Русская Стратегия

      Цитата недели: "Вся наша русская культура, выраженная русским языком, корнями своими держится Православной Веры. Без Православной Веры жители России превращаются в русскоязычный народ, а русский человек в русского язычника. Да поможет нам Господь избежать эту жалкую участь." (Митр. Виталий (Устинов))

Категории раздела

- Новости [2264]
- Аналитика [1396]
- Разное [103]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 7
Пользователей: 1
mimgg

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2017 » Август » 31 » Потомок белоэмигрантов Юрий СЕЛИНСКИЙ: "Мы боролись против настоящей русофобии..."
    03:28
    Потомок белоэмигрантов Юрий СЕЛИНСКИЙ: "Мы боролись против настоящей русофобии..."

    Стенограмма беседы, записанной интернет-каналом «Истинная Россия» 26 июня 2017 г.: https://youtu.be/aCEEaeQpgWs

    Часть 1.

    Ведущий (далее - В.): Недавно граф Петр Петрович Шереметьев и князь Никита Лобанов-Ростовский заявили, что собираются установить памятник в Крыму - примирения между белыми и красными. Как ты к этому относишься?

    Ю.С. На эту тему уже говорили еще с девяностых годов, когда седьмое ноября было сделано днем согласия и примирения. А мы вот тут в белой эмиграции всегда отмечали день непримиримости седьмого ноября. Так что эта тема уже нам достаточно знакома. Вопрос - кто примиряется с кем и какая тут именно цель. Я думаю, что тут можно смотреть с политической точки зрения. Естественно, белая идея и коммунистическая идея - совершенно противоположны друг другу. Никакого примирения между этими идеологиями быть просто не может. Тоже самое, что, скажем. примирить нацизм с каким-нибудь другим мировоззрением. Просто непримиримые вещи - это как вода и масло - просто не смешивается. Любые такие попытки с идеологической точки зрения подойти к этому вопросу - это не состоится. Если говорить просто о том, что сожалеть, что была гражданская война и вот сейчас, Слава Богу, мы друг с другом не воюем больше - это другое. Но это не совсем примирение белых с красными - это просто, как бы такое объявление, что гражданская война как бы закончена. И то можно спорить. Но опять - тут очень сложно. Так что такая формулировка будет очень не успешна.

     

    В. Я на самом деле не согласен с этим, что война закончена. Но, конечно, большинству наших соотечественников просто не интересна эта тема и вообще может быть - история, и они ее не рассматривают, так что они на данной почве поссориться не могут. Но огромному количеству населения России не безразлична эта тема и постоянно в интернете, и может быть, даже в жизни, - какие-то распри возникают.

    Как пример, недавно в Приамурье, кажется, разрушили памятник Ленину, и в ответ, я не помню, в каком городе, - но памятник Николаю Второму облили краской. И постоянно возникают конфликты на данной почве, поэтому тема еще не закрыта. И с тем, что примирение невозможно, я тоже на самом деле согласен, потому что, если даже посмотреть, то, насколько я понимаю - общих черт вообще нет. Потому что интернационал и интернационализм, частная рыночная экономика и командная... И постоянно какие-то не состыковки с совмещением этих режимов, двух идей, вернее.

    Но были хоть какие-то предложения от служителя Церкви - совместить социализм с монархией.

    Я понимаю, что идея Белого движения, она не является монархической. И далеко не все, кто служил в Белой Гвардии, и руководители Белой армии, были монархистами. Но, все-таки, я думаю, они ближе к идеологии Белого движения, нежели к идеологии, которую придумал Карл Маркс.

    Ю.С. Ну да. Но, понимаете, тут проблема в том, что многие люди до сих пор еще плохо историю знают в России. Учебники, они стараются все представить, именно так, как им нравится, что белые и красные – это все же один народ, и просто что-то тут не получилось, с социологической точки зрения, и вот было не хорошо, а теперь…

    Понимаете, просто людям трудно подвести итоги этого периода истории, и тут тоже несколько для этого причин. Но это тоже понятно, потому на самом деле не было радикальной идеологической перемены в стране, которая взяла бы и разложила бы все по полкам. И в обществе вообще нет к этому стремления, потому что людям не нравится конфликт. Многие люди, когда я говорю на тему статуи Ленина, Сталина, и так далее, говорят, ну что же, он тут, этот памятник, никому не мешает, никто это всерьез не воспринимает, а если его там его снимать - тогда людям будет неприятно.

    Никто не хочет тормошить. Они говорят - вот давайте мы будем так, спокойно. И это понятно с человеческой точки зрения. Но люди, которые хорошо знают историю - для них такой подход, конечно, неприемлем. Потому что люди начинают понимать, что эти люди делали, чем они занимались, какой итог этой их деятельности. И вот когда мы действительно начинаем так смотреть на этот вопрос - тогда уже очень много вопросов встает. Есть люди, которым это неудобно, неприятно. Им хочется жить спокойно, они не хотят этот вопрос поднимать. Ну, я понимаю, но не согласен.

     

    В. Безусловно, тоже самое сейчас было, не так уж недавно - была инициатива похоронить тело Ленина. Большинство россиян даже поддержало, но все это ничем не закончилось. Из-за того, что, боятся, видимо, что будут какие-то протесты. Но тут, проблема в том, что опять этот подход, что все мы русские и не нужно ссориться, - он не помогает тому, чтобы люди не ссорились. Потому что, когда кто-то начинает углубляться в историю, то они все равно занимают какую-то позицию: или позицию - за Белых, или позицию - за Красных. То есть, я могу под видеороликами такими прочитать даже комментарии ярых сторонников левого движения, которые твердят, что нужно устроить новый красный террор - это, конечно, ужасно.

    Нужно, наоборот, занять какую-то позицию государству. И, возможно, конечно, со сменой поколений. То есть, сейчас если люди смотрят на Северную Корею - они просто чуть-чуть вникают в деятельность личностей, которые управляли нашим государством после падения Временного правительства; они могут занять позицию, которая может быть за Белую все-таки идеологию.

    И, возможно, сейчас пережиток прошлого из-за того, что, может, родители кому-то рассказывают о том, как было хорошо в советское время, и они из-за этого не согласны с теми, кто осуждает советскую власть и коммунистическую идеологию. Возможно, просто должно смениться поколение, и люди уже перестанут поддерживать социалистическую идею, коммунистическую идею, и так далее.

    Ю.С. Ну, понимаете, тут дело такое, что, сколько я с людьми не беседую на эту тему, у людей очень часто такая формулировка идет, что «это наша история». Я говорю - я не отрицаю, что это наша история, конечно, это наша история. Ну вот они говорят: "Мы ее то ли не переписываем, то ли должны ее уважать". Я говорю - что значит переписывать? Историю мы всегда должны оценивать - есть конкретная оценка, которую нужно ставить на конкретное историческое событие: было ли это хорошо, было ли это плохо, или были смешанные итоги. И люди считают, что если они ставят негативную оценку советской власти, они как бы перечеркивают все труды своих дедов и прадедов, что это значит плевок в адрес ветеранов Великой Отечественной войны, это значит, что все, за что мы страдали, что делали, войну выиграли - это все «в ничью» получается. Я не согласен говорить, что все было «в ничью», но если смотреть на этот проект с государственной точки зрения, идеологической точки зрения, мне кажется, что проект очень сильно провалился за 74 года, и, причем, стоил он нам очень дорого - в смысле человеческих жизней и даже тех, которые могли бы родиться.

    Вот когда РСФСР заявила о своем существовании, как таковой, и, тогда примерно население РСФСР и Соединенных Штатов было примерно сравнимо, потому что РСФСР можно примерно сравнить можно с Российской Федерацией в размере, ну кое-какая разница, - понятно. А вот сейчас мы смотрим, какая разница в населении в Соединенных Штатах и разница с Российской Федерацией - разница очень значительная. Куда все эти люди пропали? Можно задать многие вопросы на эту тему.

    Я не оправдываю, конечно, все, что сделали Соединенные Штаты за всю свою историю, особенно в двадцатом веке, - конечно, там были ошибки допущены. Но. Просто, идея такого социального эксперимента, где была классовая борьба - такого не было, а это было в Советском Союзе. Ну, и, следовательно, наш народ очень много в этом отношении потерял. Не хотят этого признать, потому что это очень больно. Это очень больно, это неприятно. И они не умеют правильно это оценивать. Именно Белое движение - это очень положительные веяния, потому что говорит о том, что наш народ не принял целиком эту власть. Он старался сопротивляться.

    И тут еще вот такой интересный момент. Я вырос в среде белых эмигрантов. Я потомок белой эмиграции. В Соединенных Штатах. Я тут рос, учился. И надо было объяснять, что не все русские - коммунисты. Вот мы отстаивали эту точку зрения - что было Белое движение, что были люди, которые во время всей советской истории сопротивлялись власти, вот такие явления были.

    А сейчас что получается? Есть левые в России, которые заявляют, что если кто-то критикует советскую социалистическую власть, то они - русофобы. Но это идет противоположностью полностью всему, что мы все здесь говорили. Вот мы американцам объясняли, что не все русские - коммунисты. Они говорят, что «если вы против коммунизма - вы значит против русских». Люди, которые, во-первых, плохо знают историю; во-вторых, у них явное тактическое желание подмять под себя все патриотические силы.

     

    В. По поводу русофобии кто-то формулировал, что проблема в том, что если кто-то критикует советскую власть, то большинство его не поддерживает, потому что у них какие-то иллюзии на этот счет имеются. Как следствие, этот человек злится и он считает, что что-то не так с народом. Вот это вот они обозвали русофобией. Но, тут проблема в том, что не нужно следовать за всеми, а нужно всем объяснять, как на самом-то дело было. Вот в чем проблема.

    Ю.С. Естественно, я считаю, что это очень важная задача, которая стоит перед государством. Мне один человек очень точно объяснил, хотя я сам это прекрасно знал, но он очень красиво объяснил, это один из наших восьмидесятилетних русских эмигрантов: "Ну, вот мы там были в Крыму и так далее - было там все хорошо, интересно было. Но когда на тему Белого движения - было понятно, что есть люди очень "левые" и они были - против. Но это все понятно, ведь их родители такими же были. И люди, которые в их правительстве были, - у них очень сложное прошлое. Я не говорю, что они все коммунисты, сталинисты, и так далее. Нет, конечно, есть люди, которые очень иначе осмысливают историю. Ну, просто у людей в семье есть эти сложные моменты. Как объяснить, что «мой дедушка был в НКВД», например? «А он, как бы, из добрых побуждений» и так далее. Вот такие есть моменты. Так что это, конечно, всем сложно.

    Это не то, что, когда американцы пришли в Германию и так далее: «Никаких ваших Гитлеров - мы это все снимаем и не смейте даже и думать об этом». У нас такого не было. Ну и Слава Богу, что не было, конечно. Было бы плохо, если бы все так закончилось. Но это имеет и сложный момент. Мы должны как бы сами это делать, а желание не всегда чувствуется, скажем. Но, это нормально, это по-человечески, к сожалению.

     

    В. Давайте поговорим о Вашем сотрудничестве с Российским Обще-Воинским Союзом (РОВС). Ваши видеоролики там публиковались. Расскажите, пожалуйста, как это все происходило, как Вы договорились работать в общем ключе.

    Ю.С. Я сказал бы, что я не сотрудник, как таковой. Я просто с идеологической точки зрения с Игорем Борисовичем имею по многим пунктам согласие. С Игорем Борисовичем, - я его очень уважаю, - мы имеем ту же оценку ситуации на Украине, ситуации в Новороссии. И тут раздвоение мнений в антикоммунистической среде: есть мнение, что нужно поддерживать прозападный курс на Украине, что это антисоветский курс и это хорошо. Но, с другой стороны, к сожалению, в Америке у власти были и есть люди, которым все равно, кто в России - коммунисты или анти-коммунисты. Им все равно Россия очень мешает в их корыстных целях. И Игорь Борисович это быстро понял.

    И я уважаю тот подвиг, который он совершил, когда он был на Донбассе с другими его сотрудниками и бойцами. И это, конечно, очень все трагично. Ситуация, конечно, там очень сложная, ничего не скажешь. Ну, я в этом отношении полностью с ним был и остаюсь солидарным. У нас были такие моменты, когда я ролики записал, и высказывал свое мнение на эти темы.

     

    В. Я понял. Давайте тогда поговорим о том, как выглядит сейчас Белая эмиграция изнутри. Вы сейчас живете в Нью-Йорке. Вы можете назвать основную причину, почему белоэмигранты не возвращаются в Россию на постоянное проживание?

    Ю.С. Давайте так подумаем. До Второй мировой войны многие в белоэмиграции готовы были вернуться. Тут проблем не было. Потому что люди просто как-то проживали как-то и было нужно прожить до того момента, когда что-то переменится.

    Но после Второй мировой войны уже стало понятно, что ситуация не изменится в стране, что Сталин победил в войне, укрепился у власти и, естественно, возвращаться белым эмигрантам было невозможно в такой ситуации. И последовательно и Хрущев, Брежнев, Андропов – эта система не позволяла возвращения без «покаяния» (в кавычках), скажем, если хотите так его назвать.

    А когда начались уже девяностые годы – к этому времени несколько поколений людей уже выросли. Мои родители, например, родились в Европе уже, а не в России. Тут уже наши семьи, тут образование получили, тут похоронены наши дедушки, бабушки. И тут наша община, диаспора сформировалась. Мы в этом отношении даже немало положительного сделали, в том, что просветили американский народ в наши дела, чтобы они не думали, что мы все коммунисты.

    Мы в этом отношении боролись также против настоящей русофобии тут, которая развивалась. Были такие в украинской диаспоре такие (не вся украинская диаспора - есть те, которые очень положительно к нам настроены). Но есть и те, которые отрицательно настроены к русским и они свои идеи старались тут проводить среди общества. Но мы в контрапункт к этому смогли наши идеи продвигать.

    И тут проповедь православия тут началась. И тут зародилась очень такая полезная диаспора. И, например, я очень дружу с греками, которых тут очень немало, они тоже православные, как и мы, у них тоже очень крепкая диаспора сформировалась. Люди рождаются - то ли здесь, то ли в Греции, но они получают и тут образование, и в Греции образование, и туда летом едут и изучают язык и так далее. У нас сейчас эта возможность уже появилась. У нас этого не было до девяностых годов, но сейчас это появилось. И идея диаспоры - она очень хорошая, это способствует международным отношениям даже. Мы, конечно, не поднялись в этом отношении, как греки здесь в Америке – они же не имели проблемы с железным занавесом, как мы. Но они достигли достаточно многого, и мы тоже способны, я считаю, достичь доброжелательных добрососедских отношений. Конечно, сейчас это очень трудно, но такая возможность перед нами стоит.

    Стенограмма сайта "Русская Стратегия"

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 446 | Добавил: Elena17 | Теги: белый взгляд, юрий селинский, россия без большевизма, РОВС, русское зарубежье
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 585

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru