Web Analytics


Русская Стратегия


"Не нынешнему государству служить, а — Отечеству. Отечество — это то, что произвело всех нас. Оно — повыше, повыше всяческих преходящих конституций. В каком бы надломе ни пребывала сейчас многообразная жизнь России — у нас ещё есть время остояться и быть достойным нашего нестираемого 1100-летнего прошлого. Оно — достояние десятков поколений, прежде нас и после нас. И — не станем же тем поколением, которое всех их предаст." А.И. Солженицын

Категории раздела

- Новости [3306]
- Аналитика [2472]
- Разное [621]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Статистика


Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Декабрь » 5 » В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт. БАРОН А.А. ФОН КРЮДЕНЕР-СТРУВЕ
    06:00
    В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт. БАРОН А.А. ФОН КРЮДЕНЕР-СТРУВЕ

        Идея о возможном военном и политическом сотрудничестве между русскими и немцами, возникла не на пустом месте и обрела конкретные черты именно в Прибалтике. Свою лепту в попытку создания такового альянса, внёс и барон А.А. фон Крюденер-Струве, общественный деятель, политик, предприниматель. Его имя несколько раз упоминается в книге генерал-майора князя П.М. Бермондта-Авалова «В борьбе с большевизмом».

        В апреле 1919 г.  генерал П.М. Бермондт-Авалов предложил сенатору Бельгарду образовать под его главенством из русских политических, административных и общественных деятелей партию.  Сенатор ответил, что и в его планы входило  создание подобной группы, которая должна была послужить основанием к объединению русского и германского обществ. При этом сенатор добавил, что, по  его мнению, эта партия должна открыто взять германское направление, признав его в настоящий момент наиболее выгодным для России и затем, невзирая на все препятствия и независимо от действий Антанты, проводить это направление в жизнь, имея в виду в последствии как конечный результат начинаемой работы союз России и Германии.

       В состав этой группы, пишет далее генерал, по нашей просьбе были намечены: член Государственной  думы барон Крюденер-Струве, сенатор Туган-Барановский, член Государственной думы Люц, киевский предводитель дворянства Безак, крупный помещик юга России Эдуард Фальц-Фейн, князь Кропоткин и другие. (сс. 124-125)

       Вероятно,  генерал был хорошо знаком с сенатором А.В. Бельгардом, а тот, в свою очередь, мог представить ему своего знакомого – барон фон Крюденер-Струве. Дело в том, что обе фамилии были внесены в Матрикуды германо-балтийского рыцарства. Оба были правоведами. И хотя будущий сенатор учился тремя годами раньше барона, они могли  познакомиться  и в стенах училища правоведения в Петербурге.

       Эта кандидатура будущего участника переговоров между русской и германской стороной считалась вполне подходящей.

       Родившийся в 1864 г. Александр Амандович, или, Александр-Михаэль, происходил из семьи ост-зейцев,  или германо-балтийской семьи. Неформально в России этнические немцы, или, как их позднее стали называть в Третьем рейхе, фольксдойчи, делились на три группы, весьма существенно различавшиеся между собой.

       Первым  сортом, условно говоря, считались ост-зейцы. Причём в массовом сознании, все они воспринимались русскими людьми, как дворяне, и, с баронским титулом. В действительности, далеко не все немцы, жившие в Прибалтике были дворянами, а тем более, баронами. Они вели свои Матрикулы, куда скрупулезно заносились фамилии будь то новых поколений уже существующих родов ост-зейского рыцарства, так и новые фамилии, выслужившие дворянство. Поэтому  после 1721 г. в этих списках встречаются и русские фамилии. Вероятно, чтобы сохранить свою идентичность, в конце XVIII столетия в эти родословные книги новые дворянские фамилии          перестали записывать.

        Второй сорт, это немцы, проживавшие  в больших городах Российской империи. Они  служили на самых различных поприщах, военных и гражданских. Их в большей степени, чем две другие группы затронул процесс ассимиляции. Рано или поздно, но они вступали в смешанные браки. Немецкий язык в быту вытеснялся русским. Со временем эти немцы, точнее их потомки, переходили из католической или протестантской веры в православие.

       Третий сорт, крестьяне-колонисты. Они расселились компактными группами в разных регионах. В первую очередь назовём Поволжье. Затем Крым, Украину, Кавказ, Сибирь. Контакты со своими соседями – русскими крестьянами, были ограничены. У соседей, немцы колонисты вызывали уважение за их порядок, аккуратность, трудолюбие, но эти чувства порой граничили с завистью.

       В отличие от двух последних групп, ост-зейские немцы не теряли определённой духовной связи со своей исторической родиной. Зачастую, та или иная семья, или, правильнее сказать род, имевший  общего предка, в силу причин геополитического характера проживала на территории Российской империи – прибалтийские губернии, в Швеции, которая когда-то этими землями владела, и в Германской империи, откуда в эпоху средневековья отправлялись рыцари и ландскнехты на завоевание Ост-зейского края.

       В ряде случаев российские немцы, в первую очередь ост-зейцы, склонны были рассматривать себя как некий мост, или связующее звено между Россией и Германией, полагая, что будущее Европы зависит от того, насколько хорошими будут отношения между русским и германским народами. Естественно они не одобряли складывавшийся в конце XIX столетия русско-французский альянс, который в конечном итоге  трансформировался в Сердечное согласие, а именно так звучит Антанта по-русски. Причём сближение России с Францией, а потом и с Британией, вызывало настороженность не только у части российских немцев, но и исконных русских. Подобные настроение выражает полковник Махин в романе С.С. Залыгина «После бури». Он специально ездил в Европу, дабы своими глазами увидеть места будущих сражений, в которых русские, плечом к плечу с тевтонами, будут громить французские и британские полки.

        Что же касается будущего участника драматических событий в Прибалтике, то он воспитывался в престижном столичном Императорском Училище Правоведения. Но, оставив его, уехал в Германию, где проучившись три года,  получил диплом инженера-механика. Выбор профессии не был случайным. В будущем ему предстояло взять на себя руководство Коломенским паровозостроительным заводом, который основали отчим и его брат. Ещё проживая и работая в подмосковной Коломне, он  участвовал в дворянских выборах по Москве  и Коломне, участвовал в работе земских организаций. Следовательно, у него был интерес и способности к общественной и политической деятельности.

        Когда в России была разрешена деятельность политических партий, то барон вступил в партию октябристов. От этой партии он дважды избирался в Государственную думу от курии землевладельцев.

        Разумеется, как подданный русского царя он не мог выражать своё истинное отношение к вступлению России в войну на стороне Британии и Франции. Тем более, что завод пришлось переводить на военные рельсы. А по ходу войны, военные  заказы увеличивались.

        Поскольку он был человеком сугубо штатским, то принять участие в вооружённой борьбе  не мог. Можно лишь  предположить, что спустя некоторое время после захвата власти большевиками и подписания т.н. Брестского мира, барон выехал из Петрограда в Эстонию, оккупированную германскими войсками. Поздней    осенью 1918 г. он приехал в Псков, в котором русские офицеры приступили к формированию Северного корпуса при поддержке германского военного командования. Как писал генерал Бермондт-Авалов -

     

       Только накануне катастрофы, то есть 25 ноября, германцы согласились наконец передать гражданское управление русским властям, и потому, командующий корпусом назначил члена Государственной думы барона А.А. Крюденер-Струве губернатором армейского района. (с. 54)

     

      В это время к окраинам Пскова подошли части Красной армии. Завязались перестрелки.

     

       Начальник штаба Северного корпуса ротмистр Розенберг покидал город Псков через реку Великую. Немецкие военные согласились на лодках, бывших в их распоряжении перевозить через реку поровну русских и немцев. (с. 64)

    Команда ротмистра Розенберга насчитывала 40 человек.

    Рота немцев отбила наступление красных и выиграла время на эвакуацию – организованный отход.

      

     

       Начальник штаба вместе с только что назначенным губернатором области бароном Крюденер-Струве, полковником бароном Вольфом, двумя офицерами и четыремя добровольцами, переправился на другой берег и там хотел снова собрать команду. Однако чины команды, переправившиеся ранее, несмотря на приказания сбора всех, сей час же разбрелись в разные стороны, и там, кроме германцев, никого не оказалось.

       Тогда вышеуказанные лица решили  двинуться пешком на гор. Изборск, куда они и прибыли около 1 часу ночи. От Изборска ещё функционировала железная дорога, а потому  там они сели в воинский эшелон, который в 3 часа ночи, под обстрелом местных большевистских банд, отошёл в направлении на гор. Верро-Валк-Ригу.

       Прибыв на другой день, 27 ноября в 5 часов вечера в гор. Валк, начальник штаба, оставил своих спутников, пожелавших ехать дальше в гор. Ригу, решил остаться в гор. Валк (сс. 64-65)

       Думается, что этот эпизод рисует нам барона фон Крюденер-Струве как человека не робкого десятка.

       Весной 1919 г. барон фон Крюденер-Струве находился в Курляндии, где формировались русские и латышские воинские части. И здесь же продолжали оставаться германские части под командованием генерала графа Р. фон дер Гольца.

       Генерал Бермондт-Авалов упоминает совещание у св. князя Ливена в Митаве, на которое среди прочих были приглашены: барон Крюденер-Струве, сенатор Бельгард, ротмистры фон Розенберг и Гершельман, полковники Соболевский и Вырголич. (с. 129)

       Весной 1919 г. св. кн. А.П. Ливен приезжал из Курляндии в Берлин. Там он познакомился с первыми лицами русской колонии, включая в первую очередь военных и политиков. В их числе был и сенатор А.В. Бельгард. После переговоров были проведены два совещания в центральной гостинице Берлина. В результате была создана русская организация, которая должна была оказывать помощь русским антисоветским формированиям в Прибалтике, в первую очередь в Курляндии. Одной из задач была отправка русских военнопленных из лагерей на территории Германии в Курляндию, в отряд св. кн. Ливена. Во главе вербовочного бюро встал сенатор Бельгард. Вероятно тогда же в Берлине побывал и барон фон Крюденер-Струве, с целью установления контактов с германскими политическими и военными кругами.

       Само собой  для дальнейшей борьбы против большевиков необходимы были деньги, люди, оружие. В условиях Прибалтики того времени, эту помощь могли оказать немцы. В первую очередь людьми. К моменту капитуляции кайзеровской Германии в лагерях на её территории находились сотни тысяч русских военнопленных. К тем, кто попал в плен в ходе Великой войны 1914 – 1918 гг. добавились сотни, а может и тысячи русских офицеров, чинов добровольческих формирований, которые разрешил формировать в последние месяцы своего правления гетман Украинской державы П.П. Скоропадский. В ходе эвакуации германских войск с территории Украины, они были вывезены немцами, поскольку им угрожала смерть от рук или петлюровских самостийников, или от рук большевиков.

       В дальнейшем барон убыл из Курляндии в расположение СЗА. В августе 1919 г. не задолго до занятия Пскова  красными, командованием СЗА он был назначен псковским губернатором. Как долго занимал этот пост, не известно.  Территорию бывшей Российской империи он покинул в конце 1919 г. с отступающими частями СЗА. С 1920 г. он проживал в Германии. Его имя упоминает полковник А.С. Гершельман – «северо-западник», участник съезда русских монархистов в германском городе Бад-Рейхенгалле. В том же году барон кооптирован в совет «Русского монархического объединения» в Берлине членом  которого был в 1923-1925 гг.

        В 1926 г.  барон фон   Крюденер-Струве  приезжал в Париж, где участвовал в Зарубежном съезде русской эмиграции. Проживая в Берлине, он участвовал в общественной и культурной деятельности  русской диаспоры.

        После прихода к власти национал-социалистов, он оставался в Берлине. Покинув германскую столицу весной 1945 г.,  с потоками беженцев он двигался на запад. Капитуляция  Третьего рейха застала его во французской зоне оккупации. Там он легализовал своё пребывание в качестве представителя Русского Красного Креста и Красного Полумесяца. И, уже после окончания второй мировой войны, переехал во Францию, где и прожил оставшиеся годы. Последние годы он прожив в старческом доме в департаменте Уаза и Сена. Скончался в декабре 1953 г.

    В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт

    для Русской Стратегии

    http://rys-strategia.ru/

    Примечания:

    1. Бермондт-Авалов П.М. В борьбе с большевизмом, Окаянные дни, М, 2017, сс. 124-125.
    2. Бермондт-Авалов П.М., указ. соч., с. 54.
    3. Бермондт-Авалов П.М., указ. соч. сс.64-65.
    4. Бермондт-Авалов П.М., указ. соч.,  с. 64.
    5. Бермондт-Авалов, указ. соч., с. 129.
    6. Верная гвардия. Полковник А.С. Гершельман. Эмиграция. Первый монархический съезд в Рейхенгалле, 1921 год, сс. 509 и  661.
    Категория: - Разное | Просмотров: 62 | Добавил: Elena17 | Теги: сыны отечества, владимир чичерюкин-мейнгардт, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1238

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru