Web Analytics


Русская Стратегия

"Восстановление потрясённой гегемонии Русского народа в Империи, его историческими усилиями созданной, составляет теперь жгучую потребность времени. Но для этого нужно прежде всего быть достойным высокой ответственной роли, нужно быть духовно сильным и хотеть своего права. Без этого бумажные права не помогут." Л.А. Тихомиров

Категории раздела

- Новости [4454]
- Аналитика [3298]
- Разное [1211]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 6
Пользователей: 1
lobvb

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2019 » Декабрь » 11 » Сергей Олюнин: «Возвращение имен, лиц и судеб в исторический контекст нынешнего поколения»
    03:42
    Сергей Олюнин: «Возвращение имен, лиц и судеб в исторический контекст нынешнего поколения»

    С недавних пор в московском Измайловском кремле действует уникальный музей - «Всемирная история в пластилине». Музей этот невелик и занимает лишь две комнаты. Миниатюрны и экспонаты его - пластилиновые скульптуры видных деятелей отечественной истории и, в первую очередь, Белого Движения. Десятки героев Белой Борьбы - от прославленных вождей до личностей малоизвестных - обрели свое воплощение трудами и талантом их создателя, Сергея Ростиславовича Олюнина, потомка белого офицера, сумевшего создать в нашей столице подлинный уголок Белой Идеи. Помимо миниатюр здесь представлены стихи белых поэтов, книги о Белом Движении, «белогвардейская» форма… Экскурсии, проводимые хозяином и его супругой, Ириной, проходят под аккомпанемент «белогвардейских» маршей. Музей Олюниных, несмотря на скромность своих размеров, играет значимую просветительскую роль. Его частыми посетителями являются дети, кои здесь же, в соседней комнате, обучаются лепке из марципана. Сергей Олюнин любезно согласился ответить на вопросы редактора журнала «Голос Эпохи» и портала «Русская Стратегия» Елены Семеновой.

    - Расскажите, пожалуйста, нашим читателям, что представляет собой Ваш музей? Как он создавался? Какова его задача?

    - Наш музей возник как собрание работ моего покойного отца, Ростислава Олюнина и его друга Андрея Миллера, которые они на протяжении 15 лет создавали исторические фигуры из пластилина. Исключительно как хобби. Без цели. Без будущего. По потребности души. И хотя законченная работа вставала на полку и радовала лишь домашних, планку оба автора установили для себя весьма высокую и жесткую: персонаж должен быть безусловно похож лицом на свой прототип и одежды его непременно должны соответствовать эпохе. Мы с супругой Ириной однажды попробовали открыть на пробу музейчик, экспозицию которого составили бы эти старые работы - и не смогли уже с ним расстаться. Ну а потом я и сам вспомнил увлечение юности и начал лепить - в той же технике, что завещал отец. Правда, если у него охват тем был широчайший - от неандертальца до генерала де Голля, то у меня интерес значительно уже - Россия на рубеже веков и Гражданская война. Так что начавшись с сотни работ, музей за шесть лет разросся до 200 с небольшим персонажей.

    За это время подрос сын и теперь уже помогает мне в работе. И последняя наша мини-коллекция - «Путь русского офицера» - без его участия просто бы не возникла.

    И насчет задачи… Всякий раз, когда в музейную витрину встает очередной персонаж, у меня дурацкое чувство, что я вот сейчас, в эту секунду, оживил его. Вернее, какую-то часть его, которая отныне всегда будет присутствовать среди тех, кто вошел в помещение музея. Ощущение непередаваемое. Так вот, задача нам видится не в одном сохранении памяти (это бесспорно), но более в возвращении имен, лиц и судеб в исторический контекст нынешнего поколения. Ведь бывает, что кто-то из посетителей, пройдя рядами стоящих белых генералов, полковников и рядовых, вдруг спрашивает: «А что мне о них почитать?» Значит, в его голове, в его душе эти люди уже начали свою вторую жизнь. Такое вот возвращение на родину - она обретается заново в умах и системе ценностей сегодняшних людей.

    - Большая часть экспозиции посвящена Белому Движению. С чего для Вас началось обращение к этой теме?

    - Путь вышел весьма прихотливый - мелкие события, ничтожные мысли и еле слышные звуки постепенно помогли отвернуться от типичного, скучного и торного либерализма.

    Стоило мне случайно прочитать первую книгу - кстати, о Колчаке - как имена, события и даты стали приходит сами. Вроде незаметно - но вдруг оказалось, что иных книг не читаю, иных композиций не слышу, иных разговоров не веду - вокруг меня образовалось плотное Белое облако. Тема разворачивалась постепенно - будто свет утратил свою физическую скорость и понемногу, но неотвратимо выхватывал из тьмы все новых и новых персонажей. События возникали, уплотнялись и превращались из исторических, удаленных в сегодняшние, которыми и живу.

    - В Вашем музее представлены, пожалуй, все сколь-либо известные герои Белого Движения. Наверняка есть среди них особенно любимые. Кто из Белых героев Вам особенно близок?

    - Само определение «любимые» для меня делится надвое. Любимые - как персонажи истории и любимые - как мои (на мой взгляд) самые большие творческие удачи. Среди первых - генералы Врангель, Туркул, Дроздовский, Манштейн, Каледин. Среди вторых же - генералы Казанович, Науменко, сестры Мерсье, Иван Александрович Ильин, «баклажка» Сережа Слюсарев, полковник Миончинский, фейерверкер Даватц, братья Пепеляевы.

    Кстати сказать, среди персонажей есть те, кто лично мне не очень симпатичен (в отдельных случаях «не очень» - это намеренное снижение тона). Скажем, барон Унгерн. Или атаман Калмыков. И уж тем паче генерал Скоблин. Но! Коллекция называется «Трагедия русской Смуты» - и в таковом контексте обойтись без спорных личностей - значит упростить само понятие Трагедии.

    - Часто можно встретить споры о том, почему проиграло Белое Движение. Есть ли у Вас свой ответ на этот вопрос?

    - Есть. Правда, не политический или военный. Я, увы, далеко не профессиональный историк, а диванная стратегия - это не по мне. Считаю, что не имею права рассуждать, прав или неправ был Деникин со своей Московской директивой, или сетовать на то, что Колчак распылил силы вместо того, чтобы ударить одним кулаком. Ибо не числю себя кабинетным стратегом, из тех, что обвиняют выпускников Николаевской академии Генерального штаба в непрофессионализме.

    Да и в целом причина мне видится не только в военных успехах-неуспехах. Господь подверг Россию искусу - как святого Антония, как Серафима Саровского, как многих - и она Его испытания не выдержала. Слишком легко повелась на отмену Бога - стоило лишь разрешить так верить. Да, не все, разумеется, но слишком многие, чтобы это можно было простить. Именно в этот момент проиграло Белое движение, еще не успев толком родиться. Однако, когда бы не было их, малых единиц, вставших за поруганную Россию - кто знает, может быть, мы бы еще бродили, непрощенные, в пустыне большевизма. Содом и Гоморра в подобной ситуации сразу погибли в огне. Мы же корчились в нем семьдесят лет.

    Белое движение - подвиг великий, жертвенный, им - давно ушедшим, легшим в русскую землю, умершим в тоске Изгнания - наше преклонение и память поколений. Многие из них видели невозможность победы, но поднимались в атаку и ложились под пулями за заранее проигранное дело, потому что, как сказал В.Х. Даватц: «Ведь было безумием надеяться одолеть несколькими полками красноармейские массы... Безумие было начинать Кубанский поход, безумие идти на Москву, безумие защищать Крым, безумие упрямо сохранять армию в лагерях Галлиполи и Лемноса. Но благодаря это­му безумию мы можем не краснеть за то, что мы русские».

    - Современная Россия, на ваш взгляд, скорее преодолевает наследие большевизма или же наоборот возвращается к нему? И что необходимо для такого преодоления?

    - Порой слушаешь наших посетителей, читаешь комментарии на странице музея, и жуть берет. От «Красная армия всех сильней» до знака равенства между белыми и фашистами. Мнения, отдающие семечной шелухой и «Кратким курсом ВКПб для чайников». Кажется, народ не готов отказаться от прошлого, которое отчего-то им кажется благополучным. И, что самое паршивое, есть множество очарованных большевицкой идеей боевитых молодых, которые ТАМ не жили, не знают, что Храм - не только для молитвы, Лубянская площадь - не только для левого поворота на Новую площадь и газета - не только для чтения.

    И, вроде бы, наверху - каковы бы ни были их убеждения - не рискуют пока предлагать красноватому населению новые идеалы. Не поймут… Однако в августе я был в парке «Патриот». Там стоит скульптура - Женщина в кольчуге и с православным крестом щитом закрывает «от непогоды» царские регалии. Место - не то слово какое официальное. Все наверняка сто раз прошло сто проверок и утверждений. Может быть, это не случайность, не ошибка или чей-то преступный недогляд. Может быть, это позиция - привыкайте, господа, что красной звезде под щитом России места не нашлось. С другой стороны, сорвана памятная доска В.О. Каппеля. Как будто местная инициативная глупость, однако ею создан еще один прецедент…

    А что нужно для преодоления… Часто слышно, что, мол, «вымрет» советское поколение, все забудут, что это такое, СССР, и обратятся за опытом к исторической России. Не верю. Слишком уж простой сценарий - так жизни не бывает. А главное - они, «бывшие», воспитывают в своей вере нынешних. Так что грядущих ушедших есть кому сменить. А Российская Империя будет все глубже погружаться в «историческую пучину», становясь для будущих поколений чем-то далеким и почти ненастоящим - вроде Империи Римской. Вот ведь не раз пытались ее вернуть - все ерунда выходила.

    Впрочем, я известный пессимист…

    - Ваш музей выполняет просветительскую функцию - в том числе для молодого поколения. По Вашему впечатлению детям, юношеству насколько интересна Белая тема? Насколько воспринимают они ее? И как доносить до них нашу историю, прививать любовь и интерес к ней? Чем привлекать?

    - Помню ужасный случай. Сижу в музее, леплю генерала Маркова. В тужурке, с белой папахой на голове. Одним слово, Марков. Входит подросток лет шестнадцати. Далее диалог:

    - Это у вас Ленин?

    - Нет.

    -Сталин?

    - Нет. А почему ты назвал эти два имени?

    - А я больше никого не знаю.

    Страшно? Нет, жутко. Так что определенно надо что-то делать. Тем более что некоторые новые учебники истории более не занимаются шельмованием Белого дела. Так что надо этим пользоваться и подгружать понемногу в мозги и души идею о жертвенном подвиге Белых воинов. Только вот история вообще - «самый бесполезный из школьных предметов». Воспринимается подавляющим большинством как деяния забытых покойников. Умные фразу вроде карамзинского: «Мудрость человеческая имеет нужду в опытах, а жизнь кратковременна» здесь не помогут.

    Хотелось бы ответить: «Книги, больше книг»… Да ведь это лукавство. Ну сколько их, кто возьмется по своей воле читать «Походы и кони» Мамонтова? Его, непривычного к литературе, сперва надо заинтересовать самой темой - глядишь, трое из двадцати и доберутся до «пытки бумажным носителем». А вот сериалы… «Адмирал» - плохой сериал, но благодаря ему нет людей, кто бы не выучил имена Колчака и Каппеля. Идиотское экранное воплощение их идей и поступков забудется, а их рыцарские образы - уже нет.

    Впрочем, формат сериала необязателен. Можно и покороче, но нет менее действенно. Ведь сумел же режиссер Василий Чигинский снять короткометражный фильм «Атака мертвецов: Осовец». 23 минуты подвига. Прекрасные живые персонажи. Великолепие русского духа.

    - Большую роль в пробуждении интереса к тем или иным темам играет искусство: литература, музыка, кино… Если говорить о литературе, то какие произведения Вы включили бы в обязательную программу для нынешних школьников, чтобы донести до них и русскую трагедию и русский подвиг ХХ века?

    - Если исключить проблему неподъемного объема, то, разумеется, «Красное колесо». Если исключить проблему авторства, то «Дроздовцы в огне». Конечно, «Очерки русской смуты». И «Голое поле» Лукаша. Маленькая, далеко не оцененная книжечка. О том, как Русская армия нашла в себе силы возродиться в третий раз из праха. До слез пробирает.

    А из современных - «Держатель знака» Е. Чудиновой. И, уж простите, но это не тот случай, когда надо стесняться говорить правду - конечно Ваш роман «Честь - никому». Эта последняя позиция возникла не под влиянием момента - я уже давно и настойчиво советую заинтересованным посетителям нашего музея взяться за это непростое, но необходимое чтение.

     

    - Белая Идея - что это в Вашем понимании?

    - С четкими и кристальными формулировками у меня не очень - в противном случае я бы не занимался мини-скульптурой, а формулировал. Так что воспользуюсь чужими - даже не Ивана Александровича Ильина, а современного историка Андрея Сергеевича Кручинина, фраза которого очень точно совпадает с моим ощущением: «Белое движение есть естественная иммунная реакция организма России на заражение его вирусом большевизма».


    Голос Эпохи №4/2019

    Русская Стратегия

    Фото Елены Семёновой

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 193 | Добавил: Elena17 | Теги: Современники, белое движение, россия без большевизма, сергей олюнин, Елена Семенова, голос эпохи, РПО им. Александра III
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1604

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru