Web Analytics


Русская Стратегия

"Добродетель и нравственная красота состоит не в бессилии, не в слабонервности, не в апатичности, а в том, чтобы человек, имея силу и нервы всё разрушить, - в то же время, по любви к добру, не разрушал, а сохранял и созидал жизнь. Такими сильными и самоотверженными людьми живёт мир и держится добро. Такую личность должно уважать, ставить примером для себя и для других как идеальную и героическую." Л.А. Тихомиров

Категории раздела

- Новости [4304]
- Аналитика [3231]
- Разное [1160]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2019 » Декабрь » 9 » Д.В. Соколов. «Проявление дружбы и безграничного доверия»
    05:23
    Д.В. Соколов. «Проявление дружбы и безграничного доверия»

    Передача Крыма Украине в 1954 году: предпосылки, последствия, реакция населения


    «Хрущев подарил Крым Украине!» В разных вариациях, на разных уровнях, это восклицание в течение многих десятилетий звучало несчетное множество раз. После принятия полуострова в Российскую Федерацию в марте 2014 г. местные производители сувениров выпустили футболку с изображением генсека и действующего российского президента Владимира Путина и слоганом «Крым сдал – Крым принял».

    И сегодня распространено убеждение, что приснопамятный Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 г. «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР» принят единоличным решением Никиты Хрущева, который являлся едва ли не автором данного документа.

    Реальность гораздо сложнее.

    Мотивы, которыми руководствовалось в Москве, передавая Крым Украине, имели определенные предпосылки, которые проявились вскоре после освобождения полуострова в мае 1944 г. Нельзя упускать из вида и то обстоятельство, что попытки подчинить себе регион украинской стороной предпринимались и прежде.

    В 1918 г. Крым стал объектом территориальных притязаний правительства Украинской державы во главе с гетманом Павлом Скоропадским. Местное краевое правительство, возглавляемое генерал-лейтенантом Сулейманом (Матвеем (Мацеем) Сулькевичем, придерживалось иной точки зрения, и отвергало эти претензии. Между двумя государственными образованиями началась вначале дипломатическая, а потом и таможенная война.

    Совет министров Украинской Державы постановил прекратить любые сношения с Крымским правительством и объявить полуострову экономическую блокаду. Украинские власти запретили ввоз в Крым фабрично-заводских изделий и хлеба, вывоз с территории полуострова фруктов, табака и вина, прекратились почтовые и телеграфные сообщения. В результате закрытия границ Крым лишился украинского хлеба, а Украина - крымских фруктов. Как следствие, продовольственная ситуация в Крыму заметно ухудшилась. Цены на полуострове выросли в 2 раза. С 29 июня 1918 г. Симферопольская городская управа ввела хлебные карточки (выдавалось по 1 фунту в день на человека). Еще более тяжелое положение сложилось в Севастополе, который временами оказывался на грани голода.

    Между соседями разгорелся и пограничный конфликт. Считая, что граница между Крымом и Украиной проходит по Перекопскому валу, украинская сторона еще 7-8 июня послала в Перекоп свою комендатуру. В Перекопе была создана новая украинская городская управа, а старая была вынуждена переехать в Армянский Базар (ныне - Армянск). Лишь после того, как крымские власти пожаловались командующему германскими войсками на Украине генералу Герману фон Эйхорну, украинское правительство оставило Перекоп. Еще один пограничный конфликт произошел вокруг Арабатской стрелки, на которой располагалась станция, обеспечивающая водой украинский город Геническ. Отвергая территориальные притязания крымчан на этот район, украинцы провели референдум, на котором большинство жителей Арабатской стрелки высказались за пребывание в составе Украины. Следом за этим украинские войска заняли спорную территорию и установили на ней пограничный пост. Одновременно правительство гетмана Скоропадского пыталось вести идеологическую обработку крымчан в украинском духе, поощряя издание на территории полуострова прокиевских печатных изданий.

    Сулькевич не остался в долгу и запретил вывоз из Крыма соли, а 23 августа 1918 г. с целью недопущения перехода Севастополя под контроль Украины объявил его торговым, а не военным портом. В ответ на это Украина объявила крымские железные дороги своей собственностью и ограничила их использование для нужд Крыма[i].

    После окончательного установления советской власти в ноябре 1920 г. вопрос о статусе Крыма поднимался в ходе внутрипартийных дискуссий. Итогом стало образование автономной республики в составе РСФСР. Вместе с тем, накануне отдельные местные коммунисты высказывали мнение о целесообразности передачи Крыма Советской Украине. Такой позиции придерживался Керченский уездный комитет партии, который настаивал на «включении Крыма в состав Украинской республики… принимая во внимание географическое положение и экономические связи»[ii]. Также необходимо отметить, что после победы над Врангелем власти УССР пытались де-факто подчинить себе Крым без согласия Москвы, направляя на полуостров свои комиссии, производили вывоз имущества[iii].

    Начиная с августа 1944 г. УССР наравне с РСФСР принимает активное участие в заселении полуострова, пострадавшего в ходе боевых действий, террора оккупантов и депортации целых народов. 18 августа 1944 г. вышло постановление Совнаркома УССР и ЦК КП (б) У «О переселении колхозников в Куйбышевский район Крымской АССР», которое обязывало исполкомы областных Советов и обкомы КП(б)У Винницкой, Житомирской, Киевской, Каменец-Подольской, Сумской, Черниговской и Полтавской областей переселить к 1 октября 1944 г. в Куйбышевский район Крыма 3000 хозяйств (9000 человек), в том числе:

    - из Винницкой области – 600 хозяйств (1800 человек);

    - из Житомирской области – 500 хозяйств (1500 человек);

    - из Киевской области – 430 хозяйств (1200 человек);

    - из Каменец-Подольской области– 600 хозяйств (1800 человек);

    -  из Сумской области – 350 хозяйств(1050 человек);

    - из Черниговской области – 350 хозяйств (1050 человек);

    - из Полтавской области – 200 хозяйств(600 человек)[iv].

    Переселение в Крым из областей УССР проводилось и после преобразования автономии в Крымскую область. Так, 29 декабря 1949 постановлением № 3893 «О переселении в колхозы Крымской области» Совет министров УССР ставил задачу переселить в 1950 г. на добровольных началах в колхозы Крымской области 1000 семей колхозников, в том числе из областей УССР: Дрогобычской – 300 семей, Закарпатской – 400 и Черновицкой – 300 семей[v]. По состоянию на 1 июля 1950 г. в Крым переселили 972 семьи численностью 4070 человек[vi]. Оставшиеся 28 семей планировалось отправить до сентября 1950 г.

    13 июня 1951 г. Совмин УССР выпустил постановление № 1406 «О переселении колхозников из Украинской ССР в Крымскую область», которым обязывал исполкомы областных Советов депутатов трудящихся Каменец-Подольской, Житомирской, Киевской, Сумской и Черниговской областей переселить в Крымскую область в 1952 г. на добровольных началах 1000 семей колхозников, «преимущественно целыми колхозами или бригадами, которые до укрупнения являлись мелкими колхозами, в том числе из указанных областей по 200 семей»[vii].

    До настоящего времени нет единого мнения, чем было обусловлено принятие решения о передаче Крыма Украине. Но неоспоримо: данная инициатива принадлежала не только Хрущеву.

    События развивались по следующей хронологии.

    25 января 1954 г. на заседании Президиума ЦК КПСС под председательством Георгия Маленкова был утвержден проект Указа Президиума Верховного Совета СССР о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР. Первый секретарь Крымского обкома КПСС Павел Титов, выступивший против этого решения, был снят с должности и отправлен в Москву на должность заместителя министра сельского хозяйства РСФСР[viii].

    5 февраля 1954 г. Совет министров РСФСР принял постановление, в котором признал «считать целесообразной» передачу Крымской области в состав УССР и обратился в Президиум Верховного Совета РСФСР с  просьбой «рассмотреть вопрос» о передаче области и войти с соответствующим ходатайством в Президиум Верховного Совета СССР.

    В тот же день Президиум ВС РСФСР постановил передать Крымскую область в состав Украинской ССР и направил свое постановление на утверждение Президиума Верховного Совета СССР.

    13 февраля 1954 г. по этому же вопросу состоялось заседание Президиума Верховного Совета УССР, который постановил: просить Президиум Верховного Совета Союза ССР передать Крымскую область из состава Российской СФСР в состав Украинской ССР.

    19 февраля 1954 г. под председательством Климента Ворошилова состоялось заседание Президиума Верховного Совета СССР, который единогласно утвердил совместное представление президиумов Верховных Советов РСФСР и Украинской ССР о передаче Крымской области в состав Украинской ССР. Соответствующий Указ был утвержден Законом СССР от 26 апреля 1954 г. «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР», принятом на заседании первой сессии Верховного Совета СССР четвертого созыва, и опубликован в центральных газетах 28 апреля[ix]. Отметим, что Указ от 19 февраля, и закон от 26 апреля подписал К.Ворошилов.

    Личная роль Хрущева при этом неоспорима. Вернувшись в Москву из Киева с юбилейных торжеств, посвященных празднованию 300-летия Переяславской рады, первый секретарь ЦК КПСС в узком кругу заметил, что укреплению дружбы двух братских народов способствовала бы передача Крыма Украине. Свою позицию Хрущев аргументировал территориальной близостью полуострова к Украине, что способствует их тесным экономическим связям. Возражений не было.

    В то же время нельзя забывать, что в 1954 г. Никита Сергеевич не был единовластным правителем, а лишь одним из девяти членов Президиума ЦК КПСС. Гораздо большей личной властью обладал Г.Маленков, занимавший пост председателя Совета министров. А Ворошилова и Молотова большинство советских людей с детства воспринимало как «вождей № 2» и верных соратников Сталина.

    Таким образом, передача Крыма Украине была результатом коллективной воли советского руководства. И Маленков, и Ворошилов, и Молотов, и другие члены Президиума ЦК КПСС несут за это одинаковую ответственность.

    Споры о правомерности принятых решений не утихают и сегодня, когда Крым воссоединился с Россией. Отмечается, что передача полуострова Украине не соответствовала действовавшему тогда законодательству. Вопросы об изменении границ союзных республик должны были решать Верховные Советы, а не их Президиумы, а в Конституции РСФСР пункта об изменении границ вообще не было[x].

    Определенную дискуссионность также сохраняет вопрос о состоянии экономики полуострова накануне его передачи УССР. Украинские источники рисуют картину всеобщей разрухи, причиненной войной и утверждают, что только после передачи полуострова Украине регион стал по-настоящему процветающим.

    С этим утверждением нельзя согласиться. Так, в ходе заседания Президиума Верховного Совета СССР 19 февраля 1954 г. секретарь ЦК КПСС Отто Куусинен отметил, что русский народ передает украинскому «одну из ценных областей» (а не депрессивных, как утверждается в современной украинской историографии).

    «Только в нашей стране возможно, когда такие важнейшие вопросы, как территориальное перемещение отдельных областей в состав той или иной республики разрешаются без всяких затруднений, с полной согласованностью, руководствуясь исключительно соображениями целесообразности»[xi].

    То, что Крымская область не была депрессивной, и, несмотря на проблемы, вызванные войной и послевоенным восстановлением, видно на конкретных примерах. Уже в 1946 г. в регионе имелись 23 научно-исследовательских организации и опытные станции, а в 1950 г. их число увеличилось до 36. Среди них: Крымский филиал Академии наук СССР, Никитский ботанический сад, Всесоюзный научно-исследовательский институт эфиромасличных культур, Крымская астрофизическая обсерватория АН СССР, Севастопольская биологическая станция им. А.О.Ковалевского, сейсмические станции Института геофизики АН СССР, и многие другие. Большинство этих научных центров являлись уникальными и внесли значительный вклад в развитие мировой науки[xii]. Весьма успешно развивалась тяжелая промышленность. В отдельных отраслях ее показатели по производству приближались к довоенному уровню, а то и превышали его.

    Положение в сельском хозяйстве было действительно сложным. Сказывался недостаток рабочей силы, который пытались возместить привлечением к сельхозработам учащихся, инвалидов, стариков и увеличением количества тракторов[xiii]. Медленно происходило восстановление посевных площадей и поголовья скота. В то же время к началу 1950-х гг. самые значительные трудности аграрном секторе экономики Крыма в основном были преодолены, и дальнейшее его развитие протекало уже в более благоприятных условиях.

    Официально необходимость передачи Крыма Украинской ССР объяснялась «общностью экономики, территориальной близостью и тесными хозяйственными и культурными связями».

    Ссылаясь на слова отца, сын Хрущева, Сергей, считает, что это решение связано со строительством Северо-Крымского канала от Каховского водохранилища на Днепре и желательностью ведения и финансирования масштабных гидротехнических работ в рамках одной союзной республики[xiv].

    Высказываются также мнения, что передачей Крыма Хрущев хотел заручиться поддержкой украинских коммунистов в борьбе за власть; либо изменить этнический состав УССР в сторону увеличения русского населения.

    На наш взгляд, наиболее вероятными являются идеологические (подарок Украине в связи с 300-летием Переяславской рады) и экономические причины.

    Важно при этом отметить, что передача Крыма Украине происходила в условиях единого государства. Тогда, в 1954 г., никто не мог предположить, что спустя десятилетия Советский Союз распадется, а искусственно проведенные границы административно-территориальных образований станут границами государств.

    Для руководства компартии СССР был сугубо унитарным государством и любые манипуляции с территориями внутри Союза считались нормальным делом.

    При этом большинство населения Крыма составляли русские. По результатам Всесоюзной переписи населения 1959 г. их насчитывалось 858,3 тыс. человек, или 71,4 % от общего числа жителей. Украинцев было всего 267,7 тыс. человек, или 22,3%[xv]. Доминирующим этносом русские оставались и в дальнейшем. Эта тенденция в основном сохранилась и после распада СССР.

    На передачу полуострова Украине крымчане реагировали по-разному. Понятное дело, что официально звучали исключительно слова одобрения, которые во множестве тиражировала местная пресса. Строго положительные оценки решений партии и правительства звучали в ходе Юбилейной сессии 3 созыва Крымского областного совета, посвященной воссоединению Украины с Россией под председательством Михаила Кузьменко. При этом от руководства УССР на сессии никого не было.

    В докладе первого секретаря Крымского обкома КПУ Дмитрия Полянского передача Крыма Украине была названа «ярким проявлением дружбы и безграничного доверия к украинскому народу со стороны великого русского народа», и что советский народ видит в произошедшем «выражение крепнущей дружбы между народами нашей страны, стремление обеспечить дальнейший расцвет экономики и культуры»[xvi].

    В том же ключе звучали и выступления участников сессии. Так, бригадир овощеводов бригады колхоза «Путь к коммунизму» Сакского района Е.Новиков сказал: «Мы, советские люди, рассматриваем этот акт как проявление дружбы и безграничного доверия русского народа к украинскому народу»[xvii].

    Одобрительные высказывания по случаю передачи УССР некоторые крымчане делали и в частных беседах, преимущественно делая акцент на экономической составляющей.

    Но были и другие мнения.

    4 марта 1954 г. секретарь Крымского обкома КПУ Василий Горин информировал ЦК КПУ, что «среди некоторой части населения наблюдается настороженность.Так, секретарь Кировского райкома партии т. Сарычев сообщил, что в районе многие товарищи уклоняются от оценки факта присоединение Крыма к Украине и на поставленный вопрос – как смотрят на это – отвечают – «Правительству виднее, как лучше».

    Секретарю парторганизации Симферопольского ремесленного училища «Крым- энерго» был задан вопрос учащимися: «Почему до Указа Президиума Верховного Совета не опросили жителей Крыма как они будут смотреть на акт присоединения?»

    Главным вопросом, волнующим некоторую часть населения, является вопрос о языке. Много разговоров идет о том, что преподавание во всех школах и вузах будет переведено на украинский язык, что областная газета будет выходить на украинском языке и все вывески о названиях учреждений, магазинов также будут украинские.

    В городах Ялте, Симферополе среди отдельных ведутся разговоры о том, что теперь на руководящие посты Украина будет направлять своих работников и, что в связи с этим, ожидается большая перестановка кадров. В беседах много ставится вопросов в отношении административного управления:

    1. Будет ли Крым отдельной областью или войдет в Мелитопольскую?

    2. Останется ли Симферополь областным центром?

    3. Увеличится ли территория области за счет других районов, прилегающих к Крыму?

    4. Останется ли Севастополь городом республиканского подчинения?

    Много разговоров возникает о зарплате и снабжении. Задаются вопросы:

    1. Отразится ли включение Крыма в состав Украины на зарплате сотрудников?

    2. Изменятся ли штаты в организациях и учреждениях?

    Высказываются опасения, что теперь снабжение продовольствием и промышленными товарами ухудшится.

    В коллективе областного драматического театра имеет место разговоры о том, что по-видимому теперь в Симферополе будет украинский драмтеатр и труппе придется переезжать в другую область.

    Задаются вопросы: 1. Кому теперь будут подчинены здравницы Крыма?

    2. Почему именно теперь возник вопрос о передаче Крыма Украинской ССР и не возникал раньше?»[xviii].

    Живший в то время в Крыму историк Олег Волобуев свидетельствовал, что после передачи полуострова УССР на стенах домов «время от времени появлялись уличные надписи, свидетельствующие о скрытом протесте в обществе, еще точнее об этом свидетельствовали разговоры. Все-таки на момент передачи Крыма большинство его населения составляли русские»[xix].

    Высокую степень обеспокоенности людей подтверждает и следующая выдержка из выступления первого секретаря КПУ Николая Подгорного на XXVКрымской областной партийной конференции 10 марта 1954 г.:

    «Товарищи! Я хочу ответить на одну записку. Правда, таких записок имеется много у т. Полянского, но одну из них, наиболее обобщенную, я взял себе для того, чтобы ответить на нее и тем облегчить положение т. Полянского. В этой записке т. Сущенко задает такой вопрос: «В настоящий момент отделы райисполкомов начали получать из Министерств УССР документы на украинском языке. Желательно знать каков будет порядок введения украинского языка в Крымской области, в частности в советских учреждениях, школах, печати, радио и т.д.»

    Этот вопрос, насколько мне известно, волновал трудящихся Крымской области еще задолго до того, как был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР о передаче Крымской области в состав Украинской ССР. Видимо, слухи просачивались понемногу и вокруг этого вопроса складывалось определенное, как говорят, общественное мнение и вопрос о том, что будет со школами, что будет с другими учреждениями, как будет проходить украинизация, как будут приезжать украинские работники из других областей и целый ряд других вопросов волновали население Крымской области.

    Я должен сказать, что эти разговоры совершенно безосновательны, нужно иметь в виду, что на Украине таких областей, как Крымская, или почти таких же, имеется много. Сюда относятся Ворошиловградская, Сталинская, и ряд других областей, где преподавание в школах проходит на русском языке, делопроизводство ведется тоже на русском языке. Видимо точно также будет в Крымской области.

    Что касается школ, то даже в западных областях Украины у нас имеются русские школы так же как и по всей Украине, но в этих русских школах преподается украинский язык, как предмет. Я не собираюсь утверждать, но думаю, что так, видимо, будет и здесь. Ничего плохого в этом я не вижу, если в русских школах будет преподаваться украинский язык. Преподают же другие языки.

    Говорят, что дети будут перегружены, но очевидно они перегружены не более, чем дети трудящиеся всех областей Украинской ССР.

    Делопроизводство есть и останется на русском языке. Нет никакой необходимости переводить делопроизводство на украинский язык. Да и как это вообще можно подумать перевести делопроизводство в учреждениях на украинский язык, в то время, когда люди не знают украинского языка. Ведь для того, чтобы перевести все делопроизводство на украинский язык, нужно знать язык, нужно чтобы люди, которые владеют украинским языком, а это не решается за 1–2–10 лет, это длительный процесс, пока человек изучит язык в такой степени, чтобы можно было вести делопроизводство в учреждении. Что касается радио, кино, переписки – то же самое все будет так, как оно было. И мы никогда не ставили перед собой задачу, что как только присоединится Крым к Украине, все пойдет вверх дном, все перевести на украинский язык.

    Кроме того я должен сказать, что делопроизводство в ЦК партии идет на украинском языке, но одновременно переписка с ЦК КПСС все протоколы, обращения и т.д., все идет на русском языке, хотя не знаю на каком языке т. Полянский получает протоколы на украинском или на русском. Но наряду с этим имеются протоколы и на русском языке. Так, что я думаю, это не должно ни в коей мере беспокоить трудящихся и парторганизацию Крымской области»[xx].

    Несмотря на все заверения, республиканские власти практически сразу стали проводить политику украинизации Крыма.

    «Положение дел, - отмечает О.Волобуев, - стало зависеть от каждого конкретного руководителя Украины, от того, приводила ли осуществляемая Киевом политика к большей украинизации или к большей русификации Крыма»[xxi].

    Часто инициативу в вопросе украинизации региона принимал на себя Крымский обком КПУ. В августе 1954 г. его бюро приняло решение об изучении украинского языка и литературы в школах Крымской области. Для подготовки учителей этого профиля на историко-филологическом факультете Крымского государственного педагогического института было открыто специальное отделение. На украинский язык перевели трансляцию некоторых программ местного телевидения и радиовещания, а отдельные программы дублировались на украинском языке. Самая массовая в Крыму областная газета «Крымская правда», являвшаяся органом Крымского обкома КПУ, стала выходить на русском и украинском языках. Повсеместно производилась замена русскоязычных вывесок на зданиях партийных комитетов, органов власти, государственных учреждений, магазинов и объектов бытового обслуживания, дорожных указателей и названий населенных пунктов на украинский аналог. Некоторые местные партийные руководители стали вести публичные выступления на украинском языке[xxii].

    Все это вызвало недовольство крымчан.

    Свидетельство нашего современника, доцента кафедры истории и международных отношений филиала МГУ им. Ломоносова в городе Севастополе, кандидат исторических наук Вадима Хапаева:

    «Политика украинизации велась. В школах во всех городах и районах, кроме Севастополя, изучался украинский язык. Все официальные издания и газеты публиковались на двух языках, но на украинском языке на полуострове никто не говорил и не читал. Например, тираж «Крымской правды» на русском раскупался, а на украинском — нет.

    Я представляю то поколение, которое помнит Крымскую область. Могу сказать, что дети негативно относились к тому, что их заставляли учить украинский язык. Они считали эти уроки пустой тратой времени. Украинский язык не приживался. Политика украинизации в составе Украинской ССР велась, но плодов не давала»[xxiii].

    В ЦК КПСС и Верховный Совет СССР из Крыма стали поступать жалобы на насильственное принуждение к использованию украинского языка. Неудобные вопросы люди продолжали задавать и тогда, когда в начале 1960-х гг. кампания украинизации несколько сбавила обороты.  Например, в письме парламентариям от 9 августа 1964 г., авторы вопрошали: «Как может Россия, имея самую лучшую, самую большую ценность, составляющую ее украшение — Крым, по территории превышающую Бельгию или Швейцарию, это целое государство — отдать… Как же могли подарить эту русскую драгоценность, русское достояние без ведома русского народа?» Далее авторы письма сами же отвечали на этот вопрос: «Русский человек не мог подарить Крым. Это антигосударственный акт, направленный к опасной цели», и предлагали отменить ошибочное решение, в противном случае — поставить вопрос на референдум. Такие письма оставались без внимания[xxiv].

    Чтобы снизить накал напряженности, перед партийными органами и учреждениями образования ставилась задача усилить разъяснительную работу.

    «Нам не следует недооценивать фактов неправильного понимания перехода Крыма в состав УССР, - выступая 27 января 1955 г. на VI пленуме Крымского обкома КПУ,  делился соображениями по поводу сложившейся ситуации секретарь Владимир Клязника, - фактов /хотя и единичных/, но все же имеющих место, нездоровых или болезненных настроений и высказываний»[xxv].

    В результате форсированная попытка украинизации Крыма, предпринятая в 1950-х гг., провалилась. После принятия 24 декабря 1958 г. Закона СССР «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования», которым предусматривалось право родителей выбирать язык обучения своих детей, количество школьников полуострова, которые желали изучать украинский язык, начало уменьшаться. В 1970-1971 учебном году осталась только одна украинская школа в Симферополе, в которой обучалось 412 учеников[xxvi].

    Мотивируя убыточностью, крымские власти прекратили выпуск украинских версий местных печатных изданий и книг. Те, что выходили, не пользовались спросом. Весь период пребывания в составе Украины (вначале советской, а потом и «незалежной») Крым оставался регионом с доминирующим русским населением и культурной средой.

    Передача Крыма УССР была типичным проявлением ленинской национальной политики, основанной на политической целесообразности вкупе с игнорированием этнического фактора. Последствия этих решений мы наблюдаем сегодня в виде правового конфликта вокруг принадлежности Крыма, а также недружественных действий со стороны соседнего государства.

    [i]История Крыма с древнейших времен до наших дней - Симферополь: Атлас-компакт, 2007. – С.302

    [ii]Крапивенцев М.Ю. История трансформации политико-правового статуса Крыма 1917-1921 годах. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук (на правах рукописи). – Севастополь, 2014. - С.144

    [iii] Усов С.А. Проблема Черноморского флота и Севастополя в условиях распада Российской империи и СССР: (историко-политологический анализ). - Севастополь, 2003. – С.119

    [iv]Крим в умовах суспільно-політичних трансформацій (1940–2015): Збірник документів та матеріалів. Упоряд.: О. Г. Бажан (керівник), О. В. Бажан, С. М. Блащук, Г. В. Боряк, С. І. Власенко, Н. В. Маковська. – К.: Інститут історії України НАН України, 2016. – С.96

    [v] Там же. – С.100

    [vi] Там же. – С.110

    [vii] Там же. – С.131

    [viii] Миляев В. Забытый патриот Крыма // http://www.sovross.ru/articles/1040/17844

    [ix] История Крыма. Т.2. – М.: Кучково поле, 2018. – С.643

    [x] Данилин П. Воссоединение. – М.: ЗАО «Издательский дом «Аргументы недели», 2015. – С.90

    [xi] История Крыма. Т.2. – С.642

    [xii]Там же. – С.628

    [xiii] Там же. – С.630

    [xiv]https://www.vesti.ru/videos/show/vid/585495/cid/9/

    [xv] История Крыма. Т.2. – С.647

    [xvi]Пащеня В.Н. Крымская область в советский период: 1945-1964 гг. – Симферополь: ДИАЙПИ, 2011. – С.85

    [xvii] Там же.

    [xviii]Крим в умовах суспільно-політичних трансформацій (1940–2015). – С.174

    [xix]Рудакова В. Передача Крыма // Крым. Страницы истории с древнейших времен до наших дней / Под ред. В.Н.Рудакова – М., 2019. - С.337

    [xx]Крим в умовах суспільно-політичних трансформацій (1940–2015). – С.175-176

    [xxi]Рудакова В. Указ. соч. - С.337-338

    [xxii] История Крыма. Т.2. – С.648

    [xxiii] Почему Хрущев так спешил передать Крым Украине // https://www.rubaltic.ru/podcast/18022018-34-vkhapaev-krymskiy-referendum-ispravil-istoricheskuyu-oshibku-1954-goda/

    [xxiv] Хорошева А. Крым 1954: Как Никита Хрущев продавил решение о передаче полуострова от РСФСР Украинской ССР // http://lhistory.ru/statyi/krym-1954

    [xxv] Крим в умовах суспільно-політичних трансформацій (1940–2015).– С.412

    [xxvi] Крим: шлях крізь віки. Історія у запитаннях і відповідях / НАН України. Інститут історії України. Відп. ред. В.А. Смолій. — К.: Ін-т історії України НАН України, 2014. – С.374

    Категория: - Разное | Просмотров: 206 | Добавил: Elena17 | Теги: Дмитрий Соколов, россия без большевизма, РПО им. Александра III, преступления большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1578

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru