Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [4848]
- Аналитика [3704]
- Разное [1375]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Июнь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Статистика


Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2020 » Июнь » 12 » Виктор Правдюк. АПРЕЛЬ 1940 ГОДА
    23:05
    Виктор Правдюк. АПРЕЛЬ 1940 ГОДА

    Неудачное начало Зимней войны не позволило Сталину достичь своей главной цели – превратить Финляндию в одну из советских союзных республик. Но советский вождь никогда не забывал, что Суоми прежде входила в состав Российской Империи. Продиктовав финнам суровые условия мирного договора, Сталин продолжал давление на Финляндию, теперь уже мирными средствами. 1 апреля была образована Карело-Финская союзная социалистическая республика со столицей в городе Петрозаводске, куда, как с грядки на грядку, было немедленно пересажено «народное финское» правительство во главе с гражданином Советского Союза Отто Куусиненом. В дни Зимней войны Отто Куусинена активно ненавидело абсолютное большинство финнов. Понятно, что в Москве теперь рассматривали вариант присоединения Финляндии к соседней и родственной ей Карело-Финской ССР. Это в очередной раз насторожило финских политиков, и они начали искать себе сильного союзника и быстро нашли его в лице гитлеровской Германии. В дальнейшем порождение Карело-Финской республики ухудшило отношения Советского Союза не только с Финляндией, но и с Норвегией и Швецией. Остаётся заметить, что в Карело-Финской республике фактически не было финнов…
    В апреле 1940 года эпицентром Второй мировой войны стала Скандинавия. 1 апреля исполнилось 125 лет со дня рождения творца второго германского рейха «железного канцлера» Отто фон Бисмарка. Гитлеру в этот день было не до юбилеев, только за обедом он вспомнил своего великого предшественника, заметив, что он, Гитлер, сделал всё, чтобы Германия не вела войны на два фронта и тем самым выполнил главный завет Бисмарка. А затем коричневый канцлер долго говорил о душе Бисмарка, жестокого и сентиментального одновременно, припомнив запись в дневнике Бисмарка о спиленных его преемником великолепных деревьях перед рейхсканцелярией. Он, Гитлер, вынужден быть жестоким к врагам Третьего Рейха, но зато и своих немцев он любит более глубоко.
    Английским подводникам был отдан в этот день приказ вести неограниченную подводную войну в проливах, на выходе из Балтийского моря. На следующий день Гитлер, предчувствуя, что Великобритания озабочена проблемой Норвегии и норвежских прибрежных фарватеров, по которым в Германию беспрепятственно идут суда с железной рудой из Швеции, провёл совещание с главнокомандующими армией, авиацией и военно-морским флотом. Обсуждались перспективы оккупации Норвегии и Дании. Часть генералов указывала на чрезмерный риск норвежской операции. Сомнения появились даже у главнокомандующего ВМФ Эриха Редера – Гитлер от сомнений отмахнулся, назвал их очень запоздалыми и был убеждён в успехе, «если только мы опередим англичан и сумеем встретить их высадку уже огнём с норвежского берега, - заявил фюрер. - Сомнения ведут только к опозданию, а опоздавший плачет. Мы заставим плакать англичан».
    В середине апреля английские специалисты по кодам и шифрам в сотрудничестве с польскими дешифровщиками выполнили первую расшифровку секретного кода, с помощью которого немцы кодировали свои сообщения на машине «Энигма». Ключевые германские установки «Энигмы» были захвачены на германском патрульном корабле. Когда англичане продвинутся в этой работе, германские подводные лодки станут подстерегать неожиданные убийственные сюрпризы и трагедии. Впрочем, и немцы в этот период свободно расшифровывали британские секретные коды.
    В начале апреля начальник германского Генерального штаба Франц Гальдер побывал на испытаниях новой военной техники и записал в дневнике: «Очень хорошее впечатление производит вертолёт «Флетнер». Нам следовало бы самим наладить производство машин этого типа для сухопутных войск». Гальдеру показывали взаимодействие вертолёта с подводной лодкой. Но разве не прав древнегреческий мудрец Гераклит, сказавший: «Война - отец всего».
    Из-за суровой зимы Балтийское море целиком замёрзло. В начале апреля датские проливы Большой и Малый Бельт всё ещё были забиты льдом, и только 5 апреля они очистились от крупных льдин. На следующий день в поход вышли корабли и транспорты с войсками, предназначенными для высадки на крайнем севере Норвегии – в районе порта и города Нарвика. Остальные немецкие группы высадки, чей путь был короче, готовились к десантным действиям в своих базах. 7 апреля и десантные войска Великобритании были погружены на корабли в порту Розуолл, но приказа на выход в море не последовало. 8 апреля ранним утром английская эскадра заминировала подходы к Норвегии по шхерным фарватерам. Только совершив это, англичане предупредили правительство Норвегии. Норвегия накануне вторжения не была подготовлена к обороне, не объявляла мобилизации или чрезвычайного положения. Даже многочисленные береговые батареи не были приведены в боеготовность. Английский флот 8 апреля сделал попытку перехватить немецкий караван, идущий на север, но полагая, что немцы прорываются в Атлантику, взял курс на северо-запад. Когда же в Адмиралтействе осознали, куда движутся немецкие корабли, то было уже поздно. Последовало ошибочное решение высадить на берег англо-французские войска, а кораблям без войск немедленно выйти в море. А именно 8-9 апреля для высадки союзных войск был дорог каждый час. Уже через два дня германская авиация утвердится на норвежских аэродромах и союзникам придётся проводить десантные операции в гораздо более тяжелой обстановке. Великобритания избегала малого риска, чтобы в конце концов пойти на риск громадный.
    8 апреля 1940 года. Десантные войска Франции и Великобритании уже целые сутки находятся на кораблях. Чтобы могло произойти, если бы вечером этого дня англичане и французы высадились в тех же самых норвежских портах, куда на следующий день прибудут германские транспорты с войсками? Десант под огнём противника, ожидаемый хорошо подготовленными войсками, как правило, терпит неудачу. Захватив Норвегию, с севера нависающую над Данией и Германией, союзники обрели бы стратегическую инициативу в войне. Под угрозой оказались бы Гамбург и главные базы германского флота. Немецкий удар на Западном фронте можно было бы парировать ответным наступлением из Южной Норвегии в стиле стратегии непрямых действий - лучшей из всех стратегий. Не говоря уже о том, что единственный источник железной руды для Германии – шведские рудники были бы плотно блокированы. Какую бы войну могла тогда вести Германия? Конечно, исключительно оборонительную и то недолго. Апрельская медлительность дорого обошлась не только Великобритании, но и всем странам, которым предстояло воевать с Гитлером.
    Высадка немецких войск в норвежских и датских городах началась 9 апреля. В Дании первый день войны оказался и последним. Датчане, хотя и заявили протест, но затем приняли все германские требования. Немецкие войска высадились в Копенгагене без всяких помех, транспорты с десантами прошли мимо датских военных кораблей, миновали береговые батареи и высадили солдат напротив королевского дворца «Амалиенборг». Здесь, правда, случайно прозвучали выстрелы, да на дорогах и улицах было задавлено несколько человек. Завтракали датчане ещё в независимом государстве, но обедали уже в полностью оккупированной стране. Впрочем, на качестве обеда это не отразилось.
    Потери датчан составили 13 человек убитыми и около 20 ранеными. Вермахт потерял 20 человек ранеными и убитыми. 70-летний датский король, опираясь на данную ему власть, настоял на прекращении всякого сопротивления, и вооружённые силы Дании безропотно сдались. Единственным человеком в датском руководстве, который стремился оказать сопротивление, был главнокомандующий генерал Приор. В чём же причина этой датской беспомощности, этого отсутствия желания и воли к сопротивлению нацистам? Несопоставимы были военные возможности Дании и Германии. Дания находилась в менее благоприятном положении, нежели Норвегия, поскольку не было в ней горных массивов, где можно было бы королю и правительству укрыться, хотя бы на какое-то время, чтобы возглавить сопротивление. Но решающим фактором датской беспомощности являются нюансы национального менталитета датчан - отсутствие воли к сопротивлению агрессору.
    Американский журналист Уильям Ширер, аккредитованный в Берлине, в дневниковой записи от 18 апреля так отозвался о трагедии Дании: «Заметим, что немецкая оккупация привела датчан к краху. Три миллиона датских коров, три миллиона свиней и двадцать пять миллионов кур-несушек живут на импортных кормах главным образом из Северной и Южной Америки и из Манчжоу-Го. Теперь все эти поставки прерваны, Дании придётся отправить на убой большую часть поголовья скота, одного из главных источников своего существования». Истинно американский взгляд на трагедию потери Данией независимости. Какой, однако, это ужас! Бедные датские коровы, свиньи и куры-несушки! Надо заметить, что датчане не только не умерли с голоду до самого конца войны, но и исправно кормили Вермахт превосходной тушёнкой и другими консервами…
    Англичанам 9 апреля нигде не удалось воспрепятствовать высадке немецких войск в норвежских портах. Германский флот сопровождения понёс тяжёлые потери. Английская подводная лодка потопила лёгкий немецкий крейсер «Карлсруэ». Ещё один крейсер «Кёнигсберг» пошёл на дно после атаки английской авиации. Но все намеченные норвежские города были захвачены немцами. Наибольшее сопротивление подстерегло германскую колонну в районе столицы Норвегии Осло. Крейсер «Блюхер» попал под огонь норвежских береговых батарей и затонул. Солдаты и экипаж крейсера вплавь добрались до берега и начались упорные бои за береговые укрепления, которые норвежцы сдали только к вечеру этого дня, 9 апреля, но город Осло был захвачен раньше после смелой атаки воздушно-десантных войск, взявших с воздуха главный аэродром норвежской столицы.
    В чём Германия не преуспела в этот день – многочисленный торговый флот Норвегии почти весь сумел уйти в британские порты, что существенно пополнило английский транспортный тоннаж. В целом день 9 апреля принёс немцам полный успех, только немедленные контратаки на побережье Норвегии большими силами могли изменить положение в пользу союзников, но они медлили. В самом северном норвежском фиорде – в Нарвике начались на следующий день бои английских и немецких эскадренных миноносцев, проходившие сначала с переменным успехом, но после подхода крупных английских кораблей, эти морские сражения закончились гибелью десяти германских эсминцев. Севернее Нарвика высадились англо-французские войска, Британское Адмиралтейство определило Нарвик в качестве ахиллесовой пяты германских позиций в Норвегии. И это было верно. Генерал Дитль захватил Нарвик одним полком без тяжёлого вооружения и артиллерии, которые пошли на дно вместе с транспортом, потопленным англичанами. Полк Дитля, правда, был усилен командами с погибших эсминцев. Гитлер уже 12 апреля запаниковал и хотел дать приказ генералу Дитлю оставить Нарвик и пробиваться на юг, но генерал Йодль с большим трудом уговорил фюрера подождать развития событий…
    Черчилль полагал, что основной десант союзников необходимо высадить в районе города Тронхейма и перерезать Норвегию пополам. Англичане всё ещё стремились вступить в борьбу за Норвегию. Но уже было ясно, что господство на море невозможно без господства в воздухе. Наступил век авиации. Немецкие лётчики начали с норвежских аэродромов налёты на английские порты. В середине апреля британские войска начали высаживаться севернее и южнее Тронхейма. Возник норвежский слоёный пирог. На Севере и на юге заняли позиции немецкие войска, в центральной Норвегии – английские. Между двумя группировками английских войск обороняемый немцами город Тронхейм.
    Как мы знаем сегодня из документов, в этот момент и Германия, и Великобритания весьма пессимистически оценивали свои возможности в борьбе за центральную Норвегию…
    14 апреля в Москве в ЦК партии началось совещание, целью которого было обсуждение и подведение итогов войны Советского Союза с Финляндией. Председательствовали на совещании маршалы Ворошилов и Кулик. Фактически его работой руководил Сталин.
    Пожалуй, это был самый интересный Военный Совет в период с 1936 по 1944 год. Самый откровенный и самый парадоксальный. Часть советского генералитета позволила себе откровенно критические высказывания в адрес той огромной военно-феодальной силы, которая называлась Красной армией. В присутствии самого Сталина. Нет, конечно, не было и речи, чтобы критиковать методы управления войсками, которые практиковал к северу от Ладоги армейский комиссар первого ранга Мехлис, или приказы, которые исходили от великого вождя всех времён и народов, который фактически единолично принимал многие решения Зимней войны, но некоторые знаменательные выводы были сделаны. В этом смысле надо отметить выступление храброго генерала Дмитрия Григорьевича Павлова, который впервые в большевицком Советском Союзе сказал о том, что в борьбе с врагами народа в Красной армии в период 1937-38 годов случился явный перебор. «Врагов у нас оказалось слишком много, - заметил Павлов, - и воевать с финнами нам оказалось не с кем». Больше никто на этом Военном Совете не стал обращать внимание на столь «деликатную» тему.
    В речи Сталина содержались скрытые намёки на то, что несмотря на победный итог, он серьёзно недоволен действиями Красной армии, а в условиях общеевропейской войны, такая перспектива сулила немало печальных последствий… Всем стало понятно, что по итогам Военного Совета должны были последовать кадровые перестановки. И они последовали…
    В центральной Норвегии у немецких войск, кроме господства в воздухе, было ещё одно преимущество. В желании сражаться, в обученности военному делу, в героизме германского солдата. Во второй половине апреля британские военные лидеры пришли к выводу, что войска, высаженные в районе Тронхейма, свою задачу выполнить не в состоянии и во избежание излишних потерь Адмиралтейство приказало флоту эвакуировать их на Британские острова. На севере Норвегии, в районе Нарвика, продолжали держать тяжёлую и упорную оборону немецкие части генерала Дитля. Английские войска значительно превосходили немцев числом, британский флот полностью контролировал подходы к северным норвежским фиордам, подкрепления немцы могли перебросить только по воздуху. В целом апрель 1940 года можно назвать ещё одним победным месяцем германского Вермахта. Третий Рейх играючи захватил Данию и дерзкой рискованной игрой в Норвегии доказал превосходство своей военной доктрины над устаревшими представлениями о современной войне западных союзников.
    Командующий германским военно-морским флотом гросс-адмирал Эрих Редер родился 24 апреля 1876 года в семье школьного учителя. В германском флоте с 1894 года. В 1910 году служил на личной яхте кайзера Вильгельма Второго «Гогенцоллерн». Участник крупнейших морских сражений Первой мировой войны. Свободно владел английским, французским и русским языками, языками вероятных противников Германии на море. В 1928 году Редер стал главнокомандующим ВМФ веймарской Германии. Приход к власти Гитлера Редер приветствовал не из политических симпатий, он не был нацистом, а в надежде, что будет создан новый мощный германский флот. Эрих Редер отдавал предпочтение строительству крупных надводных кораблей. Гросс-адмирал прекрасно понимал, что созданный им флот, даже при наличии гигантских линкоров «Бисмарк» и «Тирпиц» всё-таки значительно уступает английскому и не готов к войне с Великобританией. В дневнике в начале войны Редер записал: «Нашему ВМФ остаётся только демонстрировать, что он может доблестно умирать».
    При всей слабости германского флота операция по захвату Дании и Норвегии была проведена им блестяще. Пожалуй, в этой операции гросс-адмирал Эрих Редер поднялся на вершину своей военной карьеры, а после взятия вершины, куда обычно ведёт нас жизнь?
    Вернёмся к совещанию в ЦК ВКП(б) по проблемам войны с Финляндией. Оно продолжалось четыре дня, с 14 по 17 апреля 1940 года. Стенограмма сохранила нам немало уникальных эпизодов, не свойственных обычным советским публикациям. Из выступления начальника снабжения Красной армии Андрея Хрулёва выяснилось, что Ленинградский военный округ накануне войны был лишён не только сухарей, но и тёплых вещей, валенок. Валенки начали поступать в войска только в январе и как вы, читатель, думаете, кто первым догадался, что после ноября, декабря идёт обычно январь и что в армии может быть много обмороженных? Вы абсолютно правы! Но вот как это формулирует главный интендант Красной армии Андрей Хрулёв. Кстати, сразу после Зимней войны он получил звание Героя Советского Союза. «Кто первым заметил, -подбирается к лести Хрулёв, - что армия может оказаться в тяжёлом положении и может быть много обмороженных? Товарищ Сталин!» Голос из зала: «Без вас!».
    Конечно, Сталин думал за всех военных сразу, и только он мог догадаться, что зимой без тёплой одежды и без валенок в армии может быть много обмороженных. А вы говорите, не гений!
    Ещё один маленький лингвистический шедевр родился на этом совещании во время обсуждения слабостей разведывательной службы Красной армии. Вот как это было.
    МЕРЕЦКОВ: Если ты посылаешь командира с заданием за границу, командир боится идти в такую разведку.
    СТАЛИН: Не надо связываться с сетью, а одиночкой действовать.
    МЕРЕЦКОВ: Командиры боятся идти в такую разведку, ибо они говорят, что потом запишут, что они были за границей, трусят командиры.
    Вмешивается ПРОСКУРОВ (начальник разведслужбы Красной армии: Командиры говорят, что если будет записано, что был за границей, то это останется на всю жизнь. Вызываешь иногда замечательных людей, хороших, и они говорят: что угодно делайте, только чтобы в личном деле не было записано, что был за границей.
    СТАЛИН: Есть же у нас несколько тысяч человек, которые были за границей, ничего в этом нет, это заслуга…
    Добавил бы вождь: были за границей, и всё ещё живы. В какой армии мира возможен такой диалог?
    17 апреля на совещании в Москве с целью подведения итогов Зимней войны выступил генеральный секретарь Иосиф Сталин. Назвав очевидные причины неудач в первый период войны, Сталин в заключение сказал: «Мы разбили не только финнов, это задача не такая большая. Главное в нашей победе состоит в том, что мы разбили технику, тактику и стратегию передовых государств Европы, представители которой являлись учителями финнов. Вот в чём основная наша победа». Возгласы «ура» товарищу Сталину, бурная продолжительная овация! Вот как высоко поднял планку победы генеральный секретарь. Оказывается, был разгромлен ещё один мифический поход Антанты. И Франции с Великобританией основательно всыпали на Карельском перешейке… Никто и не вспомнил, что это Советский Союз развязал тогда агрессивную войну против Финляндии!..
    Во время высадки немецких десантов в портовые города Норвегии подводным лодкам адмирала Деница была поставлена задача образовать на подходе к этим портам завесу прикрытия. Субмарины должны были встречать в море английские конвои и атаковать их. Подходящих целей для расположенных вдоль побережья германских подводных асов было более чем достаточно, но результаты оказались минимальными. Подвели немецкие торпеды, которые взрывались преждевременно или не взрывались совсем. Например, командир У-47 Гюнтер Прин 16 апреля выпустил по стоящим английским транспортам 8 торпед и ни одного взрыва не последовало. Через несколько дней У-47 атаковала английский линейный корабль, торпеды вновь не взорвались, и после того как подводная лодка выдержала ожесточённую атаку глубинными бомбами, Прин, вернувшись из похода, заявил, что больше не собирается воевать этими деревянными болванками. Торпедный кризис подвёл и большинство других подводных лодок. По подсчётам адмирала Деница его подводники четырежды атаковали линейные корабли, десять раз эскадренные миноносцы, столько же раз транспорты – потоплен же был только один транспорт. Неэффективным оказалось главное немецкое оружие на море! В Германии началось расследование причин несовершенства торпед…
    30 апреля начальник германского Генерального штаба Франц Гальдер спросил представителя оперативного командования Вермахта Альфреда Йодля: «Когда может начаться наступление на Западном фронте?». «Примерно, через три-пять дней», - ответил приближённый к Гитлеру генерал Йодль.

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 180 | Добавил: Elena17 | Теги: книги, преступления большевизма, РПО им. Александра III, виктор правдюк, россия без большевизма, вторая мировая война
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1693

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru