Web Analytics


Русская Стратегия

"Мы читаем о бесконечных партиях, которые сейчас создаются. И каждая партия предлагает свои рецепты на возрождение России, на возрождение её экономики и прочее, того не понимая, что надо обновить русское сердце. Если у вас нет сердца, вы ничего не будете делать. Вы сами знаете это прекрасно. Если нет сердца - никакое дело не будет спорится. Так вот, нужно исцелить сердце русское!" Митр. Виталий (Устинов)

Категории раздела

- Новости [3660]
- Аналитика [2790]
- Разное [809]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Апрель 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Статистика


Онлайн всего: 16
Гостей: 15
Пользователей: 1
Elena17

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2019 » Апрель » 26 » Крымская весна Натальи Поклонской: история из первых уст
    01:37
    Крымская весна Натальи Поклонской: история из первых уст

    Начиная с 2014 года о Русской весне в Крыму вышло много произведений, разных по содержанию и степени достоверности. Особую значимость представляют воспоминания непосредственных участников. Такой литературы тоже немало. Но, к сожалению, большинство мемуаров похожи, и в основном, имеют одинаковую структуру.

    Вначале говорится о том, как автор и его окружение мужественно сопротивлялись украинизации в домайданный период, и чуть ли не с детства лелеяли планы возврата Крыма в Россию. Затем подробно расписывается, что происходило в регионе в феврале-марте 2014 г., и какое участие в этих событиях принимал мемуарист. При этом практически ничего не говорится о том, что было на полуострове после его принятия в Российскую Федерацию. Борьба завершилась, цели достигнуты, все прочее – несущественно.

    Такая концепция была бы понятна, будь эти воспоминания написаны, что называется, по «горячим следам». Но годы, прошедшие после референдума, - слишком насыщенны. По степени накала страстей страницы новейшей истории Крыма и Севастополя едва ли уступают украинскому периоду.  Ежедневно освещаемые в местных средствах массовой информации, проблемы двух новых субъектов в своей совокупности дают весьма пеструю, неоднозначную и целостную картину. Не вызывает сомнений, когда-нибудь и этот период станет темой воспоминаний и научных работ. Но уже сейчас можно подводить некоторые итоги.

    Эйфория, которая овладела широкими массами весной 2014 г., прошла. Сделанный выбор люди в большинстве своем уважают и ценят, и все же это не повод  забывать о насущных вопросах. Тем более что многие из них обусловлены той сложной международной политической ситуацией, которая создалась после принятия полуострова в Российскую Федерацию. Непростой остается и обстановка внутри региона. К проблемам украинского периода добавились новые, вызывая социальную напряженность. Замалчивать их неприемлемо.

    В этой связи заслуживает всяческого внимания книга бывшего прокурора Республики Крым, ныне депутата Госдумы, Натальи Поклонской. Имя этой женщины не нуждается в представлении. Появившись в медийном пространстве в дни Русской весны, Наталья Владимировна сразу же стала популярной. О ней слагали песни, создавали мультипликационные фильмы, фанарты. Определенное внешнее сходство с персонажами аниме сделало крымского прокурора известной на родине жанра – в Японии.

    Это продлилось недолго. Последовательность, прямолинейность и принципиальность Поклонской по ряду вопросов, идущие вразрез с культивируемыми псевдопатриотическими идейными установками, оказались чересчур неудобны. Отрабатывая средства своих нанимателей, пропагандисты с федеральных каналов, всевозможные блогеры, публицисты и другие «эксперты» приложили немало усилий, чтобы представить Наталью Владимировну в невыгодном свете. Особенно много нападок и откровенного глума вызвала резонансная инициатива Поклонской как депутата Госдумы провести проверку художественного фильма «Матильда», - о якобы имевших место романтических отношениях будущего императора Николая II — с балериной Матильдой Кшесинской. Критика действий Поклонской явила трогательное единение некоторых псевдопатриотических рупоров, левых и либералов. Что, в свою очередь, в очередной раз доказывает, что при всем своем внешнем антагонизме – это одинаково деструктивные силы.

    Высмеивая Наталью Владимировну, цепляясь к отдельным ее спорным высказываниям и выдернутым из общего контекста цитатам, «медийные киллеры» пытаются тем самым увести внимание от деятельности, которую Поклонская осуществляет как народный избранник.

    Автору этих строк посчастливилось видеть ее за работой, принимать участие в совместных приемах граждан, которые проводились Поклонской в Севастополе. Беседуя с заявителями и принимая от них обращения, Наталья Владимировна честно пытается сделать все от нее зависящее, чтобы оказать людям помощь. В этом нет ни доли наигранности. Люди доверяют Поклонской и приезжают к ней на прием даже с материковой части России.

    В вышедшей книге «Крымская весна: до и после. История из первых уст», написанной в соавторстве с мужем Иваном Соловьевым, бывший прокурор Республики Крым знакомит читателей со многими моментами своей профессиональной, общественно-политической и личной жизни. Первая глава посвящена детским и юношеским годам Натальи Владимировны, последующие – ее службе в органах прокуратуры в украинский период, участию в событиях Русской весны. Немало внимания также уделено состоянию дел и проблемам, которые проявились в регионе после принятия в Российскую Федерацию. Эти явления Поклонская наблюдала, как будучи прокурором, так и в качестве депутата Госдумы.

    Особый акцент в повествовании сделан на событиях, которые стали поворотным моментом в новейшей истории России и Украины. Читателю представлена уникальная возможность взглянуть на произошедшее глазами работника Генеральной прокуратуры. Рассказывая о своей службе, Наталья Владимировна не обходит молчанием и те негативные стороны, которые были присущи украинской прокурорской системе. В том числе, поддержку высшим руководством бизнес-интересов их родственников.

    Существовал круг вопросов, к которым сотрудникам прокуратуры не следовало проявлять интерес. Ни для кого не секрет, что эта проблема актуальна и для России, на что Поклонская также обращает внимание.

    «Жаль, - отмечает автор, - что, несмотря на актуальность, никто эти горькие уроки в сегодняшней российской действительности не учитывает».

    По мнению Натальи Владимировны, руководство Генпрокуратуры определенно знало о предстоящих протестах в центре Киева, и готовилось к ним.

    «В ночь на 30 ноября 2013 года, - читаем в книге Поклонской, - я,  еще находясь в составе родного Управления, вместе со своими коллегами праздновала День прокуратуры Украины. Руководство сделало для нас настоящий праздник, развезли по домам нас только к утру, но поспать не удалось — телефонный звонок немедленно вызвал всех нас на работу. Это стало началом майдана. С тех пор функционал наш кардинально изменился. Нам установили графики суточных дежурств, и за каждым сотрудником закрепили конкретный украинский регион. А на улицах тем временем постепенно наступал хаос. И только сейчас мы поняли, почему на День прокуратуры мы практически не получили премии. Оказывается, все средства ушли на установку бронированных дверей и стекол, решеток, в общем, укрепление обороноспособности здания. Получалось, что руководство Генеральной прокуратуры знало и предвидело возможность наступления массовых беспорядков, готовилось к ним. Надо сказать, что укрепление здания весьма помогло нам в дальнейшем, когда у нас дислоцировались сотрудники «Беркута» и снайперы. Здание прокуратуры стало объектом атаки со стороны майдановцев во главе с картавым Парубием. Они требовали освободить того или иного нужного им заключенного, настаивали на отставке Генерального прокурора, а также призывали сотрудников прокуратуры оставить здание и присоединиться к митингующим.

    Это была горячая пора, а наш путь на работу становился все сложнее и опаснее. Нам приходилось то переступать через лежащих демонстрантов, то проходить через строй вооруженных стальными прутьями боевиков. Главное было не поддаться на провокацию, а они были на каждом шагу. На улице стоял черный, разъедающий горло едкий дым от горящих покрышек (сами майдановцы предусмотрительно ходили в медицинских респираторах, а их ритмичные выкрики и барабанный бой могли вывести из равновесия самого стойкого и спокойного человека).

    В течение трех месяцев — декабря 2013 года, января и февраля 2014 года — к зданию прокуратуры каждый день подъезжал специально оборудованный громкоговорителями автомобиль. Из динамиков раздавался до боли знакомый голос Парубия, призывающий нас подумать о своем будущем, о детях и родителях, покинуть здание и присоединиться к майдановцам, то есть, по сути, совершить предательство.

    То, что на улицах Киева обстановка очень тяжелая, мы понимали и по постоянно проезжающим у нас под окнами машинам скорой помощи и пожарным с воющими сиренами. Толпа около нашего здания не расходилась, митингующие там же на кострах варили себе еду, запивая ее горячительными напитками. Мы то клали на окна папки с надзорными производствами, чтобы нас не было видно, то убирали их, опасаясь «коктейлей Молотова». Расположенный в нашем здании «Беркут» удерживал митингующих от штурма здания прокуратуры.

    К нам стекалась оперативная информация об убийствах и неопознанных трупах на улицах Киева. Больницы и морги работали круглосуточно. Оперативные сообщения говорили о том, что поступающие в киевский морг трупы по непонятным причинам исчезают. К Новому году в центре Киева была установлена елка. Но вместо новогодних игрушек и гирлянд майдановцы не нашли ничего лучшего, как повесить туда труп мужчины, запрещая под угрозой стрельбы его снимать. Так Киев встретил новый, 2014 год».

    Эпизод с повешенным действительно имел место. До настоящего времени эта история покрыта мраком, и она практически осталась незамеченной в общем потоке новостей, идущих в режиме реального времени из центра украинской столицы. Погибшим оказался выходец с западных областей, и обстоятельства его смерти вызывают массу вопросов.

    «Я понимала, что на Украине наступила совсем иная реальность. Переворот разделил людей, их интересы и устремления, жизненные пути и судьбы. Было понятно, что просто так майдан не закончится, старой власти фактически уже не было».

    Полным контрастом с Евромайданом была обстановка в Крыму, куда Наталья Владимировна уехала после переворота. В книге описаны объективные трудности, с которыми она столкнулась на посту прокурора Республики Крым накануне и после референдума.

    Действия украинской стороны создали крымчанам немало проблем. Мстя за исторический выбор, который в марте 2014 г. сделали жители полуострова, власти соседнего государства инициировали незаконное преследование и похищение людей, которые по разным причинам временно были вынуждены выехать на территорию Украины. Об этом также можно прочесть в книге Поклонской.

    «Крымчан, которые ехали на могилы своих предков, на Украине задерживали и судили как государственных преступников, похищали российских военных, ранее служивших в украинской армии, сегодня задерживают рыболовецкие суда, пытаясь посеять страх и ненависть среди людей.

    Кроме того, многие должностные лица Автономной Республики Крым, принявшие участие в организации и проведении референдума, сегодня заочно осуждаются украинскими судами по целому «букету» тяжких преступлений. Очевидно, для полноты своих ощущений украинские правоохранители не раз пытались поместить большое количество крымчан в списки международного розыска по линии Интерпола».

    Приведенная цитата как нельзя точно перечисляет характерные эпизоды, показывающие подлинное отношение послемайданной киевской власти к своим бывшим согражданам.

    В книге Поклонской также описываются внутренние проблемы, которые проявились в российском Крыму. С некоторыми из них прокурору суждено было соприкоснуться уже в первые недели после воссоединения. Так, представитель Генпрокуратуры РФ, весной 2014 г. прибывший в Крым для оказания методической помощи, сразу же сообщил, что Наталья Владимировна «свою функцию выполнила». Он также предупредил, чтобы она «даже не думала рассчитывать на должность прокурора Крыма, так как в Москве на нее уже есть специально подобранный человек». В этой связи указ Президента РФ о назначении на должность прокурора Республики Крым стал для Поклонской достаточно неожиданным.

    Но и после этого она и ее коллеги ощущали некоторую настороженность по отношению к ним со стороны коллег с континента.

    «Это не высказывалось в глаза, но из разных источников мне докладывали, что нас считают не вполне благонадежными, так как еще «вчера» мы служили в другом государстве. Пробивать эту стену и бесконечно доказывать свою лояльность и желание работать было глупо и, скорее всего, бесполезно, поэтому мы решили просто делать свое дело по совести, не дожидаясь похвал и одобрения из центра».

    Из книги Поклонской также можно узнать, что выборы в крымский парламент в сентябре 2014 г. могли бы не состояться. В ночь накануне в бюллетенях выявили ошибку, которая совершенно точно повлекла б за собой непризнание результатов голосования. Только благодаря быстрым и решительным действиям работников республиканской прокуратуры проблему удалось разрешить.

    Несмотря на это уровень недоверия к местным специалистам оставался очень высоким. Поклонская честно описывает, что ее попытки сохранить прежние кадры вызывали неодобрение. В результате сложилась напряженная ситуация, когда ее приказы о назначении того или иного сотрудника подвергались тщательной проверке и «сопровождались бесконечными малоприятными телефонными беседами».

    Отметим, что данная ситуация характерна не только для прокуратуры.

    Также поначалу не встретила понимания деятельность Натальи Владимировны в области противодействия экстремизму. По ее утверждению, инициатива запретить Меджлис крымскотатарского народа стала «сюрпризом как для Генеральной прокуратуры, так и для Верховного суда Крыма». В конечном итоге нужное решение было принято.

    И все же Поклонская была чужой для новой системы. Сразу же после того как Наталья Владимировна ушла в предвыборный отпуск, Генпрокуратурой были начаты служебные проверки в отношении ее ближайшего окружения. Службой собственной безопасности проводилась проверка законности постройки часовни в сквере республиканской прокуратуры, построенной в том числе на добровольные пожертвования ее сотрудников. И если вопрос по часовне закрыли благодаря вмешательству Генпрокуратуры, то «по людям же все продолжалось до тех пор, пока они не написали рапорты об увольнении».

    Став депутатом Госдумы, Поклонская увидела иные неприглядные стороны, о чем в книге также подробно рассказано. Скандал вокруг фильма «Матильда» и та кампания, которая развернулась в прессе против Натальи Владимировны, в связи с ее принципиальной позицией – яркая тому иллюстрация. Но чтобы там ни говорили «прогрессивные деятели», а также защитники советской системы (и при этом ненавистники и очернители дореволюционной России!), правда не на их стороне. Зато они обладают действенным инструментом манипуляции общественным мнением – средствами массовой информации. Ни для кого не секрет, что федеральные телеканалы давно уже стали трибуной для необольшевистской пропаганды. На протяжении многих лет с эфира не сходят лица апологетов «красного ренессанса», транслирующих вовне свои демагогические, лживые идейные установки. В роли потешных оппонентов при этом выступают исключительно либералы и «заукраинцы». В итоге мы видим картину, когда две одинаково деструктивные силы сходятся в словесных баталиях, выступая от имени русского народа, но ничего общего с ним не имея.

    В этой связи обращает на себя внимание следующий эпизод из книги Поклонской. В декабре 2017 г. сразу три ведущих федеральных канала обратились к ней за комментариями по поводу претензий к фильму «Матильда». Были записаны два больших интервью для Первого канала и телеканала «НТВ». Кроме того, было участие в передаче «Судьба человека» на канале «Россия 1». Однако «в обозначенное время ни одно интервью и программа в эфир не вышли. В кулуарах мне было сказано, что они вынуждены беспрекословно выполнять команды, поступающие из Администрации Президента. Противоположная же сторона регулярно появлялась в новостях и на экранах, проводя закрытые и открытые премьеры и вовсю комментируя ситуацию».

    Отдельно в книге рассказано о конфликтах Поклонской с другими парламентариями. В том числе, в связи с их неуважительным отношением к памяти последнего российского императора и его семьи. С готовностью вставая перед американскими конгрессменами, всего две недели спустя депутаты (за исключением фракции ЛДПР и некоторых членов «Единой России») демонстративно проигнорировали просьбу Натальи Владимировны почтить минутой молчания расстрелянного Государя, его жены и детей. Более того – данное предложение попытались представить как нарушение регламента.

    «Что это: следования сложившимся историческим стереотипам, непонятный страх перед теми, кто жестоко убивал царскую семью, или же просто безразличие? Не знаю.

    Какого уважения мы хотим к нашей стране, ее традициям и истории от зарубежных партнеров, если такого уровня политики сами не подают в этом пример? Встать и громко хлопать в ладоши тем, кто ни во что не ставит нас, мечтает уничтожить и поработать, это регламент, а главное – совесть очень даже позволяют. Просто почтить память последнего российского императора, между прочим, руководившего страной более 20 лет, в столетие внесудебной казни всей его семьи – не это не хватает духа, и регламентные нормы тут же вспомнились, мол, нельзя просто так, без команды вставать в Думе.

    Где сидит эта «ущербинка», которая позволяет складываться таким картинам? Я уверена, что, пока мы сами не научимся в первую очередь уважать себя, свою историю, понимать, что она едина, так и будем шарахаться под воздействием разных иностранных агентов, пытающихся навязать нам свое видение нашего прошлого, а через это изменить наше будущее».

    Острые конфликты с коллегами по депутатскому корпусу проявлялись и в ходе обсуждения законопроекта пенсионной реформы. Недовольство некоторых парламентариев также вызвала деятельность Поклонской в качестве председателя комиссии по конфликту интересов. Не будем подробно описывать эти перипетии, отметим только, что главы, посвященные деятельности Натальи Владимировны в качестве депутата Госдумы, своим динамизмом не уступают предшествующим.

    Особого внимания заслуживает раздел, в котором Поклонская излагает собственное видение отечественной истории, уделяя особенное внимание трагическому пути, пройденному нашей страной в ХХ столетии. Согласимся: споры вокруг фильма «Матильда» - всего лишь одно из проявлений идейной и духовной борьбы. По сути, «столкнулись два различных подхода к истории, к вере, две идеологии, два мировосприятия и два различных видения будущего России».

    В ноябре 2018 г. Поклонская обратилась в адрес главы Республики Крым Сергея Аксенова и председателя республиканской Общественной палаты Григорию Иоффе с предложением переименовать улицы крымских городов, названные в честь Петра Войкова – революционера, печально известного своим участием в убийстве Царской семьи. Однако публичный совет ОП Крыма не поддержал эту инициативу, мотивируя решение тем, что тогда «могут быть переименованы до 90 процентов всех названий – улицы имени Кирова, Желябова, Землячки, Бела Куна, Мате Залки. Это будет означать фактическую декоммунизацию, как на Украине, и вызовет общественное осуждение».

    «Уверена, - отмечает Поклонская, - если бы все люди до конца знали, кто это, то общественное осуждение смело бы такую Общественную палату».

    Наталья Владимировна напоминает читателям о трагедии красного террора в Крыму в 1920-1921 гг., сталинских репрессий 1930-х гг. и других ужасах, которые в условиях мирного времени унесли жизни тысяч наших соотечественников. Поклонская подвергает крымских общественников жесткой критике, и приводит на страницах книги свой публичный ответ на их заявление.

    Таким образом, на сегодняшний день Наталья Владимировна – одна из немногих российских государственных деятелей, кто прямо поднимает вопрос о неприемлемости почитания террористов и палачей, и тем более – присутствия их имен в топонимике городов, которые они заливали кровью. Вещи названы своими именами. Преступлениям дана ясная и недвусмысленная оценка.

    Последние главы книги рассказывают об уголовном преследовании, инициированном против Поклонской украинскими властями, знакомстве с ее нынешним мужем – бывшим руководителем аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Иваном Соловьевым, который также выступил в роли соавтора, написав главу о знакомстве с супругой.

    Сложно переоценить то значение, которое в настоящий момент имеет книга Н.В.Поклонской. Сравнительно небольшая по объему, она заставляет задуматься, показывая как светлые, так и мрачные страницы новейшей истории России, Украины и Крыма.

    Дмитрий Соколов

    для Русской Стратегии

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 193 | Добавил: Elena17 | Теги: КРЫМ, Дмитрий Соколов
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1407

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru