Русская Стратегия


"…Нельзя любить и нельзя гордиться тем, что считаешь дурным. Стало быть, национализм предполагает полноту хороших качеств или тех, что кажутся хорошими. Национализм есть то редкое состояние, когда народ примиряется с самим собой, входит полное согласие, в равновесие своего духа и в гармоническое удовлетворение самим собой…" (М.О. Меньшиков)

Категории раздела

- Новости [2972]
- Аналитика [2183]
- Разное [415]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Июль » 2 » Е.В. Семёнова. Что значит быть с народом?
    04:46
    Е.В. Семёнова. Что значит быть с народом?

    Белое Движение нередко упрекают в некоей оторванности от народа. Упрекают в оном и современных его последователей. Нельзя сказать, что упрёк этот вовсе не имеет под собой оснований, однако обычно он носит весьма поверхностный характер. Попробуем разобрать проблему, рассмотрев различные её аспекты.

    «Оторванным» от народа историческое Белое Движение не могло быть хотя бы потому, что включало в себя решительно все слои населения России, в т.ч. рабочих и крестьян. Другое дело, что в годину, когда масса нашего народа оказалась охвачена смутой, когда немалая часть русских людей, совлекая с себя образ Божий, примкнула к большевикам, а ещё большая норовила «схорониться», «пересидеть» лихое время, а нередко и поживиться на нём, Белые провозглашали вечные идеалы – Веры и Верности, Любви к Отечеству, Чести. Нам скажут, что не все Белые следовали им… Да, увы, не все умели беречь в чистоте Белое Знамя, и это было одной из причин поражения. Однако, как ни парадоксально, не в отступничестве ли от идеалов преодолевался «отрыв» от народа? Равенство в бесчестии, в разнуздании низменных инстинктов достигается несравненно проще, нежели в Чести и Верности…

    Большевики оказались в определённый исторический момент ближе к народу, нежели Белые, говорят нам… Но за счёт чего? За счёт провозглашённого права не бесчестье, великого соблазна захватить чужое. За счёт максимального понижения нравственной и интеллектуальной планки – фактической дебилизации населения путём пропагандистской работы и созданием примитивной псевдокультуры. За счёт великой лжи – народ поманили землёй, хорошей жизнью и прочими благами. Так была достигнута близость… Когда одни зовут к Подвигу во имя Веры и Отечества, а другие призывают грабить награбленное, то такое несовершенное существо, как человек, скорее откликнется на второй призыв. А ведь был ещё возведённый в систему, ставший основой советской власти террор. Можно сколько угодно говорить, что белые тоже зверствовали, но вы никогда не найдёте ни одного документа белых правительств, который бы возводил террор в государственную систему, и призывов «поощрять энергию и массовидность террора» от лидеров Белых никогда не звучало и не могло звучать. Эксцессы гражданской войны – трагическая, страшная, позорная неизбежность. Но белого террора не существовало в природе. Не существовало и института заложников, и насильственного призыва (под угрозой расстрела). Белые оставались в добровольных «тисках» общечеловеческих ценностей, норм цивилизованного общества, принципов, совести. В этом и был их «отрыв»… Да не от народа. А от той, пусть даже и большой его части, которую не уничтожили, не запугали большевики, но которая сама, соблазнившись правом на бесчестье, отступив от Бога и Отечества, пошла за Бога и Отечества самыми страшными врагами. Стоит ли сожалеть о таком «отрыве»? Навряд ли. С ним мы потерпели поражение материальное, но не будь его потерпели бы поражение куда более тяжёлое и непоправимое – моральное.

    Когда мы говорим о народе – близости к нему или, напротив, отрыве – мы, прежде всего, должны понять для себя, а что, собственно, подразумеваем мы под словом «народ»? Вообще всё население России? Вообще всех русских, рассеянных по миру? Вообще всех русских, а также тех, кто к таковым себя причисляет? Вариантов не так мало… А.И. Солженицын отвечал на этот вопрос так: «Народ  –  это   не   все,  говорящие  на нашем  языке, но и не избранцы, отмеченные огненным знаком гения. Не по рождению, не по труду своих рук и не по крыльям своей образованности отбираются люди в  народ. А – по душе. Душу же выковывает себе каждый сам, год от году. Надо стараться закалить, отгранить себе такую душу, чтобы стать человеком. И через то – крупицей своего народа. С такою душой человек обычно не преуспевает в жизни, в должностях, в богатстве. И вот почему народ преимущественно располагается не на верхах общества».

    Понятие «народ», трактовка оного ещё и в известной степени ситуативно. Нередко вспоминают бессмертные слова А.А. Ахматовой: «Я была тогда с моим народом…» Что значит быть со своим народом?

    Возьмём простой пример. Война. Враг пришёл на мою землю и стал убивать моих людей. В этом случае я не вторгаюсь в высокие материи и трактовки. Ибо убивают моих людей, из которых слагается мой народ. А если убивают моих людей, значит, убивают и меня. Потому что невозможно русскому мыслить себя в отрыве от своих единокровных в бедственную годину. И раз так, раз убивают и меня, то я поднимаюсь на защиту – с оружием ли в руках, в госпиталях ли, или же пером – это уж кому как приведётся. Это и значит «быть со своим народом». Делить его тяготы и скорби, принимать их в себя, жить ими.

    Ещё один пример. Мой народ подвергают геноциду. Путём ли прямых репрессий или же более тонко – «шоковыми терапиями» - не суть важно. Моих людей бросают на произвол судьбы в некогда «братских» республиках, отрекаются от них, предают, оставляют на расправу. Это значит, что отрекаются и предают на расправу меня, подвергают геноциду меня. И никогда я не позволю себе оправдать геноцид словом «зато» («индустриализацию провели… войну выиграли…»). И никогда не оправдаю я предательства высокоподлым словом «геополитика». Есть мой народ, хорош он или плох, значения не имеет. Это мой народ. А есть его предатели и палачи. И я всегда буду с моим народом – преданным и умученным, а не с теми, кто предавал и мучил, и не с теми, кто предательство и мучительство оправдывает, предавая тем самым народ и принимая сторону предателей и мучителей. И это тоже значит «быть со своим народом».

    «…там где мой народ к несчастью был», - так заканчивается цитата Ахматовой. Анна Андреевна была со своим народом в очередях у «Крестов». Ольга Берггольц была со своим народом в блокадном Ленинграде. Голос Берггольц был голосом всего Ленинграда… А устами Ахматовой кричал, как писала она сама, стомиллионный народ. Это и значит «быть с народом». Не отрекаясь в самые страшные часы от него, все круги ада деля с ним.

    Круги ада, но не падение, не отступничество, не растление. Ведь народ наш – это отнюдь не «Богоносец». Это определение часто ошибочно приписывают Достоевскому, забывая, что принадлежит оно персонажу «Бесов» Шатову, который почерпнул его от главного беса – Ставрогина… Народ наш может быть и Сергием Преподобным, и Стенькой Разиным. И что же, быть нам со стеньками да емельками, чтобы «не отрываться»? Никак. Презирать ли, отрекаться от них? Никак. Преподобномученица Великая Княгиня Елизавета Фёдоровна писала после революции: «Господни пути являются тайной, и это поистине великий дар, что мы не можем знать всего будущего, которое уготовано для нас. Вся наша страна раскромсана на маленькие кусочки. Всё, что было собрано веками, уничтожено, и нашим собственным народом, который я люблю всем моим сердцем. Действительно, они морально больны и слепы, чтобы не видеть, куда мы идём. И сердце болит, но я не испытываю горечи. Можешь ли ты критиковать или осудить человека, который находится в бреду, безумного? Ты только можешь жалеть его и жаждешь найти для него хороших попечителей, которые могли бы уберечь его от разгрома всего и от убийства тех, кто на его пути». «Народ – дитя, - говорила Великая Княгиня, - он не повинен в происходящем… он введён в заблуждение врагами России». Народ – дитя. Дитя, куда бы ни заносило его, чем бы ни было оно больно, должно любить. Но не впадать при этом в детство самим. Не заболевать самим.

    Народ в иные периоды истории может отчаянно предаваться бесчестью, обращаться толпой и даже бандой, может выталкивать на Олимп князей из грязи, может требовать освобождения варрав, может побивать камнями праведных и распинать Христа… И в этом никак невозможно «быть с народом».

    На заре прошлого века, да и в конце позапрошлого у нашей интеллигенции был некий культ народа. Знатные господа навроде Льва Толстого опрощались сами и призывали к тому других. Затем «народничество» настигло армию и флот. Там иные г-да офицеры тоже стали заигрывать с народом в лице солдат и матросов… Те в итоге в лучшем случае посылали их непечатно и презирали, а в худшем отправляли «в расход».

    Я скажу, быть может, пафосную банальность, но быть мы должны единственно лишь с Богом. Мы должны беречь наши святыни, наши идеалы, завещанные нам нашими предшественниками. Наши знамёна. Не кичась этим и не превознося самих себя, ибо кичливость и самопревозношение чуждо и православному духу, и подлинному благородству. Но и не позволяя ни на дюйм снизить планку, дабы сойти за «своих». Делать, что должно, и говорить, что есть, чураясь искательства и «страха ради…». И если оторвёмся мы в том от народа, то что ж поделать. Ведь «распни, распни» также кричал некогда жестоковыйный народ, обращённый в толпу. Стало быть, иногда лучше быть не с народом, но с тем, кому уготовано распятье… И в этом отношении лучшим примером служит нам и Преподобномученица Великая Княгиня Елизавета Фёдоровна, и другие мученики нашего кошмарного ХХ века.

    Елена Семёнова

    Русская Стратегия

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 134 | Добавил: Elena17 | Теги: белое движение, Елена Семенова, белый взгляд, россия без большевизма
    Всего комментариев: 2
    avatar
    1
    Их сила

    Коль собака лает – 
    За тобой пришли.
    – Открывай, хозяин, 
    Мы из бедноты! 

    Нам твово не надо, 
    Всё сдадим во власть. 
    Отправят всех работать, 
    Так жизнь нам удалась! 

    В поле, вблизи стройки, 
    Уж барак стоит. 
    Там будет нам и свадьба, 
    Там и аппендицит! 

    Выросли без Бога, 
    «Вот те хрест!» 
    Широка дорога 
    Из безбожных мест!

    Посмертный культ личности. Стучать на тот свет. //
    avatar
    2
    Белого террора не было? Это весьма смелое заявление, с учётом того, что стороны приложили максимум усилий для расчеловечивания противника. 

    Что же касается монархизма, то не знаю, как в это вписывается корниловский конституционный проект, единогласно поддержанный остальными белыми генералами:

    1.Восстановление прав гражданства: все граждане равны перед законом без различия пола и национальности, уничтожение классовых привилегий, сохранение неприкосновенности личности и жилища, свобода передвижений, местожительства и проч.

    2.Восстановление в полном объеме свободы слова и печати.

    3.Восстановление свободы промышленности и торговли, отмена национализации частных финансовых предприятий.

    4.Восстановление права собственности.

    5.Восстановление Русской Армии на началах подлинной военной дисциплины. Армия должна формироваться на добровольческих началах (по принципу английской армии), без комитетов, комиссаров и выборных должностей.

    6.Полное исполнение всех принятых Россией союзных обязательств международных договоров. Война должна быть доведена до конца в тесном единении с нашими союзниками. Мир должен быть заключен всеобщий и почетный на демократических принципах, т.е. с правом на самоопределение порабощенных народов.

    7.В России вводится всеобщее обязательное начальное образование с широкой местной автономией школы.

    8.Сорванное большевиками Учредительное Собрание должно быть созвано вновь. Выборы в Учредительное Собрание должны быть произведены свободно, без всякого давления на народную волю и во всей стране. Личность народных избранников священна и неприкосновенна.

    9.Правительство, созданное по программе ген. Корнилова, ответственно в своих действиях только перед Учредительным Собранием, коему она и передаст всю полноту государственно-законодательной власти. Учредительное Собрание, как единственный хозяин Земли Русской, должно выработать основные законы русской конституции и окончательно сконструировать государственный строй.

    10.Церковь должна получить полную автономию в делах религии. Государственная опека над делами религии устраняется. Свобода вероисповеданий осуществляется в полной мере.

    11.Сложный аграрный вопрос представляется на разрешение Учредительного Собрания. До разработки последним в окончательной форме земельного вопроса и издания соответствующих законов, всякого рода захватно-анархические действия граждан признаются недопустимыми.

    12.Все граждане равны перед судом. Смертная казнь остается в силе, но применяется только в случаях тягчайших государственных преступлений.

    13.За рабочими сохраняются все политико-экономические завоевания революции в области нормировки труда, свободы рабочих союзов, собраний и стачек, за исключением насильственной социализации предприятий и рабочего контроля, ведущего к гибели отечественной промышленности.

    14.Генерал Корнилов признает за отдельными народностями, входящими в состав России, право на широкую местную автономию, при условии, однако, сохранения государственного единства. Польша, Украина и Финляндия, образовавшиеся в отдельные национально-государственные единицы, должны быть широко поддержаны Правительством России в их стремлениях к государственному возрождению, дабы этим еще более спаять вечный и нерушимый союз братских народов.

    Генерал Корнилов

    Ростов-на-Дону, январь 1918 г.

    ТО есть, ни ретроградами, ни монархистами отцы-основатели белого движения не были.

    Относительно же белого террора, которого, как мы знаем, тоже не было. Как расценить зверства лахтарей финских в захваченных селениях Карелии, особенно Ребольской, Поросоозёрской волости, в Видлицком и Повенецком уездах, где людей как раз по этническому признаку уничтожали? Как расценивать уничтожение дутовцами деревни Меглиус со всеми её жителями? Как расценивать сожжение больницы в селе Сахарное, где лежали, помимо красноармейцев, ещё и гражданские? 700 человек заживо сгорело. Туда же - разорение Александров-Гая, где людей с невероятной жестокостью убивали, вырывая из тел куски мяса. Да и на Юге белые отнюдь не были "белыми и пушистыми", что подтверждается воспоминаниями Деникина о виселицах и расправах в станицах ти хуторах во время похода на Екатеринодар, в результате чего горожане откровенно враждебно воспринимали белых, и только неопытность Автономова позволила участникам похода выйти из окружения и сохранить силы для последующих военных действий. Да-да, Деникин писал о том, что акты насилия и грабежа были отнюдь не частными случаями, и что многим было всё равно, за кого воевать: грабить дозволялось в любой армии.
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1055

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru