Web Analytics


Русская Стратегия

"Превратилась русская жизнь в вавилонское столпотворение. Все разбились, везде партии, везде разделение и вражда. Независимости мнения и действия не только не понимают сами, но и не позволяют другим, и если находится человек или орган печати, стоящий на почве не партийной, а общей, национальной пользы, то против него поднимутся все партии, и в этом общем стремлении съесть того, кто осмеливается быть внепартийным, проявляется ныне единственно возможное «объединение» их." Л.А. Тихомиров

Категории раздела

- Новости [4566]
- Аналитика [3380]
- Разное [1265]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Февраль 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

Статистика


Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2020 » Февраль » 19 » Вернувшуюся из украинского плена дома ждал кошмар: камера стала побольше
    05:26
    Вернувшуюся из украинского плена дома ждал кошмар: камера стала побольше

    Какая-то мутная история происходит с Мастикашевой, причем с самого начала, еще со времен ареста и осуждения на Украине. И вроде как уже новая власть сменила режим Порошенко, и вроде как Мастикашеву освободили по обмену пленными, но вместо свободы она попала в наше... гхм... в «русский мир», кароч. Как она говорит — просто камера стала побольше. Размерами с наше гетто, надо полагать. Вот что МК пишет о ней, в интервью хорошо описаны местечковые реалии.

    ДАРЬЯ МАСТИКАШЕВА: «ПОМОГИТЕ ВЫРВАТЬСЯ ИЗ ДНР И УВИДЕТЬ СЫНА»

    «Дашу арестовали, вроде бы везут «на подвал», — голос в трубке моего коллеги, донецкого журналиста, захлебывается от возмущения. Даша — непонятно где, ее телефон молчит. Мы созванивались в январе сразу после обмена, перемолвились парой слов. Думали встретиться, когда она вернется в Россию».

    Даша — Дарья Мастикашева, одна из самых известных женщин-политзаключенных. Ей 32. Когда-то давно я пообещала взять у нее интервью — не про войну, про спорт.

    Даша — троекратная чемпионка Украины по тхэквондо. В России жила с 2013 года, имела вид на жительство, когда начались боевые действия, на родине оставалась ее семья — мама и маленький сын.

    Нас познакомил ее гражданский муж, Сергей Соколов, бывший руководитель охранного агентства «Атолл-1», принадлежавшего Борису Березовскому.

     

    В августе 2017-го по всем СМИ прошло, что Дарья Мастикашева арестована на территории Украины, куда приехала из России навестить ребенка. СБУ обвинила ее в государственной измене и вербовке бывших бойцов АТО для провокаций ФСБ.

    Есть фотография из СИЗО, где женщина сильно избитая, опухшая, искалеченная, совершенно на себя не похожая. Мне передали записку, она написала ее близким из изолятора: «У меня нет больше сил терпеть унижения и пытки со стороны СБУ... Не знаю, сколько мне еще осталось... В диком холоде, сырости и темноте камеры я мечтаю о тебе и Данечке. Очень хочу вас обнять. Прощай, мама!»

    Ей цинично заявили, что никто ее не спасет, она должна делать все, что скажут, стать пропагандистским рупором и во всем обвинять Кремль. Даша отказалась.

    Первый раз девушку готовили к обмену еще в конце 2017-го. Но в самый последний момент вычеркнули из списков. За нее очень боролся гражданский муж, Сергей Соколов, однако у него самого начались большие неприятности, он тоже попал за решетку. В начале февраля Самарский суд признал Соколова виновным в незаконном обороте оружия и приговорил к трем годам и девяти месяцам колонии общего режима.

    В итоге 2,5 года спустя Дарья Мастикашева, как и большинство ждущих обмена, пошла на сделку с Киевом, признала свою вину, доказательств которой, кстати, так и не нашли, и вышла по уже отбытому сроку, ее уголовное преследование было прекращено, а сама она — юридически очищена.

    В Донецк после обмена Дарья вернулась вместе со всеми. Никогда прежде здесь не жила. Ее родные все эти годы оставались на Украине, фактически заложниками.

    Я описываю предысторию этой молодой женщины так подробно, чтобы вы поняли, что же с ней творится сейчас.

    ***

    Даша пробыла в Донецке 43 дня на так называемом «карантине», но ее так и не отпустили. Одной из последних. Она просто тупо сидела в больничной палате и чего-то ждала.

    И в конце концов, не выдержав, два дня назад без разрешения рванула в Россию.

    Дальше — интервью с Дашей, после того как ее нашли на КПП «Успенка», где она была задержана, когда в России поднялся шум, что девушка пропала, возможно, похищена сотрудниками силовых структур.

    — Я больше не могу так, Катя, понимаешь, я так не могу, — видно, что ее нервы на пределе. — Первый этап после карантина ушел еще в начале января, второй — через две недели. Мне пообещали, что я тоже скоро буду свободна. Но последний раз со мной разговаривали 9 января. Нас таких осталось из ста с лишним всего 14 человек, по факту — семеро, остальные разбрелись по Донецку. Сначала было в принципе терпимо, пока о нас еще помнили, потом начался трэш... Те, кто остался из освобожденных, ведут себя как хотят, бухают, устраивают оргии. Я не хочу быть здесь и видеть это.

    — Подожди, но всем нуждающимся власти ДНР вроде бы обещали дать временные квартиры?

    — Это все слова. У меня закончились деньги. Нам выдали 20 тысяч рублей «спонсорских», но на них же нужно питаться, класть на телефон. Этой суммы хватило на полтора месяца. Сюда даже денежный перевод невозможно оформить. Я не могу устроиться на работу. Я тупо чего-то жду. Я не выдержала, позвонила своему адвокату, который вытащил меня из украинской тюрьмы, попросила его спасти меня отсюда... И уже вечером ко мне приехала служба МГБ (аналог российской ФСБ. — Авт.), я спрашиваю: ко мне есть претензии? Нет, претензий нет. Я хочу знать, когда я смогу покинуть территорию ДНР? На каких основаниях меня здесь держат? В каком статусе? Они молчат.

    — И ты решила рвануть в Россию?

    — Пойми, я женщина, я мать. Потому что, пока я тут сижу, мой ребенок заболел, он плачет по телефону: «Мама, когда ты наконец вернешься?» И я не выдержала. На КПП мне сказали, что я незаконно пыталась пересечь границу республики, что теперь я должна проехать на Шевченко, 26. То есть в МГБ.

    — Мы в Москве реально испугались, что тебя там могут «закрыть» — и ищи-свищи.

    — Мне сказали, что я должна спрашивать у Москвы, почему я до сих пор здесь. Но при чем здесь Москва? Они сами создали эту ситуацию.

    — Вроде как тебя подозревают в том, что ты на самом деле хочешь уехать на Украину — к своему сыну.

    — Те, кто так говорит, у них самих крыша поехала. Что меня ждет на Украине? Как мне теперь заявляют, меня не отпускают, потому что на меня обиделись донецкие спецслужбы, что я с ними плохо разговаривала. Да потому что по своему поведению они ничем не отличаются от СБУ. Я им так и сказала. А они типа обиделись... Утром мне позвонила уполномоченный по правам человека ДНР Дарья Морозова, упрекала меня в том, что я устроила цирк со своим побегом в Россию, что за меня оттуда все впряглись... Сейчас она говорит, что я не прошла проверку. Они придумали, что у меня полный запрет на выезд. Который неизвестно сколько еще продлится.

    — Может, это как-то связано с твоим мужем Сергеем Соколовым, бывшим охранником Березовского, которого осудили на днях в России?

    — Не думаю. А в общем, мне все равно, с чем это связано. Я — свободный человек. В ДНР, на Украине, в России. Все, чего я хочу, выехать в Российскую Федерацию, чтобы там решать свои проблемы и пытаться воссоединиться с семьей. Это все, что мне нужно.

    После скандала Дарью снова вернули на карантин, в ту же самую больничку. И она опять ждет.

    Я не знаю, чем могу помочь. И поэтому через «МК» обращаюсь к главе ДНР Денису Пушилину с просьбой решить вопрос с освобождением Мастикашевой. Что же ей теперь — сидеть в Донецке пожизненно? И таких, как Даша, с неясным статусом, еще несколько человек, например одессит Сергей Долженков, один из фигурантов «дела 2 мая».

    Получается, их положение в данный момент не сильно отличается от того, что было до этого в украинском заключении. Разве что «камера» стала побольше — размером с ДНР. Да, возможно, Дарья Мастикашева и нарушила какой-то местный порядок, но разве это справедливо — продолжать ее мучить?

    Источник — здесь

    В общем — ситуация не понятная. Но одно понятно точно — «эти» уже ничем не отличаются от «тех». Вот что мы «здобулы» спустя 6 лет горя, страданий и несбывшихся надежд. 

    источник

    Категория: - Новости | Просмотров: 554 | Добавил: Elena17 | Теги: русская защита
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1629

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru