией к расстрелу'
    19 июля 1920 (Док512-I*) За события с 17 на 18 июля в Коуракской волости арестовано волисполкомом 34 человека на почве активных агитационных выступлений против коммунистов, но за советскую власть - с угрозами, что государственных разверсток выполнять не будем.
    23 июля 1920 (Док521-I) На заседании Колыванского отделения Ново-Николаевской уездной ЧК рассмотрено 24 личных дела.
    Сноска1: :Всего за два заседания, состоявшихся 23 и 29 июля, Колыванское отделение рассмотрело 263 дела. По итогам этих двух заседаний 49 человек были приговорены к расстрелу, 137 освобождены и по 77 делам было принято решение о проведении доследования'.
    24 июля 1920 (Док525-I) Военный штаб при Томском губревкоме отправил на постой и для ареста участников восстания в с.с. Семилужское, Бабарыкино, Богородское (арестовано 22 главаря), Карнауховское
    25 июля 1920 (Док526-I) 'Прибыла в Томск партия арестованных главарей 64 чел'
    25 июля 1920 (Док527-I) 'Отправлено из Бердска в губчека 30 чел неблагонадежного элемента'
    27 июля 1920 (Док528-I) 'Пароход Ермак с арестованной головкой кулацко-поповских восстаний... отправился в Ново-Николаевск'.
    1 августа 1920 (Док531-I) Доклад командира отряда роты особого назначения: 'Мною арестовано в Николаевской волости 48 бандитов, мною расстреляно из них 28 чел... В Дубровино мною расстреляно 7 чел, сдано в Ново-Николаевскую чека 16 чел' До 20 августа 1920 (Док?535-I) Объявление Томской губчека: 'Приговорены к расстрелу 28 чел, к разным срокам заключения еще 89 менее активных' До 26 августа 1920 (Док?536-I) Сообщение Нвовниколаевской уездной ЧК: 'Всего арестованных около 1000 чел. К расстрелу приговорены 28 чел. Среди них священник Попов, который благословлял повстанцев'

    Категория: История | Добавил: Elena17 (06.07.2016)
    Просмотров: 213 | Теги: преступления большевизма, геноцид русских, гражданская война, россия без большевизма | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 457

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru