Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [4980]
- Аналитика [3919]
- Разное [1479]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Сентябрь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2020 » Сентябрь » 2 » К истории Владимирской церкви
    22:49
    К истории Владимирской церкви

    В Вологде до захвата власти большевиками было несколько десятков храмов, построенных в самое разное время и имевших самую разную численность прихожан. Ранее я рассказывал о кладбищенской Введенской церкви, которая сегодня восстанавливается неравнодушными людьми и имеет свой приход. Сегодня бы хотел поведать о другой церкви, которая совершенно отличается от Введенской. Точнее это даже не один храм, а комплекс из двух церквей – холодной (летней) и тёплой (зимней) вместе с колокольней. Речь пойдёт о Владимирских церквях.

     

    Собственно, как я уже отметил, это две церкви – Архангела Гавриила (зимняя) и Сретения Владимирской иконы Божией Матери (летняя). Именно по последней и носит своё название весь комплекс. Икона Владимирской Божией Матери – одна из самых почитаемых в России. По преданию, её прообраз был написан апостолом Лукой. Принадлежит к иконографическому типу Умиление, с богословской точки зрения символизирующему любовь и нежность Матери и Младенца, осознающих предстоящую жертву. Богоматерь также воспринимается как заступница за род человеческий. В царствование Ивана Грозного почитание иконы Богоматери Владимирской достигло апогея. По велению митрополита Макария были написаны цикл о новейших чудесах иконы и грандиозная «Повесть на Сретение чудотворного образа…», в котором идея богоизбранности Москвы, провозглашённой Третьим Римом и Домом Пресвятой Богородицы неразрывно связана с почитанием Владимирской иконы, получившим великодержавный характер и всемирный масштаб.

     

    Время основания первой Владимирской церкви точно неизвестно. Надпись на храмовой иконе Владимирской Божией Матери свидетельствовала, что в 1549 году деревянная церковь уже существовала (согласно описи церковного имущества 1833 года и клировым ведомостям, начиная с 1835 года). По документам, хранившимся в церковном архиве, время постройки храма относится ко временам задолго до царствования Ивана Грозного. Также известно, что в XIV – XV веках Вологда была разделена на три части («трети»), находившихся под управлением соответственно: Москвы – Владимирская треть (по Владимирской церкви), Новгорода –  Успенская треть (по церкви Успения; позднее – Успенский собор Горне-Успенского женского монастыря) и Ростова – Мироносицкая треть (по церкви Жен-Мироносиц, она же – святителя Иоанна Златоуста). В XVI – XVII веках Владимирская церковь называлась посадской, так как после постройки Вологодского кремля оказалась за стенами Города, то есть в посаде (в данном случае – Верхний Посад), в XVIII – начале XIX века именовалась «что у Пороховой башни». Пороховая башня – это бывшая башня Вологодского кремля, разобранная в 1821 году вместе с остатками крепостных стен (башня была последней сохранявшейся частью кремля, построенного Иваном Грозным), на месте которых был устроен бульвар (сейчас это Октябрьская улица, созданная при большевиках из нескольких вологодских улиц, носивших разные названия – Дворянская большая, Дворянская малая и Обуховская дворянская). В 1820 – 1840-х годах именовалась как «что у бывшей Пороховой башни». Согласно записям в писцовой книге 1627 года, имелось две деревянные церкви (шатровый храм Пречистой Богородицы Владимирской и клетский с трапезной храм преподобного Феодосия Печерского), также упоминается колокольня. В челобитной 1652 года прихожане и клир Владимирской церкви пишут архиепископу Вологодскому и Великопермскому Маркеллу (прославлен в лике святителей, частичка его мощей хранится в Воскресенском кафедральном соборе Вологды, мощи же покоятся в Соловецком монастыре) с просьбой «новый холодный храмъ во имя Срѣтенія Пречистыя Богородицы Владимірскія съ предѣломъ во имя преподобныхъ отецъ Антонія и Ѳеодосія Печерскихъ чудотворцевъ вмѣсто прежняго обветшавшаго во имя Пресвятыя Богородицы Владимірскіе».

     

    Владимирский приход был известен как один из самых богатых в Вологде. В XVII и XVIII веках он имел 80 приходских дворов, превосходя большую часть приходов города – из 48 имевшихся в Вологде в XVII веке церквей больше приходских дворов имели только церковь Иоанна Предтечи в Дюдиковой пустыни (не сохранился), церковь Николая во Владычной слободе (сохранилась, действующая) и церковь Андрея Первозванного во Фрязинове (сохранилась, действующая). Настоятелями этой церкви всегда назначались наиболее почётные и заслуженные лица городского духовенства, которые были «десятоначальниками» (то есть благочинными) Владимирской трети. О том, что данная часть принадлежала княжеству московскому, ясно говорит тот факт, что церковь посвящена Сретению Владимирской иконы Божией Матери, поскольку именно в Москве этот праздник впервые был установлен. Москва неоднократно была избавляема от нашествия иноплеменных благодаря заступничеству Божьей Матери ради Её Чудотворного образа, называемого Владимирским. В память этого 23 июня/2 июля 1480 года и 21 мая/10 июня 1521 года [расчёт дат по григорианскому календарю осуществлён в соответствии с разницей на данные века: в XV веке она составляла 9 дней, а в XVI веке – уже 10 – С.З.] были установлены особые крестные ходы к Сретенскому монастырю, построенному на том месте, где в первый раз, 26 августа/3 сентября 1395 года [разница для XIVвека составляет 8 дней – С.З.] произошла встреча этой иконы. Под влиянием Москвы, вологжане также решили построить храм, посвящённый данному празднику. 

     

    Известны имена священнослужителей, которые были настоятелями сего храма в начале XVII века – это иереи Лазарь и Иаков. В 1650-е в документах фиксируется иерей Иоаким Фёдоров. Список (во многом неполный) всех настоятелей и служивших в сем храме священнослужителей был составлен в этом году по инициативе нового настоятеля храма иерея Андрея Фомина и за них всех молятся на каждой Литургии. Среди имён приснопоминаемых храмоздателей есть и имя вологодского купца Гавриила Мартыновича Фетиева. О нём стоит поведать особо, поскольку это весьма примечательная личность.  

     

    Известно, что первым каменным зданием при Владимирской церкви был тёплый Гавриило-Архангельский храм, который одновременно с колокольнею был построен в 1689 году (более точно – в 1685 – 1697 годы) на сумму 2 тысячи рублей, отказанную по духовному завещанию её бывшим прихожанином торговым гостем Гавриилом Мартыновичем Фетиевым. Его портрет работы неизвестного художника хранится ныне в фондах Вологодского областного музея-заповедника: «Храмоздатель изображён на нём ещё не в старых летах, с чёрными волосами и бородою, в кафтане красноватого цвета, застёгнутом у шеи запонами из дорогих каменьев; изображение поясное; вышиною портрет 1 арш. 6 вер., шириною 1 арш. 3 вер. [в переводе на метрическую систему это 97,79 см на 84,46 см, т.е.. приблизительно метр на метр – С .З.], писан масляными красками и помещается в приличной раме». Гавриил Мартынович Фетиев родом был вологжанин, посадский человек. Отец его Мартын сын Фетиев был простым кузнецом и в 1627 году имел свой дом на улице Ехаловы Кузнецы (сегодня на месте этой улицы – улица Авксентьевского). Здесь стоит отметить, что прежде улица Ехаловы Кузнецы разделялась на Ближние и Дальние Кузнецы. Первая шла от речки Чернавки высоким плоскогорьем, посередине существовавшего в начале ХХ века 73-го квартала, и разветвлялась по двум направлениям: направо в Обухово (Обуховская слобода) к Владимирской церкви, налево – в Коровину улицу к Владимирской церкви. Вторая Кузнецкая улица шла от речки Чернавки на всполье по направлению к Богородицкой церкви села Говорова. Название Ехаловы Кузнецы указывает на то, что в далёкие времена здесь, на выезде из города, были кузницы и жили кузнецы, занимавшиеся подковыванием проезжавших лошадей. Единственным потомком тех кузнецов на начало ХХ века являлся прихожанин Владимирской церкви Павел Степанович Мизгирёв (по прозвищу Федосов), который продолжал, несмотря на свой преклонный возраст, заниматься кузнечным ремеслом в своей старой кузнице. На 1906 году он числится в списках вологжан. Имеющих право голоса на выборах в Государственную Думу, в 1917 году в списках избирателей в Учредительное собрание уже не значится. Точная дата смерти его пока что не установлена. Родовое место Фетиевых было на выезде из города в Дальних Ехаловых Кузнецах, между речкою Чернавкою и Содимкою (или Турнавою), там, где в начале ХХ века находилась большая церковная пожня, разделённая на две части полотном железной дороги. Речка Чернавка, левый приток Золотухи (Содимы) ныне загнана в трубу и протекает под Вологодским оптико-механическим заводом и улицей Чехова (Гасиловская – названа была так потому, что во время строительства Иваном Грозным в XVI веке крепости в Чернавке гасили известь). Речка эта была естественной южной границей холма, на котором ныне расположен центр Вологды. 

     

    В семье Мартына Фетиева кроме Гавриила были ещё три сына и дочь. Старшие братья, Семён и Василий, были кузнецами. Младшими были брат Яков и сестра Евфимия (незамужняя). Сам же Гавриил Мартынович был женат на Ульяне Иовлевне и имел от неё двух дочерей. Дочь Акилина была в браке с московским дьяком Львом Протопоповым, а другая – за вологжанином Яковом Монойловым, которому н по духовному завещанию отказал Дюдикову пустынь. Своё богатство сумел он заработать благодаря торговле с иноземцами – дел в том, что с середины XVI века Вологда становится важным центром заграничной торговли, с Англией и Голландией. Английские и голландские купцы прибывали в Вологду, селились здесь, заводя собственные дворы для удобства. В течение XVII века, вплоть до строительства Петром Великим Петербурга и смещения основных потоков торговли с иностранными державами на Балтику, Вологда была довольно процветающим торговым центром и важным транзитным пунктом на пути из Архангельска в Москву – доплыв до города по реке, дальше купцы продолжали путь в столицу посуху, по Московскому тракту. В последние десять лет жизни Фетиев приобрёл статус торгового гостя – то есть купца, имеющего право на торговые операции с иноземцами. Часто бывая по своим делам в Москве, он завёл там обширный круг знакомств, в том числе и со знатными персонами – боярином князем Василием Васильевичем Голицыным, боярином Иваном Михайловичем Милославским и другими. Им он, как своим приятелям, отказал по духовному завещанию богатые подарки.  «При таком знакомстве ему, очевидно, не трудно было войти в почёт и развить свои торговые операции», отмечает протоиерей Николай Платонович Малиновский, автор истории Владимирской церкви и ректор Вологодской духовной семинарии в 1906 – 1916 годах. Скончался Фетиев 6/16 января 1684 года [в XVII веке разница была 10 дней – С.З.], в Холмогорах, где он на пути из Архангельска остановился у архиепископа Холмогорского и Важского (1682 – 1702) Афанасия (Любимова-Творогова) (1641 – 1702) (Гавриил Мартынович осенью 1683 года в Архангельске, где был на службе по таможенным сборам, заболел, в нябре составил духвную грамоту, в декабре же его повезли в родной город и по пути он сотановился в Холмграх, где и пробыл не менее двух недель). Тело покойного, согласно его духовному завещанию, было перевезено в Вологду и погребено «на посаде у церкви Пресвятыя Богородицы Владимирския близ гробов родственников его». Протоиерей Николай Малиновский пишет: «В настоящем 1905 г. при устройстве бетона в нижней тёплой церкви обнаружены были два каменных склепа – один прямо против царских врат, а другой рядом с ним на правую сторону. По всей вероятности это и есть место земного упокоения храмоздателя и его супруги. Могилы их остались неприкосновенными, так как оне находятся теперь под деревянною солею и настилка плиточного пола до них не доходит». Гавриило-Архангельский храм был построен по воле самого Фетиева, выраженной в его духовной грамоте: «Да у Владимирской же Богородицы построить церковь каменная тёплая о дву шатрах, а в ней учинить два престола: дна церковь во имя Архангела Гавриила [святого покровителя Фетиева – С.З.] церковь во имя преподобнаго отца Феодосия общежитий начальника [преподобного Феодосия Печерского – С.З.]. Да у той же церкви сделать колокольня особая, против образца соборной колокольни [т есть по образцу и подобию старой колокольни кафедрального собора, перестроенной и обретшей свой современный вид в 1860-х – С.З.];  а денег на церковное и колокольное строение дать две тысячи рублев; да в новый колокол в двести пудов [3276 кг или 3,28 тонны – С.З.], ценою за пуд почему будет».  Строителем храма и его церковным старостою был душеприказчик Фетиева Дмитрий Березин, которому тот по завещанию доверил распоряжаться всем своим имуществом. В начале ХХ века в Гавриило-Архангельской церкви хранилось немало древних икон и Святое Евангелие 1681 года. Именно Фетиеву церковь сия была обязана таким богатством утвари. Вологодский священник и краевед Сергий Непеин в книге «Вологда прежде и теперь» (1906) пишет: «В церковном архиве хранятся две храмозданные грамоты, духовное завещание Фетиева (1683 года) и более ста малых свитков, – актов из фамильного архива Фетиева на владение подаренными в церковь землями. Завещание Фетиева, чрезвычайно любопытный документ прошлого времени. В нём в подробностях даётся картина жизни Вологды того времени, указывается современное расположение её улицы, лавки, нек[оторые] укрепления; обрисовываются эконом[ические] условия, домашняя обстановка, утварь, одежда, хозяйственный инвентарь (скот, сбруя) и пр[очее] <…> Завещание его в виде заголовка имеет собственноручную подпись патриарха Иоакима и скреплено архиепископом Холмогорским Афанасием. Оно писано по-старинному на ленте длиною около 18 аршин [12,8 метров – С.З.]. Сначала завещатель указывает своих душеприкащиков, показывает наличную сумму денег, деньги в долгах и в товарах. Затем назначает место погребения и даёт указания, как совершат поминовение и кого звать на поминки. Для нас любопытно добавление к денежной плате за погребение: «архимандритом и игуменом и священником и диаконом и певчим и пономарем и сторожам по калачу копеешному без наддачи». Плата Архиепископу – десять рублев, священникам – по десяти денег, пономарям – по две деньги. За сорокоуст в собор – два рубля протопопу с братиею, фунт свеч, фунт ладону да полведра вина церковного. Сорокоусты назначались во многие монастыри и храмы. В монастыри же давались вкладами лошади, напр[имер] в Прилуки – жеребец темносерой, да немецкая кобыла вороная, большая, а цена им – триста рублев. В Корнильев мон[астырь] – турецкой жеребец да бурая Пушниковская кобыла, цена им – сто пятдесят рублей. В Никентьев мон[астырь] – иноходца чалого [очевидно, имеется ввиду Иннокентьев Комельский Спасо-Преображенский монастырь – С.З.]. В Маслецкую пустынь [вероятно, Арсениево-Маслянская пустынь – С.З.] дать кобыла в десять рублев и т. п. Далее говорится о постройке колокольни и церкви, о землях вкладных в церков, анбарах и лавках; указывается завещанное жене: образа, посуда, одежда, меха и пр[очее]; выделяется часть зятьям и приятелям. Делается распоряжение о крепостных и завещаются денежные дары. К заведанию приложены росписи лавок и мест, платья (кафтаны: изуфряной, киндяшной, стамедной, объяринной, тафтяной, камчатной, байберековой и т. д.) кому что раздать и пр[очее]».

     

    Гавриил Фетиев действительно был очень богатым человеком. По переписной книге 1686 года за ним числилось в разных улицах 11 дворов. По описи имущества 1677 года, главным двором, где, как считается, жил сам владелец, был тот, что находился в Коровине улице близ приходской церкви Владимирской Божией Матери. Кроме дворов, за гостем было 6 с половиною лавок и одно лавочное место, мелкие промысловые заведения (кузницы, в том числе две в Ехаловых кузнецах, квасницы, солодовня и прочее). Под городом Фетиеву принадлежала «пустынь Дюдиково» (по данным 1711 года, в ней было 46 дворов и был скотный двор), а также большое количество огородов и сенных покосов. По сведениям историка-краеведа Николая Суворова, по духовной Гаврилы Мартыновича этой церкви досталось 14 дворов и дворовых мест и 17 торговых помещений, а по преданию вологжан, Владимирская церковь, благодаря такому вкладчику, в былое время владела чуть ли не половиной территории города. Довольно подробно торговая деятельность Фетиева исследована была историком Заозерской.

     

    Старый деревянный тёплый храм Архангела Гавриила после строительства нового каменного был перевезён в Тошенскую волость (Вологодский уезд). Новый храм был построен в стиле русского узорочья. Согласно завещанию  Фетиева, он имел два шатра, несмотря на запрет строительства шатровых церквей, введённый патриархом Никоном. Известный искусствовед Георгий Лукомский в своей книге «Вологда в её старине» указывает, что шатры были деревянными. Двухшатровая церковь – это представитель довольно небольшой группы храмов середины XVII века, сформировавшейся под влиянием столичной архитектуры русского узорочья. Два шатра у таких храмов не имели конструктивного значения, а являлись исключительно декоративным элементом. Сходными по архитектуре памятниками являются церковь Введения Спасо-Преображенского Воротынского монастыря, Успенская церковь Благовещенского монастыря в Нижнем Новгороде и другие.

     

    В 1759 году (согласно храмозданной грамоте) вместо прежней холодной церкви на новом месте построена в барочном стиле новая каменная Владимирская церковь, существующая по сей день. Внутри холодной церкви располагались три отделения: алтарь, наос и трапезная. Алтарь отделялся от наоса каменной алтарной преградой с тремя проёмами для царских дверей, дверей жертвенника и дьяконника. Из основной части храма в трапезную вели три арки. По объёмно-композиционному решению это ярусный храм – архитектурный тип, активно осваиваемый зодчими Русского Севера в середине XVIII века. В архитектуре церкви нашли отражение многие характерные для того времени элементы культового зодчества: апсида – пятигранная, по типу рубленой у деревянного холодного храма, «кубическое» нарастание объёмов, зубчатые карнизы, наличники окон. В то же время чувствуется влияние новой столичной школы – спаренные пилястры, подоконные выступы. В конце XIX века холодная Владимирская церковь была однопрестольной (престол во имя Сретения иконы Владимирской Божией Матери, давший название храму). Известно, что прежде существовал второй престол во имя преподобного Антония и Феодосия Печерских, который был упразднён в 1861 году.

     

    В приходе Владимирского храма проживали самые разные люди. Среди них можно отметить, прежде всего, талантливого русского художника титулярного советника Платона Семёновича Тюрина (1816 – 1882), художника-монументалиста, портретиста, новатора в области настенной церковной живописи и иконописи. Выходец из крепостных крестьян (получил вольную от помещика Холмова в 1843 году), он стал первым вологодским художником, достигшим звания академика Императорской Академии художеств (1857). В Вологде он жил с 1861 года, сперва в приходе Антипинской церкви. В 1868 году художник поселился во Владимирском приходе, где купил дом у помещика Бабарыкина. В 1862 – 1863 годах Платон Тюрин расписывает Церковь Михаила Архангела в родном селе Архангельское Вологодского уезда, а в 1864 – 1865 по заказу архимандрита Спасо-Суморина монастыря в Тотьме Нафанаила (Новожилова) создаёт ансамбль росписей в Вознесенском храме обители. В Вологде Тюрин работал над росписями и иконами Владимирской, Антипинской и Александро-Невской церквей 9все ни сохранились и являются действующими). Он также написал портреты губернатора Станислава Фадеевича Хоминского, влогодских архиереев – епископов Павла (Доброхотова), Христофора (Эмаусского) и Палладия (Раева), настоятеля Спасо-Суморина монастыря Нафанаила (Новожилова), а также многих дворян из рода Межаковых, Брянчаниновых, Зубовых, Резановых, московских дворян Высоцких, и других именитых граждан. В 1876 – 1877 годах принимал участие в росписи храма Христа Спасителя в Москве. Им были исполнены 34 образа Северных святых и великомучеников для лестничной клетки, ведущей на хоры, а также написаны иконы этих святых (не сохранились). Кисти художника принадлежат также портрет Александра III, портрет архитектора Василия Собольщикова, портрет  будущего святителя Игнатия Брянчанинова, образ святителя Николая Чудотворца (не сохранился), икона «Пречистая Богородица – Помощница рождающим чад». Умер Платон Тюрин в Вологде, 6/18 августа 182 года в возрасте 65 лет. На Горбачёвском кладбище, где был похоронен художник, до сих пор сохранилась его могила. Имя Платона Тюрина регулярно поминается на богослужениях во Владимирской церкви в числе храмоздателей, благотворителей и благоукрасителей прошлого времени.

     

    Владимирская холодная церковь была закрыта в 1928 году. В 1970-х здание церкви было отреставрировано. Долгое время в нём находилась стекольная мастерская. С 2015 года храм является действующим, при нём существует приход, регулярно проводятся службы. Владимирская тёплая (Гавриило-Архангельская) церковь закрыта в 1930 году. Здание сильно перестроено, барабаны и купол с главкой разобраны. Помещение используется для нужд автостоянки. Ограда, в том числе врата, полностью уничтожена. В настоящее время идёт активное возрождение Владимирского храма, оживляется приходская жизнь, во многом, благодаря бывшему и нынешнему настоятелям иереям Сергию Власову и Андрею Фомину. Ломать и разрушать всегда легко, а вот восстанавливать и строить – трудно.

    Сергей Зеленин

    Русская Стратегия

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 142 | Добавил: Elena17 | Теги: вандализм, сергей зеленин, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1729

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru