Русская Стратегия


"Чем сильнее и самостоятельнее развились бы мы в национальном духе нашем, тем сильнее и ближе отозвались бы европейской душе и, породнившись с нею, стали бы ней понятнее. Тогда не отвёртывались бы от нас высокомерно, а выслушивали бы нас. Мы и на вид тогда станем совсем другие. Став самими собой, мы получим наконец облик человеческий, а не обезьяний. Мы получим вид свободного существа, а не раба, не лакея, не Потугина; нас сочтут тогда за людей, а не за международную обшмыгу…" (Ф.М. Достоевский)

Категории раздела

- Новости [2885]
- Аналитика [2062]
- Разное [337]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Апрель 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Апрель » 4 » Священник Георгий Титов. О книге Корнелиу Кодряну "Тюремные записки"
    23:16
    Священник Георгий Титов. О книге Корнелиу Кодряну "Тюремные записки"

    Корнелиу Кодряну Тюремные запискиВ России издана ещё одна книга Корнелиу Кодряну «Тюремные записки». Это всего лишь его дневник, который он вёл в тюрьме и который охватывает очень короткое время с 19 апреля по 19 июня 1938 года. Предваряется он краткими и ценными Введением румынского легионера и интеллектуала, дожившего до наших дней Фауста Брадеско, и Предисловием преемника Кодряну в качестве лидера Движения Хории Симу. В качестве приложения опубликованы несколько статей Юлиуса Эволы о Кодряну и Железной Гвардии.

    Мне уже приходилось писать о главном труде румынского Капитанула "Моим легионерам" и его и его легионеров подвиге. Книга вызвала у меня тогда самое искренне преклонение перед жизненной позицией Кодряну, его духовной высотой и такими же качествами возглавляемого им движения. Как и подобает быть такого рода творениям, написанным в истинно православном духе, и я её уподоблял некоторым трудам наших русских духоносных отцов, она вызвала у меня осознание собственного духовного несовершенства и расслабленности. А как у единственного на данный момент священника в Главном Совете Союза Русского Народа по статусу обязанного думать о духовном состоянии Союза, ‒ вызывает подобную же оценку русского православного патриотического движения и СРН, как его части.

    Новая книга усилила это чувство и вместе с тем вызвала желание ещё раз в качестве священника в рядах патриотического движения напомнить о некоторых аксиомах духовного устроения, необходимых для победы, и что, на мой взгляд, важнее самой победы, ‒ духовном устроении и духовном пути участников наших патриотических организаций как православных христиан. Не я, конечно, первый о них говорю. Достаточно вспомнить волевую идею Ивана Ильина, пламенные призывы духоносных отцов Русской Зарубежной Церкви. Но… воз русских патриотов и ныне там.

    Мне могут возразить, что созданное Кодряну движение только краткий момент находилось у власти и в историческом плане потерпело поражение и поэтому в качестве примера для нас никак служить не может. Хочу обратить внимание хотя бы на то, что численность этого движения составляла, по минимальной оценке, 600 000 человек, и при этом для них было обязательным усиленное занятие молитвой и обязательный трёхдневный еженедельный так называемый чёрный пост, когда человек не ест, не пьёт спиртного и не курит. Внутри движения существовал особый отряд в количестве 10 000 человек, давших обет безбрачия до 30 лет, соблюдавших самые строгие аскетические правила и готовых идти на смерть ради своих идеалов.

    Ради чего мы ставим себе задачей овладение государственной властью, ради чего хотим осуществить монархию? В конечном итоге, ради того, чтобы люди жили по-христиански и спаслись для вечной и блаженной жизни. Но разве 600 тысяч румынских легионеров, а по другим данным около миллиона их не достойное число жаждущих стяжать спасения в невеликой стране? Они и жили по-христиански, прикладывая все усилия для достижение его посредством, подобно первым христианам аскезой, а часто и мученичеством и, уверен, очень многие достигали этой цели. Конечно, они были одушевлены великой целью подлинно православной Румынии, но эта цель во многом неосуществлённая послужила основой осуществления индивидуальной жизненной цели многих из них. Думаю, что нам в качестве примера наряду с Белым движением надо взять и румынское легионерское движение, и его лидера. Скажите, в России стране намного большей чем, Румыния имеются ли такие православные патриотические силы хотя бы по численности, да ещё с таким качественным личным составом?

    Но даже такой высокий духовный настрой был оценен лидером движения как недостаточный. Произошло это в тюрьме, в отвратительных условиях, подорвавших его здоровье, когда жить ему оставалось всего несколько месяцев. Напомню, в апреле 1938 года Кодряну вместе с группой своих соратников был брошен в тюрьму по приказу "православного" короля, 27 мая судим и по суду получил 10 лет каторги, а в ночь с 29 на 30 ноября 1938 года был убит вместе с тринадцатью легионерами, якобы при попытке к бегству.

    Кажется, и расти дальше некуда. Но у христианина идеал неисчерпаем. Это сам Христос, безконечный в своём совершенстве. Предпосылка такой переоценки - живое переживание искупительных и страшных страданий Господа:

    Корнелиу Кодряну«Понедельник, 6 июня
    Каждый вечер я слышу пение, доносящееся из других камер: «Бог с нами, поймите, народы, и припадите». (По церковно-славянски: "С нами Бог. Разумейте языци и покоряйтеся". – Г.Т.)

    А затем, одна за другой, все легионерские песни. Тюрьма полна легионеров. Думаю, что они располагаются группами по двадцать в каждой комнате. В течение дня они свободны. Но я не могу их видеть.

    Большинство из них уже прошли через Жилаву: Моца, Марин, Чумети, генерал Кантакузино, Христаче.

    Они всегда остаются со мной. А когда я молюсь, они тоже молятся.

    Возобновил чтение Евангелий с самого начала. Несмотря на то, что минуло две тысячи лет, вижу Нашего Господа Иисуса Христа таким, каким он описан в Евангелиях, как будто Он стоял в десяти шагах от меня. Вижу Его одежду. Вижу, как Он спокойно ходит перед апостолами, вздымая Свои руки во время беседы с ними, чтобы благословить толпу. Вижу Его подавленного и молящегося: «Господи! Если возможно, да минует Меня чаша сия».

    Я вижу, как они арестовывают Его и как ведут связанного к Анне и Каиафе.

    Что было в Его душе на протяжении этого долгого пути?

    Какая боль, какое страдание, какие сокрушающие опасности мучили Его дух!

    Какое монументальное испытание Он должен был пройти!

    Я вижу, как они избивают Его, как они наносят удары по лицу Его во время допроса, которому подвергают Его ночью фарисеи, законники и важные люди тех дней.

    Я вижу, как они стараются смутить Его всевозможными вопросами. А Он молчит и смотрит прямо, на каждого, кто Его окружает. Он смотрит прямо в их глаза: может ли Он найти друга среди них? В такой ситуации человек цепляется за взгляд, источающий дружбу. Теплый, дружеский, понимающий взгляд дает ему надежду и силу.

    Ничего! Повсюду глаза диких кошек, полных ненависти, вероломства и жажды мучить.

    Потом вижу Его, страдающего, опускающего глаза в землю.

    Вторник, 7 июля
    «Они же все признали Его повинным смерти» (Мк. 14:64). «Связав Иисуса, отвели и предали Пилату» (Мк. 15:1).

    И в Его сердце раздалась та же молитва, которую Он произнес в Гефсиманском саду: «Господь, если возможно, да минует Меня чаша сия».

    Еще одна надежда все еще горела в душе Его: возможно Пилат объявит о Его невиновности.

    Следовательно, Он понимал борьбу между Пилатом и фарисеями. Но, в конце концов, фарисеи выходят победителями.

    Очередная надежда уничтожена. Но на Его лице, измученном болью и усталостью, возникает новый лучик надежды. «Это Пасха. Существует обычай освобождать осужденного».

    «Пилат собирается говорить с народом. Народ, несомненно, со Мной, и потребует Моей свободы. Я сделал столько доброго для них. Я исцелил столь многих из них. Невозможно, чтобы в толпе не было хотя бы кого-то из тех, кто был исцелен Мною, поскольку всякий слышал о Моем аресте. Они обязательно пришли. Толпа со Мной!».

    И Он вспоминает случаи едва ли не недельной давности, когда Он прибыл в Иерусалим. Весь город встречал Его с цветущими пальмами, преклоняясь пред Ним.

    «Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге». Те, кто предшествовал, и те, кто шел позади Иисуса, восклицали: «Осанна Сыну Давидову!»

    «Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!» (Мф. 21:8-9).

    «И те, кто следовал за Мной, тысячами, во время Моих проповедей!».

    Его глаза загорелись. Если Пилат решит спросить народ о Его свободе, Он будет спасен!

    Вся проблема в том, что Пилату следует избрать этот путь.

    В конце концов, Пилат решается. Он выходит на балкон и кричит собравшейся толпе: «Кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву или Иисуса, называемого Христом?» (Мф. 18:40).

    Изнутри Иисус слышит вопрос, и минута ожидания ответа кажется Ему столетием.

    «Тогда опять закричали все, говоря: не Его, но Варавву» (Ин. 18:40). Варавва же был разбойник.

    «Что же я тогда сделаю Иисусу, называемому Христом, поскольку я не нахожу никакой вины в Нем?».

    «Говорят ему все: да будет распят» (Мф. 27:22).

    «Какое же зло сделал Он?».

    «Но они еще сильнее кричали: да будет распят» (Мф. 27:23).

    Толпа кричала во весь голос, настаивая, чтобы Он был распят. И именно этот вой, а также вой самых видных священников, одержал победу.

    Иисус слышит, и лицо Его омрачается. Он не может поверить в это. Кажется, что Он будто сошел с ума.

    Его грубо вытолкнули на улицу. Массы вопят; но Он более не видит никого и не слышит ничего. Теперь у Него больше нет могущества. Он не творит чудеса, поскольку с момента ареста Бог забрал Его силы, оставив Его простым человеком ‒ таким, как я, как все мы.

    Чтобы Он мог страдать, как человек!

    Чтобы Его страдание могло быть безграничным: только таким образом Он обретет силу искупления; искупления массы грехов, совершенных до Его времени и после, до сих пор, до нас и до конца мира.

    Если бы Он остался Богом, Он бы не пострадал, а если бы не было страдания, каким образом могли бы быть искуплены грехи мира? Именно для этого был послан Спаситель.

    Вот почему Он думал. Он страдал. Он надеялся до последнего момента, как мы.

    Он ощущал удары, как мы, люди. Изнеможение ломало Его, как и нас. Все оскорбления, все раны, все несправедливости пронзали Его сердце, точно как наше.

    Под тяжестью ударов и оскорблений, которые сыпались на Его главу, Он, бессильный перед ними, вздыхал по-человечески. Он вздыхал точно так же, как мы.

    Вот Он несет Свой крест! Я вижу Его падающим под его тяжестью, потому что наши человеческие члены слабы, и они изгибаются под тяжестью груза. Он вытирает пот со лба. Вокруг Него лишь дикие звери. Ни один не испытывает жалости. Никто не плачет о Нем. Они все смеются. Но есть небольшое утешение: некто задумался о Его боли. Два ока поняли Его. Сердце бьется, подобно Его сердцу, в момент высшей агонии.

    «И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем».

    «И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону» (Лк. 23:33). Он не был атлетом, способным устоять, сопротивляться и бороться, когда его избивали.

    Я вижу его хрупким, истощенным и слабым. Он вытягивает свою тонкую, измученную руку на древе креста и говорит зверям: «Забивайте». К несчастью, есть моменты, которые тянутся, как сотня лет. Они берут Его руку. Вот гвоздь. Он чувствует его первый контакт со Своей изможденной рукой. А! Первый удар! Второй. Он чувствует Свою руку прибитой к кресту.

    Ужасная боль наполняет Его тело. Он хочет кричать, но даже для этого у Него нет больше сил. Он стонет!

    То же самое с другой рукой. Он вытягивает ее, чтобы положить на место, оставаясь неподвижным, пронизанным болью. Его плоть и кости дрожат.

    Теперь сквозь ноги: вот гвоздь. Слышатся удары молота один за другим. Каждый удар заставляет Его вздрагивать. Он пронзает Его мозг.

    Потом последний возглас: «Жажду!» (Ин. 19:28).

    «Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине» (Лк. 23:44, 45).

    «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мф. 27:46).

    А затем: «Отче! В руки твои предаю дух Мой» (Лк. 23:46).

    И я, на коленях, у подножия этого креста, где душа Его Сына покинула человеческое тело, чтобы отправиться к Богу, молюсь: «Отче Наш, иже еси на небесех». И также молюсь к возносящейся душе: «Помни моих близких. Возьми их под Свою защиту. Прости их, даруй им мир. Дай силу в жизни и победе над врагами, для процветания христианской и легионерской Румынии, и чтобы, Господь, твой румынский народ вернулся к Тебе в надежде на свое воскрешение. Аминь!».

    Христос Воскрес!

    «Он восстал из Своего гроба на третий день. Я видел Его».

    «Я не верю этому», — сказал Фома.

    И Иисус пришел к ним. Он позвал Фому и сказал ему: «Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои» (Ин. 20:27).

    «Господь мой и Бог мой» (Ин. 20:28), — воскликнул Фома, прикоснувшись своими руками к пронзенным ребрам и рукам Искупителя.

    Христос воскрес, посеяв Надежду по всему миру до конца времен; надежду на то, что мы никогда не погибнем под бременем несправедливости, какой бы тяжелой она ни была, взвалившейся на наши слабые тела.

    Мы воскреснем, мы победим.

    Христос воскрес, посеяв надежду на Воскрешение, надежду на то, что наша жизнь не оканчивается здесь с ее мимолетными шестьюдесятью или семьюдесятью годами; что она продолжается в дальнейшем; что мы встретим наших самых близких, и что мы никогда не разлучимся с ними снова.

    Мы воскреснем во имя Христа и только через Христа, поскольку вне веры во Христа никто не воскреснет и не спасется».

    Прошедшие чрез сердце и душу размышления об этом счастье через муку христианина, получают развитие через новое чтение Посланий апостола Павла и дают возможность сделать необходимые выводы в отношении духовного пути, как собственного, так и легионерского движения:

    «Среда, 15 июня
    Когда я окончил чтение Евангелий, то понял, что нахожусь здесь, в тюрьме, по Воле Божьей; и несмотря на то, что я не являюсь виновным в чем-либо с юридической точки зрения, Он наказывал меня за мои грехи и проверял мою веру. Это успокаивало меня. Муки моей души охватил мир, подобно тому, как тихий вечер в деревне спускается на тревоги, волнения и ненависть мира. Когда люди, птицы, деревья и цветы, обработанная и вывороченная лезвием плуга земля отдыхают.

    Поскольку был очень сильно измучен.

    Чего только не перенесла моя бедная плоть! Не думаю, что когда-либо переживал столько страданий, как сейчас.

    Я не терял ни веры, ни любви, но на мгновение почувствовал, что нить надежды разорвалась.

    Замученный физически, как собака, моя одежда пропитана страданием (уже шестьдесят дней, как я сплю полностью одетым, на голых досках и этом тюфяке. Шестьдесят дней и шестьдесят ночей, как мои кости впитывают, подобно промокашке, сырость, что стекает по стенам и поднимается от пола).

    За шестьдесят дней я не обменялся и словом с кем-либо, потому что никому не позволяется говорить со мной. Кроме того, мое моральное достоинство было оскоблено обвинением в измене, я был объявлен лицом без гражданства, поскольку я не являюсь румыном либо по матери, либо по отцу, был осужден как враг государства, и поражен ударами с завязанными за спиной руками. Говорить правду без возможности защищаться.

    Мое сердце сжималось от мысли о страдании, унижениях, жестокости, которые переносят мои близкие, моя семья и мои товарищи, и я чувствовал, что одна из трех нитей, которые связывают христианина с Богом, разорвана ‒ Надежда! Все становится черным пред моим взором. Я ощущал удушье.

    Но мне удалось восстановить ее, эту нить, через ежедневную борьбу. Как? Благодаря чтению Евангелий. Дочитав их, я почувствовал, что снова обрел эти три нити, и что они ‒ совершенны: Вера, Надежда и Милосердие.

    А теперь, завершив чтение Посланий апостола Павла, я открыл здесь окончательные доказательства реальности Воскресения и могущества Нашего Господа, Иисуса Христа.

    Вот что поразило меня:
    1. Искренность и духовная чистота святого апостола;
    2. Его жизнь, всецело христианская и незапятнанная;
    3. Опасности и страдания, которые он претерпел ради Нашего Господа;4. Безмятежность, даже радость, с которыми он приветствовал такие страдания;
    5. Его сила, что к тому же ободряла других, так что они не проявляли слабость перед муками и преследованием;
    6. Его святая вдохновляющая любовь к его христианским братьям или его духовным сынам;
    7. Неодолимый, редко обнаруживаемый в апостолах, пыл веры, которая непрерывно проповедовала Иисуса Христа всем народам;
    8. Его великое знание и мудрость.

    Каждое послание он почти всегда начинает со слов: «Я, узник, нахожусь в цепях из-за моей веры во Христа, Нашего Господа».

    Затем, обращается к Тимофею: «Постарайся прийти ко мне скоро» (2 Тим. 4:9). Он тоже, несомненно, желал увидеться с кем-то. «Когда пойдешь, принеси фелонь». Ему, так же, как и мне, было холодно.

    В итоге, если мы приступим к чтению Посланий, мы придем к следующим выводам:
    1. Что мы не добрые христиане, что мы далеки о того, чтобы быть таковыми. Очень далеки.
    2. Что мы христианизируемся внешне, но дехристианизируем наш внутренний мир.
    3. Что человечество переживало этот процесс дехристианизации все долгие столетия вплоть до нас, лишь с редкими прорывами в глубины. Поверхностная христианизация, похоже, в гораздо большей степени затронула человечество.
    4. Знаки нашей эпохи:
    Мы больше озабочены борьбой между собой и против других людей. И едва ли борьбой между заповедями Святого Духа и желаниями нашей земной природы.
    Мы заняты (и любим это) победами над другими людьми, а не победами над сатаной и грехом.
    Все великие люди вчера и сегодня, ‒ Наполеон, Муссолини, Гитлер и т. д., ‒ были заняты, прежде всего, этими победами.
    Легионерское движение является исключением, заботясь, хотя и недостаточно, о христианской победе в человеке ради его спасения.
    Все же недостаточно!
    Огромная ответственность лежит на лидере.
    Он не должен тешить свои войска земными победами, не готовя их в той же мере к решающей борьбе, из которой душа каждого может выйти увенчанной либо вечной победой, либо тотальным поражением.
    5. Наконец, отсутствие ‒ по крайней мере, в нашей стране, ‒ священнической элиты, которая могла бы поддерживать священный огонь ранних христиан. Отсутствие школы усовершенствования и глубокой христианской нравственности».

    Очень надеюсь, что приведенная обширная выписка заставит многих прикоснуться к живому опыту подлинного христианина.

    Какие же выводы, на мой взгляд, надо сделать нам из этого опыта.

    В чём упрекал себя и в чём видел недостаток легионерского движения Кодряну в многократной степени приложимо к сегодняшнему национальному движению русскому. Оно несопоставимо не только по масштабу, но и по духовным силам, и по способности к самопожертвованию не только с тем, которым его желал бы видеть накануне смерти его лидер, но и с тем, что существовало в реальности. Русский народ теперь часто упрекают в неспособности к самоорганизации. Но, если вдуматься, в основе этой неспособности лежит эгоизм людей, нежелание идти на жертвы.

    Не буду повторять мыслей из своей прежней статьи о необходимости для русского человека переориентации его целей с внешних на внутренние. Пусть об этом скажет Капитанул. Правда, здесь у русского человека может возникнуть непонимание в силу терминологической путаницы. Под экуменической идеей мы мыслим сегодня одно. Для него она имела другое значение: «Экуменическая идея – это идея общества, как жизненное единство, живой организм, как совместная жизнь не только с нашим народом, но и с Богом и нашими мертвыми. Осуществление подобной идеи в виде действенного опыта есть средоточие нашего движения; политика, партия, культура и прочее для нас являются лишь следствиями и ответвлениями. Мы должны воскресить эту центральную реальность и тем самым обновить румына, что позволит в дальнейшем возродить также нацию и государство».

    Таков истинный порядок и возрождения России. Единство с Богом и людьми, живущими и умершими, осуществляется в молитвенном подвиге при содействии добродетели. Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи. Казалось бы, это дело духовенства, Церкви. Да, конечно, Церкви. Но Кодряну и легионеры ‒ члены и притом самые преданные члены Православной Церкви. Ответ Кодряну: «В целом мы стремимся оживить в форме национального сознания и живого переживания то, что в религии слишком часто оказывается мумифицированным традиционализмом сонливого духовенства». О таком же традиционализме св. Николай Сербский писал, что он часто закрывает от человека живого Христа.

    Сколько раз мне приходилось видеть в рядах национальных организаций людей, не считающих своей обязанностью следовать закону Христову в личной жизни и высокопарно рассуждающих о возрождении Отечества!

    Воссоздать обновить преобразить русского человека, начиная с себя самого - вот главная задача русского национального движения, взявшего примером румынских легионеров, раз к этому не способно «сонливое духовенство» в своём целом. В рядах Легиона было немало священников, и именно они обезпечивали снисхождение на легионеров Божией благодати и помощи. Но Церковь как поместная целая структура участия в этом не принимала и даже устами патриарха Мирона отреклась и предала легионеров.

    Такое же положение и у нас сегодня. Но повод ли это для уныния? Разве сотни тысяч легионеров не нашли себе пастырей в маленькой Румынии? Пора осуществить призыв об объединении вокруг стойких и непричастных мiровому злу священников, невзирая на их юрисдикционную разобщённость, действующих, конечно, в каноническом поле. Жажда духовного роста и, как следствие, такого роста реальное переживание встречи с личностью Христа, должна определять настрой жизни русского националиста-имперца. Всё остальное и, в первую очередь, борьба за лучшую судьбу Отечества имеет смысл только этапа на этом пути.

    В организационном плане ещё раз скажу, что особенно важна и пригодна для нас идея гнезда.

    Призываю: прочтём, осмыслим и сделаем вывод не в уме только, но в сердце, переменимся, если хотим достичь спасения Отечества и себя. Сейчас впереди у нас последние дни Страстной седмицы и радость Воскресения Христова. Для перемены себя и встречи с живым Христом ‒ это самое удобное время.

    Священник Георгий Титов (Барнаул)

     

    Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/250932681
    Категория: - Аналитика | Просмотров: 132 | Добавил: Elena17 | Теги: георгий титов, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 987

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru