Web Analytics


Русская Стратегия

"Святая Русь. Это слово вышло из недр русского народа. Сам Господь его так назвал. И нельзя никому приписать это название - оно вышло из стихии, из сердца русского молящегося человека. Да, существует Святая Русь, и если она займёт больше места в России, тем скорее Россия снова вернётся в свой прекрасный удел на земле, когда она будет светлой страницей для всех народов." Митр. Виталий (Устинов)

Категории раздела

- Новости [3805]
- Аналитика [2898]
- Разное [892]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Апрель 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2019 » Апрель » 24 » История Первого Русского Великого Князя Константина Константиновича Кадетского Корпуса в Югославии (1920-1945). Ч.3.
    08:17
    История Первого Русского Великого Князя Константина Константиновича Кадетского Корпуса в Югославии (1920-1945). Ч.3.

    Корпус в Белой Церкви

        В 1929 году произошло объединение Русского и Крымского кадетских корпусов, утверждение названия «Первый Русский кадетский корпус» и перевод его из Сараево в гор. Белая Церковь, на востоке Сербии вблизи границы с Румынией. Корпус разместился в большом трехэтажном здании, внутреннее убранство которого можно представить по многочисленным сохранившимся фотографиям. Здесь кадетский корпус находился вплоть до 1944 года.
        Наиболее общее впечатление гостей корпуса от увиденного можно передать словами – «уголок России». Вероятно, это ощущение было таким же, какое пришлось испытать мне при посещении в январе 2013 года собора Александра Невского в Париже. Намоленный собор, где отпевали Шаляпина и Бунина, поразил меня не только множеством реликвий, не только красотой убранства, но и тем, практически непередаваемым ни мыслью, ни словом, но принимаемым душою чувством Родины. Это чувство – даже больше, чем кровное, они не определяется происхождением, генетикой, какими-либо еще материальными причинами. Оно – духовно в высшей степени этого слова.
        Да, чувства не передать, но рассказать о здании корпуса в Белой Церкви надо. Вот краткие выдержки из Шестой кадетской памятки 1940 года.

        «Стены полны фотографий, снимков с бывших в корпусе театральных постановок. Очень редкая коллекция снимков коронации Императора Николая II, обращает внимание икона-складень Св. Николая старинной работы. В парадном зале корпуса производит большое впечатление картина Кремля, талантливо исполненная кадетом Крымского корпуса Прутковым» (Илл. 8).

    Эта картина была написана на раздвижной деревянной стене, за которой был вход в храм кадетского корпуса – церковь Св. Равноапостольных Константина и Елены. Иконостас храма был выполнен кадетами Титовым и Прутковым (Илл. 9, 10).

    «В противоположном конце зала постоянная сцена, весь плафон ее расписан иллюстрациями русских сказок: «Жар-Птица», «Избушка на курьих ножках» работы кадета Крымского корпуса барона Корфа. Весь зал украшен по нашей традиции портретами наших Императоров, Короля (имеется в виду Александр I Карагеоргиевич), героев 1812 года, Шефа корпуса, генерала Врангеля».
    Кроме этого, потолочные арки зала были украшены выведенными славянской вязью девизами. Вот некоторые из них:
    «Помните, чье имя носите (девиз корпуса). Рассеяны, но не расторгнуты. Жизнь родине, честь никому. Один в поле – и тот воин. Храбрым бессмертие. Только та страна и сильна, которая свято чтит заветы родной старины. Не в силе Бог, а в правде».
    А также, на колоннах парадной лестницы были гербы Югославии и России (последний – с пограничного столба на русско-австрийской границе). На среднем этаже было три широких коридора: Полоцкий, Киевский и Одесский. Имелись следующие учебные кабинеты: физический, химический, естественной истории, а также классы рисования и музыки. В кабинетах были различные приборы, вытяжной шкаф, микроскопы, в кабинете естественной истории, кроме того, находились коллекции минералов, собранных кадетами во время экскурсий. В кадетском корпусе было два оркестра: медный духовой (около 30 инструментов) и балалаечный. Средства на кабинеты были выделены Правительственным Уполномоченным и генералом Врангелем, с постепенным пополнением на сметные ассигнования Державной Комиссии Югославии по делам русских беженцев, когда корпус перешел в её ведение. В здании, помимо кабинетов и классов, располагались гимнастический зал, музей, типография, переплетная мастерская, библиотека, лазарет.
    О библиотеке корпуса стоит рассказать отдельно. Собиралась она с самого первого года существования корпуса в Югославии. В первые же дни пребывания в Сараево была куплена пачка старых русских "толстых" журналов: "Вестник Европы", "Исторический Вестник", "Русская Старина". В Сараево были семьи, дружественные к русским, были воспитанницы Русского института в Цетинье (Черногория). У одной из них была куплена целая библиотека из журнала "Нива" со всеми приложениями за 10 - 12 лет. Основой библиотеки стали книги из ликвидированного склада Сытина в гор. София. Покупались и присылались книги из разных стран и государств: из Америки, Манчжурии, Китая, Европы Главная масса книг была получена из европейских стран, особенно соседей России (Польши, Прибалтики, Румынии). Поначалу все книги помещались в одном шкафу с канцелярией, и в массе являлись произведениями для детей, но в короткое время библиотека разрослась. Имелась фундаментальная библиотека (более 4000 книг), ротные библиотеки (до 1000 книг в каждой), а также библиотеки французских, немецких и сербских книг (около 500 книг в каждой).

    Жизнь корпуса в Белой Церкви быстро наладилась. Обратимся вновь к хронике корпуса, отмечая наиболее значимые события.

    1929, октябрь. Участие директора корпуса, 4 воспитателей и 55 кадет в погребении праха генерала Врангеля в Белграде.
    1929, декабрь. Доклад проф. Лаппо на тему «Александр Невский». Справка – Иван Иванович Лаппо (1869-1944) – русский историк, профессор Юрьевского университета. В эмиграции – профессор каунасского университета, автор многочисленных трудов по истории Древней Руси и Великого княжества Литовского.
    1930, май. Торжественная встреча корпусом Председателя Российского Общевоинского Союза генерала Е.К. Миллера.
    1930, октябрь. Посещение корпуса княгиней Татьяной Константиновной, дочерью августейшего Шефа корпуса.
    1930, декабрь. Посещение корпуса поэтом Игорем Северяниным и чтение им своих произведений. Справка – Игорь Северянин в ходе поездки в Югославию опубликовал сборник стихотворений «Классические розы». Эта книга открывается одноименным стихотворением, тем самым, с эпиграфом из Мятлева – «как хороши, как свежи были розы…». Вероятно, поэт читал его на этом вечере –

    В те времена, когда роились грезы
    В сердцах людей, прозрачны и ясны,
    Как хороши, как свежи были розы
    Моей любви, и славы и весны!

    Прошли лета, и всюду льются слезы…
    Нет ни страны, ни тех, кто жил в стране…
    Как хороши, как свежи ныне розы
    Воспоминаний о минувшем дне!

    Но дни идут – уже стихают грозы.
    Вернуться в дом Россия ищет троп.
    Как хороши, как свежи будет розы
    Моей страной мне брошенные в гроб!

        1931, март. Доклад директора корпуса о русской национальной музыке, иллюстрируемый музыкальными образцами с граммофонных пластинок и соответствующими картинами.
        1931, сентябрь. Пожертвование корпусом в пользу населения местностей, пострадавших от засухи, 1600 динар, из которых 1000 дин. составилось от сокращения, по желанию кадет, расходов на их довольствие, а 600 дин. пожертвованы служащими.
        1932, сентябрь. Осмотр кадетами корпуса, во главе с директором, аэродрома местной военной школы воздухоплавания и бомбардирования.
        1933, июнь. Лекция профессора Н.А. Пушина «Ядовитые газы». Справка – Николай Антонович Пушин (1875-1947), химик и технолог, профессор Санкт-Петербургского электротехнического университета. Впервые получил алюминий из русского сырья путем электролиза расплавов. В годы Первой Мировой войны занимался проблемами химического оружия, производства хлора, оптического стекла. В эмиграции – профессор технического факультета Белградского университета.
        1933, сентябрь. Концерт оперной певицы М.Н. Кузнецовой в Русском девичьем институте, совместно с хором кадет корпуса. Справка – Мария Николаевна Кузнецова-Бенуа (1880-1966), оперная певица (сопрано) и танцовщица, солистка Мариинского театра, участница «Русских сезонов» Сергея Дягилева, одна из самых знаменитых певиц дореволюционной России (Илл. 11). В эмиграции была солисткой Стокгольмской оперы, театра Ковент-Гарден, Парижской оперы.

        1934, март. Литературный вечер по случаю 75-летия со дня рождения Августейшего Шефа корпуса Великого Князя Константина Константиновича. Программа составлена из произведений Великого Князя. Доклад директора корпуса: «Поэт К. Р.»
        1934, октябрь. Панихида по Блаженнопочившем Короле Александре I. Справка – 9 октября 1934 г. Александр I Карагеоргиевич и французский министр иностранных дел Луи Барту были убиты в Марселе боевиком македонской террористической организации, связанной с хорватскими усташами (националистическая профашистская организация, позднее активно сотрудничавшая с нацистами).
        1935, май. Вечер русских драматических артистов г-жи Ведринской и г. Черепова. Справка – Мария Андреевна Ведринская (1877-1948), актриса Василеостровского народного театра, Театра В.Ф. Комиссаржевской, Александринского театра, в эмиграции актриса Рижского Русского драматического театра.
        1936, март. Кончина директора корпуса генерал-лейтенанта Б.В. Адамовича, последовавшая в Военной больнице в городе Сараево.

        Смерть Бориса Викторовича Адамовича стала тяжелой утратой для корпуса. Организатор, замечательный педагог, энциклопедически образованный, увлеченный и яркий человек, он, конечно, был душой всего дела. Чего стоит один перечень его докладов! А организованные им экскурсии, о которых я уже говорил… Хорошо еще вспомнить заветы Б.В. Адамовича кадетам. Вот они:

    ШЕСТЬДЕСЯТ  СЕМЬ МОИХ  ЗАВЕТОВ
    кадетам Первого Русского Великого Князя Константина Константиновича кадетского корпуса.
    I. САМОЕ ГЛАВНОЕ
    1. Быть верными старой России и относиться уважительно к ее прошлому. 2. Быть верными Югославии. 3. Уважать религии. 4. Уважать русские старые обычаи. 5. Охранять нашу национальность. 6. Помнить, чье имя носим (России, Святого Благоверного и Великого Князя Александра Невского и Шефа Корпуса). 7. Сохранять русский воинский строй и выправку. 8. Подчиняться не рабами, а доброй волей.
    II. ОТНОШЕНИЕ К КОРПУСУ
    9. Любить корпус, как любят старые кадеты. 10. Не грязнить гнездо и будущие воспоминания о своем детстве, отрочестве и юности. 11. Оберегать дом корпуса и все в нем. 12. Соблюдать в корпусе гостеприимство к старым кадетам. 13. Не набрасывать тень на кадет своим поведением вне корпуса. 14. Соблюдать форменность кадетской одежды.
    III. ОБЛИК КАДЕТА
    15. Быть бодрым. 16. Закалять свою волю. 17. «Терпеть безропотно лишенья». 18. Быть везде и всегда с поднятым забралом. 19. Смотреть людям в глаза. 20. Быть честным во всем. 21. Помнить, что честен в великом лишь честный в малом. 22. Не обманывать. 23. Не лгать. 24. Не хвастаться. 25. Не хамствовать. 26. Не быть грубым. 27. Быть приличным. 28. Не сквернословить. 29. Не опускаться. 30. Быть чистоплотным. 31. Держаться скромно. 32. Соблюдать трезвость. 33. Знать свои недостатки. 34. Не оправдываться ни тем, что «все по-волчьи воют», ни тем, «что один в поле не воин». 35. Быть, а не казаться. 36. Быть благодарным.
    IV. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
    37. Помогать товарищам. 38. Не завидовать. 39. Поддерживать выдающихся. 40. Не нарушать прав собственности. 41. Делиться. 42. Не делать бесчестного ни ради товарищества. 43. Не подводить товарищей под ответ за свои проступки. 44. Не преклонять служебный долг перед долгом  товарищества. 45. Почитать требующего по долгу службы. 46. Не оскорблять. 47. Помнить: оскорбление товарища оскорбляет товарищество. 48. Поддерживать взаимную уважительность. 49. Младшим не драться, старшим не расправляться насилием. 50. Уважать молящегося. 51. Охранять младших кадет как братьев. 52. Если загрязнился, не грязнить чистых. 53. Не соблазнять «малых сих». 54. Не дружить во вред товариществу. 55. Не образовывать партий. 56. Поссорившись, думать о мире. 57. Не доносить и не сплетничать. 58. Выдавать через старших: антинационалистов, развратников, развращающих, хулящих корпус и воров.
    V.  ИЗ ПРАВИЛ ОБЩЕЖИТИЯ
    59. Не лишать товарищей удобств общежития. 60. Стеснять себя, чтобы не стеснять товарищей. 61. Не бояться быть вежливым. 62. Уважать чужое горе, печаль, радость и веселье, отдых, сон, труд и покой. 63. Не выдавать грубостью и руганью своей ненаходчивости и ограниченности. 64. Не барствовать перед прислугой. 65. Не брать пищу до раздачи. 66. Соблюдать за едой приличие. 67. Не проявлять и не вызывать брезгливость.

    Директор корпуса генерал-лейтенант Б. Адамович.
        День праздника роты Его Высочества 1934 года.

    Сохранилось немало воспоминаний воспитанников корпуса о генерале Адамовиче. Так, Г.П. Левчук пишет: «присутствие Адамовича чувствовалось всегда. Когда он выходил из своего кабинета, это был действительно «выход». Кто не помнит в старших классах во время вечерних занятий – в полной тишине вдруг раздавались размеренные шаги с малиновым звоном шпор идущего по длинному коридору корпуса генерала. Сердце слегка замирало. Все в классе еще больше притихали и надеялись, что пронесет нелегкая… Адамович был всегда подтянутым и очень аккуратным и, вероятно, поэтому не переносил расхлябанных кадет. Генерал умел внушить трепет, Я помню, как накануне корпусного праздника мы старались изо всех сил аккуратно маршировать на репетиции парада. И он заставлял маршировку повторять. Зато на самом параде при королевском представителе все проходило  щегольски и безукоризненно» (Илл. 12).

    По словам Валентина Мантулина (XIX выпуск), «генерал был организатором, создателем и пионером. На посту директора он являлся дипломатом, Калитой, экономом, просителем и ходатаем при королевском дворе, при Державной комиссии, в Министерстве просвещения, у Военного агента и в широких слоях общественности. Он понимал, что Корпуса в опасности. Их ликвидируют, и скоро останется только один корпус. Б.В.Адамович направил все свои силы на сохранение кадетского корпуса, так как прекрасно понимал, что наше будущее заключается в правильном воспитании детей. Он понимал, что все эмигрантские учреждения погибнут, если не будет смены…Защищая этот питомник, генерал Б.В.Адамович погиб». В. Мантулин имеет в виду то, что многолетняя борьба за существование кадетского корпуса подорвала здоровье старого генерала.
    А. Слезкин  приводит слова из письма  Б.В.Адамовича, написанного в начале марта 1935 г.: «Что значит для меня конец корпуса? Это мое детище. Ему и моему директорству исполняется 15 лет… Утешаюсь одним: я отслужил России последнюю службу, продлив её отпрыск на 15 лет. Жаль корпуса. Он в блестящем состоянии. Я не думал, что он будет так прекрасен ко времени моей смерти. Жизнь с кадетами ныне такая же радостная, как с виленцами, теперь,  когда я уверен в их отношении ко мне».
    Известен и такой случай. Однажды кадеты узнали, что директор корпуса отправляется в Белград на аудиенцию с королем Александром I. Они решили выразить директору свою благодарность и пожелать ему удачи в достижении цели его поездки (а целью было будущее корпуса). Директор должен был выехать к вечернему поезду. Старшие кадеты уговорили дежурных офицеров и воспитателей не выходить из дежурных комнат и классов во время вечерних занятий и не обращать внимания на отсутствующих. С началом вечерних занятий музыканты корпуса «выкрали» духовые инструменты и бесшумно построились в темноте на плацу между дверью, откуда должен был выйти директор, и выездными воротами. В тот момент, когда Б.В. Адамович ступил на плац, оркестр грянул марш «Наш полк». От неожиданности генерал застыл на секунду, затем приложил руку к головному убору и молча прошел к выходу. Югославские караульные были удивлены тем, что генерал, выходя с территории корпуса, вытирал слезы. Б.В. Адамович вернулся из Белграда через несколько дней с хорошими новостями.
        Завершая рассказ о Б.В. Адамовиче, хочу привести цитату из воспоминаний Ю.Б. Мордвинкина, кадета XXVI (незаконченного) выпуска –
        «Самым большим событием в корпусе был Корпусной праздник, который праздновался 6-го декабря, в день памяти кончины Св. Благоверного Князя Александра Невского, девиз которого был: “Не в силе Бог, а в правде”. Вот что сказал генерал-лейтенант Адамович, первый директор кадетского корпуса заграницей во время первого празднования корпусного праздника: «Когда во Владимире, где Князь Александр Невский был Великим Князем, была получена весть о его кончине, митрополит Кирилл сказал народу – «Зашло солнце земли Русской!» и народ ответил воплем: «Погибаем мы!» Не повторяйте этих слов отчаяния, но со словами Князя Александра Невского – «Не в силе Бог, а в правде!» и под святым покровом его, собирайся в жизнь, моя малая кадетская дружина, молись и добивайся, чтобы снова взошло солнце Русской земли. Вот зачем наш праздник в день Св. Благоверного Князя Александра Невского!»

        После кончины Б.В. Адамовича новым директором корпуса стал генерал-майор А.Г. Попов (Илл. 13). Пора рассказать о нем. Александр Григорьевич Попов (1884-1968) был уроженцем г. Ейска. Окончил в родном городе реальное училище, а затем Киевское военное училище, откуда был выпущен в 1905 году в чине подпоручика. Далее служил в Ташкента, потом, в 1909 году поступил в Александровскую военную юридическую академию. После этого служил в Одессе, а далее в Санкт-Петербурге делопроизводителем начальника отдела Главного военно-судного управления.
        После революции Александр Григорьевич, как и многие другие офицеры, отправился на юг России, желая присоединиться к силам сопротивления большевикам. В начале 1918 года он приехал в Кисловодск, там через некоторое время вступил в партизанский отряд А.Г. Шкуро,  а в конце года был вызван в штаб А. И. Деникина. О дальнейшем рассказывает сам Главнокомандующий Добровольческой армии:
        «В крае только что начинали восстанавливаться суд и гражданская власть: в армии не было пока военных юристов; суд в ней был поэтому упрощенный, далеко не совершенный: полковой – нормального типа, и военно-полевой. В нашей исключительной обстановке этот последний в буквальном смысле слова мог только казнить или миловать. Смертная казнь как высшая мера наказания была всецело во власти суда. Но, подчиненные общей психологии, и начальники, и суды были милостивы к своим и суровы к чужим». Чтобы избежать волны кровавых расправ, был сделан элегантный ход. В Уголовное Уложение царской России, действующее на территориях, занятых белыми войсками, была введена новая статья, предусматривающая наказание для тех, кто сотрудничал с войсками или органами советской власти. Одновременно были созданы судебно-следственные комиссии по расследованию нарушений этой статьи. Они могли накладывать взыскания от полутора лет тюремного заключения до денежного штрафа. Это спасло многих людей от горькой участи. Окончательное решение по смертным приговорам принимал исключительно главнокомандующий, который предпочитал смягчать их. Только с 24 января по 6 февраля 1919 года судебно-следственные комиссии рассмотрели 705 дел. Из них 251 прекращено за отсутствием состава преступления, 82 окончились в административном порядке и лишь 265 переданы в другие судебные учреждения. Понятно, что после горячки боя пленного комиссара белогвардейцы чаще всего просто расстреливали. Но арестованный уже после того, как прошел боевой запал, почти наверняка мог надеяться сохранить жизнь. В этом огромная заслуга тех военных юристов, которых при любом удобном случае старалось привлечь к делу белое командование, и к числу которых принадлежал Александр Попов. Его квалификация, очевидно, оказалась настолько высокой, что офицера, только прибывшего в Добровольческую армию, сразу зачислили в судный отдел штаба главнокомандующего».
        После катастроф Ростова-на-Дону и Новороссийска А.Г. Попов эвакуировался в Крым, где продолжил служить под началом генерала Врангеля. Чем он был занят? Самыми разными делами. Например, расследованием деятельности генералов Донского казачьего войска, выступавших за отделение донского казачества не только от Белой армии, но и от самой России. А в финале великого противостояния Александр Григорьевич был членом комиссии по эвакуации…
        Об этих событиях в свое время прекрасные слова сказал великий (пусть и враждебный нам) поэт. Приведу его слова, так, как сам слышу их, без строчкогонской «лесенки» слышу, доныне считая их лучшими и непревзойденными стихами о генерале Врангеле –

    Глядя на ноги, шагом резким,
    шел Врангель в черной черкеске,
    Город бросили.
    На молу – голо.
    Лодка шестивесельная
    стоит у мола.
    И над белым тленом,
    как от пули падающий,
    на оба колена
    встал главнокомандующий.
    Трижды землю поцеловавши,
    трижды город перекрестил.
    Под пули в лодку прыгнул…
    - Ваше превосходительство,
    грести? Грести!

        Сама эвакуация была проведена настолько четко и безукоризненно, что и большевики признавали это. Правда, В.В. Маяковский попытался изобразить эпизоды этой эвакуации в неподобающем виде, но что из того? Сочтем это поэтической вольностью, умноженной на конъюнктуру, и не будем цитировать…
        В эмиграции А.Г. Попов продолжал служить при штабе генерала Врангеля в должности помощника главного военного прокурора. В 1922 году он получил звание генерал-майора, а в 1926 году стал преподавателем истории и законоведения Первого Русского кадетского корпуса. В августе 1936 года Александр Григорьевич вступил в должность директора этого корпуса. И жизнь корпуса продолжилась. Вернемся же к хронике, прерванной нами в 1936 году.

        Май 1936 года. Осмотр в Белграде: новейшей типографии «Народна Просвета», могилы генерала Врангеля в русской церкви, музея Князя Павла (Справка – Музей современного искусства. Основан князем Павлом Карагеоргиевичем (с 1934 г. регент Королевства Югославия) в 1929 г., в 1944 его коллекции вошли в состав ныне существующего Народного музея), выставки выдающихся художников, усыпальницы русских офицеров и солдат, погибших во время мировой войны при защите Белграда.
        Октябрь 1936. Концерт М.Н. Кузнецовой-Бенуа.
        Февраль 1937. Столетие со дня смерти русского национального поэта А.С. Пушкина. Панихида в церкви корпуса. Вечер памяти поэта.
        Март 1937. Панихида по мученически убитым Императорам Александре II и Николае II.
        Апрель 1937. Доклад директора корпуса генерала А.Г. Попова о капитализме и коммунизме.
        Октябрь 1937. Литературный вечер памяти И.А. Гончарова.
        Апрель 1938. Доклад поручика авиации Югославской армии Константина Ермакова, кадета VII выпуска: «Боевые ядовитые средства и защита от них».
        Май 1938. Поездка директора корпуса ген.-майора А.Г. Попова, преподавателей и кадет корпусного оркестра в Белград для присутствия на собрании устроенном «Обществом памяти Императора Николая II» по случаю 70-летия со дня рождения Императора. Участие оркестра корпуса в программе собрания.
        Ноябрь 1938. Прибытие в корпус высокопреосвященнейшего митрополита Анастасия. Совершение им литургии в церкви корпуса. Торжественное празднование корпусом в присутствии митрополита 950-летия крещения Руси. Справка – митрополит Анастасий (Александр Алексеевич Грибановский, 1873-1965),  епископ Православной российской церкви, архиепископ Кишинёвский и Хотинский; впоследствии епископ Русской православной церкви за границей (РПЦЗ), митрополит Восточноамериканский и Нью-Йоркский; второй, после митрополита Антония, председатель Архиерейского синода РПЦЗ.
        Февраль 1939. Доклад архимандрита Саввы: «Прикарпатская Русь, ее природа и народ». Справка – архимандрит Савва (Константин Петрович Струве, 1900-1948), сын русского политического деятеля и публициста П.Б. Струве, участник Белого движения, окончил Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже. Пострижен в монахи в Сербии в 1928 году, далее жил в монастыре преподобного Иова Почаевского в Прикарпатье (Словакия) был там духовником мирян, затем стал архимандритом. В 1944 году, с приходом Красной армии, единственный из насельников монастыря не уехал, а остался окормлять паству, и, при установлении власти коммунистов, принял на себя подвиг юродства. В 1945 году был принят в клир Русской Православной Церкви.
        Октябрь 1939. Доклад полковника Е.Л. Ивановского на тему: «Мировая война и роль России в ней». Справка – Евгений Леонидович Ивановский (1878-1967), выпускник Михайловского артиллерийского училища (1900), участник Первой Мировой войны (в составе Кавказского конно-горного артиллерийского дивизиона, награжден орденами), в 1918-1920 воевал в составе Добровольческой армии, был начальником штаба Горской конной дивизии, начальником штаба укрепленного района Перекопа, прошел Галлиполи, в эмиграции жил в Югославии. Был воспитателем Первого Русского кадетского корпуса. В годы Второй мировой войны служил в Югославии в Русском охранном корпусе (коллаборационистское формирование, действовавшее в Югославии на стороне немецких оккупантов), после поражения Германии эмигрировал в США, был инспектором русской гимназии в Сан-Франциско.
        Январь 1940. Доклады преподавателя С.Н. Живковича «Св. Савва Сербский как государственный деятель» и преп. В.Н. Курганского «Дело Св. Владимира».

        По-прежнему кадетский корпус посещался многими известными людьми, оставившими свои записи в книге почетных посетителей:

        «В этот торжественный день я имел великую честь быть представителем Его Величества Короля и благодаря этому смог убедиться в знаниях юных русских кадет, полученных ими под руководством своих офицеров, а также смог вновь увидеть, как все факты жизни и труда кадетского корпуса в Белой Церкви свидетельствуют о единственной и незаменимой силе и о могуществе братского русского народа. Это укрепило мою веру в то, что ближайшее будущее принадлежит великому русскому народу, и, благодаря ему, и всем нам, славянам. В этом духе я составил доклад Его Величеству». Представитель Его Величества Короля, полковник авиации, летчик-истребитель Боривое Миркович. 4 июня 1931. (Справка – Боривое Миркович, 1884-1969, кадровый сербский военный, участник Первой Мировой войны, в 1914-1915 годах в артиллерии, с 1916 года учился во французской летной школе в Шартре, в 1918 году воевал в составе сербско-французской истребительной эскадрильи. После войны вновь служил в артиллерии, но в 1928 году вернулся в авиацию. Накануне Второй Мировой войны – бригадный генерал, заместитель командира ВВС Югославии. Был одним из организаторов вооруженного переворота 27 марта 1941 года и выхода Югославии из Тройственного пакта. После разгрома Югославии Германией и ее союзниками воевал на стороне Британии, после окончания Второй Мировой войны на родину не вернулся, умер в Лондоне).
        «Посетил Константиновский Кадетский корпус, любуясь им, я душою отдыхал, видя в нем живой обломок былой Великой России, которому суждено в свое время явиться – трудами тех, кто создал его из небытия – одним из зерен, от которых, как новые побеги, должна возродиться новая Великая Россия, по образу и подобию былой». Генерал от кавалерии В.И. Гурко. 4 октября 1933 г. (Справка – Василий Иосифович Гурко, 1864-1937, выпускник Пажеского корпуса, окончил Николаевскую академию Генерального штаба. В 1899-1900 во время англо-бурской войны военный агент при войсках буров. Участник русско-японской войны (Ляоян, Шахе, Мукден). Участник Первой Мировой войны, командовал корпусом, армией (Восточно-Прусская операция, сражения в Галиции и Румынии). Весной 1917 года командующий Западным фронтом. Арестован Временным правительством (как сторонник ген. Корнилова). Осенью 1917 года эмигрировал, жил и умер в Италии).
        «В инстинктивном приспособлении к природным и историческим обстоятельствам душа человека может усвоить себе способности червя, лисы и хамелеона, все вместе – рабский уклад души. Вот этот-то рабский уклад души русский человек должен преодолеть в себе. Довольно раба.
        Русская душа должна приобрести уклад достойный и царственный, она должна выработать в себе национальный духовный характер…
        Для этого стоит жить и бороться.
        На память Русскому Кадетскому корпусу за рубежом и его славному директору в глубоком почтении и в единомыслии». И.А. Ильин. 4 ноября 1934. (Справка – Иван Александрович Ильин, 1883-1954, крупнейший философ ХХ века, великий русский патриот).
        «С чувством глубокого волнения я пробыл несколько часов в Корпусе. Как я ни был подготовлен к восприятию «русского чуда» в Белой Церкви, я не ожидал увидеть того, что увидел. И с чувством гордости за Русское Имя я покидаю Белую Церковь, где создано и укрепляется гнездо для выпуска молодых орлов – будущих офицеров Армии Российской.
        Армия эта будет. Она воскреснет вместе с Россией. И Родина, одна Она только сможет по достоинству оценить тот труд, настойчивость и энергию, которую вложили в родное для всех нас дело сначала незабвенный генерал Адамович, потом его достойный преемник генерал Попов.

        Мы же, современники, должны отдать честь их доблестной работе и от всего сердца пожелать им дальнейшего успеха, а молодцам-кадетам приложить свои знания в грядущей борьбе за Честь России». Редактор журнала «Часовой», капитан Орехов. 17 марта 1939 г. (Справка – Василий Васильевич Орехов, 1896-1990, (Илл. 14), получил образование в гимназии. Учился в политехническом институте в Киеве, но с началом Первой Мировой войны ушел добровольцем на фронт и навсегда связал свою жизнь с армией. Был тяжело ранен в Восточной Пруссии, награжден Георгиевским оружием. После госпиталя служил в железнодорожных войсках, был командиром бронепоезда. В 1917 году воевал в составе 15 ударного батальона, и был ранен в боях за Сморгонь. Участник Белого движения. Воевал в составе Добровольческой армии, командовал бронепоездом. В ноябре 1920 года эвакуировался из Крыма, был одним из создателей Общества Галлиполийцев. В 1929 году в Париже основал журнал «Часовой», бывший органом Российского Общевоинского Союза и в целом русской военной эмиграции. Во время гражданской войны в Испании выступил на стороне генерала Франко и организовал призыв русских добровольцев. Был за это награжден испанским орденом «Звезда Изабеллы». Перенес издание журнала «Часовой» в Брюссель из-за давления социалистов во Франции, осудивших его поддержку генерала Франко. В годы оккупации нацисты закрыли журнал, но В.В. Орехов возобновил его выпуск в 1947 году. Последний номер журнала вышел в 1988 году и был посвящен тысячелетию крещения Руси).

        Наступил 1940 год. В Европе разгоралась Вторая Мировая война… А в Белой Церкви 10 марта 1940 года отметили двадцатилетие Первого Русского Великого Князя Константина Константиновича кадетского корпуса. С речью выступил директор корпуса Александр Григорьевич Попов. Вот выдержки из нее:
    «На первый взгляд может показаться странным, что корпус отмечает 20-летие своего пребывания на чужбине, т. е. дату по существу глубоко прискорбную, так как 20-летнее насильственное отторжение наше от Родины всеми русскими людьми в изгнании должно восприниматься как наказание Божие, как великое несчастье. Так оно, конечно, и есть, но и в этом несчастье есть нечто, что должно быть по справедливости отменено и закреплено в нашей памяти. Это нечто заключается в особом положении корпуса, который не только пребывал в эмиграции, пассивно ожидая дня возвращения на Родину, но неустанно продолжал ту работу, которую он был призван делать и на родной земле, причем в особых условиях нашего рассеяния эта работа получала и особо важное значение, приобретала характер национального служения и достойного представительства русской культуры за рубежом России».
     «Чем же жил корпус в течение этих долгих и трудных лет изгнания? Что давало ему силы переносить все испытания бездомной и холодной жизни? Только живое чувство Родины, мысль о ней, единой, и работа для неё во что бы то ни стало. Унеся с Родины священный огонь нашей национальной сущности, корпус свято хранит его и верит, что он донесет его до родных пределов. 20-летнее существование корпуса, который является живой частицей великого русского народа, по существу ничто иное, как честное служение нашей Родине вне пределов ее».
    «Главное – быть русским, любить Родину, гордиться ею, сохранить чистую душу и быть готовым на все жертвы для блага родного народа. В современных кадетах это есть, и потому корпус, заканчивая второй десяток лет своего существования на чужбине, с полным правом и нравственным удовлетворением может считать, что он выполнил свой долг служения Родине в изгнании и что он и впредь не отступит от этого пути, сохраняя бодрый и здоровый дух, несмотря на все испытания и искушения переживаемого времени. Далекий от всякой политики, сурово изгоняя её из своих стен, корпус имеет одно движущее начало – любовь к Родине и одну цель – счастье Родины, в котором он видит и свое счастье».
    Еще в 1926 году в Белграде было создано «Общество Княже-Константиновцев», объединявшее бывших служащих и кадет корпуса.  На праздновании 20-летия корпуса выступил председатель Белградского отделения Общества инженер-строитель Сергей Александрович Бубнов. Вот цитата из его речи:
    «С самых юных лет воспитал в нас корпус любовь к Родине. Весь порядок жизни в корпусе, каждая мелочь, каждая картинка на стенках были отзвуком России, и, любя корпус, мы научились любить нашу Родину. Научились любить её за её былую славу, за её величие и красоту, за её искусство и музыку, живопись, литературу, науку. Любить её за то, что она Россия, а мы – русские.
    Сам директор покойный генерал Адамович читал нам интереснейшие лекции об истории русской живописи. Левитан, Боровиковский, Богданов-Бельский, Федотов, Перов, передвижники, Репин и т. д., и т. д., все прошли перед нашими глазами на полотне экрана. Нам известны не только их биографии, но и история их знаменитых картин. Развешенные на стенках тысячи репродукций картин знаменитых русских художников подлинно напоминали нам о них. Часто вечером в зале мы слушали отрывки из русских опер, лучшие образцы русской камерной и симфонической музыки и выслушивали к этому пояснения и описания жизни и деятельности наших знаменитых композиторов. Наши оркестры, духовой и струнный, дополняли наше музыкальное образование. А всевозможные юбилеи виднейших представителей русской науки и литературы! А лекции по русской истории! А памятный юбилей Суворова с выносом старейших знамен из музея в церковь на молебен и панихиду! А наши торжественные парады!.. Такие минуты не забываются. Они глубоко врезываются в сознание и создают то, что называется патриотизмом – глубокую и неизменную любовь к Родине, к её традициям, к её прошлому и к её великим людям».

    Никита Брагин

    для Русской Стратегии

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: - Разное | Просмотров: 108 | Добавил: Elena17 | Теги: белое движение, русское зарубежье, русское воинство, голос эпохи, никита брагин
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1449

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru