Русская Стратегия

      Цитата недели: "С ужасом внимает душа грозным ударам Суда Божия над Отечеством нашим. Видимо, оставил нас Господь и предает в руки врагов наших. Все упало духом, все пришло в отчаяние. Нет сил трудиться, и даже молиться! Нет сил страдать и терпеть! Господи! Не погуби до конца. Начни спасение! Не умедли избавления." (Свщмч. Иосиф Петроградский)

Категории раздела

- Новости [2444]
- Аналитика [1604]
- Разное [132]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Июль 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2016 » Июль » 20 » «Мягкая сила» России в Крыму: нереализованный потенциал
    21:47
    «Мягкая сила» России в Крыму: нереализованный потенциал

    КрымКрымский полуостров имеет все шансы стать, если не экономически процветающим регионом, то превратиться в один из центров культурного и идеологического влияния России в Причерноморье

    Возможно, кому-то покажется мрачным, но факт: все, что происходит на Украине сегодня — во многом есть следствие этой духовной селекции. За более чем два десятилетия после провозглашения независимости здесь шло переформатирование массового сознания. Итог: в семьях, где родители были воспитаны в русской (пусть и советской) культуре, дети уже идентифицировали себя как украинцы, рассматривая Россию как чуждую и недружественную страну.

    По ряду причин только в Крыму и частично в Донбассе культурное влияние России после краха СССР сохранялось в значительной мере. Крым, и особенно Севастополь, удерживались в орбите Русского мира не только потому, что местные жители в своем большинстве всегда воспринимали в штыки любые попытки украинизации, навязывание им чуждых идеалов и символов. Причиной того, что люди никогда не теряли связи с Россией, являлось и присутствие Черноморского флота. Кроме того, даже в мрачные 1990-е годы здесь открывались филиалы престижных российских вузов, реализовывались различного рода социальные и просветительские программы. В Донбассе подобного не было, но сказывалась географическая близость с Россией, личные связи, а также специфика региона.

    Что же касается остальной части Украины, включая русскоговорящие регионы, то здесь культурная поддержка России была, к сожалению, минимальной, в то время как спонсируемые из-за рубежа различные фонды и другие НКО развернули активную и бурную деятельность, прежде всего, среди молодежи. Если бы и на территории материковой Украины Россия сохраняла свое культурное и идеологическое влияние в той же мере, что и в Крыму, нынешние драматические события были бы вряд ли возможны…

    Иными словами: в современном мире идеологическое и культурное влияние играет значительно более важную роль, чем военная мощь. Можно обладать исключительным перевесом в вооружении, техническом оснащении армии, но оказаться практически беззащитным в информационной войне. В реалиях новейшего времени важность системной просветительской работы в стране и за рубежом, направленной на формирование положительного образа России в мире, не подлежит обсуждению.

    Сказанное выше в полной мере актуально и для новых субъектов РФ. Казалось бы, и до, и после ухода из-под украинской юрисдикции и для Севастополя, и для Крыма вопрос о российском культурном влиянии не сохраняет своей актуальности. Как и при Украине, здесь действуют филиалы крупнейших российских вузов. Кроме того, после воссоединения с Россией на полуострове открылись региональные отделения различных общественно-государственных организаций (среди них — Российское военно-историческое общество, Российское историческое общество, Русское географическое общество и др.),реализующих свои программы. Проводятся выставки, устраиваются круглые столы, конференции.

    Наряду с общественно-государственными, в новых субъектах действуют и негосударственные некоммерческие организации. Так, в течение 2015 года в Севастополе и Крыму Фондом изучения исторической перспективы реализовывался значимый социальный проект «Крым в русской исторической памяти». В рамках его деятельности проводился конкурс молодых историков, в котором принимали участие граждане Российской Федерации (в возрасте от 16 до 35 лет),а также студенты, аспиранты, магистранты, обучающиеся по историческим и близким специальностям, проживающие или учащиеся в Крымском федеральном округе. В рамках проекта также была организована видеозапись и он-лайн трансляция лекций по истории Крыма и Севастополя, которые читали ведущие московские и местные ученые.

    На первый взгляд, Крым и Севастополь не могут пожаловаться на недостаток внимания со стороны ведущих российских просветительских общественных и научных организаций. После референдума 16 марта 2014 года и воссоединения с Россией, местная наука и краеведение, быть может, впервые за многие годы, получили мощнейший импульс к развитию. С другой стороны, необходимо признать, что мощный духовный потенциал, которым обладает регион (богатая история, традиции и культура) еще не реализован в полной мере.

    Деятельность ряда организаций в Крыму сегодня все же не носит системный характер — несмотря на то, что их присутствие на территории полуострова на уровне официальных представительств и ведение ими постоянной активной работы было бы исключительно важным. Определенно, здесь сказались кризисные явления в экономике, в результате государство было вынуждено сократить финансирование образовательных и просветительских программ. Ведущие российские организации открывают в Севастополе и в Крыму свои представительства, однако пока они находятся в стадии становления и не получили должного материального обеспечения, многое делается на голом энтузиазме.

    Собственным видением проблемы использования Россией политики «мягкой силы», ее эффективности в современных условиях, и месте Севастополя и Крыма в ее продвижении, мы попросили поделиться севастопольских, крымских и московских экспертов — ученых и общественных деятелей:

    «В основе современной конкуренции ведущих держав мира лежат два основных пространства борьбы — борьба за ресурсы и конкуренция за смыслы и идеи, которые формируют власть над умами народов и целых цивилизаций, — говорит доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой «Исторические, философские и социальные науки» Севастопольского государственного университета Александр Ирхин. — Под цивилизацией будет пониматься наиболее высшая культурно-политическая общность, в основе которой лежат три основных фактора — Бог и отношение к религии, одинаковое и общее отношение к истории, и язык коммуникации и смыслов. Смыслы стали современной основой информационных войн, в основе которых лежат много раз апробированные методы пропаганды, которые, однако, благодаря глобализации информационного пространства, стали оружием массового поражения. Принципиальная цель любой информационной войны — это разум каждого человека. Зачем агрессору уничтожать туземные народы, а затем заселять и осваивать эти территории, если их можно заставить относительно бесплатно работать на себя?»

    «И здесь позиции современной России представляются весьма неопределенными, — продолжает ученый. — Проблема в том, что в информационном, а шире — в цивилизационном противоборстве Россия не предлагает ничего своего, а конструирует свою позицию, исходя из логики защиты и вторичной идентичности — «Мы не Запад», «Мы не Восток». Такой подход изначально ставит нас в убыточные рамки в данной конкуренции. Впервые от такой позиции отказался президент В.В. Путин, повысив эмоциональный уровень субъектности РФ в пространстве смыслов — «Это не Россия находится между Востоком и Западом, а Запад и Восток находятся слева и справа от России». Однако сильная харизма российского президента не снимает сути актуальности проблемы, которая заключается в отсутствии геополитического и цивилизационного проекта, упирающегося в проблему новой российской идентичности».

    «Без выдвижения цивилизационного проекта Россия проигрывает и информационную, и цивилизационную войну одновременно, так как первая соотносится с последней, как часть и целое. Любые, даже огромные материальные и технологические ресурсы, брошенные на формирование положительного имиджа России в мире, будут неэффективными. Справедлив будет и вывод о том, что российская «мягкая сила» (то есть, культурное и информационное влияние) в принципе не может быть эффективной в таких условиях. Даже в странах третьего мира или периферии мирового капитализма, где уровень антиамериканизма достаточно высок из-за системы ограбления, построенной США, Москва может только играть на этих антиамериканских мироощущениях, однако она не может ничего предложить взамен, будучи материальной и идейной периферией США. А из этого следует, что отсутствие субъектности России в отношении Запада делает опрометчивым любой антизападный и пророссийский выбор для зарубежных элит, когда такой выбор будет стоять перед ними».

    «Итак, Россия подошла к этапу очередного передела мира на условиях размытой внутренней идентичности между красным, белым и либеральным проектами, и набирающим вес проектом исламского государства ИГИЛ (террористическая группировка, деятельность которой запрещена в России — прим.ИА REGNUM),что делает ее внутреннюю консолидацию маловероятной, а внешнюю политику, по крайней мере ее информационную часть, неконкурентоспособной в отношении других субъектов, которые являются одновременно носителями цивилизационных ценностей и проектов формирующегося нового мирового порядка. Поэтому, на данном историческом этапе развития Россия должна выдвинуть с одной стороны концептуально насыщенный, а с другой — понятный и доступный в пространстве смыслов проект для объяснения для себя и за рубежом следующих направлений: Кто мы? Куда мы идем? Во имя чего? Без этой мироустроительной российской концепции невозможно иметь по настоящему успешную внешнюю политику и ее информационное измерение в условиях, когда западная цивилизация намерена построить новый мир за счет побежденной в холодной войне стороны», — отмечает Александр Ирхин.

    «Всем, кто хорошо знаком с историей Крыма последней четверти века, вполне понятно, что феномен «Крымской весны» возник не в одночасье и не на «пустом месте». Этому предшествовала огромная и кропотливая системная работа многих крымских политиков, ученых, журналистов и т.д. Работая в условиях тотального влияния западных фондов в образовательных учреждениях, общественных организациях, они шли путем так называемого «тихого сопротивления», приближая воссоединение Крыма с Россией. Этому способствовала, прежде всего, деятельность таких организаций, как Фонд «Москва-Крым», Русский культурный центр, представительство Генерального консула РФ в Крыму, Русская община Крыма, Севастопольский филиал МГУ и др. Большую лепту в данный процесс внес Международный фестиваль «Великое русское слово», ставший за последние 10 лет главным событием в фестивальной палитре Крыма. Конечно же, формы, методы и принципы работы этих организаций могут быть широко использованы и сегодня и в среднесрочной, и в долгосрочной перспективе, уже как факторы возрождения Крыма в новых российских реалиях. Это гуманитарные программы, молодежные проекты для поколения, фактически не знавшего советскую и российскую действительность, программы академических обменов, научно-исследовательская, информационно-аналитическая работа и другое», — считает кандидат политических наук, доцент Максим Сомов (Симферополь).

    «Российские неправительственные и общественные организации действовали на полуострове задолго до событий весны 2014 года. Русское общество никогда не забывало об историческом прошлом Тавриды и никогда не оставляло усилий по поддержанию культурных, просветительских и иных связей с крымчанами. В этой деятельности были свои успехи и провалы, но она, безусловно, сыграла важную роль в историческом выборе жителей полуострова во время событий Русской весны», — уверен директор Центра информационных и социологических программ Фонда изучения исторической перспективы Александр Музарафов (Москва).

    Подобная деятельность останется востребованной на протяжении еще нескольких лет, и было бы полезно, если бы российские НПО продолжали бы ее и в будущем. Увы, экономический кризис, охвативший страну, затронул и общественные структуры, что вызвало затруднения в реализации многих программ и направлений.

    Соколов Дмитрий

     

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 209 | Добавил: Elena17 | Теги: Дмитрий Соколов, КРЫМ
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 635

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru