Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [4850]
- Аналитика [3712]
- Разное [1379]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Июнь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2020 » Июнь » 8 » Белое дело и современный правый консерватизм. Ч.6.
    23:05
    Белое дело и современный правый консерватизм. Ч.6.

    Безусловно, монархические традиции заслуживают уважения, монархия в России сыграла огромную роль. Были славные монархи, такие как Александр III.Он своей жизнью и деятельностью подтверждает, что русский человек может быть по крови кем угодно. Монархические представления уходят в архетипы древнего пленного сознания, в котором власть должна быть четко персонифицирована и быть у одного человека (вождя). Это связано с комплексом народов иметь отца нации. Даже в современную эпоху и даже в западных либеральных государствах ту же Меркель немцы называли матушкой, а её кабинете висел портрет российской императрицы Екатерины II. В странах СНГ и других восточных странах с республиканским правлением также успешно эксплуатируют этот образ: батька Лукашенко, Туркменбаши, Ататюрк и т.п. Фактическая несменяемость генеральных секретарей КПСС также по существу отсылает к квазимонархическому устройству.
    Однако следует понимать, что перспектив восстановления самодержавной монархии в России в современных условиях не имеется. Да, в общем-то, такой перспективы и не было уже со времени Февральской революции 1917 года. Нынешнее состояние умов, морали в обществе и коридорах власти, качество государственного управления в постсоветской России, отсутствие национального согласия по данному вопросу, популярность социалистических идей и отягощенность коммунистической пропагандой, большевистским образом жизни, криминализация сознания, постсоветское падение нравов, опасения наших партнеров по СНГ и Евразийскому Союзу придадут монархии трагикомический образ. Причем в нынешнее время в европейском государстве возможна только конституционная монархия. А конституционная монархия для России, её православных имперских традиций, восходящих к Византии, выглядит какой-то ущербной. Недаром многие российские монархи в ответ на упреки в их самодержавии уничижительно выражались относительно конституционной монархии. В то же время в мире почти не осталось абсолютной монархии как формы правления. У европейских народов, давно уже нет самодержавия. И даже монархии в арабских странах, скорее всего, постепенно будут отказываться от абсолютных монархий.
    В современных условиях речь нужно вести только о республиканской форме правления, гарантирующей наличие оппозиции и сменяемость власти как страховку от неумных и преступных правителей.

    Генерал Алексеев, создатель Добровольческой армии, каялся в своем предательстве императора. Но о чем он думал при отречении царя?! Они оказались сильны задним умом, когда исправить уже было ничего невозможно, несмотря на самоотверженный подвиг Белой гвардии. Почти год был потерян и лучшие сыны Отечества пребывали в политической растерянности, пока запоздало не создали Белое движение. И дело здесь не в том, какая часть лидеров Белого движения поддержала Февральскую революцию, была республиканцами, а в том, что не было предложено должной альтернативы большевистской демагогии. В любом случае белогвардейцы не могли предать царя, ведь к моменту создания Белого движения он сам уже отрекся от престола, а в момент отречения они в массе своей находились на Фронте.
    Возможно, было замешательство белых в первые месяцы после Февральской революции, которое по-человечески понятно: военным людям непросто понять игры политиков. Упрекнуть белых можно не в том, что они не сохранили самодержавие, а в том, что проявили пассивность на протяжении длительного времени и безответственно допустили вакуум власти и не предложили рациональной и эволюционной альтернативы как самодержавию, так и большевизму. Ждать Учредительного собрания может было и хорошо с правовой точки зрения, но в обстановке хаоса нужно было активнее вырабатывать и предлагать населению альтернативное большевистскому видение будущего России, чтобы пресечь мнение о том, что белые ретрограды, стремящиеся восстановить власть помещиков и других эксплуататоров. При этом в большинстве случаев эксплуатация является мифом, так как в реальной жизни практически всегда при экономическом взаимодействии сторон происходит непропорциональное распределение произведенного продукта, но это не исключает солидарности сторон, объединение общих целей и задач при производстве данного продукта. Начальники и подчиненные, лидеры и аутсайдеры, ведущие и ведомые есть всегда. Кроме того, нередко так называемые эксплуатируемые, а также подчиненные, аутсайдеры, ведомые приобретают в результате «эксплуатации» больше, чем эксплуататор, так как лидер нередко несет на себе груз гораздо большей ответственности и рисков, являясь фундаментом произведенного продукта и лузером его потребления. В любом случае идиллии нет не в одном строе, так как рай на земле не достижим.
    Последующее почитание белыми эмигрантами Царской семьи как святых относится к символу православной веры, препятствующей растворению русских в народах стран эмиграции, и не равнозначно лояльному отношении к монархии в феврале-марте 1917 года. Как известно, все мы крепки задним умом. События прошлого кажутся нам очевидными в настоящем. В общем-то, имеет первостепенное значение тот факт, что белые оставляли выбор о выборе формы правления на усмотрение народа, который он должен сделать на Учредительном собрании. Таким образом, белые олицетворяли собой как православный выбор русского народа, так и были его лучшими представителями, продолжателями русских исторических традиций. В связи с чем возникает концептуальный вопрос: что значит быть русским тогда и сейчас?
    Быть русским – это значит придерживаться православно-нравственных традиций предков. Быть русским – это значит чтить память лучших героев Российской империи. Это значит ставить совесть как основной жизненный приоритет, а служение Отечеству как высший приоритет своей деятельности. Это ставить пассионарные и надличностностные порывы выше эгоизма и прагматизма. Это значит быть благодарным и не только помнить сделанное тебе добро, но и стараться преумножить его своими ответными действиями. Это значит бороться разными способами (прямыми и косвенными, глобальными и локальными) с ситуативными или концептуальными вызовами против различных форм несправедливости. Это значит противопоставлять хамству и бескультурию принципиальную жизненную позицию. Это способствовать позитивными добрыми делами и намерениями созданию доброго имени и прославлению своей семьи, установлению эволюционно-созидательной преемственности поколений, это умение прощать мелкое, быть великодушным к слабым, но твердым и бескомпромиссным к концептуальным врагам и разрушающим общества и человека алгоритмам. Это целостная позиция как на службе, так и в семье. Это непримиримость к подлости. Вышеуказанные жизненные ориентиры и понимание русскости вовсе не означает фанатичное и неукоснительное следование всем перечисленным постулатам, не означает, что человек не имеет права на слабости и ошибки. Но это означает, что человек концептуально и стратегически должен отстаивать свои основополагающие принципы и быть не примерим к нарушению вышеуказанным императивов как в отношении себя, так в отношении своих - близких, семью, друзей. Русский человек должен гордиться своей историей и своими героями, и несмотря на неизбежные ситуационные колебания и сомнения, ошибки, поражения всё равно возвращаться к выбранному вектору, формировать в себе устойчивую жизненную позицию и в последующем опираться на свой внутренний содержательный стержень, являющийся основой его личности. Русский человек должен понимать, что как глобальные личности, такие как Александр III, Победоносцев, генерал Скобелев, Иван Ильин, Федор Достоевский, А.В. Колчак, граф Келлер, так и такие их последователи как генерал Драценко, майор Доставалов, старшие лейтенанты Кожемякин и Воробьев, конструктор Королев, писатели Астафьев и Солженицын являются олицетворением современной и исторической русскости. Русскость сегодня – это не только историческая память, это императив действия и развития, переформатирования аморфного и безыдейного постсоветсткого общества в русскую правоконсервативную парадигму. Исторически консерватизм возник как реакция и противовес либерализму. Однако сейчас у консерватизма другие задачи. На современном этапе консерватизм выступает в качестве единственной политической силы, которая способна сохранить русскую цивилизацию и государственность в условиях краха и вырождения либерализма, а также банкротства других учений модерна. Консерватизм возможно вызывает неприятие у многих в силу его репутации как реакционной идеологии. Однако хулителям консерватизма следует понять, что он в любом случае лучше полного краха государственности и анархии, которая может для кого-то и хороша, но все ее достоинства только в теории.
    Виктор Аксючиц верно заметил, что в настоящее время имеется необходимость в формулировании идеологии духовного обновления общества общенациональной программы возрождения. «Этому наиболее соответствует концепция русского национально-религиозного консерватизма, или либерал-консерватизма: первичность духовных ценностей; приоритет ответственной личности не отменяет, а утверждает приоритет национальных интересов; ценность нации, государства, семьи, общественной нравственности, общественного порядка, социальной ответственности индивида, чувства служения гражданина, атмосферы терпимости; в культуре – свободное творчество в традиции и при нравственном самоконтроле; в экономике – ответственность экономического субъекта и прозрачность административных решений. Власть должна заниматься не только материальной стороной жизни общества – экономикой и политикой. Задача государства – создавать оптимальные условия для духовного и нравственного роста человека, формирования свободной, творческой, ответственной личности. Духовное здоровье нации и состояние общественной нравственности – это проблемы не только частной жизни или гражданского общества, но и проблемы государства».
    /Виктор Аксючиц ПРОБУЖДЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ДУХА март 2019 года Русская стратегия/
    Проблема в том, что для правящего режима пока не доходит такая необходимость духовного обновления общества. Поколение политиков, выросшее на советских ценностях при пренебрежении гуманитарными науками, привыкло недооценивать нематериальные факторы, такие как культура, духовность, психологические проблемы, ведь в отличие от экономики их нельзя потрогать руками и увидеть глазами. Марксистская догматика не только вытеснила альтернативный взгляд на человека и мироздание, она в значительной мере дискредитировала вообще гуманитарную сферу. Сейчас сторонники социализма также делают упор на материальную сферу, и игнорируют, какой урон нанес этот строй духовности человека. Постсоветский период показал, что вряд действующая власть серьёзно будет заниматься проблемами гуманитарной сферы и формулировать программу духовного обновления и возрождения общества на платформе русского национально-религиозного консерватизма, или либерал-консерватизма. Для этого власть слишком прагматична, и руки у неё связаны необходимостью учитывать и урегулировать противоречивые интересы различных социальных групп, экономических кланов. Да, и вряд ли нынешнее российское общество тотально примет такую программу, ведь сейчас у людей очень слабое и очень советское представление о русском консерватизме как о реакционном, мракобесной учении, единственной целью которого было сохранение прогнившего и исторически обреченного самодержавия. Основная масса заражена социалистическими идеями, которые люди зачастую понимают по своему, на каком-то бессознательном уровне. Широкие народные массы зачастую считают правых консерваторов из-за их антикоммунизма и, как им кажется, барства, пособниками неудавшихся реформаторов 90-х годов, к которым у подавляющего большинства населения стойкая неприязнь. Народные массы интуитивно не видят себя и свои интересы ни в стане либералов, ни в стане либерал-консерваторов, потому что думают, что первые за дикий мошеннический капитализм, а вторые за возврат в архаичное Средневековье. На рациональном уровне людям не объясняют, в чем их интерес и какое место они занимают в том обществе, в которое их зовут либералы или консерваторы. Им кажется, что эти политические силы считают их либо человеческим балластом, либо феодальными холопами. Да, тут ещё и Запад третирует Россию и всё больше обнаруживает свою непривлекательность для простых людей. И что остается на уровне общих некритических рассуждений. Социализм. Беда в том, что дважды в одну реку не войдешь. Был у нас социализм на марксистской основе, да весь вышел. А возможен ли социализм на немарксистской основе как самостоятельная формация (а не переходный период к коммунизму), да ещё и с сильной немарксистской идеологией. Несмотря на то, что А.А. Зиновьев писал, что новая социалистическая ещё не формулирована и должна быть выстрадана самой жизнью, социализм не нужен как в любом случае искусственное построение.
    Но действующая власть считается с левым. У них достаточно стабильный электорат, левые много делают для организации своего движения. Взять хотя бы политическое движение «За новый социализм», возглавляемое Николаем Платошкиным. Оно существует чуть больше года, а к настоящему времени имеет представительство в 74 населённом пункте России и 62 000 человек, конкретную и, к сожалению, несмотря на её популизм и примитивность, реализуемую программу действий. Правда программа Платошкина содержит в основном экономические пункты, с точки зрения нематериальной и гуманитарной сферы, программа обнаруживают традиционную для коммунистов слабость.
    Поэтому в нынешних условиях наиболее продуктивным является развертывание разъяснительной просветительской работы, показывающей россиянам преимущества консерватизма на данном этапе, создание движения единомышленников, которые могли бы на общественных началах разработать программу национального возрождения, увлечь ею молодежь, создать социальную базу движения, и найти свое место в политической системе страны как умеренная и конструктивная русская правая оппозиция. Без какого-то политического веса правых консерваторов никто не будет слушать, тем более действующая власть. Практика тех же экологических акций (мусорные полигоны и т.п.) показывает, что власть начинает считаться с петициями, подписанными хотя бы 100 тысячами сторонников. Хотя далеко не со всем, что делается, а особенно не делается властями можно согласиться, правоконсервативное движение в силу своей охранительной функции не может быть безответственной оппозицией, которая озабочена исключительно вопросами сменяемости власти. Эта сменяемость власти не самоцель, важнее содержательная оппозиционность. Ответственная критика предполагает предложение альтернативного решения социальных проблем.
    Президент Путин неоднократно высказывался по вопросам, связанным с большевистской диктатурой, и осуждал большевизм, который отбросил Россию в своем развитии на десятилетия. М.В.Назаров в своем обзоре от 21.3.2020 обращает внимание на подобные высказывания президента.
    В рамках рабочей поездки в Южный федеральный округ президент Путин 18 марта 2020 г. на встрече с представителями общественности Крыма и Севастополя вновь заявил: «Октябрьская революция, без всяких сомнений, – это крупнейшее событие мировой истории, надо к этому относиться именно так, это было прологом к огромной внутригосударственной трагедии, к огромной трагедии, в результате которой миллионы людей погибли, многие сотни тысяч остались без родного дома, на чужбине оказались и так далее. Конечно, нам нужно преодолеть это... Вы знаете, даже сейчас уже считают задним числом, что бы было, если бы не было этого раскола, если бы не было Гражданской войны, какими темпами в 1914 году развивалась Россия. Темпы роста экономики России были выше мировых, и самыми высокими в 1914 году, темпы роста нашей экономики. Поэтому если бы такая тенденция сохранялась, то, знаете, в политике нет сослагательного наклонения, но точно можно сказать, что мощь Российского государства была бы просто огромной, просто огромной. Сейчас не буду окончательно формулировать то, что я думаю по этому поводу».
    Однако в подобных высказываниях президента М.В.Назаров увидел его неискренность. Вот, что пишет по этому поводу:
    «Мы догадываемся, что президент по этому поводу думает: именно то, что он делает, устраивая парады 7 ноября на Красной площади, празднуя юбилеи ВЧК, ВЛКСМ и заявляя о "мощах" ВИЛа: «Пока я здесь сижу, никакого варварства на Красной площади не будет». Однако, если при сохранении дореволюционной тенденции роста «мощь Российского государства была бы просто огромной», то значит это святой Царь Мученик сделал ее такой, продолжая труды своих предшественников, а не только "примерял шапку и смотрелся в зеркало". Зачем же революционеры его убили вместе с Семьей? К сожалению, никто на этой встрече не спросил президента: а что же мешает ему очистить страну от имен цареубийц, разрушителей России и памятников виновникам этой огромной трагедии, очистить от них систему образования и государственную идеологию "преемственности", которую теперь Путин прямо вносит и в свою конституцию? Хотя для нас и это не секрет: Нынешняя РФ – не Россия и не СССР, а симулякр того и другого в интересах олигархического слоя – преемника КПСС, приватизировавшего советское наследие при "отмывании" его страшной кровавой цены».
    / https://rusidea.org/250952789/
    Разделяя озабоченность М.В. Назарова относительно совершенно ненормальной ситуации с недостаточным вниманием к памяти героев Белой гвардии, отсутствия должного расставления акцентов в образовательной сфере и топонимике российских городов, экономической сущности перерождения советской номенклатуры, всё-таки полагаем, что необходимо учитывать столь банальную вещь как то, что политика – это искусство возможного.
    Помимо того, что нынешняя Россия представляется симулякром прежней России и СССР, не следует забывать, что это страна, в которой мы сейчас живем, а не абстрактная категория. Да, безусловно, страна больна с нравственной точки зрения, и содержательно должна меняться. Но если не будет России даже в качестве такого больного симулякра, то русским людям от этого не станет лучше. Но будем честными и признаем, что реальные волевые усилия по сохранению России хотя бы в таком виде предпринял только Путин и его сторонники. Все другие политические силы к сегодняшнему дню по разным причинам (слабость, неорганизованность, отсутствие элементарного патриотизма, враждебность к русской цивилизации) уже давно либо слили бы Россию, либо прозевали бы врага, и наши дискуссии о её будущем были бы никому не интересны, кроме археологов. Был же период в конце 90-х годов, когда государственность России висела на волоске. И тогда в её защиту набралось бы даже меньше пресловутых 3 процентов населения как в годы Гражданской войны.
    Но при этом, к сожалению, действующая власть совершенно не видит многих других проблем, в том числе одичания, хамства и массового психоза в нашем обществе, резкого падения его культурного уровня, особенно бытовой культуры. Складывается ощущение, что действующая власть вообще не придает значение этим факторам, полагаясь на саморегуляцию российского общества в гуманитарной сфере по модели гетто городских агломераций. Типа пусть люди живут в Гарлеме, делают, что хотят, сами разбираются с соседями, а полиция может быть приедет, чтобы составить протокол об убийстве или тяжком преступлении. Такое отношение властей вместе с идеей загнать основную массу россиян в 30 крупных агломераций может принести катастрофические последствия для российской гуманитарной сферы.
    При этом конструктивной оппозиции, формирующей рабочую альтернативу ошибкам и просчетам власти нет. К тому же признаком неконструктивной оппозиции является критика всего, что делает власть, даже в том случае, если власть, по мнению большинства, делает правильные вещи. Такая критика только раздражает избирателей. Следует принимать также во внимание, что Путин является президентом всей страны и в силу занимаемой должности вынужден считаться со сторонниками различных взглядов и степенью их влиятельности в обществе. Это же касается и других представителей политической элиты России. Пока же действующая власть видит, что сторонников левых идей и социализма в обществе значительно больше. В этом достаточно убедиться, если проанализировать форумы, блогосферу, другие СМИ. Тем более это прискорбно в ситуации, когда большевистская идея полностью обанкротилась. Тем не менее, популярность социалистических идей растет. Вспомним конец 80-х – начало 90-х годов. Тогда миллионы людей очень даже хорошо воспринимали и разоблачения преступлений большевизма и весьма сочувственно относились к традиционным ценностям царской России. Но затем эти идеи как-то стихли, немногие стали их поддерживать. Антикоммунизм приобрел в постсоветской России псевдолиберальный и антипатриотический характер, а многие критики коммунизма дискредитировали себя своими делами, потеряв доверие избирателей.
    Основными причинами такой популярности социализма видятся две. Во-первых, сказалось огромное разочарование в проводимых властями под эгидой антикоммунизма социально-экономическими реформами, которые мало что дали подавляющему большинству населения, зато последовательно снижали социальные гарантии и уверенность людей в завтрашнем дне. В силу половинчатости и в целом неуспешности этих реформ, которые не смогли обеспечить своих целей и вывести Россию на новый качественный и более цивилизованный уровень жизни, обеспечить людям должный уровень благосостояния, безопасности и жизненных перспектив, реформы стали восприниматься населением как не имеющий конца кризис государственного управления. Также в стране не возник достаточно многочисленный, стабильный и независимый средний класс, который является социальной базой гражданского общества несоциалистического типа. При таких условиях во многих чертах состояние современного российского общества воспринимается населением как менее нормальное по сравнению с советским периодом. Отсюда усталость масс от реформирования общества и восприятие социализма как «золотого века». Соответственно, все противники советской власти воспринимаются большинством как виновники непростого положения большинством населения. И на этом фоне снова социалистические идеи стали пользоваться небывалой популярностью, а все реверансы власти в сторону белогвардейцев – как попытка стать новыми аристократами, которые не достойны по своим деловым, моральным и личностным качествам считаться равноценными дореволюционным аристократам, которых, к тому же, истребляли их предки. Как власти могут не считаться с общественным мнением, которое с подозрением относится к перспективам перекрашивания представителей политической элиты в новое дворянство, и которое голосует против переименования улиц, названных именами омерзительных цареубийц и душителей русских, вроде Войкова и Розалии Землячки.
    Во-вторых, правоконсервативное российское движение за минувшие годы не смогло оформиться в массовое политическое явление со своим лицом, четкой и внятной идеологией, которые бы способствовали бы уверенности избирателей в не меньшей патриотичности, эффективности и долговременной способности такого движения стать альтернативой действующей власти и противостоять многочисленным внешним противникам России, без чего сменяемость власти смертельно опасна для российской государственности. В таких условиях внятного понимания преимуществ сменяемости власти нет, и любая оппозиция действующей власти коллективным бессознательным народа воспринимается как вольные или невольные пособники геополитических врагов России. Путин ничем не обязан сторонникам Белого дела, не Белое движение привело его к власти и служит его социальной базой.
    Приходится признать, что действующая власть и российская общественность не видит достаточного количества сторонников белых и правоконсервативных идей за пределами церковных приходов и исторических обществ. Для подавляющего количества россиян сейчас идеи Белого дела совершенно абстрактны, не очевидны. Так, спеть песню про поручика Голицына под коньячок и шашлычок. Эти идеи, для их успешного продвижения, нужно рассматривать в более широком социологическом контексте и в широкой панораме консервативного движения. Сейчас не имеется никаких предпосылок считать нынешних российских правых консерваторов реальной политической силой, способной предложить современную повестку дня, творчески осмыслив историю и связав её с современностью. Конечно, это не просто, по прошествии 100 лет после Октябрьской революции, смены многих поколений. В таких условиях можно уповать на неистребимость русского духа и генетическую память наших людей, которые многократно находили свое подтверждение и вопреки советской власти и вопреки современной тотальной безыдейности. Именно сейчас правоконсервативное движение необходимо стране как воздух, потому что только оно способно стать идейной и институциональной основой дальнейшей российской государственности, которая, так уж распорядилась история в своей основе имперская. Именно идейные предки правых консерваторов создавали Россию как государство, и кому как не их идейным потомкам по силу её сохранить. Империя не может существовать без идеи, а нынешняя власть критически безыдейна. А эта идея не может быть иной, как консервативной. Если угодно, консервативная идея как ядро атома, вокруг которого должны крутиться электроны других политических движений. В настоящее время в России этого ядра нет, что ставит государственность России под угрозу, поскольку партии-электроны могут стать свободными радикалами и сбить страну с её политической орбиты.
    Развал империи, в том числе под лозунгами формирования государства русской нации – это вариант крушения российской государственности. Социализм, как бы к нему не относились и как бы его не хотели люди, в России невозможен по ряду вышеизложенных причин. Поэтому левые и ультра-националисты сегодня – это засадные полки и таран транснациональных корпораций, последовательно ослабляющих и разрушающих национальные государства по всему миру, пользуясь недовольством масс и несовершенством политических систем этих государств. Это хорошо видно на примере знакомых нам государств СНГ. Все другие политические силы не способны обеспечить институциональную долговременность такого типа государственности. Действующая власть идеологически эклектична, носит выраженный персоналистский характер и во многом завязана на авторитет и незаурядные способности президента Путина.
    Но особенности нынешней российской власти создают риски, сопутствующие слабой и неразвитой политической системе, что чревато потрясениями. Оппозиционные силы в существующем их виде, которым как социалистам, так и псевдолибералам, претит имперский характер России, способны лишь развалить российскую государственность: умышленно или невольно, но результат будет один. Как говорится, целились в партию «Единая Россия», а попали в Россию. Но в то же время в стране много недовольных существующими порядками. Но у них нет возможности организовано канализировать свою протестную энергию в том случае, если они не разделяют коммунистическую или радикально либеральную идеологию. Многие из них не ходят на выборы, ни в кого не верят, и не видят в оппозиционных движениях выразителей своих интересов, и даже не допускают мысли о возможности своего влияния на власть. Это либо останавливает таких людей, либо ведет их в разрушительный активизм оппозиционеров-погромщиков. Но эти же люди могли бы стать сторонниками правоконсервативного движения, если бы оно внятно и современно сформировало свою платформу, которая должна быть адекватна кровным интересам зрелых и ответственных людей, которые собираются дальше жить в России, и должна быть интересна молодежи. Правые консерваторы должны вернуть веру в Россию, которой сейчас у многих нет. Ведь не случайны чемоданные настроения у активной части населения, не верящих в возможность реальных перемен к лучшему, не случайны и желания очень многих чиновников и состоятельных людей заработать здесь деньги вахтовым методом и окончательно отчалить из России на свою западноевропейскую виллу. Не в этом ли один из главных источников коррупции – нет веры в страну и нужно много денег для безбедной эмигрантской жизни.
    А философ Иван Ильин - Философ говорил о вере в Россию так:
    "Быть русским — значит не только говорить по-русски. Быть русским — значит верить в Россию, так как верили в неё все русские великие люди, все её гении и строители."
    Вот только хотелось бы, что бы на этом патриотическом порыве русских не спекулировали власти в пропагандистских целях, а делали что-то для веры в будущность России и понимали, что вера в Россию не исчерпывается воплями в поддержку национальной сборной по футболу или хоккею в спортивном баре с кружкой пива. И не хотелось бы, чтобы под особость исторического пути России списывались неудачи и промахи власти в экономической и социальной сферах, чтобы это не было аргументом в пользу консервации нецивильности и лапотной отсталости страны.
    Так каким образом может себя заявить правоконсервативное движение сейчас? Во-первых, правые консерваторы должны искать себе сторонников в действующих политических структурах. В связи с этим следует учесть, что любая действующая власть неоднородна, в ней всегда найдутся сторонники консерватизма. Это вытекает из простого допущения, что такие люди обязательно должны быть в силу их психологических свойств, личных предпочтений, русской генетики, побуждающей к надличностным поступкам, специфики действующей власти как, в определенной степени, охранителя государственной безопасности, надличностной природой человека, стремлением войти в историю как человек, государственный деятель, а не ничтожество, набивающее карманы деньгами и т.п. Но в любом случае такие властные сторонники консерватизма будут взвешивать свои интересы, карьерные задачи, свои эмоции и в значительной степени учитывать влиятельность в обществе того или иного движения.
    Власть весьма чувствительна к переменам в общественных настроениях. Это предполагает становление правоконсервативного движения как достаточно массовой и сплоченной политической силы, которое в состоянии предъявить и популяризировать свои идеи, свою программу, адекватную требованиям современности, привить вкус разочаровавшемуся в политике электорату к этим идеям. При этом правоконсерваторы должны стать ответственность и конструктивной оппозицией, а не такой, про которую так высказывался консервативный правовед Борис Николаевич Чичерин, один из основоположников конституционного права России:
    «Критиковать несравненно удобнее и приятнее, нежели понимать. Тут не нужно напряжённой работы мысли, внимательного и отчётливого изучения существующего, разумного постижения общих жизненных начал и общественного устройства; не нужно даже действовать: достаточно говорить с увлечением и позировать с некоторым эффектом. Многие и многие оппозиционные либералы сидят на тёплых местечках, надевают придворный мундир, делают отличную карьеру, и тем не менее считают долгом, при всяком удобном случае бранить то правительство, которому они служат, и тот порядок, которым они наслаждаются. Но чтобы независимый человек дерзнул сказать слово в пользу власти, – Боже упаси! Тут поднимется такой гвалт, что и своих не узнаешь... Известно, что всякий порядочный человек должен непременно стоять в оппозиции и ругаться. Оппозиция не нуждается в содержании. Всё дело общественных двигателей состоит в том, чтобы агитировать, вести оппозицию, делать демонстрации и манифестации, выкидывать либеральные фокусы, устроить какую – нибудь штуку кому – нибудь в пику, подобрать статью свода законов, присвоив себе право произвольного толкования, уличить квартального в том, что он прибил извозчика, обойти цензуру статейкою с таинственными намёками и либеральными эффектами, или ещё лучше, напечатать какую – нибудь брань за границею, собирать вокруг себя недовольных всех сортов, из самых противоположных лагерей, и с ними отводить душу в невинном свирепении, в особенности же протестовать, протестовать при малейшем поводе и даже без всякого повода. Постоянная оппозиция неизбежно делает человека узким и ограниченным. Поэтому, когда наконец, открывается поприще для деятельности, предводители оппозиции нередко оказываются неспособными к правлению, а либеральная партия, по старой привычке, начинает противодействовать своим собственным вождям, как скоро они стали министрами».
    В нынешней ситуации правоконсервативным силами необходимо не уподобляться крикливым и нетерпеливым псевдолиберальным и левым оппозиционерам. У нас с ними разные цели. Одни хотят развала ненавистной им империи и русской цивилизации. Другим нужно опять в России устроить ГУЛАГ, и только в таком виде им мила Россия. С другой стороны оппозиционность правых консерваторов должна быть реальной, а не имитационной, как было до сих пор, когда целью лидеров консервативных партий было занятие важных должностей в структурах правящей партии. Возможно, это одна из основных причин, по которой избиратели и потенциальные сторонники разочаровались в такой партии как «Родина», хотя она показывала и довольно хорошие результаты на выборах. Вторая причина поражения ранее созданных консервативных партий – это конъюнктурность и идеологическая всеядность, приведшая к их неотличимости от левопатриотических сил, которые были более последовательны в своих взглядах, хотя и заимствовали кое-что у правых консерваторов (вроде якобы православных икон Сталина).
    В то же время по сравнению с дореволюционным периодом, когда собственно правые консерваторы и правили страной, сейчас русские правоконсерваторы должны быть оппозицией существующей власти. Можно, не сомневаться, что и названный Чичерин, и Столыпин, и Победоносцев были бы сейчас оппозиционерами, потому что их вряд ли бы устроило состояние страны, но они, будучи, ответственными государственными мужами не игнорировали бы заслуги действующей власти, и относились к такой критике как к источнику укрепления государства. В этом состоит определенная диалектика нормальной оппозиции: без критики действующей власти невозможно добиться должной эффективности государственного управления, но вместе с критикой необходимо предлагать свое решение критикуемой проблемы и не допустить своей критикой ослабления государства, не сползать в анархизм, которому море по колено.
    На данном этапе нужно оказывать деятельное конструктивное влияние на действующую власть в противовес псевдолибералам-русофобам, рассуждающим как известный литературный персонаж лакей Смердяков. Достоевский в «Братьях Карамазовых» вложил ему в уста следующее откровение: «Я всю Россию ненавижу… В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы, умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки...».
    Не потому ли наши либералы недолюбливают Достоевского, который видел их нутро насквозь, можно сказать через века. Ну, что же это за оппозиционность, которая отрицает саму суверенность государства, и как ненависть к русской цивилизации может считаться с конструктивным желанием добра русскому народу. Конечно, с такой оппозицией власть не будет, да и не должна считаться. Для того, чтобы влиять на власть, а это более чем возможно (всякие примеры с экологические инициативы тому свидетельство), нужно предъявить ей доказательства уважения к ценностям русской культуры и доказательства своего влияния в обществе и альтернативную программу буквально по всем актуальным вопросам современности, во всех сферах (социальной, культурной, правовой, управленческой, международной), и не на уровне общих фраз типа «за всё хорошее, против всего плохого», а детально разъясняющей, почему предлагаемые меры будут лучше для общества и государства. Нужно учитывать, что человеческая психология построена так, что даже президент страны не заметит проблемы в случае недостаточной её артикуляции в гражданском обществе. Если набрать по тому или иному вопросу от 50 тыс. голосов неравнодушных и деятельных граждан, то данную проблему заметит и мэр города и федеральная власть. Это касается буквально всех проблем: от мемориальных досок героям до государственных реформ.

     

    Олег Гривков

    Алексей Шичанин

    Русская Стратегия

     

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 196 | Добавил: Elena17 | Теги: олег гривков, стратегия, алексей шичанин, белое движение, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1696

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru