Web Analytics


Русская Стратегия


"Когда народ в силу тех или иных обстоятельств теряет ключ-шифр к пониманию религиозного смысла бытия, он встает на путь гибели." Л.И. Бородин

Категории раздела

- Новости [3523]
- Аналитика [2698]
- Разное [723]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Март 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2019 » Март » 16 » С.Х. Карпенков. Сила слова
    04:31
    С.Х. Карпенков. Сила слова

    В совсем недавнем прошлом, при партийном самовластии во всех учебниках для школьников и студентов для полного и наглядного отображения якобы мрачного времени властвования Императора Александра III (1845 – 1894) приводились разные аргументы и факты, показывающие неспособность государства решать насущные задачи простого народа. Да и сегодня во многих книгах, содержащих больше вымыслов авторов, чем фактов, и в разных источниках массовой информации повторяется то же самое, только с историческими и грамматическими ошибками. Современные научные исследования учёных, основанные на архивных материалах и документах, свидетельствуют совсем о другом – при царствовании Александра III великая Россия набирала силу и по многим показателям обогнала ведущие западные страны. Улучшалась жизнь крестьян, и они были заинтересованы в расширении своих хозяйств. Развивалась и наука, а её достижения использовались на практике. Строились дороги. Происходило нравственное оздоровление всей системы образования. Возводились православные храмы и церкви. Укреплялась государственность, и было меньше поводов и причин для злонамеренных поступков и действий. Повышалась ответственность чиновников всех рангов при исполнении служебных обязанностей. В таких благоприятных условиях набирало силу и процветало изобразительное искусство, и оно становилось ближе по духу к русскому народу. В частности, русские Тицианы, свои талантливые художники: В.А. Тропинин, А.Г. Венецианов, К.П. Брюллов А.Н. Иванов, И.К. Айвазовский, Крамской, В.Г. Перов, А.К. Саврасов, И.И. Шишкин И.Е. Репин, В.Д. Поленов, В.М. Васнецов, В.И. Суриков, В.А. Серов и другие – вывели русское изобразительное искусство на мировой уровень.

    Во второй половине девятнадцатого века, включая годы царствования Александра III, жили и творили замечательные русские писатели: Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, М.Е. Салтыков-Щедрин, Н.С. Лесков, И.А. Гончаров, Д.Н. Мамин-Сибиряк и другие.

    Если бы существовал «гнёт цензуры» при Александре III, как это преднамеренно и однозначно утверждалось партийными полуобразованными толкователями исторических событий, то Россия и весь мир не знали бы выдающихся произведений ни Льва Толстого, ни Антона Чехова, ни многих других классиков русской литературы. Цензура, как система государственного надзора за печатью и средствами массовой информации, всегда существовала в Российской империи, как и во всех цивилизованных государствах. Если цензура основана на нравственных принципах, то она спасает общество от духовного растления, а человека от всяких злонамеренных поступков и действий. Ведь любое слово, не только изречённое, но и написанное, имеет силу. Великое Слово, которое было в начале, призывает любить ближнего своего как самого себя. Всякое дьявольское слово порождает зло и ненависть, и разрушительно по своей сути. Можно завуалировать цензуру под благозвучным, но лукавым названием «социалистический реализм», как это было совсем недавно, но от такой безнравственной цензуры страдали талантливые писатели, стремившиеся своим словом выразить всю правду жизни, которая всегда, рано или поздно восторжествует, как бы её не прятали под разными предлогами. От такой цензуры, ради удержания власти партийцами-самозванцами, страдало и общество, когда говорили и писали с размахом об одном, а в жизни происходило всё по-другому, и когда вещали на всю необъятную страну о великих достижениях, которые на самом деле были не такими уж великими, а чаще всего весьма сомнительными.

    Несмотря на усиление правительственного надзора в последние десятилетия девятнадцатого века, русская литература оставалась ведущей и влиятельной сферой культурной жизни страны. Она развивалась в тесном взаимодействии со всей мировой литературой, выражая идеи, мысли и чаяния общества. Злободневными темами русских писателей были обличение существующих порядков, борьба с невежеством и грубостью, порицание общественных пороков и безнравственных поступков. В то же время некоторые писатели, не ограничиваясь острой обличительностью и порицанием, затрагивали общечеловеческие, философские и духовно-нравственные проблемы.

    Случалось и не раз, когда закрывались после неоднократных предупреждений некоторые журналы, представлявшие опасность для народа и законной государственной власти. При таких надзорных операциях никто не арестовывал, не сажал в тюрьмы и не ссылал ни редакторов, ни авторов крамольных статей, как это широко практиковалось при строительстве социализма на крови в отдельно взятой стране. Например, после закрытия журнала «Отечественные записки» авторы Н.К. Михайловский и В.Г. Короленко перешли в другой журнал «Русское богатство», который становился более популярным и фактическим центром легального народничества в Петербурге. В некоторых статьях этого журнала, обсуждались весьма острые вопросы, интересовавшие разных читателей. В частности, в нём логически, доказательно и небезуспешно обосновывался утопизм марксизма, служившего идейной основой «светлого будущего» для полуграмотных русских марксистов, едва научившихся читать по слогам. Народническую идею поддерживал и другой журнал – «Русская мысль», издававшийся в Москве В.М. Лавровым. После 1884 года в нём стали печатать свои произведения на разную тему В.Г. Короленко, В.М. Гаршин, А.Н. Плещеев, А.П. Чехов и позднее М. Горький. Либеральным органом печати был ежемесячный журнал «Вестник Европы», издававшийся в Петербурге М.М. Стасюлевичем. Опубликованные в нём статьи посвящались истории и политике. В этом журнале печатали свои произведения разных жанров известные русские писатели: И.С. Тургенев, И.А. Гончаров, А.Н. Островский, М.Е. Салтыков-Щедрин – и крупнейшие учёные: К.А. Тимирязев, И.М. Сеченов, И.И. Мечников, А.Ф. Кони и другие.

    В восьмидесятые годы девятнадцатого века в русской литературе наблюдался расцвет юмористического жанра с короткими рассказами о незавидной жизни мещан и обывателей, «поглощённых мелочами повседневного быта». На протяжении многих лет писатель Антон Чехов сотрудничал в юмористических журналах: «Стрекоза», «Осколки», «Будильник», «Зритель», «Свет и тени».

    Заметно возрастала сеть консервативных изданий, пользовавшихся поддержкой государственной власти. Главными газетами и журналами, выступавшими за сохранение существовавшего в то время общественного строя, были издания М.Н. Каткова – «Московские ведомости», «Русский вестник» и «Гражданин» В.П. Мещерского. Издатель М.Н. Катков, выдающийся русский публицист, сумев сохранить за собой возможность обращаться непосредственно к Императору Александру III, дарованную ему его предшественником на троне, неоднократно пользовался ею. Случалось, иногда он переступал границу, допустимую в отношениях с властями. Так, в опубликованных им статьях по внешней политике в 1887 году Александра III увидел прямое вмешательство в дела правительства. Только благодаря содействию К.П. Победоносцева, обер-прокурора Святейшего синода, весьма влиятельного и высокообразованного человека, Катков избежал наказания, получив дружеское словесное внушение через своего же ставленника Е.М. Феоктистова. Газета-журнал «Гражданин» Мещерского, не всегда занимала достойную позицию. В 1882 году она была полностью восстановлена при финансовой поддержке Императора Александра III, желавшего иметь в столице «настоящую консервативную газету» и пожаловавшего на её издание немалую сумму денег – 100 тысяч рублей. «Гражданин» боролся не только с революционными, но и с либеральными органами печати. С 1884 году В.П. Мещерский, стараясь как-то помочь царю, регулярно передавал через доверенных лиц особый рукописный «Дневник» с «мыслями, слухами, толками и сплетнями», которые не решался печатать на страницах «Гражданина» из-за цензурных ограничений.

    Набирала популярность весьма влиятельная газета «Новое время», в которой сотрудничали А.П. Чехов, В.П. Буренин, М.О. Меньшиков, В.В. Розанов. Весьма предприимчивый редактор этой газеты А.С. Суворин сделал очень важное дело для России – основал книжный магазин и издательство, занявшее ведущее место в русской книжной индустрии. Особого признания среди его многочисленных изданий заслужила его «Дешёвая библиотека», в которую входили более трёхсот наименований книг классических произведений отечественных и зарубежных писателей. Это способствовало распространению книг, доступных для широкого круга русских читателей.

    Центральное место в русской литературе во второй половине девятнадцатого века принадлежало творчеству Льва Николаевича Толстого (1828 – 1910), графа, русского писателя и мыслителя. Всему миру известны его произведения: «Война и мир», «Анна Каренина»,  «Воскресение», «Исповедь», «Власть тьмы», «Смерть Ивана Ильича», «Крейцерова соната» и другие. Все они написаны с высоким литературным мастерством и пронизаны идеей непротивления злу насилием и смирением личной гордыни.

    Произведения Льва Толстого не всегда с первого раза допускались к печати. По словам Е.М. Феоктистова, начальника главного управления по делам печати, «громадным своим талантом приобрёл он высокое положение в литературе, а между тем никто не производил столь растлевающего влияния на молодые умы проповедью, направленной против церкви и государства, против всех основ общественного устройства». Министр внутренних дел Д. А. Толстой обратился 1886 году к Александру III с просьбой заточить своего великого однофамильца в Суздальский монастырь. Император отклонил это предложение после заступничества тётки писателя, фрейлины А.А. Толстой.

    Много споров вызвала  весьма необычная по содержанию повесть «Крейцерова соната». Возникал непростой вопрос о целесообразности её публикации с позиций нравственности и пользы для читателей. В 1890 году Александр III сначала запретил издание этой повести, но затем, после обращения к нему графини Софьи Андреевны Толстой, он всё же разрешил включить её в собрание сочинений, заявив, «что он сам будет просматривать сочинения её мужа».

    Народная драма Льва Толстого «Власть тьмы», по мнению читателей и особенно его поклонников, стала великим проявлением его художественной силы: в тесные рамки правдивого воспроизведения русского крестьянского быта автор сумел вместить столько всего общечеловеческого, что драма долгое время пользовалась колоссальным успехом и была поставлена в театрах российских и многих стран мира.

     Лев Толстой, проповедовавший нравственное совершенствование человека, писал, что нередко мучился неразрешимыми вопросами: «Ну, хорошо, у тебя будет 6000 десятин в Самарской губернии – 300 голов лошадей, а потом?»; в сфере литературной: «Ну, хорошо, ты будешь славнее Гоголя, Пушкина, Шекспира, Мольера, всех писателей в мире, – ну и что ж!». Начиная думать о воспитании детей, он спрашивал себя: «зачем?»; рассуждая «о том, как народ может достигнуть благосостояния», он «вдруг говорил себе: а мне что за дело?».

    Лев Толстой, как писатель и мыслитель, в своих произведениях и в жизни мучительно искал ответ на главный вопрос: «Как жить?». Он искал причины социального неравенства. Граф Толстой, как опытный хозяин, в отличие от помещика Плюшкина, одного из главных героев поэмы Гоголя «Мёртвые души», содержал в образцовом порядке свое богатое и обширное хозяйство. Он стремился уйти из того круга обеспеченных, не знавших труда людей, к которым он принадлежал по рождению, и пытался заполнить свою жизнь трудом. Кроме основного занятия – написания литературных произведений, он учил крестьянских детей в открытой им школе, готовил для них учебники, помогал беднейшим крестьянам, пахал сохою землю, учился шить сапоги, сажал деревья, косил траву. В его рабочем кабинете под сводами, где он писал свои фундаментальные произведения, в углу стояла коса, а на стене висела лучковая пила – символы крестьянского труда. Лев Толстой считал, что простой труд облагораживает человека и оздоровляет его и физически, и духовно.

    Особый интерес представляют портреты Льва Толстого, написанные разными русскими художниками и раскрывающие духовный мир писателя, необычайно сложный и весьма загадочный. К ним относится и картина талантливого русского художника И.Е. Репина «Пахарь Л.Н.Толстой на пашне». На ней с большим художественным мастерством запечатлён образ писателя за усердной, земной работой, которую он очень любил и высоко ценил. И.Е. Репин вспоминал: «В один жаркий августовский день, в самую припеку, после завтрака Лев Николаевич собирался вспахать поле вдовы… Шесть часов, без отдыха, он бороздил сохой чёрную землю, то поднимаясь в гору, то спускаясь по отлогой местности к оврагу…».

    Известно множество оценок литературного творчества Льва Толстого, которые оставили потомкам выдающиеся зарубежные и русские писатели и признанные во всём мире философы. Французский писатель Андре Моруа, член Французской академии утверждал, что Лев Толстой – один из трёх величайших писателей за всю историю культуры наряду с Шекспиром и Бальзаком. Прославленный русский писатель и мыслитель Фёдор Достоевский в 1876 году говорил, что только Толстой блистает тем, что, кроме поэмы, «знает до мельчайшей точности (исторической и текущей) изображаемую действительность».

    Русский религиозный философ и писатель Василий Розанов писал: «Толстой – только литератор, но не пророк, не святой и потому его учение никого не окрыляет». Противниками и критиками религиозных взглядов Толстого были историк церкви, профессор Константин Победоносцев, русский философ Владимир Соловьёв, христианский философ Николай Бердяев. Обстоятельная полемика с учением Льва Толстого содержится в доскональном исследовании русского философа мирового уровня Ивана Ильина «О сопротивлении злу силою», впервые опубликованном в Берлине в 1925 году.

    В последние десятилетия девятнадцатого век в полной мере раскрылся талант ещё одного классика мировой литературы Антона Павловича Чехова (1860 – 1904), русского писателя, врача по профессии, почётного академика Императорской академии наук. За свою короткую жизнь в своих рассказах, новеллах и повестях он показал почти все стороны русской действительности того времени. Персонажи его рассказов «Хамелеон», «Унтер Пришибеев», «Человек в футляре» стали нарицательными в нашей повседневной жизни. Главные действующие лица в большинстве повествований Чехова – простые люди, разночинцы, интеллигенты. Писатель восставал против мира пошлости, духовной пустоты, равнодушия («Анна на шее», «Крыжовник», «Учитель словесности», «Ионыч»), мечтал о светлой и прекрасной жизни человека. Крылатое выражение Льва Толстого «Чехов – это Пушкин в прозе», пожалуй, наиболее весомо и точно характеризует творчество этого русского писателя.

    Достигло своей вершины и критическое творчество русского писателя М.Е. Салтыкова-Щедрина. Известны его произведения: «Современная идиллия», «Письма к тётеньке», «Мелочи жизни», «Пошехонская старина». Он утверждал: «Непременным предметом моей литературной деятельности – был протест против произвола, лганья, хищничества, предательства, пустомелия и т. д. Ройтесь, сколько хотите во всей массе мною написанной, – ручаюсь, ничего другого не найдёте». Критическая патетика присуща и произведениям В.Г. Короленко и Д.Н. Мамина-Сибиряка. Активный борец за справедливость и человеческие права Короленко создаёт свои яркие художественные произведения: «Сон Макара», «Слепой музыкант», «Павловские очерки», «Лес шумит», «Река играет» и другие.

    Во всю ширь раскрылось своеобразие творчества Мамина-Сибиряка. В своих произведениях: «Приваловские миллионы», «Горное гнездо», «Золото», «Дикое счастье» – он мастерски освещает новую для русской литературы тему развития производственных отношений на горнозаводском Урале. В очерках, рассказах и романах автор показал на фоне «царства огня и железа» колоритные судьбы «хозяев» жизни, магнатов, золотопромышленников, львиц местного общества и в то же время бесправие, темноту и угнетённость простых рабочих.

    Известный русский писатель Н.С. Лесков был верен, как он пишет в одном из писем, «святому влечению служить родине словом правды и истины». Он резко оценивал действительность в своих лучших произведениях: «Заметки неизвестного», «Полуночник», «Загон», «Зимний день», «Человек на часах»,  «Вдохновенные бродяги».

    Все произведения авторов: Лескова, Толстого, Чехова и других маститых или начинающих писателей, вне зависимости от их популярности, при решении вопроса целесообразности публикации походили через цензуру, процедуру обязательного надзора, которая доверялась людям воспитанным и образованным и готовым верой и правдой служить отечеству. В государственном надзоре за периодической печатью и изданием книг долгое время ключевую роль играл Константин Петрович Победоносцев (1827 – 1907), профессор Московского университета, занимавший высокий государственный пост обер-прокурора Святейшего синода. Император Александр III всегда с уважением относился к Константину Петровичу, когда-то преподававшему юному наследнику престола предмет законоведения, и полностью разделял его взгляды на то, что Россия не готова к демократии, конституции, свободе слова и печати. Они оба видели в оппозиционной журналистике источник неких зловредных сил. В апреле 1881 года Александр III писал: «Странно слушать умных людей, которые могут серьёзно говорить о представительном начале в России, точно заученные фразы, вычитанные ими из нашей паршивой журналистики и бюрократического либерализма». Эту мысль Императора можно продолжить словами русского поэта и историка Петра Вяземского: «Беда иной литературы заключается в том, что мыслящие люди не пишут, а пишущие не мыслят». Среди пишущей братии были скороспелые и журналисты, и писатели, пытавшиеся обогнать время. Они порождали и порождают словесный мусор, которым завалено всё информационное пространство, где очень трудно найти что-то полезное и нужное особенно в наше время, когда в интернет выкладывается всё, что в голову взбредёт. Про таких производителей информационного мусора русский писатель и поэт Владимир Солоухин говорил: «Раньше гусиными перьями писали вечные мысли, а теперь вечными перьями пишут гусиные мысли».

    Известный профессор Московского университета Б.Н. Чичерин в записке «Задачи нового царствования» трактовал свободу печати как предрассудок: «Свобода печати, главным образом, периодической, которая одна имеет политическое значение, необходима там, где есть политическая жизнь: без последней она превращается в пустую болтовню, которая умственно развращает общество… В России периодическая печать в огромном большинстве своих представителей явилась элементом разлагающим; она принесла русскому обществу не свет, а тьму».

    В 1882 году Александр III утвердил «Временные правила о печати», внесшие существенные изменения в цензурный надзор и действовавшие около четверти века. На основании их было образовано Совещание министров внутренних дел, народного просвещения, юстиции и обер-прокурора Синода, с приглашением руководителя ведомства, отвечавшего за решение поставленной задачи. Совещанию были переданы находящиеся на рассмотрении дела об окончательном запрещении периодических изданий или их приостановке.

    Редакциям газет и журналов, выходивших без предварительной цензуры, предписывалось сообщать по требованию Министерства внутренних дел фамилии авторов публикаций, помещённых под псевдонимами. Приостановление того или иного издания осуществлялось административным путём, без всякого вмешательства судебных инстанций.

    С 1883 года по предложению  К.П. Победоносцева на должность начальника Главного управления по делам печати вместо «благодушного и достаточно либерального для такого поста» князя Вяземского был назначен 54-летний Е.М. Феоктистов, опытный журналист. Это был человек тонкого ума, имевший вполне реальные представления о государственной власти. После окончания юридического факультета Московского университета, он сотрудничал в «Современнике» и «Московских ведомостях». Как журналист-профессионал, он был убеждён: «Печать – это великое благо, но оно может служить и источником великого зла, особенно у нас». Видимо, исходя из такого убеждения и понимания важной роли Победоносцева в государстве, Феоктистов поддерживал самые тесные связи с ним, просил указаний, сообщал о своих решениях по «обузданию» печати и нередко предоставлял проекты постановлений по тому или иному изданию с обещанием, что «всякое указание будет принято с величайшей благодарностью».

    Сам Феоктистов писал, что он всегда изумлялся, как у К.П. Победоносцева, писателя и историка, занимавшего высокий государственный пост обер-прокурора Святейшего синода, при чрезмерно большой его загруженности хватало времени на всё. Как «хватало времени читать не только распространённые, но и самые ничтожные газеты, следить в них не только за передовыми статьями или корреспонденциями, но даже (говорю без преувеличения) за объявлениями, подмечать такие мелочи, которые не заслуживали бы ни малейшего внимания. Беспрерывно я получал от него указания на распущенность нашей прессы, жалобы, что не принимается против неё достаточно энергичных мер». Помимо Победоносцева на Феоктистова серьёзное влияние оказывал и Катков, с которым его связывали многолетние личные отношения. Е.М. Феоктистов, занимавший важный государственный пост, регулярно информировал М.Н. Каткова о правительственных делах и проектах постановлений, был исправным посредником между ним и бюрократическим аппаратом. В то же время нельзя принижать роль и самого Феоктистова, по своему долгу отстаивающему государственные интересы. «Лично я, – признавался энергичный руководитель цензуры, – не могу жаловаться на графа Толстого. Он предоставлял мне полную свободу, одобряя все меры, которые я считал необходимыми, во всём соглашался со мною; он был, видимо, доволен, что нашёлся человек, который поставил себе задачей действовать твёрдо и последовательно».

    Первая действенная мера Е.М. Феоктистова заключалась в решении о прекращении в 1883 году издания трёх наиболее влиятельных либеральных газет: «Московского телеграфа», «Голоса» и «Страны», придерживавшихся «вредного направления» и изображавших «в самом ненавистном свете теперешнее положение дел». Всего при Александре III цензурой было закрыто 15 газет и журналов. Император, как правило, не вмешивался в дела государственного надзора, выражая своё мнение по тому или иному изданию короткими ремарками на полях документов.

    Тщательный цензурный надзор осуществлялся и за изданием книг. Всего за время с 1881 по 1894 год было запрещено 72 книги. За такой предшествующий период запрещению подверглось 86 книг. В числе запрещённых изданий при Александре III оказались произведения В.А. Бильбасова, С.А. Венгерова, В.А. Гиляровского, Н.С. Лескова и сочинения зарубежных авторов: В. Гюго, Э. Ренана, Г. Ибсена. На особый учёт из старых именитых писателей были взяты Лев Толстой и М.Е. Салтыков-Щедрин, из начинающих: А.П. Чехов, В.М. Гаршин и В.Г. Короленко.

    Большинство литературных произведений подвергалось запрету отнюдь не по политическим, а по духовно-нравственным мотивам: оскорбление чувств верующих, распространение непристойностей. Цензура, как  официальный надзорный орган,  не только охраняла нравственные устои, религиозные традиции и верования, но и выполняла функцию защиты государственных интересов. При Александре III в результате административного запрета или по иным причинам (главным образом финансового характера) закрывались неблагонадёжные газеты и журналы, но никто из их редакторов или авторов острых публикаций не арестовывался и не подвергался судебным преследованиям. Закрытие некоторых газет и журналов вовсе не означало, что в стране «заглох голос независимой печати», если выражаться современным языком. Появилось немало новых изданий, а многие старые продолжали издаваться.

    Да и духовного и культурного застоя в стране явно не наблюдалось. Продолжались регулярные службы в православных храмах и церквах. Работали театры, а в столичных городах периодически проходили художественные выставки картин русских художников.

    Многие тысячи книг ввозились из-за границы. Всего при Александре III не были допущены к обращению в России около 200 наименований заграничных книг. Среди них был, например, пресловутый «Капитал» Карла Маркса. Однако этот «архиважный» труд всё же тайно доставлялся в Россию отечественными вольнодумцами, бежавшими из России в поисках «светлого будущего» и призывавшими Русь к топору. И власти, и цензоры, знавшие об этом, не предпринимали каких-либо решительных мер. Возникает вопрос: неужели цензоры, воспитанные и образованные люди, усердно работавшие ради нравственной чистоты общества, не смогли разглядеть разрушительную силу марксизма? Можно предполагать, что «Капитал» не изымался с привлечением полиции по той причине, что была какая-то надежда, что и в нашем отечестве всё же найдутся здравомыслящие и дальновидные люди, которые, изучив досконально «теорию» марксизма, сами сделают вывод о его пагубном влиянии на русское общество. И такие высокообразованные и мудрые люди нашлись, и не один человек. Среди них был Иван Александрович Ильин, выдающийся русский философ, доказавший утопизм марксизма с его трагическими последствиями для русского народа с многомиллионными жертвами.

    Неуклонно росло число типографий, ежегодно увеличивалась номенклатура выпускаемой книжной продукции. В 1894 году перечень наименований изданных книг достиг почти 11 тысяч, а четырьмя годами ранее – около 8 тысяч. В том же году в России выходило 804 периодических издания на русском и других языках. Примерно шестую часть из них составляли государственные (казенные), а остальные принадлежали различным обществам и частным лицам. Выпускались разные по тематике газеты и журналы – общественно-политические, литературные, богословские, справочные, сатирические, научные и другие.

    Александр III вступил на престол власти в то неспокойное время, когда Россия уже подвергалась революционным потрясениям – ведь злодейское убийство его отца было следствием тех попыток перевернуть всё и вся, что предпринимали тогдашние обезумевшие революционеры без царя в голове. Он остановил кровавый террор – главную движущую силу революции и тем самым предотвратил трагические события,  которые позднее, в 1905 году вылилось на улицы городов России. Когда в России под напором наших «пламенных революционером» пали все ограничения и свобода превратилась в произвол, страна чуть было не сгорела в огне гражданской войны. Тогда государственная власть удерживала ситуацию под контролем, и в дальнейшем от великих потрясений спасал великую Россию Пётр Столыпин, глава правительства Российского государства. В 1917 году, после свержения Николая II, наследника царского престола, наводить общественный порядок было некому, и за несколько месяцев совершилась национальная катастрофа, повлекшая за собой многомиллионные жертвы русского народа.

    Александр III, находясь на самом высоком посту государственной власти, делал всё возможное, чтобы на русской земле в мирной и спокойной обстановке каждый занимался своим делом. Крестьяне растили хлеб насущный и были довольны своим трудом, рабочие трудились добросовестно на предприятиях. Русские учёные изобретали и делали научные открытия, а школьники и студенты прилежно учились. Русские художники создавали свои шедевры изобразительного искусства мирового масштаба. Русские писатели писали свои произведения, не уступающие зарубежным сочинениям, а цензоры следили за нравственной чистотой всего опубликованного. Русские поэты сочиняли стихи и вместе с композиторами создавали народные песни и романсы, которые пели и поют не только в России, но и во многих странах мира.

    Всероссийский Император Александр III, как настоящий русский богатырь, владевший уникальным искусством власти, выполнял определяющую и главную роль в спасении великой России от надвигавшихся великих потрясений.

     

    Библиографические ссылки

    Карпенков С.Х. Стратегия спасения. Из бездны большевизма к великой             России. М.: ООО «Традиция», 2018. – 416 с.

    Карпенков С.Х. Незабытое прошлое. М.: Директ-Медиа, 2015. – 483 с.    

    Карпенков С.Х. Воробьёвы кручи. М.: Директ-Медиа, 2015. – 443 с.

    Карпенков С.Х. Экология: учебник  в 2-х кн. Кн. 1 – 431 с. Кн. 2 – 521 с.                        М.: Директ-Медиа, 2017.

    Толмачёв Е.П. Александр III и его время. М. Терра, 2007.

    Степан Харланович Карпенков

    для Русской Стратегии

    http://rys-strategia.ru/


     

    Категория: - Разное | Просмотров: 120 | Добавил: Elena17 | Теги: россия без большевизма, александр третий, РПО им. Александра III, степан карпенков
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1358

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru