Web Analytics


Русская Стратегия


"За что можно и должно отдать жизнь, то и надо любить, тому и надо служить. Жить стоит только тем, за что стоит бороться насмерть и умереть: всё оставшееся малоценно или ничтожно. Всё, что не стоит смерти, не стоит и жизни." И.А. Ильин

Категории раздела

- Новости [3373]
- Аналитика [2550]
- Разное [654]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Статистика


Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Декабрь » 17 » Кого выберет Пенза? Стартовал второй тур голосования за имя аэропорта
    06:43
    Кого выберет Пенза? Стартовал второй тур голосования за имя аэропорта

    На сайте "Великие имена" https://xn--80adjaaqabpiqn.xn--p1ai/members  идет второй тур голосования по пяти аэропортам, где в первом туре не выявлен победитель по причине совпадения названий с другими аэропортами. Например, Петр I оказался победителем и в Воронеже, и в Петербурге, но его имя оставлено за Воронежем по причине большего числа полученных в первом туре голосов. Голосование 2-го тура продлится до 23 декабря. К оставшимся двойкам имен добавлено третье. Интересно, что вновь всплыло имя чекиста И. Папанина - на этот раз в Архангельске.

    Смею рекомендовать голосование:

    Санкт-Петербург - за святого благоверного князя Александра Невского, как за достойный и проходной вариант (добавленный Достоевский вряд ли пройдет).

    Москва, Внуково - за авиаконструктора Туполева.

    Архангельск - за Федора Абрамова, русского писателя-почвенника (соперник - экс-комендант Крымской ЧК Папанин).

    Пенза - за Александра Куприна, русского писателя-классика, в гражданскую войну - участника Белого Движения (его соперник - неистовый Виссарион, революционный демократ  и воинствующий атеист Белинский).

    Нижневартовск - затрудняюсь в выборе…

    Прошу обратить особое внимание на Пензу - там лидирует революционер Белинский и желательно переломить ход голосования. Писатель-классик Куприн пока на втором месте, и необходима мобилизация сил, чтобы добиться победы выдающегося писателя-патриота и белого воина.

    Кто он, Александр Куприн, помимо того, что он автор замечательных романов, повестей, рассказов, обогативших русскую словесность? Сайт «Офицеры РИА» приводит краткую справку о Куприне – военнослужащем Русской Армии. Родился 26 августа (7 сентября) 1870 г. в уездном г. Наровчат Пензенской губернии в семье чиновника, потомственного дворянина Ивана Ивановича Куприна. В 1880 г. поступил во Второй Московский кадетский корпус. В 1887 г. поступил в Александровское военное училище (Москва). Окончив его в 1890 г., в чине подпоручика был выпущен в 46-й пехотный Днепровский полк, стоявший в Проскурове Подольской губернии. В 1894 г. в чине поручика вышел в отставку. Русский писатель, автор романов и повестей «Поединок». «Гранатовый браслет», «Купол Святого Исаакия Далматского» (о воинах Армии Юденича), памфлетов о Горьком, Ленине и т.д.

    Во время Первой мировой войны был призван в чине поручика в Государственное ополчение.

    Во время Гражданской войны добровольцем поступил в Северо-Западную Армию. Чтобы этот период биографии писателя был понятней, приведем несколько отрывков из статьи, посвященной этой теме и опубликованной на сайте «Белая Россия» http://belrussia.ru/page-id-3067.html

    Горячо поддерживая освободительный порыв армии генерала Юденича, Куприн, как офицер запаса Русской Императорской армии пошёл в Северо-Западную Армию добровольцем. Вместе с генералом П.Н.Красновым Куприн редактировал армейскую газету "Приневский край".

    «Наша партия? Разве когда горит дом, когда буря треплет корабль или когда родного человека пожирает горячка - разве тогда дело в партийности? Спасение и оздоровление России, мирный труд под защитой твердого, самим же народом избранного правительства, счастье и довольство народа - вот наше стремление! Все для России - вот наш девиз!»

    В дни октябрьского наступления на красный Петроград, когда казалось, что осталось совсем чуть-чуть, и Белая армия, как освободительница, ворвется на улицы и площади бывшей российской столицы, газета призывала забыть во имя грядущей победы о партийных распрях и о личных властолюбивых стремлениях и амбициях. «Теперь нет и не может быть ни монархистов, ни социалистов-революционеров, ни кадетов, но должны быть только русские люди, спасающие Россию от большевиков... Долой себялюбие, долой личные и партийные счеты, Родина-мать зовет нас творить великое дело оздоровления и чистки своего дома».

    При отступлении СЗА Куприн записал: «Божество удачи отвернулось от самоотверженной горсточки железных людей, составлявших Северо-Западную Армию. Теперь уже не ошибкам полководцев и, подавно, не качеству армии, а лишь стихийному нагромождению ужасных событий можно было приписывать трагическую судьбу».

    Видя в борьбе с большевиками свой долг, он гордился службой в этой армии, смог бы — пошёл бы в строй, на позиции. Как дорогую реликвию в эмиграции он хранил полевые погоны поручика и трёхцветный угол на рукав, сшитый женой. После поражения, уже побывавший в тюрьме и в заложниках, он спасал себя и свою семью от террора. В 1919 Куприн с семьей эмигрировал. Диктатуру как форму власти писатель не принял, Советскую Россию называл Совдепией. Впоследствии, в "Куполе Святого Исаакия Далматского" А. И. Куприн писал: "Я пламенный бард Северо-Западной армии. Я никогда не устану удивляться её героизму и воспевать его".

    Покинув Соведпию, Александр Иванович Куприн жил в Париже, а в 1937 г., видимо, почуяв близкий конец земной жизни, вернулся в СССР, чтобы умереть на родине. Скончался 2 августа 1938 г. в Санкт-Петербурге (Ленинграде).

    А теперь о Виссарионе Белинском.

    Немного найдется в истории русской культуры личностей, столь рьяно и последовательно подготовлявших катастрофу 1917 года. Белинский отрицал русскую цивилизацию с ее принципами «Православие, Самодержавие, Народность», и раболепно преклонялся перед западом. Его суждения о русской государственности, Православии, русском народе поверхностны, самонадеянны и высокомерны. Настоящий представитель «малого народа» (по Шафаревичу).

    Ненависть Белинского к исторической России, Православной церкви и ее пастырям с наибольшей силой проявилась в печально знаменитом письме Гоголю, написанном в 1847 году, за год до смерти, за границей. Болезнь популярного в революционных кругах критика наложила отпечаток на его мировоззрение, его письмо к Гоголю переполнено желчью и ненавистью к русскому правительству, лояльной части общества, православному духовенству, в письме Белинский рисует выдуманный им русский народ, будто бы чуждый религиозности, и карикатурный образ русского священнослужителя. Приведу несколько цитат.

    К Николаю Гоголю (письмо явилось реакцией на книгу «Выбранные места из переписки с друзьями», проникнутую идеями консерватизма) критик обращается бесцеремонно и грубо:

    «Проповедник кнута, апостол невежества, поборник обскурантизма и мракобесия, панегирист татарских нравов - что Вы делаете?!! Взгляните себе под ноги: ведь Вы стоите над бездною…».

    А дальше пассажи про Святую Церковь, достойные разве что небезызвестного воинствующего безбожника Ярославского-Губельмана:

    «Что Вы подобное учение опираете на православную церковь - это я еще понимаю: она всегда была опорою кнута и угодницею деспотизма. Но Христа, Христа-то зачем Вы примешали тут?! Что Вы нашли общего между Ним и какою-нибудь, а тем более православною церковью?»

    «Церковь же явилась иерархией, стало быть, поборницей неравенства, льстецом власти, врагом и гонительницею братства между людьми, - чем продолжает быть до сих пор».

    «Неужели Вы, автор "Ревизора" и "Мертвых душ", неужели Вы искренно, от души, пропели гимн гнусному русскому духовенству, поставив его неизмеримо выше духовенства католического? Положим, Вы не знаете, что католическое духовенство было чем-то, между тем как православное духовенство никогда, ничем и нигде не было, кроме как слугою и рабом светской власти».

    Белинский, всю жизнь проживший в Петербурге и за границей, вращавшийся только в кругах себе подобных интеллигентов, судит с присущей ему спесью и самомнением о русском народе, упрекая Гоголя в незнании его психологии и души:

    «Но неужели и в самом деле Вы не знаете, что наше духовенство во всеобщем презрении у русского общества и русского народа? Про кого русский народ рассказывает похабные сказки? Про попа, попадью, попову дочку, попова работника. Кого русский народ называет: дурья порода, колуханы, жеребцы? - Попов. Не есть ли поп на Руси, ля всех русских, представитель обжорства, скупости, низкопоклонничества, бесстыдства?»

    Критик настолько распален, что в своих непристойностях пускается во все тяжкие, и я намеренно опускаю самые и пошлые и грязные выражения, адресованные русским пастырям в «письме к Гоголю».

    Достается в этом пасквиле и инакомыслящим, всем тем, кто не разделяет революционных воззрений нашего ура-западника. Как и Гоголь для него хорош, только когда пишет обличительные «Ревизора» и «Мертвых душ», так и у Пушкина заслуживают его похвал только те произведения, где он не жалует правительство, но стоит великому поэту ступить на стезю здравомыслия и патриотизма, как он тотчас попадает в немилость.

    «…Падает популярность великих поэтов, искренно или неискренно отдающих себя в услужение православию, самодержавию и народности. Разительный пример — Пушкин, которому стоило написать только два-три верноподданнических стихотворения и надеть камер-юнкерскую ливрею, чтобы вдруг лишиться народной любви».

    Ну, конечно, только Белинский знает, кто любим народом, а кто нет…

    Ответ Николая Васильевича Гоголя был сдержан и объективен.

    «С чего начать мой ответ на ваше письмо? Начну его с ваших же слов: «Опомнитесь, вы стоите на краю бездны!» Как далеко вы сбились с прямого пути, в каком вывороченном виде стали перед вами вещи! В каком грубом, невежественном смысле приняли вы мою книгу! Как вы ее истолковали!»

    Автор «Тараса Бульбы» пытается вразумить потерявшего чувство реальности Белинского:

    «Кто же, по-вашему, ближе и лучше может истолковать теперь Христа? Неужели нынешние коммунисты и социалисты, объясняющие, что Христос повелел отнимать имущества и грабить тех, которые нажили себе состояние?»

    Достаточно сравнить биографии обоих литераторов, чтобы понять, кто из них лучше знает русской народ, его душу и веру.

    «Что мне сказать вам, - пишет Гоголь, - на резкое замечание, будто русский мужик не склонен к религии и что, говоря о Боге, он чешет у себя другой рукой пониже спины, замечание, которое вы с такою самоуверенностью произносите, как будто век обращались с русским мужиком? Что тут говорить, когда так красноречиво говорят тысячи церквей и монастырей, покрывающих русскую землю. Они строятся не дарами богатых, но бедными лептами неимущих, тем самым народом, о котором вы говорите, что он с неуваженьем отзывается о Боге, и который делится последней копейкой с бедным и Богом, терпит горькую нужду, о которой знает каждый из нас, чтобы иметь возможность принести усердное подаяние Богу.

    Да и откуда Белинскому знать про народные чувства и думы?

    «Нет, Виссарион Григорьевич, нельзя судить о русском народе тому, кто прожил век в Петербурге, в занятьях легкими журнальными статейками и романами тех французских романистов, которые так пристрастны, что не хотят видеть, как из Евангелия исходит истина, и не замечают того, как уродливо и пошло изображена у них жизнь».

    Поверхностные представления, надерганные из сочинений французский утопистов, не могут заменить знания народной жизни. Гоголь словно предвидит то, к чему приведет торжество заблуждений и догм Белинского и ему подобных. В словах писателя-провидца ужу видятся и ленинский военный коммунизм и сталинское колхозное крепостничество.

    «Что для крестьян выгоднее: правление одного помещика, уже довольно образованного, который воспитался и в университете и который всё же, стало быть, уже многое должен чувствовать, или быть под управлением многих чиновников, менее образованных, корыстолюбивых и заботящихся о том только, чтобы нажиться? Да и много есть таких предметов, о которых следует каждому из нас подумать заблаговременно, прежде нежели с пылкостью невоздержного рыцаря и юноши толковать об освобождении, чтобы это освобожденье не было хуже рабства».

    Что мы знаем о Белинском? Только выхолощенные и однобокие суждения и оценки, включенные в школьные учебники еще при Сталине. Белинский был идолом для нескольких поколений революционеров от Нечаева до Ленина. Его взгляды близки и сегодняшним ненавистникам России, будь то марксисты-ленинцы или беспочвенные либералы. Сегодня именем неистового Виссариона в России назван город (бывший Чембар), около 500 улиц и площадей, бесчисленное количество библиотек, пароходов и проч.

    Надо ли продолжать?

    Станислав Смирнов

    для Русской Стратегии

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 209 | Добавил: Elena17 | Теги: станислав смирнов, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1282

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru