Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [5218]
- Аналитика [4212]
- Разное [1610]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Ноябрь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Статистика


Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2020 » Ноябрь » 27 » ЗА РУСЬ СВЯТУЮ! Белый Восточный фронт
    01:39
    ЗА РУСЬ СВЯТУЮ! Белый Восточный фронт

    В 2018 г. в Нижнем Новгороде вышел сборник «Гражданская война и Нижегородский край. Исследования, воспоминания, дискуссии», подготовленный группой историков и краеведов из ряда городов России. Тираж книги составил всего 200 экземпляров, и сегодня она является библиографической редкостью. Представляем вниманию читателей «Русской Стратегии» статью «За Русь святую!», написанную редактором-составителем книги, членом Попечительского Совета «Русского просветительского общества имени Императора Александра III» Станиславом Смирновым. Статья вошла в первую, общеисторическую, часть сборника. В ней в общих чертах и с национально-русских позиций рассматриваются причины, ход и смысл Белой борьбы. Ниже публикуется первая часть статьи.

    Часть 3. Белый Восточный фронт

    Важным участком белой борьбы на востоке России был Поволжский фронт Армии Комуча – Комитета членов Учредительного собрания. Комуч возник в Самаре 8 июня 1918 г. после занятия ее войсками Чешско-Словацкого корпуса [10]. Последний направлялся по Транссибу на Дальний Восток с целью переезда морем в Европу и продолжения войны с Центральными державами на стороне Антанты. Под давлением Германии наркомвоенмор Л. Троцкий приказал разоружить чехов, и в ответ было решено пробиваться к своей цели силой. Свержение советской власти в Самаре послужило толчком к созданию антибольшевистского правительства. Комуч во главе с В.К. Вольским насчитывал к сентябрю 97 членов (преимущественно эсеров) Учредительного собрания, разогнанного на основании декрета ВЦИК от 6.01.1918. Был сформирован его исполнительный орган – Совет управляющих ведомствами (глава – Е.Ф. Роговский), включая Ведомство государственной охраны.

    Комуч немедленно приступил к созданию вооруженной силы, получившей название Народной Армии. По своим атрибутам и символике это была эсеровская, «розовая» армия, но костяк ее с первых же дней образовало белое офицерство. 9 июня в Самаре была сформирована 1-я добровольческая дружина численностью 350 человек в составе: сводный пехотный батальон, эскадрон конницы, конная батарея и вспомогательные команды. Командиром дружины стал Генерального штаба подполковник Владимир Оскарович Каппель.

    С помощью проведенных в июне-августе мобилизаций численность Народной Армии довели до 30 тыс. чел. Ее боевым ядром все время оставалась Каппелевская бригада особого назначения (2 стрелковых полка, конный эскадрон, 3 артбатареи – всего около 2000 штыков при 12 орудиях). Благодаря действиям каппелевцев были взяты: 11 июня – Сызрань, 12 июня – Ставрополь, 21 июля – Симбирск, 7 августа – Казань. 15 августа создан Поволжский фронт из 8 войсковых групп, оперировавших на пространстве от Сызрани до Златоуста.

    Однако неумелое руководство Комуча, в частности, неспособность подготовить боевые резервы, предпочтения в кадровой политике из-за политического недоверия русским генералам и старшим офицерам чинов Чехословацкого корпуса [11], нелепые порядки в Народной Армии, воспроизводившие «керенщину» (наличие полковых комитетов, партячеек, запрещение погон и отдания чести) привели, несмотря на военное искусство В. Каппеля и героизм белого офицерства, к поражениям. Правительство и армия Комуча были упразднены в октябре 1918 г. после образования Уфимской директории.

    Важную роль в операциях Поволжского фронта играла белая Волжская боевая флотилия. Именно ее десанты привели к успешному взятию в июне-августе 1918 г. ряда городов Поволжья, включая стратегически важную Казань. Официальное название белой флотилии – Речная оборона Народной Армии Комуча, а с 1 августа 1918 г. – Речной боевой флот. Он был создан в июне 1918 года в Самаре по инициативе мичманов А.А. Ершова и Г.А. Мейрера и подчинялся Главному штабу Народной Армии. Летом и осенью 1918 г. районом его действий была средняя Волга. С августа белая флотилия делилась на 3 дивизиона, а к октябрю в ее составе насчитывалось уже 40 вооруженных пароходов, вспомогательных судов и катеров (подробнее см. статью «Боевая деятельность Н.М. Фомина» в настоящем сборнике).

    Свержение власти большевиков в Поволжье явилось толчком для восстаний против красной тирании в других областях. 8 августа 1918 г., на другой день после взятия Казани русско-чешскими войсками Каппеля и Чечека, началось восстание рабочих и служащих Ижевского завода – крупнейшего производителя трехлинейных винтовок. За Ижевском последовали Воткинск, Сарапул, Елабуга и др. города Вятской губернии [12]. В каждом из освобожденных городов создавались свои Народные армии. Политически рабочие «армии» промышленных центов Урала признавали власть Комуча. Даже сражались на первых порах под красным знаменем. Но когда пришлось выбирать между эсерами и «диктатором» Колчаком, они без колебаний встали под знамена последнего. То есть вполне осознанно влились в Белое Движение.

    Отметим, что участие в белой борьбе рабочих, прежде всего, их квалифицированной части, слоя мастеровых, является наглядным доказательством того, что «диктатура пролетариата» была не более чем партийно-доктринерским мифом. «Большевики никогда не защищали по-настоящему ни интересы рабочего класса, ни тем более крестьянства, – справедливо пишет историк А. Петров. – Коммунистическая партия лишь использовала их чаяния, чтобы утвердиться у власти и развернуть свой социальный эксперимент» [13].

    Ижевская и Воткинская Народные армии сражались с превосходящими силами красных 100 дней (с 7 августа по 17 ноября). Винтовок у них было в избытке, а вот патронов мало. Именно этим объясняются отчаянные штыковые атаки ижевцев, ставшие легендами и послужившие позднее материалом для знаменитого эпизода в фильме «Чапаев» [14]. Только в реальности на красные пулеметы со штыками на перевес шли в полный рост не «каппелевцы», а ижевские рабочие.

    Отступив под натиском красной дивизии латыша Азина, бойцы Народных армий Прикамья перешли на левый берег Камы и соединились с войсками Камской группы С.Н. Люпова, входившей в состав вооруженных сил Уфимской директории. После Омского переворота 18.11.1918 и последующей реорганизаций Белых армий Востока России, произведенной Верховным Правителем адмиралом Колчаком, они образовали Отдельную Ижевскую стрелковую бригаду (в составе двух полков) и Сводную Воткинскую дивизию (четыре полка), прошедшие затем боевой путь от Урала до Приморья и Китая.

    На востоке в 1918 г. образовалось несколько центров сопротивления большевизму. Подобно атаману Области Войска Донского А.М. Каледину заявили о непризнании советской власти Оренбургский атаман полковник Александр Ильич Дутов и избранный атаманом забайкальских казаков есаул Григорий Михайлович Семенов. В городах Урала и Сибири приходу к власти белых правительств способствовали офицерские организации и войска Чешско-Словацкого корпуса, свергавшего власть большевиков вдоль Транссибирской магистрали. Так, в июне 1918 г. возникло Временное Сибирское правительство. В октябре его сменило Всероссийской временное правительство – Уфимская директория, и все подчиненные ей воинские формирования на востоке возглавил генерал Василий Георгиевич Болдырев.

    После переворота 18.11.1918 власть в Омске перешла к адмиралу А.В. Колчаку. Вскоре Верховного Правителя признали в качестве общенационального лидера главкомы Белых армий на юге, севере и северо-востоке страны. Образовалось белое Российское государство со столицей в Омске. Все вооруженные силы небольшевистской России образовали единую Русскую Армию во главе с Главковерхом адмиралом А.В. Колчаком. В ее состав вошли части бывшей Народной Армии Комуча, Сибирской армии Временного Сибирского правительства, формирования Оренбургского, Сибирского, Уральского, Енисейского, Забайкальского, Семиреченского, Амурского казачьих войск. После реорганизации, произведенной в начале 1919 г., белый Восточный фронт занимали Сибирская, Западная, Оренбургская, Уральская отдельные армии (см. Приложение 5). Войсковыми операциями руководила Ставка А.В. Колчака.

    В марте 1919 г., выполняя директиву Ставки, армейские корпуса Пепеляева, Вержбицкого, Голицина, Войцеховского из состава Западной и Сибирской армий перешли в наступление и разгромили части 5-й красной армии. Заняты Бирск, Уфа, Ижевск, Сарапул, Чистополь, после чего Белые армии вышли  на подступы к средней Волге. В апреле Восточный фронт был объявлен большевиками главным. На нем была создана мощная войсковая группировка во главе с М. Фрунзе в составе 1, 5, 4 и Туркестанской армий, численно превосходящая Западную армию генерала Ханжина вдвое.

    Недостаток резервов вынудил колчаковцев отступать, оставляя занятые ранее города, включая Пермь и Екатеринбург [15]. Неудачей обернулась и Челябинская наступательная операция, проведенная колчаковцами в июле. В ноябре 1919 г. был оставлен Омск, и Верховный Правитель с Главным штабом и личным конвоем в составе 60 офицеров и 500 солдат взял курс на Иркутск. Отдельным, «литерным» поездом на восток был отправлен золотой запас Российского государства. В декабре главнокомандующим белым Восточным фронтом был назначен генерал Каппель. Но переломить ход событий было уже невозможно.

    Части Русской Армии, ведомые В.О. Каппелем, отступали, преследуемые 5-й красной армией М. Тухачевского и отбиваясь от разношерстных партизанских банд. «Они упорно шли по Сибирскому тракту на восток, – пишет историк, – гибли, падали от тифа и усталости, увязая в глубоких снегах при низких температурах воздуха, пройдя две тысячи километров пешком через зимнюю тайгу. Этот подвиг впоследствии был назван историками Ледяным Сибирским походом» [16].

    По подсчетам историка В. Шулдякова, Великий Сибирский «ледяной» поход от Западной Сибири до Забайкалья имел протяженность до 4000 км и длился почти  четыре месяца, до марта 1920 г. В Читу пришли всего 25–30 тыс. чел. из трех колчаковских армий, насчитывавших 300 тыс. чел. [17]. По окончании похода был учрежден Знак отличия военного ордена «За великий Сибирский поход». Своим видом он напоминал Знак 1-го Кубанского похода: на Георгиевской ленте терновый венец из серебра, пересеченный золотым мечом. Награда имела две степени и вручалась только участникам этого похода: «В воздаяние исключительных опасностей и трудов, понесенных войсками Восточного фронта в беспримерном походе с берегов Иртыша за Байкал». Первыми кавалерами Знака отличия «За Сибирский поход» стали С.Н. Войцеховский, К.В. Сахаров,Г.А. Вержбицкий, С.А. Щепихин, В.А. Брендель, С.С. Джунковский (см. Приложение 1).

    Генерал Владимир Оскарович Каппель скончался 26 января 1920 г. от воспаления легких (перед тем ему ампутировали отмороженные ноги). Командование войсками перешло к генералу С.Н. Войцеховскому. Что касается Верховного Главнокомандующего, то он будет предательски выдан большевикам вероломными и своекорыстными «союзниками» – французами (М. Жанен) и чехословаками (Я. Сыровый).

    По советской версии, Александр Васильевич Колчак был расстрелян 7 февраля 1920 г. по приговору Иркутского военревкома. Убийством руководил председатель губчека Самуил Чудновский. Однако существуют серьезные версии, что в действительности казнь Верховного Правителя России санкционировал Ленин, направив через Эфраима Склянского (заместитель Троцкого) телеграмму председателю Сибревкома И. Смирнову о тайной ликвидации Колчака, а убийство произошло не на льду Ангары, а в застенке Иркутской тюрьмы [18].

    Тем временем, достигнув столицы Забайкалья Читы, остатки 2-й и 3-й белых армий были переформированы, влившись в вооруженные силы Российской Восточной Окраины под начальством атамана Г.М. Семенова. В апреле 1920 г. белые войска были сведены в Дальневосточную армию в составе 1-го, 2-го и 3-го корпусов и казачьих частей. Летом и осенью эта армия обороняла Забайкалье, в ноябре 1920 г. перебазировалась в Приморье. С лета 1921 г. именовалась Войсками Временного Приамурского правительства, затем Белоповстанческой армией. В ноябре под руководством генерала В.М. Молчанова (ранее –  командир Ижевской дивизии) совершила «Хабаровский поход», во время которого вела кровопролитные бои под Ином, Ольгохтой и Волочаевкой, после чего возвратилась в Приморье.

    Владивосток в это время был столицей Приамурского квазигосударства, возникшего после антибольшевистского переворота 26.05.1921. Во главе края стояло Временное правительство, возглавляемое С.Д. Меркуловым.

    Летом 1922 г., после череды поражений, власть в Приморье перешла к генералу М.К. Дитерихсу, возглавлявшему ранее Восточный фронт армий А.В. Колчака.  6 августа 1922 г. на состоявшемся во Владивостоке Земском соборе – с участием представителей армейского командования, кругов интеллигенции, казачьих станиц, Православной церкви, несоциалистических партий и профсоюзов – генерал Дитерихс был избран единоличным правителем Приморья. Так возник последний оплот Белого движения на востоке, Приамурский земский край.

    Его вооруженные силы получили название Приамурской Земской рати, сформированной из частей 1–3 корпусов Дальневосточной армии (войска В. Каппеля и Г. Семенова). Численность рати не превышала 8 тысяч штыков и сабель при 1 тыс. офицеров, 19 орудиях и 3 бронепоездах. В состав Земской рати входили Поволжская группа В.М. Молчанова, Сибирская группа И.С. Смолина и две казачьих группы –   Сибирская генерала Бородина и Дальневосточная Ф.Л. Глебова.

    Названия «Земский собор» и «Земская рать» не случайны. Они противопоставлялись «воровским» власти и войску самозванцев и интервентов периода Смуты XVII века. Историческая параллель была красноречивой. Характерно, что Земский собор принял постановление о признании прав на верховную власть в России за династией Романовых и о приглашении вдовствующей Императрицы Марии Федоровны и Великого князя Николая Николаевича к переговорам об избрании кого-либо из членов династии на пост Верховного Правителя. Другим решением Собора было воспроизведение «Приказа о земле» генерала Врангеля (06.1920 г.), передававшего все частновладельческие земли в пользование крестьян.

    После упорных боев с превосходящими силами красных Земская рать отступила к Владивостоку. Дитерихс отдал приказ об эвакуации. Она проводилась в пешем порядке на территорию Китая и морем – на 35 кораблях Сибирской флотилии адмирала Старка, принявших на борт около 9 тысяч беженцев. Забрав в Посьете (последний русский город на пути к чужбине) еще некоторое количество белых войск и пограничную стражу, флотилия взяла курс на корейский порт Вонсан. Это был еще один Русский Исход, подобный крымскому ноября 1920 года.

    ***

    Оглядываясь на белую эпопею 1917-1922 гг., испытываешь сложные чувства. Нашему современнику, не скованному партийными, групповыми или родовыми пристрастиями, она представляется актом героизма и самопожертвования во имя ценностей, которые сегодня считаются бесспорными: любви к России, ее сакральной истории, святой отеческой вере, истинной справедливости. За них жили и умирали белые воины, о которых Марина Цветаева писала: «Не лебедей это в небе стая – белогвардейская рать святая». Сражались же белые против тех, кто подвергал эти ценности глумлению и поруганию, подменяя их утопическими и бесчеловечными понятиями мнимого равенства, интернационала, мировой революции, воинствующего безбожия.

    Покинув Россию в 1920-1922 г., белое воинство рассеялось, пополнив русское зарубежье. Этот неподвластный большевикам русский мiр выполняя миссию сохранения национальной культуры, языка, духовности. В нем действовали общественные объединения, университеты, кадетские корпуса, издавались книги и газеты. Русская Армия сохранила себя в структурах созданного П.Н. Врангелем Российского Общевоинского Союза, лелея мечту об особождении Родины от большевицкого ига. Красные спецслужбы делали все, чтобы разрушить РОВС посредством идеологических диверсий и физического террора. РОВС отвечал стойкостью и редкими акциями террора.

    Конечно же, такие акции не имели иного смысла, кроме морального. В СССР рождались новые поколения, не знакомые с другими реалиями помимо советских. Для них «совдепия» была Родиной, а те, кто на нее покушался – врагами. Да и старшие поколения как-то интегрировались в новую жизнь. В определенном смысле борьба с большевизмом, направляемая из-за рубежа, оборачивалась борьбой не только с режимом, но и народом. Осознать все это члены РОВС были не в силах – так велик был груз прошлого. Можем ли мы осуждать их, глядя с высоты исторического знания? Едва ли. Их поведение было закономерно, органично, жертвенно, мотивы – идеалистичны. В этом весь трагизм нашей истории. Чтобы  понять это феномен, нужно опять же обратиться к корням трагедии, определить ее проектировщиков и организаторов. Они и есть истинные предатели и преступники.

    Трагедия имела продолжение во Вторую мировую войну. Движимая все теми же иллюзиями, незначительная часть белого воинства воевала на стороне вермахта, наивно полагая, что сражается за освобождение Родины, вряд ли понимая истинные цели нацистов в отношении России, наиболее выпукло выразившиеся в «Плане «Ост» [19]. Таковы казачьи формирования П.Н. Краснова и Русский охранный корпус, действовавший на Балканах против красных партизан Тито, но всем сердцем стремившийся на русский фронт.

    Вправе ли мы бросить в них камень, зная предысторию и генезис такой позиции? Пусть каждый ответит на этот вопрос, повинуясь своей совести. Другая часть белых воевала в армиях союзников СССР и Сопротивлении. Либо всей душой сочувствовала и всеми силами помогала этой борьбе, как это делали, например, Бунин и Рахманинов. Такую же позицию занял А.И. Деникин, отвергший предложения немцев о сотрудничестве. Но он же пытался оправдать и спасти казаков и «власовцев», протестуя против их выдачи НКВД. Снова – раскол, трагическая раздвоенность. Не пришла ли пора их окончательно преодолеть, поставив точку в гражданской войне?

    Увы, в сфере идеологии в нынешней России остается подобие оккупационного режима, некогда возникшего из утопическо-экстремистской доктрины Маркса-Ленина. Несмотря на крах коммунистической партии, последовавший в 1991 году, в стране, за некоторыми исключениями, сохраняются названия городов, сел, улиц, пароходов, библиотек и проч., некогда переименованные в честь большевиков, больших и маленьких. Стоят памятники этим большевикам. Идет прославление их «деяний» в учебниках истории и – во исполнение государственного заказа – трудах историков. Таким образом, пир победителей в той гражданской усобице продолжается. И это отдаляет наше общество от нравственного очищения. Такое положение нельзя считать нормальным. Но, видимо, еще не родился национальный лидер, способный все это исправить, привести в норму.

    Черчилль как-то справедливо заметил: политик думает о выборах, а государственный деятель – о будущих поколениях. Это про нынешнюю Россию.

    На снимках: 1. Генерал-лейтенант Владимир Оскарович Каппель; 2. Верховный правитель России адмирал А.В. Колчак.

     

     

    Примечания

    12. Поводом к Ижевскому восстанию, сообщает историк С. Волков, послужила попытка большевиков объявить мобилизацию для похода на Казань, занятую частями Народной Армии. Ижевск восстал 7–8 августа 1918 под руководством Союза фронтовиков. На Ижевском заводе находилось несколько десятков офицеров двух категорий: старшие офицеры заводского технического персонала и младшие офицеры военного времени, большинство которых до войны были рабочими и техниками на заводе. Был выбран штаб обороны в составе капитанов Цыганова и Солдатова и поручика Зебзиева. 17 августа последовало восстание и на Воткинском заводе, где имелось только 2 кадровых офицера — капитаны Юрьев и Нилов, которые и стали во главе восстания. Вскоре восстала вся южная часть Вятской губ. При помощи имевшихся в районе заводов 80 офицеров (в октябре во всем Ижевско-Воткинском районе имелось до 300 офицеров) руководители восстания мобилизовали до 25 тыс. чел., сформировали из них боевые части (Ижевская и Воткинская Народные Армии) и сражались в кольце вражеского окружения 100 дней (с 7 августа по 17 ноября 1918). Прикамской армией, в которую объединились восставшие, командовал полковник Д.И. Федичкин, потом капитан Юрьев. В конце ноября ижевцы и воткинцы соединились с Народной армией.

    13. Ефимов А.Г. Ижевцы и воткинцы в борьбе с большевиками 1918-1920. М., 2008. С. 8.

    14. Там же. С. 18.

    15. Гончаренко О.Г. Тайны Белого движения. Победы и поражения. 1918-1922 годы. М., 2004. С. 107-114.

    16. Там же. С. 126.

    17. Шулдяков В.А. Гибель Сибирского казачьего войска. М., 2004.

    18. По данным Ю. Фельштинского со ссылкой на зарубежный архив Л. Троцкого, в конце января 1920 г. Ленин направил зампреду Реввонсовета Эфраиму Склянскому записку для передачи ее по телеграфу главе Сибревкома И.Н. Смирнову следующего содержания: «Шифром. Склянскому: пошлите Смирнову (РВС 5) шифровку. Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную телеграмму с разъяснением, что местные власти до нашего прихода поступали так и так под влиянием угрозы Каппеля и опасности белогвардейских заговоров в Иркутске. Ленин. Подпись тоже шифром. 1. Беретесь ли сделать архинадежно?..». По мнению  ряда исследователей, это и был приказ вождя о тайной ликвидации адмирала Колчака. Кое-кто склонен считать записку Ленина «фальшивкой», поскольку, мол, она противоречит другим документам. Однако простая логика убеждает в обратном. История с Колчаком почти тождественна с историей расстрела Царской Семьи, будто бы произведенного по инициативе уральских большевиков. Оба случая доказывают, что Ленин был опытным конспиратором и мог ловко заметать следы своих преступлений.

    19. Генеральный план «Ост» был составлен «Восточным министертвом» (А. Розенберг). Планировалось принудительное выселение с оккупированных территорий Польши и СССР в Сибирь и др. земли 31 млн славян (в т.ч. 65 проц. укранцев и 75 проц. белорусов) и расселить там 10 млн немцев. Оставшиеся 15 млн коренного населения подлежали онемечиванию. План предусматривал мероприятия по биологическому ослаблению русских: аборты, контрацепция, стерилизация, поощрение разводов, минимальное образование, замена национальной интеллигенции коллаборационистами и др. (см., например: Платонов О. Бич. Божий: эпоха Сталина. М., 2005. С. 113-120). Подлинник «Плана «Ост» не сохранился, но его положения содержатся в других документах рейха.

    Станислав Смирнов

    для Русской Стратегии

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 169 | Добавил: Elena17 | Теги: россия без большевизма, белое движение, станислав смирнов
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1782

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru