Русская Стратегия


"Итак, на очереди главная задача - укрепить низы. В них вся сила страны. Будут здоровы и крепки у государства, поверьте, и слова русского правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед всем миром. Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа - вот девиз для нас всех, русских!" (П.А. Столыпин)

Категории раздела

- Новости [2816]
- Аналитика [1972]
- Разное [301]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Апрель 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Статистика


Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Апрель » 6 » С.Х. Карпенков. Лукавый символ власти
    02:05
    С.Х. Карпенков. Лукавый символ власти

    При очередной встрече Сергей Корнеевич продолжил начатый прошлый раз рассказ:

    – Под ласковыми лучами солнца в тёплую летнюю погоду очень быстро набирали силу и тяжелели житные колосья. К концу июля они полностью налились. Их бледно-зеленоватая окраска незаметно исчезала, и вместо неё чудесным образом всё отчётливее стал проявлялся нежно-золотистый цвет – явный признак того, что жито полностью созрело и готово к жатве. В те далёкие годы жито жали серпами. Комбайнов, обещанных партийными вожаками, тогда не было, хотя и прошло почти полвека после большевицкого переворота семнадцатого года. И ещё долго после насильственной, сплошной коллективизации они не появлялись на колхозных полях, широко раскинувшихся на узких земельных полосках, когда-то принадлежавших крестьянам. Поэтому деревенские женщины-труженицы во время жатвы каждый день, как только спадала утренняя роса, выходили в колхозное поле жать жито. Сжатое жито они вязали в снопы и складывали в небольшие копны.

    Жать жито серпом – работа изнурительная и очень тяжёлая. Жнице приходилось нагибаться почти до самой земли, чтобы левой рукой захватить упругие стебли созревшего жита, сколько их вмещалось между изогнутым внутрь большим пальцем и прижимающими остальными, а затем острым серпом в правой руке подрезать снизу захваченный пучок житных стеблей. Первый пучок скручивался, и на него поперёк клались следующие пучки до тех пор, пока не набирался сноп, который связывался скрученным пучком, или соломенным жгутом. И такая несложная операция, но требующая большого практического опыта и сноровки, повторялась для каждого пучка жита и затем для каждого снопа. При этом жница в светлом лёгком одеянии низко кланялась кормилице-земле, чтобы сначала сжать жито, а потом связать его в снопы. До боли в спине и ломоты в суставах, а иногда до кровавых мозолей на руках, доводила жатва даже опытную жницу, привыкшую к тяжёлому земному труду. Иногда не спасала и трудовая крестьянская закалка – случалось, что жницы умирали во время жатвы. Так умирала моя бабушка по отцу, не дожив и сорока лет. Прямо в поле, когда жатва завершалась, со снопом и серпом в руках она, потеряв сознание, упала на землю, и смерть её настигла на крестьянской подводе по дороге к дому, которая оказалась последней в её нелёгкой жизни...

    Особенно большие трудности испытывали молодые, неопытные жницы, впервые выходившие в поле жатвы. Конечно же, нелегко было и опытным жницам, не первый год жавшим жито. Но несмотря на все земные тяготы, во время жатвы никто не унывал, никто не роптал и не жаловался, а работали все в поле до темна каждый день, пока не заканчивалась жатва. И так было многие десятилетия, когда жница жала жито сначала на поле барском, а потом на своём, и затем ещё долго продолжалась такая нелёгкая работа после октябрьского переворота семнадцатого года только с той разницей, что поле было не барским, а колхозным, тоже чужим, за исключением собственной узкой полосы, которая не каждый год засевалась житом или пшеницей...

    – Тяжёлый земной труд крестьянки можно назвать не только благородный, но и героическим! – прервал рассказ своего коллеги Иван Савельевич.

    – Вне всякого сомнения, все крестьянки-жницы во время летней страды совершали трудовой подвиг. И такой подвиг всегда ценили в народе, воспевая его в песнях и в забавных, весёлых частушках. А в советское время партийные властители пошли ещё дальше – не ограничившись тем, что везде и всюду, в каждом городе и в каждом посёлке ставили монументы-истуканы «гениальным вождям», умершим и жившим, разрешили возводить незатейливые памятники простой крестьянке, женщине-труженице со снопом жита либо с серпом в руке.

    – Почётное место сельской труженице с серпом в руке, вознесённым над головой, нашлось на высоком пьедестале огромного памятника рядом с рабочим с высоко поднятым молотом.

    – Многие знают, что это – фундаментальный монумент, скульптора Веры Мухиной «Рабочий и колхозница». Он был создан для советского павильона на Всемирной выставке в Париже в 1937 году. Потом его перевезли в Москву. Со временем этот памятник, исполненный в металле, стал разрушаться, и в 2009 году после реставрации его опять установили на прежнем месте, вблизи северного входа Выставки достижений народного хозяйства.

    – Этот великолепный памятник монументального искусства в виде динамичной скульптурной пары человеческих фигур с серпом и молотом, устремлённых в «светлое будущее», отражает идеал и символ советской эпохи, как это задумывалось и было принято считать в период длительного «строительства развернутого социализма, переходящего в стадию коммунизма».

    – Мне кажется, – продолжил Сергей Корнеевич, – безусловно высокое художественное и архитектурное мастерство скульптурного воплощения мнимого советского идеала, не вызывает сомнений не только у простых людей, ценящих красоту и изящество, но и у профессионалов, самых строгих ценителей монументального искусства.

    – С этим нельзя не согласиться. Но глубокое противоречие с реальной жизнью заключается вовсе не в красоте и не в изяществе этого памятника, а совсем в другом – сам идеал советской эпохи оказался не только мнимым, но и лицемерным, и лживым. С подачей партийных мифотворцев совсем недавно считалось, что скульптурные фигуры монументального памятника олицетворяют собой хозяев советской земли – рабочего класса и колхозного крестьянства. И в этот красивый, но лукавый миф многие люди верили, хотя на самом деле в тоталитарную советскую эпоху безраздельно властвовали партийные вожаки и бюрократы разных уровней и мастей, а вовсе не рабочие, трудившиеся на заводах и фабриках, и вовсе не крестьяне, добывавшие в поте лица хлеб насущный.

    – Об этом в советское время знали все благочестивые и здравомыслящие люди: и те, кто стоял у станка и получал за свою работу гроши, которых едва хватало на самое скромное пропитание и проживание, и десятки миллионов крестьян, которые пахали и сеяли, косили и жали, но за свой нелёгкий труд получали не хлеб и не деньги, а пресловутые палочки. Однако не хотела знать об этом огромная армия зажравшихся нахлебников: партийных вожаков, их служак и прихлебателей, – прильнувших к дармовой кормушке.

    – Глядя на памятник «Рабочий и колхозница», можно порассуждать и о другой его символике. Может быть, этих тружеников города и села объединяет вовсе не мнимый идеал советской власти, а труд и взаимная любовь, скрепляющие супружеские пары, которые всегда при любых обстоятельствах и даже в невзгодах стремились и стремятся быть вместе и которые очень часто изображались в произведениях разных жанров и видов художественного искусства и литературы?

    – Скульптурная пара мужчины и женщины, искусно выполненная в металле, никак не подходит на роль верных, неразлучных супругов, так как их труд хоть и благородный, но совсем разный: рабочий работал и работает за станком, а крестьянка-колхозница трудилась в поле; разделяло их и расстояние: рабочие жили и живут в городах и посёлках, а колхозницы жили в деревнях и сёлах. Поэтому в действительности супружеские пары рабочего и колхозницы, разделённые местом работы и образом жизни, были большой редкостью.

    – Супружеские пары скрепляют не серп и не молот, а взаимная любовь и верность. И об этом свидетельствуют благоверные Пётр и Феврония, своими земными трудами и духовным подвигом явившими народу пример счастливого брака и благополучной семьи. О них до сих пор сохраняется память народная, и в их честь был учреждён народно-православный праздник семьи, любви и верности. Однако об этих благочестивых людях в советское время не принято было говорить и им не воздвигли памятники, подобные монументу «Рабочий и колхозница».

    – Можно однозначно и безошибочно утверждать, – продолжил Иван Савельевич, – что скульптурную пару «Рабочий и колхозница» никак не объединяет орудия труда – серп и молот, как бы высоко не возносили их к небесам по замыслу скульптора. Тем не менее серп и молот по задумке партийных «мудрецов» считался эмблемой страны советов, символом советской власти. Возводя на пьедестал почёта тружеников села и города соответственно с серпом и молотом в руках и прикрываясь лживым лозунгами диктатуры пролетариата и власти народа, партийные властители и их прихлебатели всеми средствами удерживали власть, которую они лицемерно считали народной.

    – Я хорошо помню, как в советское время говорили о другом символе серпа и молота. Как правило, говорили шёпотом в кругу самых близких людей: серп и молот – это смерть и голод. По-видимому, такую истинную оценку эмблеме советской власти давали здравомыслящие и дальновидные люди сразу же после октябрьского переворота и незаконного захвата власти большевиками-самозванцами. За такую справедливую оценку советской власти, считавшуюся «контрреволюционной пропагандой», можно было поплатиться жизнью, либо угодить в тюрьму на многие годы. Прикрываясь мирными орудиями труда – серпом и молотом, большевики, а затем и их последователи-партийцы, преследовали вовсе не мирные цели, а совсем другое – путём кровавых репрессий, массовых расстрелов и лишения свободы они многие десятилетия удерживали власть в своих руках, обагрённых кровью. Очевидно, ни серп, которым жнут жито, и ни молот, которым «куют счастия мечи» не повинны в трагической судьбе русского и братских народов, а та многочисленная армия партийных «властителей», вооружённых «единственно верной теорией», которые вместе с внесудебными карателями и палачами уничтожала и лишала свободы многие миллионы трудолюбивых и благочестивых людей и которые привела сначала к чудовищной разрухе, нищете и голоду, а потом и к падению диктаторского коммунистического режима.

    – С падением тоталитарного партийного режима из государственного флага исчез и символ советской власти – золочёные серп и молот вместе с пятиконечной звездой окончательно и бесповоротно унесло попутным ветром в утопичное светлое будущее, которое навсегда останется в отечественной истории и в памяти народной и будет передаваться грядущим поколениям.

    – Всё возвращается на круги своя. Достоянием отечественной и мировой истории стал ещё один символ советской власти – государственный флаг, побагровевший от неиссякаемого потока пролитой крови десятков миллионов жертв, невинно убиенных. Под этим же кроваво-красным флагом гораздо большее число жертв оказалось на обочине тернистой дороги, усеянной костями народными и ведущей в мнимое светлое будущее.

    – Вместо кроваво-красного флага появился трехцветный флаг с белой, синей и красной полосами, который веками был символом великой России. Можно сказать и по-другому, государственный флаг России долгие десятилетия возрождался в муках и страданиях в огне и буре суровой советской действительности.

    – Что же означают цвета российского флага? – спросил Сергей Корнеевич, посмотрев на свои часы.

    – Какой-нибудь официальной трактовки цветов этого флага до сих пор нет. Но известны разные толкования сочетания трёх цветов и каждого из них. В одном из них бело-синий-красный флаг олицетворяет единство трёх братских восточнославянских народов. В православной России до октябрьского переворота белый цвет символизировал свободу, синий – Богородицу, а красный – державность. С древнейших времен на Руси белый цвет означал благородство и откровенность, синий – верность, честность, безупречность и целомудрие, а красный – мужество, смелость, великодушие и любовь.

    – Вне всякого сомнения, если бы все названные высокие духовно-нравственные ценности, обозначенные в государственной символике, привились на почве народной, то возрождающаяся Россия превратилась бы в великую, сильную и могущественную, какой она была долгие столетия до победы дьявола власти и демона зла на бескрайних российских просторах.

    Увлёкшиеся своей беседой собеседники не заметили, как быстро пролетело время. Было без четверти двенадцать. И они решили продолжить разговор о печальных колосках в следующий раз, предварительно созвонившись по телефону.

    Библиографические ссылки

    Карпенков С.Х. Незабытое прошлое. М.: Директ-Медиа, 2015. – 483 с.

    Карпенков С.Х. Воробьёвы кручи. М.: Директ-Медиа, 2015. – 443 с.

    Карпенков С.Х. Экология: учебник в 2-х кн. Кн. 1 – 431 с. Кн. 2 – 521 с. М.: Директ-Медиа, 2017.

    Степан Харланович Карпенков

    Категория: - Разное | Просмотров: 135 | Добавил: Elena17 | Теги: россия без большевизма, степан карпенков, преступления большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 935

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru