Русская Стратегия


"Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьёт час, он соберёт свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу." (И.А. Ильин)

Категории раздела

- Новости [2927]
- Аналитика [2125]
- Разное [365]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Май 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Статистика


Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Май » 8 » В.П. ПОЛЧАНИНОВА
    23:41
    В.П. ПОЛЧАНИНОВА

    Валентина Петровна Полчанинова, ур. Наумова родилась в деревне Гнилки Островского района Петроградской области 1 мая 1923 г. в семье зажиточных крестьян. Её брат Миша родился там же 7 ноября 1919 г. Один из Наумовых вступил в Белую армию и ушёл с Белыми в Эстонию. Дед Никифор Наумович, вспоминая его и Белых, всегда говорил «Они там не спят». В 1922 г. Отца Вали Петра Никифоровича взяли в Красную армию, где он заболел туберкулёзом и был отпущен домой. Скончался в августе 1923 г. Прадед Наум был в Гнилках церковным старостой. От него и пошла фамилия Наумовы.

    Гнилки, до большевиков были погостом. Там была церковь св.св. Флора и Лавра, дом для священника и церковных служащих и дом помещика Исакова, который там жил пока его не сослали. Его дом разрушили. Валя дружила с Аликом Колюбаевым. Семью сослали, дом сожгли. Там же жили и родители главного псковского ветеринара Владимира Матвеевича Григорьева. В двухэтажном доме жил учитель Трофимов. И он, и его жена пели в церковном хоре. Она солировала «Господи помилуй» - «птичка». До революции, и в первые годы советской власти, на престольный праздник устраивались ярмарки. Церковь взорвали немцы в 1944 г. когда там проходил фронт, так как она служила для пристрелки красной артиллерии. В Гнилках одно время проживала бывшая монахиня Мария Ивановна. Последнего священника звали о.Алексей. Его хотели арестовать, и он одно время скрывался у Наумовых во Пскове.

    Мать Анна Сидоровна (Исидоровна) ур. Григорьева родилась в 1895 г. в селе Ларино где тоже была церковь. Фамилия Ларина, для Пушкинской Татьяны происходит от этой деревни. Родители окончили приходские школы и были людьми культурными, много читали и имели небольшие библиотечки.

    Примерно в 1928 г. началась на Псковщине коллективизация. Вначале предлагалось добровольно вступать в колхозы, но, не встретив сочувствия, большевики стали силой загонять крестьян в колхоз и отобрать коров и лошадей. Председателем колхоза назначили бедняка, лентяя и пьяницу Илью Фёдорова, который, не имея авторитета, опирался только на чекистов. У Наумовых отобрали не только скот, но и разобрали пол избы на брёвна и отобрали почти всё, включая одежду. Колхоз был назван «Красный берег».

    Кулаками или мироедами до начала коллективизации называли крестьян скупавших у других крестьян по-дешовке продукты и продававших их с прибылью для себя торговцам, дававшие крестьянам деньги в заём под большие проценты или для своих предприятий (мельницы, маслобойки) пользовавшиеся наёмным трудом. Одновременно с насильственной коллективизацией началось так называемое «раскулачивание», аресты и ограбление более трудолюбивых и зажиточных крестьян, навешивая им ярлыки кулаков.

    На собрании дед не удержался и покрыл большевиков матом, переволновался и, вернувшись домой, умер от разрыва сердца до того как его арестовали. Семью решили выслать на Соловки, но Анна Сидоровна, показав документ о службе мужа в Красной армии, добилась отмены решения. В том году Трофимова с семьей и многих других односельчан сослали в Среднюю Азию в спецпоселения, где были ужасные жизненные условия.

    В 1930 г. Валя поступила в школу. В Гнилках школы уже не было и дети из Гнилок ходили в школу в Янки. Там было поместье с большим фруктовым садом.

    Господь смилостивился, или, как говорили люди «не было бы счастья, да несчастье помогло». Валя случайно проткнула спицей ухо и её с матерью и братом отправили на лечение в Псков.

    Колхозники, как некогда крепостные, не имели на руках паспортов, но Анне Сидоровне в 1933 г. дали паспорт, чтобы она в Пскове получила временную прописку для лечения дочки. Лечение затянулось, надо было возобновить прописку и тут в милиции по ошибке поставили печать о постоянной прописке. Можно было не возвращаться, бросив имущество, которое забрал колхоз, вернее его председатель.

    Пока Анна Сидоровна была в Гнилках, она была членом Двадцатки, т.е. тех двадцати жителей, которые брали на себя уплату церковного налога. Налог ежегодно повышался, и Двадцатка не смогла его платить. Тогда большевики, примерно в 1934 г. закрыли церковь, а председатель колхоза взял иконы, разрубиа их на щепки, бросил в уборную. Господь его наказал, сын взорвался на найденном в лесу снаряде, а дочь заболела сифилисом.

    До 1935 г. было запрещено устраивать ёлки, но в Гнилках для детей из близких к церкви семей ёлки устраивались и дети знали, что об этом никому говорить нельзя. Валя участвовала на таких ёлках. Однажды она, когда ей было уже лет 12, приехав в Гнилки к друзьям на Рождество, собрала ребят, смастерила звезду и пошла Христа славить. Многие боялись пустить к себе христославов, но те, которые пускали, были счастливы, и угощали ребят, чем могли. Дети знали, что они идут на риск, но рискнули. Слава Богу, никто не донёс.

    Училась Валя в известной в Пскове Железнодорожной школе, которая была в ведении железной дороги и проверялась железнодорожным НКВД. Заведующим школой был беспартийный педагог, и пионервожатая не очень старалась заниматься политграмотой. Среди преподавателей были верующие. На Пасху ребята приносили крашеные яйца. Был комсомол, но в школе не было коммунистического духа. Валя была классным старостой и первой ученицей. Получала похвальные грамоты и в награду книжки – сочинения Ленина и речи Сталина. Однажды было объявлено, что первый ученик получит путёвку в Артек и в том году, первой ученицей объявили дочь партийца. Правда Валя как вторая, получила отрезок материи. Но это было слабым утешением.

    В мае 1941 г. Валя окончила десятилетку и получила аттестат зрелости, 22 июня началась война, а 9 июля немцы заняли Псков. Днём раньше было объявлено, чтобы все покинули город. Наумовы остались дома. У них была курица. На дворе была куча зерна. Мать выпустила курицу во двор, та поклевала зерно и тут же сдохла. Люди, которые хотели уйти, далеко не ушли. Немецкие танки их опередили и заставили вернуться. Начались грабежи. Люди приходили во двор набрать себе зерна, но мать Вали сидела и всех предупреждала, показывая на дохлую курицу.

    Валя получила работу переводчицы в Ветеринарной лечебнице. Ветеринары лечили пленных, снабжали партизан лекарствами и прятали бежавших в свинюшнике. Однажды, услышав хрюканье, немецкие солдаты хоти взломать дверь. Если бы они её взломали и увидели там пленных, то расстреляли бы и пленных, и тех, кто их укрывал. Валя выскочила и закричала на солдат, пригрозив им, что пожалуется крупному немецкому начальнику, которому давала уроки русского языка. Солдаты ушли, а начальник выдал удостоверение с печатью и подписью, что свинюшник находится под защитой комендатуры.

    Летом 1943 г. Православная миссия стала устраивать доклады для молодежи в большой комнате на втором этаже колокольни и Валя посещала эти собрания. В конце 1943 г. мы женились. В январе 1944 г. началось отступление немцев, и была объявлена всеобщая эвакуация. Одни покидали Псков добровольно, других немцы насильно сажали в поезд и отправляли в Ригу, где эвакуированных поселили в пустых домах бывшего гетто. Для эвакуированных я устроил библиотеку, и Валя получила работу библиотекарши.

    Летом 1944 г., при приближении Красной армии, мы покинули Ригу и оказались в Вене. В Вене 8 сентября 1944 г. у нас родилась дочь Людмила. Я работал в русской фирме с немецким название «Эрбауер». При приближении Красной армии вся фирма двинулась вглубь Германии, в Тюрингию, в городок Нидерзахсверфен, но и там мы долго не остались, американцы, договорились о передаче Тюрингии большевикам, и пришлось снова уходить. В 1945 г. в Американской зоне, около Касселя мы обосновались в ДиПи лагере Менхегоф.

    Там Валя работала в издательстве «Посев». Это она на восковках сделала все рисунки и все буквы для букваря, составленного учителем Клезовичем. Для детей букварь на пишущей машинке был бы непригодным. Я в это время работал с юными разведчиками и одновременно служил в Имке (УМСА).

    В начале 1949 г. в Менхегоф прибыла комиссия для записи желающих ехать в Бразилию. Мы записалась, но по доносу на меня, нас сняли с транспорта. Бог миловал. Мне бы в Бразилии пришлось очень трудно. Имка меня сразу приняла обратно на работу и отправила в Ганау. В конце 1949 г. лагерь Ганау был ликвидирован, и нас отправили в Фельдмохинг около Мюнхена в лагерь Шлейсгейм. Там мы пробыли до своего отъезда в 1951 г. через Бремен в США. Обосновались мы в той части Бруклина, которая неофициально называлась Русским Иерусалимом и располагалась частично в Ист-Нью-Йорке и частично в Бронзвилле. Там были русскоговорящие евреи даже в третьем поколении, русские и поляки. На Пенсильвании авеню была русская церковь Американской метрополии и небольшая РПЦЗ в помещении бывшего магазина, где настоятелем был о.Александр Скляров. При американской церкви была школа, где преподавали по-английски Закон Божий внукам старожилов, а у о.А.Склярова школа с преподаванием по-русски. Я предложил свои услуги, и тогда был создан старший класс, в котором Валя преподавала русский язык, а я родиноведение. Приход увеличивался за счёт приезжавших из Германии и вскоре купил дом на Ван Сиклен авеню. В школе увеличилось количество классов и преподавателей. Мы там преподавали, а Валя ещё и пела в хоре до 1969 г. когда мы переехали в Нью-Хайд-Парк.

    Валю вскоре пригласил о.Николай Котар петь и преподавать в церковной школе во Флашинге. Там наша дочь Мила ставила со школьниками постановки, делая для них и костюмы и декорации. Так было пока наш младший сын Володя не окончил своё русское образование. Было нелегко ездить автобусом с двумя пересадками.

    Потом Валя начала преподавать в церковной школе в Си-Клиффе пока она не закрылась, а Мила сделала несколько школьных постановок.

    В июле 1978 Валя с регентом Петром Липко и его женой посетила Ново-Архангельск (ныне Ситка), Кодьяк, где сохранился домик Баранова (ныне музей) и другие места Русской Америки (ныне Аляска), где всё ещё русский дух и Русью пахнет.

    В 1989 г. мы с Валей поехали как туристы в Югославию. За две недели мы объехали полстраны от Белграда до Любляны, а потом ещё неделю провели в моём Сараеве.

    В 1992 г. мы поехали с Валей и Милой в Россию. Там мы провели неделю в нашем Пскове, ездив в Печёры, Изборск, Михайловское и Гнилки. Там от большого погоста осталось только 2 – 3 избы и кладбище, и Валя, приехав в Гнилки, не сразу поняла, где она. Из Пскова мы поехали в Сиверскую, где я прочитал несколько лекций на курсе для начальников отрядов юных разведчиков и оттуда в Скт.-Петербург, Царское Село (ныне Пушкин), Петергоф (ныне Петродворецк) и Павловск и через Москву вернулись в США.

    На второй день Рождества, 8 января 1995 г. у Вали был лёгкий удар, поколебавший её здоровье. Можно сказать, что с этого всё и началось. Она перестала преподавать в церковной школе и перестала петь в хоре. Физическое состояние сказывалось и на душевном.

    Вале хотелось преподавать, и она три года давала частные уроки Майе Колумбус, пока та не уехала в конце 2001 г. в университет в Вашингтон и её младшей сестре Александре до августа 2003 г. Валя стала жаловаться на здоровье и отказалась от уроков. Болезнь усиливалась и в 2011 г. Валя должна была переехать в старческий дом в Ново-Дивееве (Nanuet, NY). Заболев воспалением лёгких, Валю отправили в госпиталь в Наяк, а потом в Nursing Home, где она и скончалась 17 августа 2013 г. Похоронена 20 августа на второй день Преображения на кладбище в нашем русском некрополе в Ново-Дивееве.

    Дети: Людмила, Михаил и Владимир. Внуки Георгий (сын Людмилы), Николай (сын Михаила). Правнучки Сюзана и Виктория (дочки Николая).

    Р.В. Полчанинов

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 111 | Добавил: Elena17 | Теги: россия без большевизма, ростислав полчанинов, вторая мировая война
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1022

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru