Web Analytics


Русская Стратегия

"Превратилась русская жизнь в вавилонское столпотворение. Все разбились, везде партии, везде разделение и вражда. Независимости мнения и действия не только не понимают сами, но и не позволяют другим, и если находится человек или орган печати, стоящий на почве не партийной, а общей, национальной пользы, то против него поднимутся все партии, и в этом общем стремлении съесть того, кто осмеливается быть внепартийным, проявляется ныне единственно возможное «объединение» их." Л.А. Тихомиров

Категории раздела

- Новости [4579]
- Аналитика [3386]
- Разное [1272]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Март 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2020 » Март » 1 » Памяти настоящего Русского (45 лет назад не стало К.Д. Воробьёва)
    18:40
    Памяти настоящего Русского (45 лет назад не стало К.Д. Воробьёва)

    «Я не требовал наград за свои дела, потому что был настоящим русским».

    К.Д. Воробьёв

     

    В этом году Россия отмечает 75 лет Победы. Эта дата снова активизировала споры пропагандистов и ревизионистов, накал страстей в среде не побеждавших внуков зашкаливает все разумные и не очень пределы. Почему? Может, потому, что уже не осталось тех, кто действительно побеждал, кто знал цену Победы. И потому, что свидетельства тех, кто успел их оставить, традиционно пользуются у нас куда меньшим спросом, чем фанфаронство пропагандистов, которые и через 75 лет не считают зазорным повторять сводки «совинформбюро», как истину в последней инстанции, и цитировать передовицы советских газет…

    Когда говорят о «честных свидетельствах», чаще всего вспоминают Николая Никулина и Виктора Астафьева. Гораздо реже называется ещё одно имя… Константин Дмитриевич Воробьёв. Сегодня исполняется 45 лет со дня его кончины.

    По детству деревенского мальчишки прошла сокрушившая крестьянский мир и измоловшая многие тысячи жизней и судеб коллективизация. «Друг мой Момич» - в этой повести он ещё расскажет об этом, расскажет, как ломали русский хребет – так, чтобы не восстановить уже. А потом пришла война. И мальчик-курсант из кремлёвской роты вместе с другими такими же мальчишками, рослыми, красивыми, сильными – как-никак кремлёвцы, элита! – отравляется на передовую, в окопы Москвы.

    А проще – бросают их туда, как хворост последний в огонь. Навстречу немецким танкам… На убой… «Крик», «Убиты под Москвой», «Это мы, Господи!» - это всё о тех днях. Война без прикрас. Без пропаганды и ревизионизма. Просто, как она была. Во всей своей наготе и ужасе.

    Этих повестей долго не публиковали в советской печати. Слишком не вписывались они в эту печать своей правдой… Годы спустя, в перестроечные и постперестроечные годы исправно получавшие награды, издаваемые и экранизировавшиеся Васильев, Бакланов, Быков и т.п. будут рассказывать о собственной правдивости, и о том, как немилосердно утесняла их советская власть… Воробьёв не доживёт до этого времени смены кожи и не расскажет с телевизионных экранов, как его, узника нацистских лагерей, сумевшего бежать из них, партизана, сражавшегося с гитлеровцами в Прибалтике, после войны долго мытарили люди с неизменно чистыми руками, норовя обвинить в предательстве и отправить этапом в уже свои, родные лагеря смерти. И о том, как раз за разом не пропускали в печать его выстраданных повестей и рассказов, как держали за околицей официальной советской словесности, как явление ей чуждое и неудобное, он тоже не расскажет… Единственная экранизация его повести выйдет уже в начале 90-х – в ней сыграет свою последнюю роль ещё человек истинно русской формации – Владимир Ивашов. Единственная же награда – премия А.И. Солженицына – придёт и того позже, в 2000-е…

    Нынешние «внуки победителей», не знающие о войне ровным счётом ничего, с чужих лживых голосов любят покричать о «власовцах», вешая этот ярлык на всех, чьи свидетельства о войне, чьи оценки советского руководства не совпадают с вбитым в них зомби-стереотипом.

    Константин Дмитриевич Воробьёв был русским офицером. Именно русским. Русским он ощущал себя всегда. И, как русский человек, невзирая ни на что, сражался с пришедшим на его землю врагом. Советская система бросила русских людей в плену. Только у СССР, не было пленных, а были предатели. И многие-многие тысячи были обречены эти на голодную смерть, потому что в отличие от пленных других держав о них некому было заботиться, СССР не подписал соответствующих конвенций, и наши пленники лишены были какой-либо помощи. Государство, точнее анти-государство может бросать своих людей. Но русские люди не могут бросать свою Родину. И поэтому в страшных лагерях, где голодными людьми съедена даже кора немногочисленных деревьев, истощённый русский офицер ищет способ бежать. Не для того, чтобы спасти шкуру, а для того, чтобы – защищать Родину. Катехизис русскости – стихотворение Константина Дмитриевича, написанное в лагере:

    В ушах трезвон волшебных колоколен...

    Ну ж, не томи, жандарм, давай скорей!

    Кто вам сказал, что я сегодня болен'

    Я голоден - который час!..

    Но я готов за милый край за синий

    Собаку-Гитлера и суком ниже - вас

    Повесить вон на той осине!

    Жандарм! Ты глуп, как тысяча ослов!

    Меня ты не поймешь, напрасно разум силя:

    Как это я из всех на свете слов

    Милей не знаю, чем - Россия!

    Гитлеровцы не сломили русского офицера. Но за 30 лет, последовавшие за Победой, его, как и многих других, доглодала система, которая воспользовалась этой победой русского народа для дальнейшей расправы над ним. И сегодня, в день памяти русского офицера и писателя, героя Великой Отечественной войны, человека чести и правды, Константина Дмитриевича Воробьёва хочется, чтобы слова его всё-таки были услышаны. Они сохранились, эти слова. Без телевизоров, интервью и книжных тиражей. В дневниках, которые писатель вёл до конца своих дней.

    Почитайте же, внуки и правнуки Победы свидетельства одного из тех, кто своей кровью добыл её для вас:

    * * *

    Д. - командир партизанского отряда. По окончании войны ему предложили работу в НКВД. Он сообщил об этом своему старику отцу. Тот, подумав, сказал:
    - Тебе сейчас нельзя.
    - Почему?
    - Вначале надо операцию сделать.
    - Какую?
    - Совесть вырезать.
    Д. не пошел.

    * * *
    Какое-то порочное убожество мысли, какое-то злое мещанство и желание видеть в жизни людей подрывные стремления.
    Если проследить природу подобных тенденций, то можно безошибочно сделать следующее заключение - человек, во всем выискивающий «крамолу», непременно сам отягощен каким-то непотребным для нашего общества грузом. И мнимая «крамола» нужна ему для воровского приобретения некоего политического капитала.

    * * *
    В описании советскими писателями военных ритурнелей бесстыдно выпирает холопское «чего изволите-с» и «сколько дадите-с?». Подонки!
    * * *
    После полувекового черного гнета русский народ отворил чугунные ржавые двери всероссийской темницы... И вот взору его в этих бескрайних гулких подвалах представилась груда (вместо радостного ожидания встречи с заточенными) серых костей. И они, люди, оплакивают, отпевают хором погибших.

    * * *
    Не стало личностей, индивидуальности. Страх личной смерти, неспособность на подвиг и жертву, готовность на любую обиду,- лишь бы жить, читать газеты и совокупляться. Таким обществом легко руководить: делай что хочешь, грабь, режь, жги, торгуй родиной, только дай жрать и радио. Такие подлые твари, что заселили сейчас Россию, не способны на избавление от рабства.
    Самоубийство - это уже божественный подвиг.

    * * *
    Дело было в том, что нельзя было не видеть глубокой порочности всего сущего, подтверждающего, как велик и уже необратим процесс распада человечности в этой гнусной антинародной и антижизненной системе власти.

    * * *
    Коммунисты, разорив в 29-30-е годы церкви, и казнив священников, и охулив перед народом веру в Бога, низвели этот народ до степени мерзостного стада обезьян.

    * * *
    Соцреализм - это полное лишение права писателя показывать действительность.

    * * *
    Во всей советской литературе нельзя найти такой, например, фразы - «с глубокой душевной болью». О чем совавтор может болеть?!

    * * *
    Ингредиенты эмоций советского человека напоминают мне составные части лагерной баланды - вода и костяная мука.

    * * *
    Эти семидесятилетние, со звездами, были, конечно, оплотом всего гнусного и страшного, что привелось испытать русскому народу. Иначе, если бы было наоборот, их не было бы в живых и они не были бы награждены.

    * * *
    На Руси были страшные времена, но подлее моего времени не было. Сохрани, Боже последние единицы, укрой их и защити!

    Е. Фёдорова

    Русская Стратегия

      

    Категория: - Разное | Просмотров: 358 | Добавил: Elena17 | Теги: сыны отечества, вторая мировая война, даты, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1630

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru