Русская Стратегия


      Цитата недели: "Если оскудевшая душа человека или его подорванный разум не находят уже благословения даже для Отечества - то это значит, что такой человек не способен ничего любить горячей, самоотверженной любовью."
(Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [772]
Русская Мысль [146]
Духовность и Культура [140]
Архив [415]
Курсы военного самообразования [17]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Тарутинское сражение 18 октября 1812 г.

    К началу октября 1812 года русская армия была вполне готова перейти в контрнаступление. Русское командование следило за действиями противника и выжидало удобного момента. Михаил Кутузов считал, что французская армия в ближайшее время покинет Москву. Данные разведки давали основание предполагать, что Наполеон вскоре перейдёт к активным действиям. Однако противник старался скрыть свои намерения и в этих целях производил ложные маневры.

    Первые признаки необычного движения неприятеля появились к вечеру 3 (15) октября. Генерал Иван Дорохов сообщил о возможности движении противника к Калуге. Правда, в этот же день начальники партизанских отрядов Александр Фигнер, действовавший у Можайска, и Николай Кудашев с Рязанской дороги донесли, что оснований для беспокойства нет. Однако сообщение Дорохова насторожило главнокомандующего. Он приказал командирам армейских партизанских отрядов усилить наблюдение, чтобы получить более точные сведения о противнике и не пропустить его движения.

    Михаил Кутузов знал, что Наполеон заняв Москву, оказался в трудном положении. Французская армия не могла полностью обеспечить себя всем необходимым в Москве. Командование русской армии развернуло широкую партизанскую войну, которая препятствовала нормальному снабжению войск. Для поиска продовольствия и фуража французскому командованию приходилось направлять значительные отряды, которые несли потери. Для охраны коммуникаций и сбора провианта Наполеон был вынужден держать крупные войсковые соединения далеко за пределами древней русской столицы. Попытки Наполеона начать мирные переговоры с Александром и Кутузовым провалились. Время для решения о выводе армии из Москвы быстро приближалось.

    Генералитет русской армии воспринял известие о возможном движении противника из Москвы, как начало отступления войск Наполеона. Генерал-квартирмейстер Карл Толь предложил свой план нападения на авангард Мюрата, что должно было значительно ослабить французскую армию. Осуществление этой цели, по мнению Толя, не представляло особых затруднений. Авангард Мюрата мог получить подкрепления только из Москвы, появилась возможность разбить значительную часть французской армии отдельно от основных сил. По данным разведки на реке Чернишне (приток Нары) в 90 км от Москвы, там силы Мюрата расположились с 24 сентября, наблюдая за русской армией, было не более 45-50 тыс. человек. И, что самое главное неприятель расположился вольготно, плохо организовал систему охранения.

    В реальности положение расположенного на биваках, вдали от основных сил Наполеона, отряда Мюрата было достаточно тяжелым. Тирион в своих воспоминаниях назвал это место «голодный лагерь».

    Не меньшей проблемой было отсутствие в авангарде Мюрата достаточного числа войск. На первом этапе войны полки резервной кавалерии понесли большие боевые и небоевые потери, отчего их состав значительно сократился. Роос, старший врач 3-го вюртембергского конно-егерского полка «Герцог Луис» 2-й легкой кавалерийской дивизии корпуса Себастьяни, свидетельствовал, что в его полку 16 октября было всего 40 человек (34 строевых — 3 штаб-, 6 обер-офицеров, 25 нижних чинов и 6 нестроевых — старший врач, младший врач, лазаретный служитель, 2 полковых кузнеца и денщик). В 1-ом сводном уланском прусском полку той же дивизии в строю находилось 54 человека. В каждом из двух карабинерных полков состояло около 200 человек. Из-за малого количества входивших в кавалерийские дивизии частей, их численность сократилась до размера полков. Так, в 1-й легкой кавалерийской дивизии корпуса Сен-Жермена находилось примерно 400 кавалеристов, в 3-й легкой и 6-й тяжелой дивизиях корпуса Лагуссе — всего 700. Из четырех резервных кавалерийских корпусов наибольшее количество людей состояло во 2-м корпусе Себастьяни — примерно 2500, а вся резервная кавалерия в своем составе имела около 6500 человек. При этом, как отмечал Колачковский, «французская кавалерия и в особенности кирасиры и карабинеры представляли жалкое зрелище. Их огромные кони облезли, похудели и ослабели, и едва могли возить своих всадников с их тяжелым снаряжением, двигаясь только легкой рысцой». Остальные части авангарда, особенно пехотные, были более многочисленны. Так, в Вислинском легионе было около 3000 человек, во 2-й пехотной дивизии — 2500, в 5-м армейском корпусе — 5500 человек пехоты и 1500 — кавалерии.

    Следовательно, в авангарде Мюрата было лишь около 19 тысяч человек, и, как заметил Колачковский, занятый «фронт был слишком длинен для наших слабых сил и положение наше на этой позиции было не безопасно». При авангарде находилось 187 орудий, которые, по словам Колачковского, «более отягощали нас на походе, чем помогали нам».

    Пересеченная местность, растянутость линии фронта и охватывавший левый фланг лес являлись слабыми местами занятой авангардом позиции. При этом наиболее уязвимым для атаки был левый фланг, на котором располагался корпус Себастьяни. «Все левое крыло, — замечает Колачковский, — как говорится, „висело в воздухе“, то есть не имело никакой верной опоры и было вполне представлено предприимчивости смелого неприятеля».

    Опасность расположения своего отряда хорошо сознавал и Мюрат. 10 октября он писал начальнику штаба кавалерийского резерва графу О.Д. Бельяру: «Мое положение ужасно: передо мной — вся неприятельская армия. Части авангарда превращены в ничто: они страдают от голода; нельзя отправлять фуражиров без риска, что их почти наверняка переловят. Не проходит дня, чтобы я не терял таким путем человек 200. Чем все это кончиться? Боюсь сказать императору правду, ибо она огорчит его».

    Фронт и правый фланг растянутого расположения сил неаполитанского короля были защищены реками Нарой и Чернишней, левое крыло выходило на открытое место, где только лес отделял французов от русских позиций. Около двух недель позиции русской и французской армий соседствовали.

    Выяснилось, что левый фланг французов, упирающий в Дедневский лес, фактически не охраняется. К мнению Толя присоединился начальник Главного штаба армии Леонтий Беннигсен, дежурный генерал при главнокомандующем Пётр Коновницын и генерал-лейтенант Карл Багговут. Михаил Кутузов идею одобрил и принял решение атаковать врага. В тот же вечер он утвердил диспозицию, согласно которой движение войск должно было начаться на следующий день – 4 (16) октября, в 18 часов, а сама атака – 6 часов утра 5 (17) октября.

    Утром 4 (16) октября Коновницын направил начальнику штаба армии 1-й Западной армии Ермолову приказ, который подтверждал, что выступление произойдёт «сегодня же в 6 часов пополудни». Однако выступление войск в этот день не состоялось, так как диспозицию не доставили вовремя в части. Михаил Кутузов был вынужден отменить приказ. Видимо, ответственность за срыв своевременной доставки диспозиции в войска лежит как на Беннигсене, которому было поручено командование войсками правого фланга, он не проверил получение приказа корпусными командирами, а также Ермолове, не проверившем выполнение указания. Кроме того, была и другая причина, которая вынудила командование отменить выступление. В ночь на 5 (17) октября Кутузов получил сведения о начавшихся передвижениях сил врага по Старой и Новой Калужской дорогам. Главнокомандующий предположил, что французская армия покинула Москву и может оказаться у Тарутина в момент сражения с авангардом Мюрата. Не желая встретиться с главными силами врага в невыгодных условиях, Кутузов отменил атаку. Затем выяснилось, что эти сведения оказались ложными и главнокомандующий назначил наступление на 6 (18) октября.

    План сражения

    Русский штаб предполагал, что силы противника составляют 45-50 тыс. человек и состоят из кавалерийских корпусов Мюрата, корпусов Даву и Понятовского. Для нападения на усиленный авангард маршала Мюрата направлялись основные силы русской армии. Армия была разделена на две части. В состав правого крыла под началом Беннигсена вошли 2-й, 3-й, 4-й пехотные корпуса, 10 казачьих полков, части 1-го кавалерийского корпуса. В состав левого крыла и центра под командование начальника авангарда Главной армии Михаила Милорадовича были включены 5-й, 6-й, 7-й, 8-й пехотные корпуса и две кирасирские дивизии.
     


    2-й, 3-й, 4-й кавалерийские корпуса казачьи полки под руководством генерал-майора Фёдора Корфа располагались впереди левого фланга. На левом фланге также должен был располагаться штаб главнокомандующего. Главный удар должны были нанести войска правого крыла Беннигсена по левому флангу противника. Беннигсен разделил свои силы на три колонны и резерв. Первую колонну составила конница под началом Василия Орлова-Денисова: 10 казачьих полков, один конно-егерский, два драгунских, один гусарский, один уланский полки. Орлов-Денисов должен был обойти через Дедневский лес левый фланг французских войск и выйти им в тыл у деревни Стремиловой. Вторая колонна состояла из пехоты 2-го корпуса Багговута. Она получила приказ атаковать левое крыло неприятеля с фронта у деревни Тетерино (Тетеринка). В третью колонну вошёл 4-й пехотный корпус под командованием генерала Александра Остермана-Толстого. Третья колонна должна была выйти на одну линию со второй колонной и атаковать центр французских войск, также расположенный у деревни Тетерино. В состав резерва вошёл 3-й пехотный корпус Павла Строганова, 1-й кавалерийский корпус Пётра Меллер-Закомельского. Резерв имел задачу содействовать 2-му пехотному корпусу Багговута.

    Одновременно по врагу должны были ударить войска М.А. Милорадовича при поддержке части сил русской армии под командованием самого Кутузова. Их задачей было сковать правый фланг врага. Войска были расположены в две линии. Согласно диспозиции в первой линии, у деревни Глядово (Глодово), стояли части 7- го и 8-го пехотных корпусов. Позади во второй линии расположился резерв (5-й корпус). 6-й пехотный корпус и две кирасирские дивизии должны были выйти из Тарутино к опушке Дедневского леса и действовать в центре, наступая в направлении селения Винкова. Наконец, армейские партизанские отряды И.С. Дорохова и подполковника А.С. Фигнера наносили удар в тыл неприятеля, они получили задачу перерезать путь отхода вражеской армии. По замыслу Михаила Кутузова русские войска были должны окружить и уничтожить вражеский авангард. План был хорош, но его реализация зависела от синхронности действий русских войск. В условиях того времени, в ночное время и лесистой местности, добиться выполнения этого плана было очень сложно.

    Ход сражения

    Для осуществления маневра главнокомандующий направил на помощь Беннигсену самого автора плана – Толя, который произвёл рекогносцировку путей. Однако на практике ни Беннигсену, ни Толю осуществить маневр по намеченному плану не удалось. Только первая колонна Орлова-Денисова прибыла в назначенное место к селу Дмитриевскому вовремя. Две других колонны заблудились в ночном лесу и опоздали. В результате момент внезапности был утрачен.

    Как только наступил рассвет, Орлов-Денисов, опасаясь обнаружения своих войск противником, решил начать наступление. Он понадеялся, что другие колонны уже заняли позиции и поддержат его удар. В 7 часов утра казачьи полки атаковали кирасирскую дивизию Себастиани. Русские казаки застигли врага врасплох. Орлов-Денисов отметил подвиг 42 урядников казачьих полков, которые «находясь всегда в охотниках впереди, первые врубились в неприятельские колонны кавалерии, опрокинули и гнали до пехоты, прикрывавшей их батареи; когда же неприятель построился и готовился атаковать, они, предупреждая его, презрев всю опасность и ужас смерти, невзирая ни на картечные, ни на ружейные залпы, бросились отчаянно на неприятеля, врубаясь в ряды, множество положили на месте, а остальных в большом расстройстве гнали несколько верст». Враг бросил 38 орудий в панике бежал. Казаки вышли к Рязановскому оврагу, по которому шла дорога на Спас-Куплю, но здесь их встретила конница Клапареда и Нансути и оттеснила.

    В то время как левый фланг неприятеля был смят, в центре французы успели подготовиться к отражению атаки русских войск. Когда на северо-западную опушку леса вышли части 4-го корпуса третьей колонны и начали наступление на Тетеринку, французы были готовы к бою. К тому же в наступление сначала пошёл только один Тобольский полк (остальные части ещё не вышли из леса), затем к нему присоединился 20-й егерский полк из состава отряда Орлова-Денисова. Наконец стали появляться части второй колонны Багговута, при которой был и Беннигсен. Развернув на опушке егерей, Багговут повёл их в атаку, не дожидаясь подхода остальных войск колонны.

    Русские егеря потеснили противника и захватили Рязановское дефиле (узкий проход между возвышенностями или водными преградами), по которому шёл путь отхода французских войск. Маршал Мюрат, поняв всю опасность положения, собрал войска и выбил егерей из оврага. Карл Фёдорович Багговут погиб во время этой схватки. Командование колонной взял на себя Беннигсен. Он не решился атаковать имеющимися у него силами, стал ждать подхода третьей колонны и резерва. Иоахим Мюрат, воспользовался передышкой и под прикрытием огня артиллерии, вывел основные силы, обозы и часть артиллерии к Спас-Купле.

    Ко второй колонне наконец присоединился резерв - 3-й пехотный корпус. По первоначальному плану он должен был наступать в направлении Рязановского оврага. Однако Беннигсен приказал корпусу Строгонова идти на поддержку 2-го корпуса и действовать в направлении деревня Тетеринка. Позже всех из леса вышли части 4-го корпуса и их Беннигсен направил к центральной позиции Мюрата. Это была грубая ошибка, так как противник уже отводил войска.

    Таким образом, удар по первоначальному плану нанесли только силы Орлова-Денисова и часть войск третьей колонны Остермана-Толстого. И всё же эта атака принесла определённый успех. Французские батареи были подавлены огнём русской артиллерии. Русская пехота сбила неприятеля с занимаемых позиций и заставила их поспешно отступить. Вражеское отступление вскоре превратилось в бегство. Казачьи полки Орлова-Денисова и кавалерия Милорадовича преследовала французов до Воронова. Успех мог быть более значительным, если бы основная часть войск правого крыла русской армии действовала более согласованно.

    Войска правого фланга русской армии вообще не приняли участие в сражении. Они были остановлены по приказу главнокомандующего. Кутузов приостановил движение войск по нескольким причинам. Он получил от Кудашева пакет, в котором было предписание маршала Бертье генералу Аржану от 5 (17) октября об отправке им обозов и грузов на Можайскую дорогу и переходе его дивизии на Новую Калужскую дорогу к Фоминскому. Это свидетельствовало о том, что французская армия оставляет Москву и собирается двигаться к Калуге и Туле по Новой Калужской дороге. Поэтому Михаил Кутузов решил не вводить в бой с Мюратом свои основные силы. Ещё 4 (16) октября Сеславин донёс главнокомандующему о том, что он встретил у Фоминского значительные силы противника. Проанализировав эти сведения, Кутузов стал подозревать, что Наполеон начинает движение своих главных сил. Он приказывает отряду Дорохова вместо движения на тылы авангарда Мюрата возвращаться на Боровскую дорогу. Отряд Дорохова, прибывший к Фоминскому 6 (18) октября встретил крупные французские силы и попросил подкреплений. Главнокомандующий направил к нему два полка и приказал 6-му корпусу Дохтурова, гвардейской кавалерийской дивизии и армейскому партизанскому отряду Фигнера также выдвигаться в этот район. Таким образом, Михаил Кутузов заблаговременно создавал на своём левом фланге такую группировку, которая могла выдержать бой до подхода основных сил русской армии.

    Именно сведения о движении крупных сил врага заставили русского полководца действовать так осторожно в Тарутинском сражении. Дальнейшие активные действия против сил Мюрата потеряли своё прежнее значение, начиналась более серьёзная «игра». Поэтому предложения Милорадовича и Ермолова о преследовании сил маршала Мюрата русский главнокомандующий отклонил.

    Итог сражения

    18 октября Кутузов отдал приказ по армии за № 42, в котором писал: «Завтрашнего числа во всех полках на случай одержанной над неприятелем победы быть благодарственному молебствию в 12 часов по полуночи; между 1-й и 2-й линиями в одно время, принимая начало с правого фланга, куда вынести и Смоленскую Божию Матерь».

    В ходе Тарутинского сражения были взяты многочисленные трофеи. Кутузов в рапорте императору от 19 октября писал: «Потеря его в сей день состоит до тысячи человек пленными, до двух тысяч пятисот на месте оставленными, одного почетного штандарта 1-го кирасирского полка, при сем с полковником Мишо повергаемого, 38 орудий, 40 зарядных ящиков, всего обоза, между коим находится и обоз неаполитанского короля». В конце рапорта главнокомандующий добавил, что «сейчас еще получаю я сведение, что один казачий полк в преследовании своем левее отступления неприятеля взял еще до 500 человек в плен и генерала Дери». В последующее время эти цифры претерпели некоторое изменение. 20 октября Витгенштейну и Чичагову Кутузов сообщил, что в ходе сражения «побито на месте более 2500 человек, между коими два генерала, в плен взято 2000 человек, 30 штаб- и обер-офицеров и генерал Мержье, почетный штандарт 1-го кирасирского полка, 36 пушек, 40 зарядных ящиков и весь обоз». Эти же данные были повторены в официальном сообщении, отправленном в тот же день за подписью Коновницына Владимирскому, Нижегородскому, Тульскому, Рязанскому, Калужскому, Орловскому губернаторам и генерал-майору Г.А. Игнатьеву, руководившему обороной Бобруйской крепости. Единственное отличие состояло лишь в указании числа зарядных ящиков — более 40.

    О значении этих трофеев Михайловский-Данилевский писал, что «с 1805 г., когда начались наши войны с Наполеоном, нигде не отбивали у его армии столь большого количества орудий, как под Тарутиным».

    К числу трофеев следует прибавить оставленное на поле боя противником оружие и снаряжение. Так, доставшиеся русским войскам кирасирские и карабинерские кирасы, благодаря проявленной Корфом инициативе, поступили в Псковский драгунский полк, шефом которого он являлся. Относительно оружия Милорадович предписал Остерману-Толстому «сколь можно, собрать ружей на месте сражения и оные доставить в Главную квартиру. Его Светлость приказал выдать за каждое ружье по 5 руб.».

    В свою очередь, согласно ведомости о количестве убитых, раненых и пропавших без вести с 28 июня по 26 октября, составленной в декабре 1812 г. в штабе 1-й армии, в Тарутинском сражении русская армия потеряла 1203 человека и 15 строевых лошадей (11 убито, 4 ранено). Из числа военнослужащих 74 было убито (1 генерал, 1 обер-офицер, 3 унтер-офицера и 69 рядовых), 428 — ранено (1 штаб-, 16 обер-, 22 унтер-офицера, 386 рядовых и 3 нестроевых) и 701 человек пропал без вести (8 унтер-офицеров, 677 рядовых и 16 нестроевых).

    Как видно, потери личного состава русской армии оказались почти в два раза меньше потерь противника, что может свидетельствовать об эффективности действий русских войск.
     


    Относительно захоронения убитых русских воинов 21 октября последовал следующий приказ Милорадовича: «Тела храбрых победителей, собрав, похоронить у ближайшей церкви в одном месте, с приличным по Христианству обрядом, и водрузив крест на общей могиле, отпеть над оною панихиду, при которой быть желающим из каждой роты по несколько человек. У подножья креста выжечь следующие слова: „Здесь погребены тела православных Российских воинов, с честью умерших победителями на поле сражения в отечественной войне 6 (18) октября 1812 года“. Сей крест препоручается сделать и поставить дежурному штаб-офицеру господину майору Павлову». Близкими к месту боя были церкви в селах Рождественно и Круча, где, вероятно, и были похоронены русские солдаты. Что касается погибших неприятелей, то их тела, видимо, были также преданы земле, так как высочайшее повеление о сожжении трупов по местам военных действий последовало только 26 ноября 1812 г.

    Говоря о значении Тарутинского сражения в Отечественной войне 1812 г., следует отметить, что одержанная победа не принесла русской армии стратегических выгод. Отбросив отряд Мюрата, войска заняли прежнюю позицию в Тарутинском лагере, выдвинув вперед сильный авангард и наблюдательные посты казаков. Переход в наступление не входил в планы Кутузова, который продолжал занимать выжидательную позицию, в то время как стратегическая инициатива была оставлена в руках Наполеона.

    Вместе с тем, нападение на отряд Мюрата продемонстрировало готовность русской армии возобновить войну и заставило Наполеона приступить к исполнению намеченных им планов по оставлению Москвы. Поражение в Тарутинском сражении произвело неприятное впечатление на войска противника и способствовало поднятию морального духа русской армии. Впервые на главном театре военных действий войска одержали победу над крупными силами неприятеля, преследовали его, нанесли серьезный урон, взяли французского орла, значительное количество орудий, зарядных ящиков, обоза и военнопленных. Таким образом, Тарутинское сражение стало для русских войск символом скорой победы над противником, своеобразным прологом, за которым последовали гибель Великой армии и завершение Отечественной войны 1812 г.

    Подготовил С. Фомин

    Категория: История | Добавил: Elena17 (18.10.2016)
    Просмотров: 78 | Теги: Русское Просвещение, русское воинство, 1812 г., даты | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 420

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru