Web Analytics


Русская Стратегия

"Восстановление потрясённой гегемонии Русского народа в Империи, его историческими усилиями созданной, составляет теперь жгучую потребность времени. Но для этого нужно прежде всего быть достойным высокой ответственной роли, нужно быть духовно сильным и хотеть своего права. Без этого бумажные права не помогут." Л.А. Тихомиров

Категории раздела

- Новости [4557]
- Аналитика [3370]
- Разное [1258]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Февраль 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

Статистика


Онлайн всего: 14
Гостей: 13
Пользователей: 1
putagradec

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2020 » Февраль » 20 » Забытые герои: Василий Михайлович Иконников
    07:44
    Забытые герои: Василий Михайлович Иконников

    15 августа 1918 года нижегородская губчека произвела первый массовый расстрел «контрреволюционеров» в Нижнем Новгороде.

    Обратим внимание на дату: 15 августа. До злополучного покушения революционерки Каплан на собрата по разрушению России Ульянова, а следовательно, и до издания совнаркомом РСФСР печально известного декрета о красном терроре, еще более полумесяца. Согласно догме большевицкого агитпропа, прежнего, официального, и нынешнего, следующего по его стопам, большевики залили страну кровью только после этого декрета. А до того, мол, мирно трудились над построением основ социализма и великодушно прощали своих врагов, отпуская их под честное слово.

    Эта ложь рассчитана разве что на совершенно неосведомленных людей. Расстрелы во имя советской власти звучали с начала 1918 года, затем их волна накатывала и становилась все мощнее. Террор ВЧК нарастал по мере того, как усиливалось сопротивление большинства населения, не мирившегося с разрухой, голодом, грабежами, насилием над святой Православной Церковью. Эпизодом этого террора и стал августовский расстрел в Нижнем Новгороде. То была «первая ласточка», по крайней мере, преданная огласке.

    О казни полковника Русской Армии Василия Иконникова и еще пятерых нижегородцев сообщил советский официоз «Рабоче-крестьянский нижегородский листок»  16 августа 1918 года. Сколько в те дни и ночи было расстреляно помимо них, мы в точности не знаем, известны лишь имена отдельных жертв. И «частичная» статистика, просочившаяся в «Еженедельник ВЧК». Зато кровавая жатва чекистов в сентябре известна куда лучше: тот самый декрет о терроре предписал списки убиенных публиковать – в назидание всему народу, повергнутому в шок от нечеловеческой, какой-то даже ветхозаветной жестокости новоявленных властителей.

    Кому же досталась чекистская пуля в тот роковой день 15 августа? Приведем список из большевистского рупора целиком.

    • Мазурин Иван Петрович, бывший начальник жандармского управления.
    • Иконников Василий Михайлович, командир 10-го гренадерского полка.
    • Каленин Федор Карлович, «организатор Муромского белогвардейского выступления».
    • Кондратьев Дмитрий, владелец кофейни в Мининском саду.
    • Груздев Михаил Иванович, «известный грабитель в Рыбинске».
    • Чугунов Никифор Сергеевич, «провокатор», член РСДРП в Иваново-Вознесенске.

    Обосновывая правомочность расстрела, газета со слов ЧК сообщала о том, что в Нижнем Новгороде в связи с занятием белогвардейцами Казани контрреволюционеры подняли головы и готовились к восстанию, распространяя в городе прокламации. Напрямую расстрелянных 15 августа в этом не обвиняли, следовал лишь намек, что и они причастны к сей подрывной работе. Нет никакого сомнения, что обвинения были ложны. Список «шести» состоит либо из лиц, обреченных на смерть в  силу своего статуса при царской власти (жандарм, офицер), либо совершенно случайных, взятых как заложники и попавших «под раздачу». Бесспорно огульным является обвинение Ф.К. Каленина в «организации Муромского восстания»: никакими материалами, включая обширную публикацию в «Красной книге ВЧК», это не подтверждается. Тогда стряпать на ходу обвинения, фабриковать фиктивные заговоры и организации было у чекистов нормой, и о доказательствах они особо не заботились.

    Нас интересует второй фигурант списка, Василий Иконников. Кто он?

    О жизненном пути боевого офицера, фронтовика пусть и в скупых выражениях повествует формулярный список о службе, составленный в 1899 году и почерпнутый автором в фондах Российского государственного военно-исторического архива.

    Василий Михайлович Иконников родился 23 декабря 1874 года в Нижнем Новгороде, происходил из старинного купеческого рода. Его отец, Михаил Иванович Иконников, нижегородский 2-й гильдии купец, в 1900 г. состоял гласным Нижегородской городской думы. Василий окончил Нижегородское Владимирское реальное училище, а затем  решил посвятить себя военному делу, поступив в Казанское пехотное юнкерское училище. Окончил его по 2-му разряду, что означало выпуск в чине прапорщика с последующим, уже по ходу службы производством в подпоручики. Местом прохождения службы Василия Михайловича стал 237-й Кремлевский резервный батальон, дислоцированный в Нижнем Новгороде.

    В начале 1900-х годов он по-прежнему в рядах этого батальона, холост, проживает, видимо, в доме отца по адресу улица Полевая, 48. В Нижнем несколько купеческих семейств с такой фамилией, возможно, все они состоят в родстве. Дом одного из них, Александра Андреевича Иконникова, в 1930-е годы займет под собственное жилье тогдашний начальник краевого НКВД Матвей Погребинский. А особняк неподалеку, принадлежащий другому купцу, Филитеру Павловичу Кузнецову, еще весной 1918 года облюбует под свой застенок губернская ЧК. По слухам, ее председатель Воробьев-Кац обставит в нем свой служебный кабинет мебелью, реквизированной в квартирах состоятельных нижегородцев. Может, как раз тех же Иконниковых и Кузнецовых.

    В 1910 году в ходе военной реформы резервные войска в Русской Армии упразднили, а составлявшие их пехотные бригады и батальоны обратили на составление вновь формируемых армейских полков и дивизий. Личный же состав продолжил службу либо во вновь созданных частях, либо получил перевод в существовавшие до того кадровые пехотные полки. Штабс-капитан Василий Иконников получил направление в состав 10-го гренадерского Малороссийского полка, на вакантную должность ротного командира. В феврале 1914 г. произведен в капитаны.

    Малороссийцы принадлежали к элите Императорской Армии. 10-й гренадерский полк был сформирован в 1756 году, в царствование Императрицы Елизаветы Петровны участвовал в Семилетней войне, Отечественной войне 1812 г., усмирении польских мятежей 1831 и 1863 гг., Крымский войне, войне с Османской империей 1877 г.

    О его ратных подвигах свидетельствуют почетные Георгиевские награды:

    две Серебряные трубы за взятие Берлина 28.09.1760 г. во время войны с Пруссией;

    Георгиевское знамя за отличия при взятии г. Остроленки при усмирении польского мятежа 1831 г.;

    Серебряная труба с надписью «За отличие и изгнание неприятеля из пределов России в 1812 г.;

    Знаки на кивера за отличие при штурме Парижа в 1814 г.

    три Георгиевских знамени (каждому из батальонов) за сражение под Плевной в русско-турецкую войну 1877-1878 гг.

    В разные годы 10-й гренадерский генерал-фельдмаршала графа Румянцева-Задунайского полк размещался на зимних квартирах в Новгородской, Рязанской, Ярославский, Костромской, Тамбовской губерниях. А с 13 октября 1892 г. вместе с 9-м гренадерским Сибирским полком был переведен во Владимир и пробыл там вплоть до начала Второй Отечественной войны.

    По объявлении мобилизации в июле 1914 г. 10-й гренадерский полк был развернут до штатов военного времени и выступил в поход.

    В составе 5-й полевой армии Юго-Западного фронта владимирские гренадеры под начальством полковника Николая Васильевич Правоторова участвовали в Галицийской битве, в ходе которой русские наголову разбили войска Австро-Венгрии и заняли всю Восточную Галицию со столицей городом Львов.

    В 1915 году полк в командование полковника В.Г. Серебренникова, а затем полковника Ф.П. Полухина сражался с австро-германскими войсками в составе 5-й армии Юго-Западного, 4-й армии Северо-Западного и Западного, Особой армии Западного фронтов. Прошел через горнило первой и второй Ковельских битв и наступательной операции войск Юго-Западного фронта лета 1916 года (известной более как «Брусиловский прорыв»).

    В этих боях Василий Иконников проявил себя как храбрый военачальник, являвший пример стойкости, отваги и боевого мастерства. За отличия в бою капитан Иконников пожалован высшей воинской наградой – орденом Святого Георгия 4-й степени. Высочайший приказ о его награждении последовал 18 июля 1915 года. Иллюстрированный журнал Искры» пометил фотографию Георгиевского кавалера, сопроводив ее пометкой: «ранен и контужен» (см. фото).

    Вскоре боевого офицера произвели в подполковники и назначили командиром 1-го батальона.  

    В начале 1917 года Россия стояла на пороге победы. Силы Германского блока были истощены, Русская же Армия, напротив, была сильна как никогда. Снарядный голод первых полутора лет войны был преодолен, переведенная на военные рельсы промышленность давала в избытке вооружений и боеприпасов. Союзное командование планировало в кампанию 1917 года наступление, обещавшее стать победоносным. Сама Россия вела подготовку к Босфорской операции (возглавить ее было поручено главкому Черноморского флота вице-адмиралу А.В. Колчаку), и ее успех внес бы коренной перелом в войне, так как кардинально изменил бы стратегический расклад сил.

    Но в эти вполне реальные планы вмешались враги России, прежде всего внешние, а с помощью пролитого ими золотого дождя – и внутренняя пятая колонна в лице разношерстных революционных партий. Сначала был верхушечный заговор думской оппозиции и генералитета, входившего в масонскую Военную ложу (А.И. Гучков).  Заговор удался, Царь был низложен, а последовавшая затем управляемая анархия разгромила государственный аппарат страны, ее  органы  правопорядка и спецслужбы.

    В этих условиях начался форменный бал сатаны. К власти рвались самые экстремистские, разрушительные и русофобские силы, объединившиеся в партию большевиков. При финансировании германским рейхом и банкирским интернационалом эта «партия измены» получила огромные преимущества. Фронт и тыл наводнили миллионы экземпляров пораженческих газет и листовок. Своими призывами вожди большевистской партии разнуздывали в народных и солдатских массах самые низменные инстинкты. По действующей армии прокатилась волна митингов, убийств командиров, от дисциплины не осталось и следа.

    Генерал Корнилов сделал последнюю отчаянную попытку спасти положение посредством создания боеспособного  боевого ядра из добровольцев – ударные части или «полки смерти».

    Одним из таких полков летом 1917 г. был объявлен 10-й гренадерский Малороссийский полк. Как писала в те дни газета «Старый владимирец»: «Полк вошел в состав армии генерала Корнилова. Вместо кокарды на фуражке гренадеры прикрепили череп с двумя поперечными костями, а на руках черно-красный шеврон, насмерть стояли за свою прежнюю Россию, которой многое отдали, которой часть столетия служили верой и правдой».

    В этот критический для судеб страны момент Василий Иконников становится во главе 10-го гренадерского полка. 7 июля 1917 г. последовало производство его в полковники, а 5 октября – назначение полковым командиром.  

    В газетном извещении о расстреле  , прозвучавшем со страницы нижегородского советского официоза, о поведении полковника Иконникова было сказано следующее: «Иконников Василий Михайлович, командовавший 10-м гренадерским «полком смерти», принимавший деятельное участие в октябрьские дни против рабоче-крестьянской власти и предлагавший себя в распоряжении временного правительства для окончательной ликвидации большевистского выступления, что установлено найденными у него документами».

    То есть в дни ленинского переворота русский офицер и Георгиевский кавалер Иконников не сидел сложа руки, а до последнего пытался спасти положение, спасти Родину от гибели. За это и был безжалостно убит в подвале нижегородской ЧК.

    Сегодня мы живем в перевернутом мире. Истинные герои Отечества преданы забвению, а его ненавистники прославлены в названиях улиц, площадей, библиотек, пароходов, городов. В Нижнем Новгороде не найти сегодня хоть какого-нибудь знака в память героя Отечества Василия Михайловича Иконникова.

    Зато здание местного управления ФСБ «украшает» мраморная доска в честь первого главаря губернской ЧК Якова Воробьева (Каца). До революции он был боевиком Бунда, потом анархистом-коммунистом. В войну дезертировал и уклонился от ратной службы. Потом был участником незаконного партийного переворота, с головой ринулся в гражданскую войну и стал в Нижнем главным проводником  массового террора, отдававшим приказы о расстреле заложников. К слову, всех убитых по его приказу офицеров, священников, предпринимателей, интеллигентов нынешние власти официально реабилитировали, тем самым признав деятельность Воробьева-Каца незаконной и преступной. Но он прославлен. А кавалер ордена Святого Георгия, положивший живот свой за Отечество предан злостному забвению. Такие вот моральные аномалии. Такой сигнал молодому поколению, мол, делай свою жизнь не с преданного Родине, проливавшего за нее кровь патриота, а с экстремиста, дезертира и террориста.

    Героям Второй Отечественной войны – вечная память. Отдавая это долг, вспомним и о герое Отечества Василии Михайловиче Иконникове.

    Станислав Смирнов

    для Русской Стратегии

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 271 | Добавил: Elena17 | Теги: станислав смирнов, сыны отечества, русское воинство, Первая мировая война
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1626

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru