Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [5060]
- Аналитика [3985]
- Разное [1520]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2020 » Август » 22 » Виктор Правдюк. ОКТЯБРЬ 1940 ГОДА
    00:34
    Виктор Правдюк. ОКТЯБРЬ 1940 ГОДА

    В нашем повествовании о Второй мировой войне мы уже не раз останавливались на действиях германских подводников, но ещё не упоминали подводников британских, это особая статья войны на море. Дело в том, что владычица морей – Великобритания после Первой мировой на различных международных конференциях пыталась запретить подводные лодки как вид оружия. Английские адмиралы полагали, что их господству на море угрожают прежде всего подводные лодки и какой же тогда смысл развивать и совершенствовать субмарины, если господство на море и так принадлежит Великобритании. Такой же прозорливостью английского Адмиралтейства была бы попытка запретить и авиацию как вид вооружения, но до этих размышлений английские адмиралы не дошли только потому, что в годы Первой мировой войны британский     флот не получал весомых уроков от авиации, а вот от германских подводных лодок получил, и какие это были трагические уроки! Достаточно вспомнить только Отто Веддингена, командира германской подводной лодки У-9, которая в течение одного часа потопила три тяжёлых английских крейсера! Поскольку в Англии подводные лодки считались оружием неблагородным, британцы неохотно их строили. В итоге английские субмарины накануне Второй мировой были и слишком громоздки, и технически не очень надёжными. Но вот о чём необходимо сказать в первую очередь, так это о высоком уровне подготовки экипажей: инициативных и смелых, что вполне соответствовало британским морским традициям.
    Как же начали войну британские подводные лодки?
    В английском флоте числилось 69 субмарин 10 типов. Это отсутствие унификации оказалось большим недостатком. Боевые действия британских подводников начались с трагического эпизода. Английская субмарина «Тритон» уничтожила у берегов Норвегии свою же подводную лодку «Оксли». И в дальнейшем успехи английских подводных лодок были невелики, можно упомянуть лишь повреждение ими германских лёгких крейсеров «Лейпциг» и «Нюрнберг» и карманного линкора «Лютцов». Даже превозносимые британскими историками успехи их флота в норвежской кампании можно считать всего лишь эпизодами. А вот безвозвратные потери – 22 британские подводные лодки погибли, начиная с сентября 39-го по октябрь 40-го года. Для сравнения скажем: за это же время немцы потеряли 24 подводные лодки, но при этом добились заметных весомых успехов в борьбе против английского судоходства и Королевского Военно-морского флота.
    Каждую ночь в октябре несколько сотен германских бомбардировщиков продолжали налёты на Лондон и другие английские города. Как пишет в мемуарах Черчилль, «было решено относиться к бомбардировкам с презрением, все продолжали заниматься своими делами, развлекались, обедали и спали, как обычно». Английская истребительная авиация в октябре одержала победу над Люфтваффе. В дневных боях потери немцев стали уже угрожающими. Терялись не только самолёты, погибали опытные лётчики, и это оказывалось для Германии невосполнимым. В то же время два из трёх сбитых английских лётчика приземлялись на родную землю или в прибрежные морские воды, и получив новую машину, через несколько часов снова участвовали в боях. С каждым днём боёв английское истребительное командование получало опыт и наделялось уверенностью.
    В решающие дни воздушной битвы за Англию Королевской истребительной авиацией командовал сэр Хью Даудинг по прозвищу «Скучный». В Первую мировую Даудинг, родившийся в 1882 году, командовал эскадрильей во Франции. Эскадрилья Даудинга отличалась малыми потерями, а он сам - особой заботой о своих пилотах.
    В критические дни битвы за английское небо именно предусмотрительность Даудинга, его система управления авиацией, основанная на новейших достижениях науки в области в радиосвязи и радиолокации, оказалась спасительной для Великобритании. Но у сэра Даудинга характер был нелёгким, он часто оспаривал самого Черчилля, неудивительно, что, сделав своё дело в октябре, в следующем месяце Даудинг будет освобождён от командования истребительной авиацией, а в 1942 году уйдёт в отставку по достижению 60 лет. Но в самое тяжелое для Англии время сэр Хью Даудинг по прозвищу «Скучный» оказался на своём месте.
    Англичане не только оборонялись. Британские бомбардировщики совершали ночные налёты на города Германии, особенно частые на Берлин. 7 октября британская авиация разрушила около десятка домов в центральной части Берлина. Это был своеобразный подарок Генриху Гиммлеру, в этот день глава СС и гестапо отмечал своё 40-летие. Он был молод, это порождение дьявола на земле, но, к счастью, жить ему оставалось менее пяти лет…
    Германия жила в ожидании – сразу и не скажешь, что прежде всего ожидалось немцами?
    После летних триумфов, встреч и гордости за победоносный Вермахт, немцы ожидали такой же манны небесной от триумфального для них мира и негодовали, что он не наступает из-за английских, как вещал доктор Геббельс, поджигателей войны. Продовольствия в Германии хватало, Советский Союз старался её обеспечить, появились многочисленные трофейные французские вина, для развлечения солдат были сформированы бригады из артистов и музыкантов. Великая Лени Рифеншталь в гарнизонах во Франции показывала свои знаменитые фильмы «Победа веры», «Триумф воли» и «Олимпию». Известная актриса Ольга Чехова играла перед солдатами свои водевили; один из лучших дирижёров мира Вильгельм Фуртвенглер с первоклассными Берлинским и Венским оркестрами регулярно выступал в заводских цехах перед рабочими. Громовые раскаты трагедий Рихарда Вагнера принимались слушателями на свой счёт, и они считали себя участниками мировой драмы. В октябре заместитель фюрера Рудольф Гесс вручил немецкому промышленнику Альфреду Круппу почётную грамоту; открылась очередная художественная выставка, этакий мощный энергетический реализм. В числе первых выставку посетили Гитлер и Геббельс.
    В жизни Германии культивировались сила и бодрость, коллективизм, национальное товарищество и взаимоуважение. О тотальной войне уже почти никто не думал. Хуже было с информацией, её, как правило, не было. Например, в октябре Гитлер встретился с Муссолини на Бренерском перевале. Немецкие газеты, все, как одна, напечатали восторженные статьи о том, что встреча фюрера и дуче - событие всемирного масштаба. Но ни слова нигде, о чём же говорили лидеры Италии и Германии.
    А встреча была полна едкого драматизма. Муссолини убеждал Гитлера высадиться в Британии и покончить с Англией, а вслед за этим итальянцы приберут Средиземное море и районы Северной Африки к своим рукам. Гитлер же указывал Муссолини на необходимость захвата основной британской базы на острове Мальта, справедливо указывая, что Мальта тоже остров и к тому же в десятки раз меньше британского Альбиона. В чём диктаторы были единодушны, так это в оценке важности для дальнейшего ведения войны румынской нефти. Через несколько дней очередной германский военный контингент отправится в Румынию для охраны нефтяных вышек.
    Октябрь был последним предвыборным месяцем для президента Франклина Рузвельта. Он боролся за переизбрание на третий срок, и ему нужна была осторожность во внешней политике. Но Черчилль настойчиво бомбардировал американского президента письмами, в которых опасался, что правительство Виши выступит на стороне Германии и просил Рузвельта оказать давление на французов. Рузвельт вынужден был заявить, «что то, что какое-либо правительство находится на положении военнопленного, не может служить оправданием для данного пленного, если он помогает своим врагам против бывшего союзника». Но главная угроза Рузвельта состояла в том, что Франция может лишиться всех своих заморских владений. Маршал Петен, глава оккупированной части Франции, в октябре оказался между молотом и наковальней, Гитлер давил на маршала по дипломатическим каналам, легальная Франция фюрера не устраивала, но и пообещать ей равноправие Гитлер не мог, ему важно было, чтобы французы перестали считать Францию великой державой и постоянно испытывали страх перед Третьим Рейхом.
    22 октября 1940 года начальник оперативного отдела германского Генерального штаба полковник Адольф Хойзингер рассылает по особому списку документ, в котором называет персональный состав подчинённых ему офицеров. В этом списке имён мы впервые встречаем майора Вермахта Раймунда Гелена, начальника группы «Восток», сотрудникам которой поручена разработка оперативных планов против Советского Союза, а также оценка сил и средств Красной армии. Сам того не желая, Гелен окажется в тех кругах германских офицеров и консервативных политиков, которые разочаруются в национал-социализме и будут олицетворять донацистскую консервативную Германию. Одним из таких политиков станет 56-летний бывший бургомистр города Лейпцига Карл Гёрделер. В октябре-ноябре 40-го года Гёрделер завершит разработку своего знаменитого меморандума, который он назовёт кратко «Цель». В этом меморандуме Гёрделер сформулирует не только восстановление правового германского государства на месте нацистского рейха, но и уделит достаточно много места проблеме России. Он будет считать, что война между Германией и СССР будет не самым лучшим исходом для этих двух государств. Гёрделер серьёзно опасается, что война гитлеровской Германии и сталинского Советского Союза создаст условия для советизации Европы.
    В начале октября Гитлер ещё надеялся, что Великобритания сделает первый шаг к миру. Ожидания оказались напрасны. Черчилль не был миротворцем по своему характеру, никого подобного Чемберлену на английском политическом горизонте уже не было. Что делать? Вопрос совсем не праздный для Германии в октябре 40-го года. Этот вопрос начал демонизировать и самого демона. В конце концов Гитлер, который не признавал вопросов, не имеющих ответов, окончательно убедил себя, что все надежды Англия возлагает на Советский Союз, который в удобный для себя момент ударит в спину Германии и тем спасёт англичан. Гитлеру этот ответ сразу понравился. Для Германии наступил этап лихорадочной дипломатической деятельности.
    18 октября Великобритания, окрылённая успехами в воздушных битвах, убеждённая, что Соединенные Штаты обязательно вступят в войну в свой час, объявила об открытии Бирманской дороги, по которой переправлялось оружие и ценные материалы для Китая. Рассердившаяся Япония начала очередное наступление на позиции гоминдановских китайских войск и вытеснила их в горные районы. Коммунистические армии безучастно наблюдали за японским натиском. В компартии Китая развернулась яростная борьба за власть. Мао Цзэдун сумел удалить из ЦК своих основных конкурентов. Можно утверждать, что Мао в октябре 40-го года одержал свою главную победу, но не в борьбе с японскими оккупантами, а в схватке за единоличную партийную власть.
    Страны Тройственного Пакта в октябре готовили себе дипломатические плацдармы. Основным полем их деятельности были Франция Петена и Испания Франко. Увлечь Францию на тропу войны с бывшим союзником, Великобританией, было главной мечтой Гитлера на Западе. Он уже окончательно решил направить Вермахт на поля сражений в России, и если бы ему удалось натравить французов на англичан, он мог бы не беспокоиться за свои дела на Западе. С той же целью получить некоего стоппера Гитлеру нужна была и франкистская Испания. Ударить совместно с испанцами по британскому Гибралтару – значило закрыть Средиземное море для англичан и тем самым обеспечить полную доминацию стран Оси в Средиземном море.
    Вторую половину октября Гитлер проведёт в поезде, стремительно перемещаясь на переговоры с Петеном, Муссолини и Франко. Фирменный поезд Гитлера по странной случайности назывался «Америка»…
    В войне на море британский лёгкий крейсер «Аякс» в одном бою потопил три итальянских эскадренных миноносца.
    Один из самых крупных успехов выпал на долю германских подводников. 6 субмарин в Атлантике с 16 по 19 октября потопили 20 судов из состава конвоя. У-101 добилась 8 побед, а У-99 Отто Кречмера пустила на дно 7 судов. Ещё через несколько дней английский торговый флот потерял 12 транспортов, Отто Кречмер довёл свой счет в октябре до 9 побед.
    28-летний командир немецкой подводной лодки У-99 Отто Кречмер в октябре 40-го года занял первое место по результативности среди подводников всех флотов. Как правило, субмарина Кречмера ночью искусно проходила сквозь строй охранения, внутри конвоя всплывала и атаковала в надводном положении. Это была опасная тактика, но благодаря ей, Кречмер почти в каждом походе добивался заметных результатов. В марте 1941 года Кречмер и его экипаж попадут в английский плен, успев затопить сильно повреждённую У-99. Отто Кречмер признан военными историками подводником №1, он потопил больше всех кораблей и судов в истории двух мировых войн. Среди кораблей, отправленных на дно Кречмером, три крейсера, один эсминец. Его талисманом была подкова, ему повезло выжить в беспощадной морской подводной войне, и после неё, вернувшись из плена, Кречмеру довелось ещё долго служить в ВМФ Западной Германии. Адмирал Отто Кречмер умер в 1996 году.
    Королевское Адмиралтейство медленно, но верно осваивало очевидную истину. Для обеспечения безопасного судоходства нельзя больше допускать одиночного плавания транспортных судов, они становятся лёгкой добычей немецких подводников. Только сформированные конвои в составе 40-50 судов, под надёжной охраной эскортных кораблей могут успешно преодолевать морские пространства и не бояться германских субмарин. Корабли эскорта способны защитить суда от нападений подводных лодок. К тому времени, когда англичане занялись укреплением своих эскортных сил, число потопленных судов на одну подводную лодку достигло пятидесяти к одной. Блестящий показатель!
    В Соединённых Штатах научно-исследовательский институт при министерстве национальной обороны пришёл к выводу, что при наличии радиолокационных станций и истребителей «Спитфайр» Великобритания сможет отразить немецкое наступление с воздуха. Англичанам от этого прогноза легче не стало, но североамериканцы, большие любители сочувственных слов в противостоянии до полного истощения его участников, посчитали, что пока вмешиваться в европейский конфликт ещё рано. Товарищ Сталин мечтал о том же…
    12 октября Гитлер в порядке блефа перенёс операцию «Зеелёве» в очередной раз на весну 1941 года. Но на самом деле никогда более к ней не возвращался, хотя любил рассказывать, какими будут первые этапы вторжения, в данном случае, угроза была сильнее её осуществления. А в Англии всякая ржавая баржа в западных портах оккупированной Франции, замеченная разведывательным самолётом, сразу же вызывала подозрения в опасности появления Вермахта на английской земле.
    Сталин и руководство Советского Союза в этом октябре по каналам разведывательного управления армии и разведки НКВД, по каналам дипломатическим получили многочисленные донесения о концентрации германских войск в Восточной Польше и несколько сообщений о подготовке Германией нападения на Советский Союз.
    В октябре Политбюро приняло постановление о воздушной обороне, главным пунктом которого было разделение функций между наркоматами обороны и внутренних дел. Было принято решение об увеличении механизированных танковых частей и соединений в Красной армии и формированию к 1 июня 1941 года 25 отдельных новых танковых бригад. Ещё одно постановление было посвящено строительству кораблей для ВМФ. Предполагалось построить три линкора, два тяжёлых крейсера, 14 лёгких крейсеров, 19 эсминцев, но в строй они могли войти только в 1942-43 годах.
    Проблемами дипломатических отношений Германии и Советского Союза Гитлер в октябре поручил заниматься министру иностранных дел Риббентропу.
    13 октября 1940 года фон Риббентроп направил Сталину личное послание. В этом послании германский министр высоко отозвался о заключённых в 39-м году договорах между двумя странами. Кроме того, Риббентроп предоставил Сталину детальное описание событий с мая по сентябрь 1940 года, отозвался о ситуации, которая сложилась в связи с переброской немецких войск через территорию Финляндии. В этом письме Риббентроп пригласил Молотова посетить с ответным визитом Берлин. Ещё одним важным предложением в послании было приглашение СССР присоединиться к Пакту Германии, Италии и Японии. Спустя 8 дней, 24 октября, Сталин ответил довольно вежливым посланием на письмо Риббентропа. Вождь поблагодарил министра иностранных дел Третьего Рейха за доверие и поучительный анализ событий в Европе, Сталин также заявил, что Молотов считает себя в долгу перед германским министром и сможет посетить Берлин в следующем месяце. Сталин заявил, что Советский Союз готов к обсуждению германских инициатив, но это требует более детальной проработки.
    Главные германские дипломатические шаги Гитлер взял на себя.
    23 октября фюрер встретился с испанским каудильо Франсиско Франко. Гитлер в течение нескольких часов убеждал испанца вступить в войну на стороне Германии. Это станет решающим шагом в войне на Западе. Ещё час Гитлер посвятил выгодам Испании. Франко внимательно слушал, но, когда Гитлер умолк, каудильо начал говорить так же долго, как и фюрер, не позволяя себя перебивать. Гитлер умел говорить, но слушать не умел и не любил. Фюреру было мучительно пребывать так долго в роли слушателя, и он заметно увял. А испанский лидер между тем отклонил предложение вмешаться в войну, мотивируя тяжёлым экономическим положением Испании и отсутствием согласия в обществе после длительной гражданской войны. Франко произвёл на Гитлера весьма нелестное впечатление. Фюрер заметил, что ему было бы легче вырвать три зуба, чем вести диалог с испанцем…
    На другой день, 24 октября, состоялась встреча Гитлера с Петеном. Престарелый французский маршал прекрасно понимал, что Гитлер будет требовать от Франции участия в войне против недавнего союзника. Петен, при всей его нелюбви к англичанам, объяснил Гитлеру все невыгоды для Франции перемены фронта в ближайшее время: потеря колоний, реакция Соединённых Штатов, отсутствие профессиональной армии. Гитлер решил не настаивать, предпочтя синицу в руках журавлю в небе. Маршал Петен понравился ему в отличие от генералиссимуса Франко.
    Из Франции поезд Гитлера помчался в Северную Италию. Германская разведка сообщила фюреру, что Италия вот-вот нападёт на Грецию, используя в качестве плацдарма Албанию. 26 и 27 октября в Адриатическом море бушевали сильные штормы, итальянцы выжидали, когда море успокоится. Гитлеру в преддверии похода на Восток категорически не нужны были новые театры военных действий, но он опоздал! 28 октября во Флоренции Муссолини встретил его восторженной фразой: «Фюрер, мы выступаем!» Италия в этот день напала на Грецию!
    В первые два дня в горах итальянские дивизии незначительно продвинулись вперёд. Гитлер скрыл своё бешенство. Из договорённостей на переговорах во Флоренции надо отметить обещание фюрера направить в Северную Африку для помощи итальянцам несколько германских дивизий с целью вытеснить англичан из Египта.
    На следующий день английская армия высадилась на греческом острове Крит. Война пришла на Балканы, пороховой погреб Европы.      30 октября в московскую тюрьму Лефортово приехали нарком внутренних дел Берия и его первый заместитель Меркулов. К ним вызвали трёх заключённых польских полковников, среди которых был полковник Берлинг. Берия предложил полякам возглавить формирование польских воинских частей под советским командованием. Берлинг согласился, он предлагает по памяти назвать список пленных польских офицеров из трёх лагерей НКВД. Но Берия останавливает Берлинга: «Нет, они уже не входят в расчёт, мы сделали большую ошибку, ошибку сделали», - повторяет Берия. И на вопрос польского полковника, какую ошибку, Берия ответил: «Мы их отдали немцам».
    Польские офицеры, которых надеялся увидеть Берлинг в своём воинском соединении для борьбы с гитлеровской Германией, были расстреляны весной 1940 года ведомством Берии и лежали в земле смоленской Катыни, в тверском селе Медное и в городке Старобельске неподалёку от Харькова…

    Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/

    Заказы можно также присылать на orders@traditciya.ru

    Категория: - Разное | Просмотров: 150 | Добавил: Elena17 | Теги: книги, вторая мировая война, виктор правдюк, россия без большевизма, РПО им. Александра III, преступления большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1749

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru