Русская Стратегия

      Цитата недели: "С ужасом внимает душа грозным ударам Суда Божия над Отечеством нашим. Видимо, оставил нас Господь и предает в руки врагов наших. Все упало духом, все пришло в отчаяние. Нет сил трудиться, и даже молиться! Нет сил страдать и терпеть! Господи! Не погуби до конца. Начни спасение! Не умедли избавления." (Свщмч. Иосиф Петроградский)

Категории раздела

- Новости [2443]
- Аналитика [1604]
- Разное [132]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2016 » Декабрь » 29 » Проблемы огневой подготовки военнослужащего и пути их решения
    22:12
    Проблемы огневой подготовки военнослужащего и пути их решения

    Так получилась, что после Второй мировой войны огневая подготовка, до того основа обучения бойца, стала утрачивать свое прежнее значение. Предполагалось, что в современном бою главное поражение неприятелю будет наносить авиация и артиллерия, а также пушки, реактивные снаряды, пулеметы БМП и танки. Решать огневые задачи по уничтожению живой силы противника предполагалось не столько за счет меткости, сколько за счет высокой плотности огня. Недаром в наставлении по АК указывается, что основным видом огня для него является автоматический. Подобные установки отнюдь не способствовали воспитанию метких стрелков.

    В это же время практически прекратилась подготовка снайперов. По штату они были, как и упражнения в курсе стрельб, но реально в таком понятии, как во время войны, не было. В общем, на определенном этапе, в условиях, когда готовились в основном к крупномасштабной войне, вести которую предполагалось большими призывными армиями, не придавалось большого значения меткости стрельбы. Получалось что пехотинцы, танкисты и артиллеристы за два года срочной службы делали меньше сотни выстрелов из автомата. И это в «застойные» 1970-80 гг. В частях спецназа и разведки ситуация обычно получше, но и там она далека от идеальной. Причем характерно это и для советской, и для западных армий. О чем однозначно свидетельствует опыт горячих точек.

    Свидетельствует американский полковник Дэвид Хэкворт: «При внезапном столкновении с противником наши солдаты, стреляя из винтовок М-16, в подавляющем большинстве промахивались по полностью видимой и неподвижной цели. Причем не важно, велась ли стрельба с ходу или из засады, результаты были почти одинаковыми: на шесть выстрелов пять промахов.

    Таких случаев можно насчитать не одну сотню. Число промахов значительно превышало число попаданий, несмотря на то, что обычно стрельба велась с пятнадцати метров и меньше, а в некоторых случаях — менее чем с трех метров. Выстрел наповал становился легендой. Что касается зависимости эффективности огня от дальности, то в материалах анализа шести крупных и примерно 50 мелких операций нет ни одного свидетельства, когда бы при стрельбе из винтовок М-16 с расстояния более 60 метров был убит хотя бы один партизан или боец вооруженных сил Северного Вьетнама».

    Вьетнамский опыт полностью подтверждается афганским. Вот как описывает одно боестолкновение в Афганистане офицер спецназа ГРУ. 16 марта 1987 года была уничтожена группа боевиков из девяти человек. Огонь по ним велся, казалось бы, в идеальных условиях — сверху вниз под углом 25-30 градусов с расстояния 50-60 метров. Факторы успеха: лунная ночь, наличие приборов ночного видения и чрезвычайно слабое противодействие противника по причине внезапности действий бойцов спецназа. Несмотря на это, каждый из разведчиков израсходовал не менее двух-трех магазинов, то есть около девятисот патронов на группу, что составило по сотне на каждого убитого «моджахеда». Что характерно, бой вели не новобранцы, а хорошо обученные солдаты, в группу входили четыре офицера. Подчеркну, что оба эксперта говорили о подготовленных бойцах.

    С афганской войны ничего не изменилось. Боевые действия в Северо-Кавказском регионе также показали, что огневая выучка военнослужащих находится не на должном уровне. Рассказывает офицер, участник событий. «Во вторую чеченскую кампанию группа спецназа находилась в засаде. Боевики, согласно оперативной информации, ночью должны были прийти к главе администрации поселка. В условиях плохой видимости двое боевиков вышли на засаду на удалении метров двадцати друг от друга. Их уничтожили, но как! Я думал, что началась третья мировая. Некоторые почти все магазины расстреляли. Потом был разбор боя. Я обалдел от того, что некоторые по два, три контракта отслужили, а навыков ведения огня нет. Если бы на подхвате было еще несколько боевиков, результат мог быть иным».

    Не только солдаты по призыву и по контракту не могут стрелять, но и выпускники военно-учебных заведений, которые учатся по пять лет, при проверке на войсковых сборах в региональных командованиях показывают стабильно низкие результаты в стрельбе. Несколько лучше при стрельбе из автомата и на порядок хуже при стрельбе из пистолета. Так, на сборах лейтенантов в региональных командованиях (военных округах) порядка 10% выпускников получают неудовлетворительные оценки при стрельбе из пистолета. В современных условиях, когда на первый план выходит подготовленный воин-профессионал, офицер или контрактник, а боевые действия вот уже в течение 20-ти лет предполагают скоротечные огневые контакты небольшими группами соперников, такая ситуация представляется как ненормальная и нетерпимая.

    Встает вопрос: что делать? Давайте попробуем разобраться. Огневая подготовка строится на трёх столпах — курсах стрельб, организационно-методических указаниях силовых ведомств и строевом уставе. Есть и другие приказы и инструкции, но их значение невелико. В итоге мы имеем ситуацию, когда солдат, едва выучив сочетание «ровная мушка и плавный спуск», выходит на рубеж и из положений строевого устава «Оружие на ремень» и других, принимает изготовку для стрельбы, выполняет упражнения учебных и контрольных стрельб.

    Всё перечисленное касается практически всех подразделений, за исключением частей спецназначения, где присутствует «творчество», а также частей, подразделений которые участвовали в боевых действиях, и на своем тактическом уровне пришли к пониманию, что так готовиться к бою нельзя. Я предлагаю оценивать ситуацию с позиции сегодняшних знаний, опыта и технологий. Я не стремлюсь очернить труд многих заслуженных и достойных офицеров и бойцов, наоборот, многие делали больше, чем могли, и чем нам разрешали, но стоит признать: мы многого не знали и не могли, и многого нам не разрешали.

    За последние 20 лет произошёл ряд событий, связанных друг с другом и повлиявших на развитие огневой подготовки. Главными из них, безусловно, стали первая и вторая чеченские кампании, «грузино-осетинский» конфликт, боевые действия на Донбассе. Большое влияние на стрелковое дело оказывают и проводимые специальные и контртеррористические операции в различных точках России и за рубежом. Кроме того, в связи с реформированием армии и других силовых структур изменился сам подход к боевой подготовке вообще и к огневой в частности. Что стоит только уменьшение сроков службы военнослужащих по призыву с двух лет до одного года.

    Наибольшее развитие огневая подготовка получила среди тех, кто имел возможность пользоваться оружием и тренироваться, так сказать, на работе — среди сотрудников ФСО, групп «А», «В» и некоторых других спецподразделений. Наряду с вышесказанным стоит отметить, что в целом огневая подготовка в практически всех ведомствах не стала более системной, технологичной и соответствующей требованиям времени. Безусловно, есть сдвиги, есть желание и есть действия, но системы нет. Есть отдельные попытки что-то изменить, которые не приводят к какому-то улучшению, а зачастую и вредят.

    Например, после 1 чеченской кампании курс стрельб для внутренних войск пополнился новым упражнением для автоматчика. По условиям упражнения, если стрелок не обстрелял одну из трех мишеней, ему выставляется оценка «неудовлетворительно». Задумка хорошая, но на практике привела к тому, что, когда обучаемый не попадает в мишень, он лежит и ждет, когда фигура упадет и поднимется другая. Вместо стремления поразить все мишени стали «обстреливать» их.

    В новом курсе стрельб 2013 года изменилось упражнение стрельбы из пистолета Макарова. Если раньше время на стрельбу не ограничивалось, то теперь необходимо поразить мишень 3 выстрелами за 15 секунд. Вроде бы усложнилось упражнение, а в то же время и ежу понятно, что, если военнослужащий попадал в мишень, он так и будет попадать. А если не попадал? Новое упражнение для автоматчика предполагает поражение целей на ходу. А как этого добиться, не совсем понятно. Можно долго обсуждать условия выполнения упражнений, но я предлагаю подойти к ним с учетом основных принципов обучения и боевого опыта.

    Основные принципы обучения нам говорят, что:

    1. Обучение должно носить системный, последовательный и комплексный характер, идти от простого к сложному.
    2. Проходить на высоком уровне трудности.
    3. Учить тому, что необходимо в последующей деятельности.

    Если мы посмотрим с этих позиций, то сразу увидим недостатки современного курса огневой подготовки.

    Во-первых, все упражнения оторваны от реальной жизни, не учитывается специфика боевых действий. Мы готовим военнослужащего к классическому общевойсковому бою между двумя противостоящими армиями. Для стрельбы из автомата из мишеней имеются грудная и ростовая фигуры на дальностях 150-300 метров. Но на поле боя нет грудных фигур! Как показывает опыт выполнения служебно-боевых задач, в бою военнослужащие сталкиваются либо с перебегающим противником, либо с головными фигурами, ведущими огонь из-за укрытий.

    Ведение огня на расстояниях 70-150 метров, по головной фигуре в лесу и в условиях населенного пункта, наиболее распространенный случай в современных условиях, не рассматривается в курсе стрельб вовсе. Расстояния свыше 300 метров также не фигурируют в курсе стрельб среди упражнений для автоматчика. Хотя все современные армии готовятся к огневым контактам на дальностях 500-600 метров и даже готовят для этого специальных стрелков — марксмэнов (по западной терминологии, стрелок высокоточной огневой поддержки, вооруженный автоматической винтовкой с оптическим прицелом, сменным стволом для поражения противника в различных условиях обстановки на дистанциях до 800-900 метров).

    Во-вторых, не прослеживается принцип обучения от простого к сложному. Для стрельбы из пистолета днем нет градаций расстояний, хотя техника стрельбы разная, в зависимости от дистанции. Так, например, для стрельбы из пистолета существуют упражнения с несколькими вариациями: 3 выстрела на расстояние 25 метров (ночью на 10 м). Так всю службу военнослужащий его и выполняет. Что лейтенант с выслугой 1 год, что полковник с выслугой 30 лет. Ничего не меняется. А, как показывает опыт, не сильно меняется и количество выбиваемых очков. Выбивал 22 очка, через 5 лет службы стал выбивать 24. Это хорошо или плохо? Если хорошо, то насколько? А если плохо? И вся подготовка строится на том, чтобы попасть как можно ближе к центру мишени.

    Детальной статистики потерь среди сотрудников правоохранительных органов России не ведется. Но в США ежегодно издается бюллетень с анализом боестолкновений сотрудников полиции с преступниками, однажды приведший следующие данные по количеству потерь в год на разных дистанциях боя: 367 погибших на дистанциях до 1,5 метра, 127 — на дистанциях до 3,5 метра, 77 — до 6,5 метра и 79 — на всей остальной дистанции. Эти и многие другие интересные данные статистики в наших странах совпадают или очень близки. Получается, наша подготовка однобока и готовит только к 10% огневым контактов, совершаемых на дальних дистанциях. Кто-то может возразить, если на 25 метров попадает, то попадет и на 7. Но это не совсем верно.

    Весьма показательна статистика применения оружия сотрудниками ФБР США в схватках с преступниками. Поединок длится в среднем 2,8 с. Его участниками расходуется в среднем до поражения одной из сторон 2,8 патрона. На малых дистанциях необходимо быстро изготовиться к стрельбе и быстрее противника сделать несколько выстрелов, а на больших точнее прицелиться и поражать цель большим числом выстрелов с максимально быстрым переносом огня по многочисленным целям.

    В армии США обучение стрельбы из пистолета ведется на дистанции 7, 15, и 25 метров. В армии Великобритании обучение стрельбе проходит также поэтапно. Сначала учатся стрелять на небольшие расстояния, доводя выучку до совершенства, потом увеличивают дистанцию и продолжают работать с максимально возможным темпом. Начиная с упражнений стоя по неподвижной мишени, затем в движении по неподвижной мишени, а совершенство приходит, когда военнослужащий при полноценном беге стреляет в голову движущейся мишени. На практическую отработку специальных упражнений по стрельбе каждому обучаемому выделяется, только на первом этапе 1500 патронов. Принцип педагогики «от простого к сложному» виден невооруженным взглядом.

    В-третьих, огневая подготовка оторвана от тактической. Вершина обучения — это боевая стрельба отделения, взвода в классическом оборонительном или наступательном бою. Но много ли таких стрельб проводится? Получают ли военнослужащие необходимые устойчивые навыки по поражению целей на поле боя? Не говоря уже о том, что за пределами обучения остаются действия при попадании в засаду, проведении зачистки, несении службы на блокпосту и т.д.

    А вот примерная программа подготовки сотрудника частной военной компании. Курс «Стрелковая подготовка » проходит за пять дней. Включает стрелковую подготовку, стрельбу и передвижение, боевые действия в городских условиях, силовой вход (выбивание дверей), ближний бой. По завершении занятий обучаемые будут обладать навыками обнаружения, сопровождения и поражения огнем групповых движущихся целей. Каждый из них за пять дней произведет 3500 выстрелов из 9-мм оружия ( пистолет), 1500 выстрелов — из 5,56-мм (автоматическая винтовка).

    В-четвертых, боевая стрельба «размазана» равномерно на весь период обучения. Например, курсанты военных институтов национальной гвардии (внутренних войск) на стрельбище выезжают порядка 60 раз за пять лет. Такие занятия не позволяют сформировать устойчивый навык. Психологи говорят, что для превращения какого-либо действия в двигательный навык необходимо выполнить его 4000-8000 раз.
    Посмотрим на наших вероятных «друзей». Командование корпуса морской пехоты США считает, что результаты огневой подготовки будут гораздо выше, если морской пехотинец отстреляет годовой норматив боеприпасов за несколько дней. Такие интенсивные стрельбы способствуют более прочному закреплению навыков, чем ежемесячное выполнение одного-двух упражнений. Этот принцип вошел в практику начальной боевой подготовки морской пехоты. Огневая подготовка в учебном батальоне проводится в полевых условиях непрерывно в течение трех недель:

    — Первую неделю курсанты изучают материальную часть стрелкового оружия. Затем они осваивают на тренажерах приемы прицеливания, изготовки к бою, выбора позиции.

    — Вторая неделя отводится на учебные стрельбы (250 патронов), которые заканчиваются выполнением квалификационного упражнения из винтовки М16А2. Стрельба ведется на дистанциях 200, 300 и 500 м из трех положений одиночными выстрелами.

    — На заключительном этапе курсанты сдают зачеты по стрельбе из винтовки М16А2 в противогазе, в темное время без ночного прицела и очередями, а также с семи позиций: с крыши, из окна дома, через амбразуру, пролом в стене, из-за дерева, поверх бревна, из траншеи. Для выполнения этих стрельб каждому выдается 35 патронов. При этом обращается внимание на выработку уверенного навыка постановки оружия на предохранитель при перемене позиции, умение скрытно занять ее и поразить все мишени. Зачетное упражнение в стрельбе из пистолета по поворачивающимся мишеням (40 патронов, дистанции 25, 15 и 7 м). Из ручного пулемета М249 курсант должен отстрелять 100 патронов по шести мишеням и сменить ствол через 50 выстрелов, а также овладеть навыками ведения огня по вертикали и горизонтали, меняя положение локтей и туловища. Последнее зачетное упражнение в стрельбе в движении из винтовки М16А2 по мишеням, находящимся на разных дистанциях, курсант выполняет в полном боевом снаряжении, шлеме и бронежилете, получив 90 патронов в четыре этапа. Вначале ведется стрельба из оборонительной позиции (на дальность до 300 м), затем имитируется движение в дозоре со стрельбой (на 150-200 м), сближение с противником, находящимся в обороне (150-200 м), и стрельба «в упор» (50-75 м) одиночными выстрелами по появляющимся каждые 5-8 с мишеням. Зачетный норматив составляет 50 проц. попаданий.

    В-пятых, учим стрелять мы только автоматическим огнем, и при этом очередью в два патрона. Хотя при этом в цель попадает одна пуля, а при стрельбе очередью в три патрона — две пули. Разница в точности составляет 30%, что довольно существенно. У АК-74 вторая пуля очереди всегда идёт правее и выше точки прицеливания, третья — опять примерно в точку прицеливания, а последующие пули очереди рассеиваются хаотично. Это указано в руководстве по АК-74. Таким образом, при стрельбе по грудной цели на дальности 100 м вторая пуля очереди всегда ложится над левым плечом цели, а третья — опять в цель. Поэтому самая эффективная очередь — 3 патрона (2/3 попаданий), а не 2 патрона (1/2 попаданий).

    Кроме того, практики, в том числе и из спецподразделений, давно уже стреляют одиночным огнем с автоматического положения переводчика огня, корректируя каждый последующий выстрел. А мы этому не учим.

    Классический вопрос «что делать»: что нужно современному военнослужащему? Нужна гибкая, комплексная система огневой подготовки, которая бы строилась на нескольких уровнях обучения, постоянно совершенствуемых методиках обучения, институте инструкторов по огневой подготовке и системой оценки солдата как индивидуально, так и в составе подразделения. Для совершенствования стрельбы из пистолета необходимы упражнения, имитирующие реальные боевые схватки: начиная с расстояния 5-7 м и вплоть до 50 м. с ведением огня по нескольким целям, рассредоточенным по фронту и в глубину.

    На вооружение принимается новое оружие, например, пистолет Ярыгина (ПЯ) со скоростью пули 570 м/с и возможностью пробивать бронежилет на расстоянии 50 метров. Соответственно, и учить стрельбе из пистолета надо на 50 м. Надо учить использовать все возможности оружия. Для стрельбы из автомата также необходимо существенно расширить диапазон дистанций: от 50-70 м, имитируя действия при попадании в засаду в различных условиях, до 100-150 м (ведение огня в городских условиях и в лесу) и до 500-600 м (на открытой местности). Необходимо добавить для стрельбы из автомата головную мишень. Доводить все действия военнослужащего до автоматизма, учить стрельбе в группе и в комплексе с занятиями по тактической подготовке.

    Считаю, что проблем в огневой подготовке много, и необходимо их срочно решать. Должно быть понимание того, что необходимо обучать бойца не просто стрельбе, а готовности его к действиям в ходе активного огневого контакта в различных условиях. Подобно тому, как в системе высшего профессионального образования внедряются педагогические технологии и вырабатываются компетенции, так и в системе огневой подготовки должно приходить понимание, того, что огневая подготовка — это технология, которая строится на определённых законах и принципах, а также меняется с изменением характера боевых действий и техническим прогрессом. Наступило время менять систему огневой подготовки.

    Владислав

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 212 | Добавил: Elena17 | Теги: обороноспособность
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 634

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru