Web Analytics


Русская Стратегия

"Только смелость и твердая воля творят большие дела. Только непреклонное решение дает успех и победу. Будем же и впредь, в грядущей борьбе, смело ставить себе высокие цели, стремиться к достижению их с железным упорством, предпочитая славную гибель позорному отказу от борьбы." М.Г. Дроздовский

Категории раздела

- Новости [4124]
- Аналитика [3102]
- Разное [1086]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Ноябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2019 » Ноябрь » 6 » Елена Семёнова. Святой ратник
    22:28
    Елена Семёнова. Святой ратник

    Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/

    Заказы можно также присылать на orders@traditciya.ru

    «Борись за свою цель с надеждой на Бога, и народ будет за нее бороться, ведь это и есть свобода, а без свободы человеку лучше умереть».

    Генерал Дража Михайлович

     

    Драголюб (Дража) Михайлович родился 27 апреля 1893 года в городе Иваница недалеко от Чачака в семье школьного учителя. Он рано осиротел: сперва, когда мальчику было лишь два года, от туберкулёза умер отец, а пятью годами позже не стало и матери, Смиляны. Дражу и двух его сестёр принял в свою семью брат отца, отставной майор Владимир. Он перевёз детей в Белград, и там Михайлович окончил начальную школу и мужскую гимназию.

    В 1910 году Дража поступил в младшую школу Военной Академии в Белграде. Уже через полгода юноша получил чин капрала, а в сентябре 1912 года чин поднаредника. В том же году началась I Балканская война, и Михайлович отправился на фронт. Он получил должность адъютанта 1-го батальона IV полка Дринской дивизии. Вскоре IV полк был придан Дунайской дивизии II призыва и принял участие в битве под Куманово. После этого сражения Михайлович был произведен в чин наредника и награждён серебряной Медалью за храбрость.

    Во II Балканской войне Дража участвовал в должности командира взвода в первой пехотной роте. Получил ранение и был награждён золотой Медалью за храбрость. 18 июля он был произведён в первый офицерский чин подпоручика. Сразу по окончании войны молодой офицер был направлен в Косово на подавление албанского мятежа. И лишь после этого он смог возвратиться в Белград и продолжить прерванное образование.
    В I Мировую войну Михайлович вступил в должности командира взвода 3-й роты 1-го батальона III пехотного полка I призыва Дринской дивизии. Но уже в сентябре он исполнял должность командира 2-й роты 3-го батальона, а через год был назначен командиром 4-й роты того же батальона. В октябре 1915 года из-за больших потерь 3-й батальон был расформирован, и Дражу прикомандировали к полковому пулемётному взводу. Молодой офицер хорошо показал себя в сражениях против Австро-Венгрии, о чём свидетельствует положительная критика майора Душана Бесарабича: «В борьбе хладнокровен, особенно 24 и 25 октября на Костайнику и 7 ноября на Пландишту, где остался на позиции, хотя его батальон немного отступил. Предлагается для получения золотой медали за храбрость». В официальных донесениях о Колубарской битве майор Любомир Георгиевич также предлагает награждение подпоручика Михайловича золотой медалью за храбрость: «Активный подпоручик пехоты Драголюб Михайлович, хотя молодой офицер, успешно командовал четой при обороне Майданпекской Главицы, так же отличился личным мужеством 14 ноября, как и при нападении на позиции в связи с взятием Валево 26 ноября. Выделялся личной храбростью и удачным командованием четой, хотя командовал недостаточно подготовленными солдатами из новых регионов, за что его надо наградить золотой медалью за храбрость».

    В составе пулемётного взвода он принял участие в отступлении сербской армии. Михайлович прошел через кошмарную «Ледяную Голгофу» - отступление сербской армии через Албанские горы, при котором погиб каждый третий.

    «С 20 ноября 1915 по 20 февраля 1916 года в качестве командира пулеметного подразделения третьего прекобрдского полка, во время отступления через Черногорию, он был самым преданным помощником командира, большой друг своим людям – солдатам, - свидетельствует подполковник Коста Р. Георгиевич. - Без усталости целыми днями, день за днем, ходил вокруг, ища хлеб для своих людей, чтобы утолить голод и облегчить их сложное положение. Думаю, что в тех тяжелых часах искушения, которые переживала сербская армия, немного офицеров поняли совестно и правильно свою роль как тогдашний поручик Михайлович. По прибытию на Корфу из-за этих дел я предложил его для награждения и повышение. Холод и Голод на месте уносили тысячи жизней, а новые тысячи умирали на Видо и Корфу из-за последствий голгофы. Бледного и слабого подпоручика Михайловича, сила воли избавила из всех этих проблем: после албанской голгофы, он не только находился на списке для лечения, но и пулеметы, которые у него были не потеряны, хотя всё тяжелое вооружение было уничтожено ещё в Метохии».

    9 февраля 1916 года, многочисленный III полк Дражы, был перемещен во вардарскую дивизию, чтобы на следующий день отправиться в лагерь Ипсос. До ухода в этот лагерь на Корфу, командир 3-го батальона майор Любомир Георгиевич дал следующую официальную оценку подпоручика Драголюба Михайловича: «Подпоручих пехоты Драголюб Михайлович, в качестве заместителя командира четы, командовал четой очень успешно. В сражениях в ходе этой войны он показал, что у него немало энергии, имеет инициативу, слишком отважен, храбрый, хотя он молодой офицер, командовал четой очень успешно. Холоден и без паники. Во время войны, показал, что у него есть возможность и воля для командования войсками. У него ответственный и крепкий характер. Служит с разумением и преданностью. Разносторонний и точный офицер. Инициативы в его деятельности есть достаточно. Обладение и поведение в службе и помимо службы примерено. По общей и профессиональной подготовленности, показанной входе войны он доказал, что может быть сержантом или командиром четы».

    В апреле 1916 года Михайлович в составе пулемётного взвода 2-го батальона XXIII пехотного полка Вардарской дивизии прибыл на Солунский фронт. В сентябре был ранен в бою, и врачебная комиссия признала молодого офицера негодным к строевой службе. Но Дража отказался от тыловой должности и после поправки в апреле 1917 года вернулся в свою часть.

    Подполковник Коста Р. Георгиевич вспоминал: «В сражениях на салоникском фронте с 1916 по 1917 год, до каких пор он находился под моим командованием, везде выделялся огромной храбростью, настойчивостью и жертвой. Тогда часто его предлагали для продвижения. Особенные услуги для своего полка, прежде всего батальона, он оказал 11 сентября 1916 года в качестве заместителя командира пулеметного подразделения второго батальона 23-го Пехотного полка при взятии «Корнячастого чувика», восточнее от Врбени. Он тогда был тяжело ранен, и от этой раны он заболел через два месяца. Еще не долечившись, после двух месяцев, он возвращается в строй, приняв участие в последних сражениях с той же храбростью, отвагой и энергией. (…) Во всех боях, проведеных под моим командованием, он показал: самое большое хладнокровие, великую храбрость, всегда поддержанную с большой энергией и личной инициативой, а помимо того, удачное командование своими людьми и всем подразделением. Отличные качества одного боевого офицера украшали тогдашнего поручика Михайловича... По итогам его службы я могу сказать: хороший офицер и служащий в любом смысле».

    В 1918 году Дража со своим пулемётным взводом перевёлся в только что основанный I Югославянский полк Югославянской дивизии. В составе этой дивизии он участвовал в прорыве Солунского фронта. Тогда же получил чин поручика и был награждён Орденом Белого орла с мечами V степени, а также английским Военным крестом.

    После окончания I Мировой войны в Косово и Метохии вновь вспыхнул албанский мятеж, и Михайлович был направлен на его подавление. Там он прибывал с конца сентября 1918 года до конца зимы 1919. После этого служил в XXXVIII пехотном полку в Скопье.

    Осенью 1919 года, как лучший офицер в полку, поручик Михайлович был переведён в Королевскую Гвардию в Белград и назначен взводным 3-й роты 1-го батальона пехотного полка. Но Дража не задержался долго в Королевской гвардии из-за инцидента в таверне Слобода в новогоднюю ночь. Его компаньон, гвардейский лейтенант Стефан Бухоницкий, поднял тост за большевистскую революцию. Убеждённый монархист и русофил, Михайлович этот тост пить отказался. Возникла ссора. Когда Бухоницкий стал угрожать, Дража вытащил пистолет, повторил его и положил на стол, говоря: «Давайте посмотрим, кто лучше серб, чем я». Он получил 15 дней тюремного заключения, а затем, 25 января 1920 года, его вернули в 28-й пехотный полк в Скопье на должность сержанта и адъютанта командира полка подполковника Милютина Влаича. Бухоницкий был отправлен на албанскую границу.

    В апреле 1920 года Дража был награждён ещё одной золотой Медалью за храбрость, а в мае того же года получил должность командира пулемётного взвода в III подофицерской школе в Скопье. Чин капитана II класса был присвоен Драже в октябре, а в декабре пришло новое награждение – орден Белого Орла IV степени. С июля по сентябрь Михайлович был преподавателем во II подофицерской школе в Сараеве.

    В это же время капитан Дража женился. Его избранницей стала Йелица Бранкович, дочь полковника Еврема Бранковича и сестра его одноклассника и лучшего друга Боривоя - Бора. Дража и Йелица были знакомы через Бору в течение десяти лет. В первый же год Великой войны в Церской битве, на Черных барах Бора Бранкович был убит. Он был похоронен в Глоговце, где его имя до сих пор высечено на памятнике над общей могилой. Накануне Первой мировой войны Йелица вышла замуж за профессора литературы Радивоя Лазаревича. Молодожены жили в Призрене, где Лазаревич внезапно умер в 1915 году. Йелица была на пятом месяце беременности, когда болгарские оккупанты прибыли в Косово за отступающей сербской армией. Ей удалось каким-то образом добраться до Крушевца, где жили ее мать и три сестры. В 1916 году у неё родилась дочь, Радмила. До войны Радмила окончила Торговую академию и работала в Институте страхования. Она умерла в Белграде в 1972 году, оставив дочь и внуков.

    В браке с Дражей Йелица родила четверых детей сыновей Бранко (1921), Любивой (1922; умер на первом году жизни) и Воислав (1924) и дочь Гордана (1927).

    После женитьбы Михайлович продолжил своё образование, поступив слушателем в старшую школу Военной Академии, которую успешно закончил через два года и получил чин капитана I класса. Некоторое время занимал военно-административные должности в Белграде. А в марте 1926 года, уже будучи майором, получил назначение помощником начальника штаба Дунайской дивизии.

    Лучший ученик 23-го класса Высшей школы Военной академии майор Драгослав В. Милосавлевич позже описал в эмиграции Дражу из тех дней: «Обремененный семьей и почти без жалования, он стоически терпел все, никогда не злился. Он никогда ни к кому не обращался и не менял своего настроения. Во время летних поездок был центром, около которого мы собирали после работы, чтобы сидеть и разговаривать. Он был всюду и везде, поэтому мне было интересно, когда этот человек спал».

    В январе 1927 года Михайлович вернулся в Королевскую Гвардию, где занимал должности помощника начальника штаба, исполняющего обязанности начштаба и, наконец, начальника штаба Королевской Гвардии. В начале 1928 года Дража был удостоен Ордена Св. Саввы IV степени.

    Своих лучших офицеров Королевство Югославия направляло для продолжения образования во Францию, и Дража отправился в Париж в 1930 году. Из-за границы он вернулся в Гвардию в чине подполковника и был награждён Орденом Югославской короны IV степени. С февраля по май 1935 года Михайлович был прикомандирован к организационному отделу Генерального штаба Министерства армии и флота. После был снова отправлен заграницу, но уже в должности военного атташе сначала в Болгарию, а затем в Чехословакию. От болгарского царя Бориса югославский офицер получил Орден Александра Невского III степени и Орден креста Св. Александра, а от президента Чехословакии Орден Белого Льва III степени. Тогда же Михайлович становиться полковником.

    По возвращении на родину, в мае 1937 года, Дража был назначен начальником штаба Дравской дивизионной области в Любляне. Затем занимал должности командира XXXIX пехотного полка и начальника штаба укрепления в той же области. Был удостоен Ордена Югославской короны III степени. В августе 1939 года доктор военных наук Михайлович перевёлся на преподавательскую работу в Военную Академию. А через год он получил назначение помощником начштаба Приморской армейской области в Мостаре. В этой должности Дража находился до начала Апрельской войны 1941 года.

    С началом боевых действий полковник Михайлович был направлен в район Сараево начальником оперативного отдела II Армии. Ещё в мирное время Дража предлагал высшему командованию с началом войны отвести армию от границ в горы и начать партизанские действия. В этом случае германская армия не смогла бы воспользоваться своим техническим преимуществом. Им были разработаны наставления для частей, оставшихся во время оккупации в окружении без связи. Он выработал теорию ведения боевых действий, основу которых составляла партизанская борьба, имевшая большие традиции в истории сербского народа. По его мнению, предполагаемые противники Германия и Италия превосходят Югославские вооружённые силы в техническом и количественном отношении, и открытая война означает полный разгром королевской армии. Поэтому нужно организовать оборону, при которой каждый народ Королевства сам бы защищал свою территорию, пользуясь партизанской тактикой. Уже в мирное время должны быть созданы базы в горах и лесах, а так же необходимо начать создание и обучения специальных отрядов четников. Полковник отправил соответствующий доклад министру армии и флота, но предложения Дражи не встретили понимания руководства, решившего не отдавать без боя ни пяди своей земли.

    Под ударами немецких войск на фронте и хорватских вооружённых отрядов в тылу Югославская армия отступала. 13 апреля пал Белград, а король и правительство покинули страну. 17 апреля военное командование подписало капитуляцию.

    В это время Дража Михайлович находился в районе Добоя в Северной Боснии. Его реакция на произошедшее была однозначна: «Капитуляция? Такого слова нет в нашем военном словаре!» Собрав своих подчинённых, Дража сказал: «Герои! Наше правительство позорно подписало акт о безоговорочной капитуляции перед немецкими вооружёнными силами. Я эту капитуляцию не признаю. Живыми немцам не сдаваться. Немцы должны проиграть эту войну. Такая гетерогенная армия, какая была наша, не была способна ни на какую борьбу. Об этом я писал и говорил, но… Это была не война, это было недоразумение. Мы должны организовать и повести партизанскую войну против оккупантов исходя из наших возможностей. Когда наши союзники-англичане узнают о нашем существовании, они нам помогут». После этого небольшой отряд Михайловича со знаменем 41 пехотного полка направился в Сербию. 11 мая его отряд прибыл на Равну Гору в Западной Сербии, эти места были ему хорошо знакомы, ведь здесь довелось воевать в годы Первой мировой. Этот день считается началом движения четников или Равногорского движения. Официальное название – Югославская Армия в Отечестве (Jгословенска воjска у Отаџбини). Вскоре весть об этом распространилась по всем оккупированным территориям, сюда потянулись сербские офицеры и солдаты, которым удалось избежать плена, а также те, кто не захотел смириться с оккупацией своей родины. Большинство пришедших Михайлович отправлял в их родные края для организации сопротивления по всей стране. Отрядам Михайловича надлежало отслеживать маршруты передвижения немецких колонн, проводить акции саботажа и диверсий, вести разведывательную и подрывную деятельность, защищать мирное население и подготавливать народ к всеобщему восстанию, когда для этого создадутся подходящие условия. Так было положено начало равногорского движения, которое в народе называли четническим.

    Дража считал, что силы неравны, и в открытое столкновение с противником вступать преждевременно. По доктрине Михайловича надлежало проводить акции саботажа и диверсий, вести разведывательную и подрывную деятельность, защищать гражданское население и подготавливать народ к всеобщему восстанию, когда для этого создадутся подходящие условия.

    В это время вспыхнуло восстание сербов в созданном оккупантами Независимом Государстве Хорватия (НГХ). Установившийся в НГХ режим Павелича проводил политику по истреблению сербского народа. Согласно этой политике треть сербов должно быть уничтожено, треть изгнано, треть окатоличено. Сербы заключались в концентрационные лагеря и массово истреблялись, подвергаясь чудовищным пыткам, по изобретению которых режим Павелича превзошёл даже своих покровителей нацистов. Беременным женщинам вспарывали животы, детей убивали ударами молотка по голове и сбрасывали в общий ров, людей травили собаками, распиливали, варили в кипятке, сыновей заставляли насиловать матерей…

    Владыка Николай (Велемирович), находившийся под арестом в монастыре Любостыня, передал послание Драже, в котором призывал распространить освободительное движение на Боснию, куда были направлены люди Михайловича для защиты сербов и организации восставших. Одним из лидеров восстания был священник Момчило Джуич, ему удалось организовать комитет по приему сербских беженцев на оккупированных итальянцами территориях, где им не угрожало истребление. Комитет устанавливал связь с сербскими беженцами, скрывавшимися в лесах, снабжал их едой, одеждой, оружием и боеприпасами. Позже Джуич был назначен воеводой и возглавил Динарскую четническую дивизию, в его подчинении находилось более 15000 бойцов. По оценке самого Момчило Джуича за годы войны его людям удалось спасти от гибели более 500 тысяч сербов на территории Лики, Далмации и западной Боснии. Весной 1945 года, незадолго до прихода 36-й американской дивизии, он помог освободить из немецкого плена патриарха Сербского Гавриила и владыку Николая, которых после заключения в лагере Дахау содержали под стражей в Ферне в Альпах. После войны, проживая за границей, Джуич принял участие в воздвижении более 100 православных храмов. Дожил до глубокой старости, умер в возрасте 92 лет в городе Сан Маркос близ Чикаго 11 сентября 1999 года, в день праздника Усекновения главы Иоанна Предтечи.

    Германское командование, не желая у себя в тылу иметь вооружённое сопротивление, решило заключить с Михайловичем перемирие. Но на встрече с немецким представителем Дража заявил, что если немцы хотят мира, то германские отряды должны покинуть страну. «А пока хоть один вражеский солдат находится на нашей земле, мы будем продолжать борьбу», - был ответ Михайловича.

    После нападения Германии на Советский Союз в Югославии появилась ещё одна сила – коммунистические отряды Тито. До 22 июня коммунисты спокойно относились к оккупации страны. Они считали начавшуюся войну схваткой между империалистами, а югославское правительство агентами Англии. Но когда в войну вступил Советский Союз, Тито получил указание Кремля начать борьбу. Главной целью коммунистов был захват власти. Их первой акцией было убийство двух сербских жандармов. Тито приказал своим партизанам нападать на противника везде, цена не имела значения. На территориях, попавших под их контроль, они устанавливали свои порядки, не считаясь с народом. Коммунисты нисколько не смущались проведением террора. Помимо оккупантов, они традиционно боролись с «преждебывшими» сословиями (в частности, священниками), а также русскими белоэмигрантами. И тех, и других просто истребляли. Так, например, было вырезано поселение русских казаков. Вал красного террора стал одной из причин создания русскими эмигрантами т.н. «Русского корпуса», боровшегося исключительно против коммунистов и сотрудничавшего с сербскими «белогвардейцами» в лице Дражи и его четников.

    В ответ на террористические акции титовцев оккупационные власти начали репрессии против мирного населения. Расстреливалось за каждого убитого немецкого солдата 100 сербов, а за каждого раненого 50. Так в Крагуевце 21 октября было расстреляно 7 тыс. человек. Немецкое командование потребовало от властей в Белграде навести порядок, иначе Сербия будет разделена между хорватами, венграми болгарами и албанцами. Это могло привести к уничтожению сербского народа. В августе 1941 года армейский генерал Милан Недич возглавил Правительство народного спасения. Была создана Сербская государственная стража, а из членов организации ЗБОР Дмитрия Лётича – Сербский добровольческий корпус. К концу года коммунистические отряды были разбиты и их остатки ушли в Боснию. Поначалу четники и партизаны пытались сотрудничать. Но в ноябре начались столкновения, переросшие в гражданскую войну.

    В 1942 году четники контролировали большие территории, на которых устанавливались довоенные органы власти. Было образовано политическое крыло движения – Центральный Национальный Комитет, имевший региональные структуры. Основной единицей армии Михайловича была «тройка». Пятнадцать-двадцать «троек» составляли чету, три четы составляли батальон, три батальона бригаду – около 500 человек. Осенью 1942 года были образованы корпуса от 3 до 5 бригад каждый. Было создано 68 корпусов, а также несколько ударных отрядов. После установления связи с союзниками к Драже была направлена союзническая миссия и начались поставки оружия. В декабре 1941 года югославское правительство в Лондоне присвоило Михайловичу чин бригадного генерала, а январе следующего года дивизионного генерала и назначило военным министром. В июле 1942 года Дража был уже армейским генералом. Немецкое командование предприняло несколько крупных операций для уничтожения равногорского движения и его руководства. Но эти операции потерпели неудачу. В июле 1943 года оккупанты назначили за голову Михайловича 100 тыс. золотых марок. После войны шеф гестапо в оккупированной Сербии полковник Фукс подтвердит, что Михайлович никогда не сотрудничал с немцами и не имел никаких отношений с ними, более того всегда считался врагом рейха номер один. Всех членов его движения гестапо преследовало беспощадно.
    Тем не менее Дража терпел поражение в информационной войне. Вещающая с территории Советского Союза титовская радиостанция «Свободная Югославия» обвинила Дражу в сотрудничестве с оккупантами. Хотя некоторые четнические командиры, имея большую самостоятельность в своих действиях, иногда шли на сотрудничество, Михайлович всегда оставался противником немцев. А вот сами коммунисты для борьбы с четниками заключали соглашения с нацистами с ведома своего высшего руководства. Тито имел своих людей и среди командования союзников. Коммунистическая пропаганда распространялась также средствами массовой информации западных стран. Партизанам приписывались победы, одержанные четниками.

    В марте 1943 года Черчилль направил своих представителей в лагерь Тито. А на конференции антигитлеровской коалиции в Тегеране Югославия была передана в сферу влияния Кремля.

    В конце января 1944 года равногорцами был проведен Святосавский конгресс. На нём было рассмотрено будущее устройство Югославии. Михайлович добивался объединения внутри Югославии монолитной области, охватывавшей весь сербский этнические простор. В резолюции конгресса сказано, что обновлённое государство будет парламентской монархией, состоящей из трёх федеральных единиц: Сербии, Хорватии и Словении. Подтверждена легитимность короля Петра II и провозглашена верность монарху и конституции. Традиционной опорой сербского народа признавалось село. А главный акцент поставлен на защиту нравственности и семьи. В будущем государстве должна быть ограничена концентрация власти в узком кругу политической и финансовой олигархии. Основной задачей текущего момента провозглашена борьба с германскими оккупантами. На закрытии конгресса Михайлович произнес: «Братья, будем достойны наших предков мучеников и пойдём их путём без страха. Бороться, как и они боролись: За крест честной и свободу золотую! Пусть нам Бог поможет!».

    Но главные игроки мировой политики уже играли в иную игру. После капитуляции Италии коммунистам досталось огромное количество итальянского вооружения и боеприпасов. А в начале 1944 года прекратилась помощь Михайловичу со стороны союзников. 1 июня эмигрантское правительство Пурича, который поддерживал Дражу, было распущено. Новый глава правительства Шубашич 16 июня заключил соглашение с Тито на острове Вис.

    Михайлович продолжил борьбу и объявил 1 сентября всеобщую мобилизацию. В ряды четников влились десятки тысяч человек, хотя оружия на всех не хватало.

    Последний удар в спину Михайловича был нанесён 12 сентября. В этот день король Петр II призвал всех югославов вступать в армию Тито. В октябре на территорию Югославии вошла Красная Армия и почти вся страна оказалась под контролем коммунистов. Часть четников, а также словенские националисты и остатки Сербского добровольческого корпуса пытались оказать сопротивление коммунистической армии в Словении. Но силы были неравны, и они отступили в Италию и Австрию. Очень многих из них союзники выдали потом Тито. Михайлович решил сражаться до конца. На предложение покинуть страну и спастись он ответил: «Ни при каких обстоятельствах я не брошу моих людей». Под ударами титовских отрядов почти безоружная армия четников продолжала сражаться. Сам Дража и многие из его людей заболели тифом. В боях и от болезней войско Михайловича несло огромные потери.

    Всё это время Йелица стоически несла бремя борьбы мужа. Впервые она была арестована в 1942 году и увезена с двумя детьми в Баньицу (ЮАНР уже была в лесу). Тогда гестапо подсчитало, что ее свобода была бы более суровым приговором, если бы детей содержали в лагере. Она цеплялась за детей, но ее выбросили. Другие заключенные утешали ее, что она могла бы сделать что-то снаружи. Независимо от того, преуспела ли она, дети были освобождены через несколько месяцев. Но в следующем году, когда началось немецкое наступление на армию Дражы, Йелица была снова арестована. Тем не менее, она пережила Баньицу и послевоенные коммунистические чистки. Она умерла в 1970 году в Белграде.

    В феврале 1945 года Святитель Николай (Велимирович), томившийся в лагере Дахау, сумел передать с бежавшим из лагеря четником письме Драже: «"Благослови Вас Бог, великий воевода и юнак наш. И Вас и всех Ваших сотрудников и сподвижников, храбрых борцов за Честный Крест и Золотую Свободу! Мала земная Сербия, но велика и всё прибывает Небесная Сербия, могучая и неодолимая. Да будет Вам Небесная Сербия в помощь. Укрепление мёртвым от живых. У Бога нет мёртвых. Где Бог, там большинство, там и победа. Эта война - величайшая в истории война Христа против антихриста. Сейчас этого не видят, но скоро увидят. Потому что эта материалистическая война явится в конце как религиозная. Потому да будет святое войско, святой народ, святой путь. Где Бога клянут, там гибель уготована. Бог всемогущ. Он гордых повергает, а кротких прославляет. Крестовое Знамя - наше народное знамя (на Почнике, на Косово, на Мишаре, в Таково). Богомольцы восстановили Крестовое Знамя. Бог любит братство и единство. Объединяйтесь со всеми, кто Бога боится и братьев любит. И Небесная Сербия полетит перед Вами. Соблюдайте три вещи: тайну, связь и дисциплину. Да благословит Бог души родителей Ваших, что молятся за Вас. Вас и всех Ваших приветствует Ваш смиренный молитвенник + Еп. Николай"».

    Но участь генерала была уже решена. В одном из последних сражений на руках у Дражи погиб от тяжелого ранения его младший сын Воислав. Сам Михайлович был схвачен на рассвете 13 марта 1946 года и арестован сотрудниками госбезопасности в районе Вышеграда в Восточной Боснии на границе с Сербией.

    Обстоятельства пленения генерала были следующими: Михайлович, с горсткой сторонников скрывавшийся в горах близ Вишеграда, был предан союзниками-англичанами, которые предложили четникам помощь оружием, а самого Дражу, заболевшего тифом, обещали вывезти самолетом на лечение. Вместо этого они передали условные коды и пароли титовцам, и в самолете Михайловича встретили переодетые в британскую форму сотрудники ОЗНА. Точно также обходились англичане со сдавшимися в плен четниками. Им обещали, что их отвезут к их изгнанному королю Петру. Люди радостно садились в машины, славя короля, но везли их – к титовцам, которые расстреливали пленников или же просто сбрасывали их вместе с машинами в пропасть…

    25 марта 1946 года Тито объявил о пленении Дражи Михайловича. «Суд» над ним проходил с 10 июня по 15 июля. Для коммунистического режима это была пустая формальность. Участь Дражи была предопределена заранее. Суд отказался принять показания американских офицеров, находившихся при Михайловиче во время войны, а также лётчиков союзной авиации, сбитых над территорией Югославии и спасённых четниками (во время войны было спасено более 500 пилотов). Надо добавить, что в феврале 1943 года генерал де Голль наградил Дражу Военным крестом, а в марте 1948 года президент США Трумэн американской медалью Легион почёта (посмертно).

    «Я ничего не хотел для себя, - говорил генерал Михайлович. - Я был солдатом, который пытался организовать сопротивление Оси в интересах моей страны и ради восстания на Балканском полуострове. И меня обвинили в связях со всеми возможными разведывательными службами, как союзными, так и враждебными. Я полагал, что я на правильном пути, и я пригласил каждого иностранного корреспондента и даже одну миссию Красной Армии приехать в мой Генеральный штаб. Судьба была беспощадна ко мне и повергла меня в хаос. Я много чего хотел и много начал, но мировой вихрь забрал и мою работу, и меня. Я был соломой среди вихрей...»

    15 июля 1946 года белый воин Сербии был приговорён к смертной казни и 17 июля расстрелян. В заключении Дража подвергался жестоким пыткам. На фотографии, сделанной коммунистами после его убийства, хорошо видно, что у генерала отрублена рука. «Благодарю Тебя, Боже, что ты судил мне погибнуть в день памяти Русского Царя!» - таковы были последние слова Михайловича, как и многие сербы почитавшего Государя-Мученика Николая Второго святым задолго до его канонизации.

    Дража был любим своим народом, о нем слагали песни, называя его ласково, как доброго и почитаемого старшего члена семьи - дядюшка Дража, в одной из песен о нем говорят: «Жив наш Дража, он не умер».

    В жизни генерал Драголюб Михайлович был очень набожным и добродушным человеком, отличался радушием и дружелюбием, легко находил себе друзей. Он не мог лицемерить и всегда говорил то, что думал. Это не раз приводило к печальным для него последствиям. Известен случай, когда незадолго до войны на приёме в английском посольстве Михайлович высказал всё, что думает о Гитлере, за что, после жалобы немецкого посла, получил 30 суток ареста, и был отправлен в Мостар.

    Святитель Николай (Велимирович) называл его «святым ратником» и приводил в пример всем сербам. В своём слове, посвящённом памяти Дражи, он говорил: «Господь говорит: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». (Ин. 15-13).

    Покойный Дража Михайлович показал самую большую любовь, доступную человеку, положив жизнь свою за свой народ. Скошен Дража косой смерти после пятилетней мучительной защиты жизни своего народа, осуждённого на смерть и полное истребление. Скошен косой неправды в борьбе за правду своего сербского народа. Дража Михайлович был легендарной личностью. Его мученическая смерть создала вокруг его имени ореол святого ратника. Со временем этот ореол будет становиться все светлее, а Дражино имя все славнее. Да дарует ему Бог жизнь вечную в славе Небесной Сербии».

    Сын Дражи, Бранко, юрист, умер в 1995 году в Белграде. Дочь, Гордана, после войны стала детским врачом и также скончалась в Белграде.

    14 мая 2015 года Верховный суд Сербии постановил реабилитировать генерала Михайловича, отменив приговор 1946 года.

    В горах, где Михайлович скрывался полтора года перед арестом, воздвигнут православный монастырь Дражевина, посвящённый крестной славе Михайловича - святителю Николаю Мирликийскому. По словам игумена, монастырь возник на идеях равногорского движения и самого Дражи Михайловича. Местные люди на протяжении долгого времени помогали дядюшке Драже, но после его пленения, многие пострадали от коммунистов, в округе нет ни одного дома, который репрессии обошли стороной. На территории монастыря установлен памятник генералу Михайловичу.


    Елена Семёнова

    Русская Стратегия

    Категория: - Разное | Просмотров: 82 | Добавил: Elena17 | Теги: дража михайлович, РПО им. Александра III, Елена Семенова, книги
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1533

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru