Русская Стратегия

      Цитата недели: "С ужасом внимает душа грозным ударам Суда Божия над Отечеством нашим. Видимо, оставил нас Господь и предает в руки врагов наших. Все упало духом, все пришло в отчаяние. Нет сил трудиться, и даже молиться! Нет сил страдать и терпеть! Господи! Не погуби до конца. Начни спасение! Не умедли избавления." (Свщмч. Иосиф Петроградский)

Категории раздела

- Новости [2455]
- Аналитика [1617]
- Разное [133]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Март 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 6
Пользователей: 1
smir-np

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2017 » Март » 27 » Мария Головина: «В деревне я – дома!»
    22:33
    Мария Головина: «В деревне я – дома!»

    Случаи, когда люди уезжают из села в город, известны каждому, этот «исход» продолжается в России уже многие века. Переезд человека из города в село — дело гораздо более редкое. Особенно когда такие резкие перемены происходят в жизни не уставшего от мирской жизни миллионера, мечтающего о фермерстве, а в жизни обычной женщины. Мария Головина из Кемерова решилась на переезд.

    В Кемерове, где Мария Головина жила вплоть до 2015 года, ее все знали. Мария — логопед-дефектолог, она руководила «Службой лечебной педагогики», работала с детишками с ограниченными возможностями здоровья, активно занималась благотворительной и общественной деятельностью. И вдруг, неожиданно для всех, Мария уезжает в село Чумай — на свою малую родину. Но о ней самой и о ее проектах начинают говорить и писать еще больше.

    — Мария, когда у вас появилось желание вернуться обратно в село? И главный вопрос — для чего?

    — Из Чумая мы уехали, когда мне было 15 лет. Уезжать я не хотела, просто так сложились семейные обстоятельства. Желание жить в родном селе у меня было всегда, но оно зависело от двух важных вопросов: жилье и работа. К тому же мой муж не хотел переезжать, и я всегда считала, что выбора у меня нет. В селе надо жить с мужиком — на этом убеждении я выросла.

    Дети загрустили, для них встал остро жилищный вопрос — они теперь снимают квартиру.
    Принять решение — жить в Чумае — мне удалось в 2014 году. Это случилось на пике успеха в Кемерове, когда все обещало стабильные перспективы в городе. Решиться мне помогла многолетняя психотерапевтическая работа над собой. Психотерапией я занималась по роду профессии, потому что в работе с детьми и родителями важно осознавать природу эмоций и чувств, которые возникают в отношениях.

    Для чего я уехала в Чумай? Я реализовала мечту своего детства, это мое место силы ¬— проверено годами. В селе живет мой дядя, мы каждое лето вели здесь огород и делали заготовки. Новый год старались тоже здесь встречать, собирая всех родных.

    Конечно, просто осуществить свою детскую мечту — это не «по-взрослому». Где-то с 2007 года я начала строить планы о создании в Чумае гостевой усадьбы. Ко мне туда часто друзья приезжали, туристы по Кие каждое лето сплавляются, так что я понимала, что наше село притягательно и его расположение на стыке гор и долины создает здесь особенный климат и атмосферу. В общем, я поехала в Чумай строить гостевую усадьбу «Марусино». У меня было 1,5 миллиона рублей от продажи квартиры, моя профессия и детский опыт жизни в селе. Ну и сильное желание реализовать свою мечту!

    Для справки. Чумай — село Чебулинского района Кемеровской области. Расположено на левом берегу реки Кия — левого притока реки Чулым (бассейн Оби). В центре села протекает река Чумай. Население — около 1300 человек. Площадь — 9 кв. км, 15 улиц.

    — А как же муж?

    — С мужем я к тому времени разошлась. Он считал, что я должна меньше работать, больше времени находиться дома. У него был другой запрос к функциям жены. Я же решила, что самореализация важнее, и, рыдая, удалилась.

    — Как отнеслись к вашему решению уехать из города ваши близкие и родные люди?

    — Мои родные хорошо меня знают, поэтому спорить никто не стал — это бесполезно. Дети загрустили, для них встал остро жилищный вопрос — они теперь снимают квартиру. Хотя сын пытался настроить невестку на жизнь в селе, но она устояла. Мама считает, что, по сути, я правильно сделала.

    Условия пока трудные. Мама помогает больше всех, потому что она на пенсии и еще полна сил, сын приезжает, когда не работает. Он начал на нашей усадьбе свой проект — строит курятник. Сноха приезжает реже. Больше всех радуется внук Тимур, ему весной три года будет. Он гоняет собак и кошек, знает их клички, копает то снег, то песок и носит с бабушкой воду из колонки. У него здесь масса занятий!

    — Ну, а как оценили ваш приезд жители Чумая? Как они воспринимают те новшества, которые вы привносите в жизнь села?

    — Мой одноклассник, проживающий в Чумае, назвал меня дурой. Подруга, которая всю жизнь мечтает уехать в город, смирилась, но относится со скепсисом. Глава местной администрации, агитирующий всех уехавших чумайцев на переезд в село, был шокирован — кроме меня у него ни с кем не получилось.

    Сначала было много открытого недоверия, у некоторых оно и сейчас сохранилось. Я ведь приехала не тихо, а сразу с проектом «Арт-бухты» — места детского творчества. Бюджетники боялись за свои рабочие места, особенно учителя, поэтому восприняли и меня и проект в штыки. Хотя мои родители работали в этой школе учителями, а мама уезжала из села с должности директора школы, но школе я была точно не нужна.

    Для справки. «Арт-бухта» — это что-то вроде сельского Дома творчества. В обычной избе по выходным для местных детей проходят мастер-классы по всевозможным направлениям — от столярного мастерства до выпекания булочек. С момента открытия чумайские ребятишки приходят сюда просто пообщаться со взрослыми и между собой. Занятия проводят местные мастера и приглашенные из областного центра. Ремонтировать избу под «Арт-бухту» приезжали кемеровские друзья Марии Головиной и Елены Митрофановой — партнера проекта.

    Сейчас ситуация в отношениях сильно изменилась со всеми бюджетными учреждениями и с частью населения. «Арт-бухта» селу необходима, это стало очевидным. Сюда ходит очень большое количество детей, и их никто не принуждает. При этом никто из взрослых пока не приходит помогать на субботниках, хотя родители рады, что есть дом для детского творчества. Только одна семья многодетная помогает — Алексеенко, они приехали в село года три назад.

    Вообще, на словах поддержки больше, чем на деле. Люди в селе чувствуют себя «брошенными», «второсортными»: совхоз-миллионер пришел в упадок, работы нет. У людей нет общности, нет нравственных ориентиров. Осталось только прошлое, как они считают, в нем и живут. Поэтому увидеть что-то хорошее и полезное рядом сегодня им трудно. Надеюсь, ситуация изменится.

    — Мария, с кем дружите в деревне?

    — Люди, с которыми я общаюсь каждый день, — это мои соседи. В селе можно жить и с соседями сильно близко не общаться, это от человека зависит, но я людей ценю. У меня получилось собрать творческую интеллигенцию села в сообщество, мы создали творческое объединение, теперь встречаемся и поем, стихи читаем, песни слушаем авторские, придумываем что-нибудь. Вот решили сделать к следующему году наш чумайский календарь, назовем его «Чумайские байки». Фотографы наши местные фотографии сделают, составим вместе рассказы из нашей сельской жизни.

    — Ощущается ли нехватка общения после очень насыщенной жизни в Кемерове?

    — Недостатка в общении я не испытываю, другое дело, что качество общения изменилось. Больше стало интернета: переписки, скайпа. Очень обогатили меня семинары, которые организовал Фонд Тимченко для проектировщиков, победивших в конкурсе «Культурная мозаика 2015». Круг друзей вырос, и появились люди, которые занимаются похожими практиками в других регионах. Мы теперь «банда».

    — Как теперь проходит ваш обычный день в Чумае?

    — Встаю в 6 или в 7 часов, редко в 8 — это только зимой. Грею чайник, растапливаю печь, кормлю трех домашних кошек, трех своих собак и одну соседскую, наполняю кормушку для птиц. Потом бегу в «Арт-бухту»: там кормлю двух подобранных у своего дома котят-подростков, заряжаю печь, в морозы затапливаю ее утром. Бегу домой: приношу воду и дрова, завтракаю, чищу снег во дворе, если успеваю до работы. Затем к 10 или к 11 часам иду в музей (с февраля прошлого года у меня бюджетная ставка в Чумайском краеведческом музее), это примерно 1,5 км по улицам. В музее все по плану работы, но иногда удается поработать в интернете, посмотреть почту и соцсети. Домой иду, в лучшем случае, в 15 часов, чаще в 16:30. Захожу в магазин за хлебом для скотинок, покупаю что-нибудь и для себя. А потом до 19 часов все по утреннему сценарию. Вечером обычно сажусь за компьютер, работаю, перед сном читаю и не позже 23:00 засыпаю. Это распорядок дней, если нет мероприятий и если я не еду в Кемерово. Бывает, конечно, что я забиваю на работу и вечером просто смотрю кино.

    Я всегда мечтала жить в деревне, иметь большой участок и большой дом с комнатами для всех поколений семьи, чтобы речка и лес рядом, чтобы собаки во дворе и кошки в доме только зимой.

    — С какими основными трудностями приходится сталкиваться — и бытовыми, и моральными?

    — Основная трудность бытовая — зимой топить печь в двух домах и летом носить воду на полив. Пока эти процессы отнимают много времени и сил. Силы у меня есть, а времени — нет. Моральная трудность в том, что люди неактивные, «мертвые» в массе своей. Среди них несколько категорий. У работоспособных и активных чумайцев от 35 до 45 лет главная забота — «как и где побольше заработать и детей в город отправить учиться и жить, потому что самим уже не светит, но хочется». Есть те, которые «не просыхают». И никто не поднимает планку в сознании выше вопросов выживания.

    — В чем же тогда главное преимущество жизни в деревне?

    — Я думаю, что у каждого эти преимущества свои, кто как смотрит на жизнь в деревне. Для меня это постоянная душевная радость от того, что я дома. Я всегда мечтала жить в деревне, иметь большой участок и большой дом с комнатами для всех поколений семьи, чтобы речка и лес рядом, чтобы собаки во дворе и кошки в доме только зимой. Чтобы простор и чистый воздух, чтобы рассветы и закаты в окне, чтобы коровы и молоко со сметаной на столе и чтобы люди неравнодушные, например, как тетя Лиза-соседка, могли мне сказать: «Маш, ты чё это брови намазала? Чё попало! Они у тебя и так черные, чё ты их мажешь. Лучше губы накрась, а то бледные они у тебя».

    — Мария, а есть что-то, чего вам остро не хватает в Чумае?

    — Очень мне не хватает присутствия рядом соратников, единомышленников, команды профессионалов. Один в поле не воин, говорят. А вот и воин, если в этом поле люди живут. Среди людей всегда есть «живые», особенно дети. Но нужны мне те, кто встанет со мной плечом к плечу.

    — Какие планы у вас на будущее? Какие надежды?

    — И планов, и надежд достаточно. На 2017 год я планирую создание НКО, строительство столярки при «Арт-бухте», проведение гастрономического праздника в селе для развития в будущем гастрономического туризма, участие в конкурсе проектов «Культурная мозаика — 2017». На пятилетку я планирую создать в «Арт-бухте» арт-резиденцию, летний творческий детский лагерь, организовать продажу продукции мастерских, развивать гастрономический туризм в Чумае. На своей усадьбе — достроить дом, посадить сад, выкопать пруд и завести птицу. И встречать Новый год со своей семьей в большом доме. Сейчас в доме пока не хватает места для всех.

    И вот мои надежды связаны с этими моими планами. Но есть одна самая большая надежда, которая живет во мне постоянно, она из разряда «личное». Это надежда на то, что я сумею преодолеть все свои «замкнутые круги» и научусь любить ближнего, не раздражаясь.

    — Вы в Чумае вот уже почти два года. Сейчас можете сказать, кто кому нужен был больше — вы Чумаю или он вам?

    — Чумай — это страна моего детства, здесь я всегда чувствовала себя дома. Я не думала, когда переезжала, нужна ли я Чумаю, это он был мне необходим! Теперь вижу, что и я ему нужна.

    Хотя… Вот я задумалась. И Кемерову я была нужна, и Кемерово мне до сих пор необходим как источник энергии, которого я не нахожу в Чумае сегодня, в том числе энергии финансовой. Но дело, видимо, в том, что в Чумае я ближе всего к Отчему дому. А для меня это стало важным только в последние годы.

    — У вас много трудностей, но все же вы живете в гармонии. Вернемся к самому началу нашего разговора: получается, прожить «без мужика» в деревне все-таки можно?

    — Конечно! Я же живу.

    Источник: http://woman365.ru/interview/marija-golovina/

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 173 | Добавил: Elena17 | Теги: клуб развития территорий, самоорганизация, сельское хозяйство
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 639

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru