Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [5431]
- Аналитика [4601]
- Разное [1794]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Декабрь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Статистика


Онлайн всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2020 » Декабрь » 1 » Русско-английское чаепитие. Два высочайших визита последней русской Императорской четы в Великобританию.
    23:49
    Русско-английское чаепитие. Два высочайших визита последней русской Императорской четы в Великобританию.

    За 23 года своего правления Император Николай II дважды посещал Великобританию: в 1896 году, еще при жизни королевы Виктории и в 1909 году – во время правления Эдуарда VII.

     

    Не секрет, что Александра Федоровна, урожденная принцесса Гессен-Дармштадтская, была одной из любимых внучек королевы Виктории, и венценосная бабушка даже мечтала одно время видеть дорогую Аликс на британском троне, планируя ее брак с английским наследником Альбертом–Виктором, герцогом Кларенс. Но Аликс тогда уже была влюблена в русского наследника и на столь лестное предложение отвечала вежливым, но решительным отказом. Альберт-Виктор вскоре умер от азиатского гриппа, а Аликс Гессенская все же стала русской Императрицей. В сентябре 1896 года Император и Императрица России гостили в Копенгагене, у родственников Николая Александровича, после  Дании был запланирован визит в Великобританию. В это время королева находилась в замке Балморал, своей шотландской резиденции. Туда же были приглашены высочайшие гости из России. Королева с нетерпением ждала свою внучку, которая еще не бывала в Британии в новом императорском статусе, кроме того ей очень хотелось познакомиться с новым членом своей семьи – правнучкой, Великой княжной Ольгой Николаевной.

     

    Балморал

     

    Еще за несколько недель до приезда началась подготовка, которая заключалась главным образом в том, чтобы не допустить покушений на жизнь Императора. Помимо Скотленд-Ярда этим вопросом занимались и заранее прибывшие  офицеры русской полиции.

     

    Утром 22 сентября царская яхта  «Штандарт» показалась у берегов Лейта. Приветствовать императорскую чету в Лейт прибыли сыновья королевы Виктории – принц Уэльский и герцог Коннаутский.  Принц и герцог со свитой отобедали на «Штандарте». После обеда Императорская семья сошла на берег и в открытой карете отправилась по Норт-Джанкшен стрит к железнодорожному вокзалу Лейта. Вдоль улиц стояли горожане, приветствовавшие иностранных гостей. Газета The Times отметила, что на Царице был изящный белый наряд, большая шляпа и боа из страусиных перьев, а Царь был в форме Королевского полка Шотландских Гвардейских драгун (или Серых драгун), шефом которого он был назначен после женитьбы на внучке королевы.

     

    К 7 часам вечера поезд прибыл в Баллатер, где  русских гостей встречал принц Джорджи (Будущий король Георг V) в шотландском костюме и килте. Все отмечали поразительное сходство принца Джорджа и русского Царя. Когда королева впервые увидела Цесаревича Николая на свадьбе своего внука, то писала, что «Ники так очарователен и чудесно похож на Джорджи». Это сходство очень часто приводило к различным забавным ситуациям: слуги и свита то и дело принимали британского принца за русского наследника и наоборот.  Самого Николая это несколько утомляло. «Все находят большое сходство между Джорджи и мной. Я устал слышать это снова и снова», - отмечал Царь.

     

    От станции к замку императорский кортеж сопровождали Серые драгуны и волынщики. Царь и Царица ехали в открытом экипаже, за ними в таком же экипаже следовала Великая княжна Ольга с сопровождающими её нянями. Когда кортеж приблизился к Балморалу, звон церковных колоколов перекликался с волынкой, играющей «The Campbells Are Coming».  Так как уже начинало темнеть вдоль дороги по обочинам стояли горцы в килтах и держали горящие факелы. Впоследствии маркиз Кэрисбрук назвал это одним из «самых впечатляющих зрелищ».

     

    На пороге замка гостей встречала сама королева в окружении членов семьи и придворных. Она записала в своем дневнике: «Мы спустились в 19.30 в комнату для посетителей и ждали там, пока не услышали звон церковных колоколов и игру волынщиков… Я стояла у двери. Первым вышел Ники, и я обнял его, а потом дорогую Аликс, она была вся в белом и так хорошо выглядела». Королева также отметила, что несмотря на свое новое, столь высокое положение, «дорогие Ники и Аликс совершенно не изменились, все такие же неиспорченные, милые и простые, как всегда, и такие же добрые, как всегда». После королеву познакомили с ее новой правнучкой, которая оказалась, по словам прабабки, «великолепным ребенком». Этот долгий и утомительный день завершился ужином, после чего гости отправились в подготовленные и специально отремонтированные к их приезду покои.

     

    Балморал традиционно считался охотничьей резиденцией британской королевской семьи. Разумеется, визит императорской четы тоже должен был сопровождаться многочисленными охотами, которые так любил русский царь. Однако на протяжении всего визита в Шотландии было пасмурно и дождливо,  погода совершенно не располагала к охотам и долгим прогулками по живописным окрестностям замка. Несмотря на погоду, охоты отменять никто не планировал и Николай II неоднократно жаловался в дневнике на плохую погоду, а в письмах матери – на то, что дяди ежедневно устраивают охоты. В то время как мужчины отправлялись в окрестные леса, чтобы поохотиться на оленей и тетеревов, бабушка-королева наслаждалась общением с внучкой-императрицей.

    Этот визит носил сугубо личный характер и не имел каких-либо политических целей, тем не менее, дядя Берти то и дело норовил завести разговор о необходимости англо-русского союза, поэтому Царь предпочитал общество своего кузена Джорджи, который не поднимал политических тем. И всё же Император вынужден был обсуждать внешнеполитические вопросы с премьер-министром графом Солсбери, который был «поражен искренностью Царя и желанием быть в лучших отношениях с Британией».

     

    А британские таблоиды в это время осыпали комплиментами маленькую Великую княжну Ольгу и прочили её в невесты троюродному брату, принцу Дэвиду (будущему королю Эдуарду VIII). Дети были примерно одного возраста и вместе играли, а после того как Дэвид однажды поднял упавшую великую княжну и поцеловал ее в щеку, их стали называть belle alliance. Однако этому прекрасному союзу не суждено было осуществиться. Ольга была убита в 1918 году, а Дэвид  отказался от трона и короны, чтобы жениться вовсе не на принцессе, а на дважды разведенной американке Уоллис Симпсон. 

     

    На седьмой день пребывания в Балморале состоялась официальная фотосессия русского монарха с его британскими родственниками. Для нее Император снова надел форму серых драгун. Эти фотографии сохранились до сих пор.

     

    Вечером 3 октября королева провожала своих гостей. Снова горцы освещали их путь до станции. «В десять дорогие Ники и Аликс уехали, к моему большому сожалению, поскольку я так люблю их обоих… Пошла к двери, чтобы увидеть, как наши дорогие гости уезжают. Снова были горцы с факелами, но без волынок» - записала королева Виктория. Это была ее последняя встреча с любимой внучкой. Через четыре года после этой встречи королева Виктория умерла. Шотландия провожала гостей холодным осенним дождем и ветром. Из Портсмута монаршая пара отправилась во Францию. Это была уже не семейная встреча, а утомительный дипломатический визит.

    Остров Уайт

     

    Следующий визит русской Императорской семьи в Британию состоялся в 1909 году. Многое изменилось со времени их поездки в Балморал. На британский трон взошел король Эдуард  VII, а его супругой была родная тетя Николая II королева Александра, урожденная датская принцесса, сестра вдовствующей Императрицы Марии Федоровны.  Русская Императорская семья заметно увеличилась. В Балморале они были со своей единственной на тот момент дочерью, а на остров Уайт приехали все четыре Великие княжны и Наследник Алексей Николаевич.

     

    Этот визит очень тщательно готовился и планировался. Королевская резиденция на острове Уайт была выбрана не случайно. Дело в том, что начиная с 1905 года британская и европейская пресса активно формировала образ «кровавого царя» и активно поддерживала радикалов. Британские власти и русская полиция боялись провокаций и покушений, которые могли произойти в крупных городах. Остров Уайт был выбран как достаточно уединенный и удаленный, что гарантировало защиту царской семьи от всевозможных недоброжелателей. И даже с учетом этого до последнего момента оставалось неясным, сойдет ли русский монарх на берег или же все высочайшие встречи будут проходить на борту «Штандарта» и королевской яхты «Виктория и Альберт».

     

    Путешествие было изнурительно: море было неспокойным, все царские дети  и Императрица очень страдали от морской болезни. Морская буря перекликалась с бурей в британском парламенте – Царь постоянно подвергался острой критике, его обвиняли в ущемлении гражданских свобод и цензуры.

     

    Так или иначе, но 2 августа 1909 года яхта «Штандарт» была у берегов Острова Уайт. И снова русского Императора встречали хмурые английские тучи, что не помешало собраться оживленной толпе, которая наблюдала за прибытием гостей.

     

    Императорская чета хорошо знала остров Уайт. Царица часто гостила в Осборне в свои детские года, а Царь приезжал сюда в 1894 году после помолвки в качестве жениха принцессы Аликс.

     

    Несмотря на морскую непогоду и социалистические страсти в британском обществе, встреча двух монархов прошла очень сердечно. Император и Императрица, Великие княжны в белых нарядах и больших шляпках и Цесаревич в матросском костюме представляли собой идиллическую картину семейного счастья. Планы Императорской семьи не разглашались широкой публике, тем не менее, газеты сообщили о том, что царица собирается посетить усадьбу Бартон рядом с Осборн-хаусом и церковь Святой Милдред в Уиппингеме. На самом деле, хотя она посетила поместье Бартон, ей так и не удалось увидеть церковь. Со стороны казалось, что встреча проходит безоблачно, но на деле король Эдуард считал своего племянника Царя слабым и нерешительным, а Царь в свою очередь недолюбливал дядю-короля, считая его неискренним. Кроме того, Николая II всегда смущало то, с какими людьми водит дружбу дядюшка Берти и презрительно относился к его окружению, состоявшему из банкиров и торговцев, главным образом, евреев.  Не желая того, король Эдуард еще и умудрился обидеть Царицу. Он неудачно пошутил над тем, с каким акцентом говорят царские дети по-английски. Царица, считавшая английский своим родным языком и до определенного времени сама обучавшая детей говорить по-английски, была глубоко задета.

     

    Проскальзывал  холодок и между двумя Александрами: королевой и императрицей. Королева Александра вела оживленную переписку со своей сестрой, Вдовствующей Императрицей Марией Федоровной, она была в курсе сложных отношений Марии Федоровны с невесткой и всегда поддерживала свою сестру.

     

    После 20-минутного приветствия члены императорской  семьи были доставлены с яхты «Штандарт» на  «Викторию и Альберта». Обед был подан в 14:00. Король проводил свою племянницу, царицу, к столу, а царь сопровождал свою тетю, королеву Александру. Никаких официальных тостов не было, лишь король поднял бокал за здоровье императорской четы.

     

    После обеда Царь беседовал с британскими сановниками, в том числе с премьер-министром Гербертом Асквитом, первым лордом Адмиралтейства и корреспондентом Реджинальдом Маккенна. Император не смог произвести впечатление на британских государственных деятелей, представившись «совершенно равнодушным, но хорошо информированным деревенским джентльменом».

     

    В 15.20 «Виктория и Альберт» снялась с якоря, готовясь к обзору британского флота, в сопровождении «Штандарта», «Полярной звезды», двух русских крейсеров и двух эсминцев. Двадцать восемь адмиралов возглавляли флот, состоящий из 24 линкоров, 16 броненосных крейсеров, 48 эсминцев и более 50 других военных кораблей, выстроенных в три длинные шеренги. Король и царь стояли бок о бок на палубе «Виктории и Альберта», приветствия британских и русских моряков.

     

    Высочайший ужин был сервирован на «Виктории и Альберте». За ужином подавали изысканные блюда a la russe, а оркестр играл “Евгения Онегина” П.И. Чайковского. За ужином король и царь произнесли свои речи. Речь короля была неожиданной: «Я рад приветствовать вас обоих в британских водах… Ваше Величество, а также моя дорогая племянница знакомы с Англией, особенно с островом Уайт, и я верю, что ваша память перенесет вас в прошлое, когда гостеприимство моей дорогой матери было оказано вам обоим ... Я верю, что ваше величество никогда не будет смотреть на эти корабли как на символы войны, а, напротив, как на защиту нашего побережья и торговли и, прежде всего, как на защиту интересов мира». Речь царя также была тщательно подготовлена: «Я с большим удовольствием выражаю сердечную благодарность за добрые слова, которыми Ваше Величество приветствовали императрицу и меня в британских водах. Великолепное зрелище, свидетелем которого я стал сегодня, полностью свидетельствует о величии Англии ... Я всегда буду помнить счастливые дни, проведенные с вашей любимой и уважаемой матерью, королевой Викторией, и ее привязанность ко мне и к императрице, ее внучке».

     

    К рассвету следующего утра британский флот полностью исчез. Спиридович отмечал: «Бесшумно, незаметно для всех, этот огромный флот ночью ушел из порта. Чтобы оценить виртуозность такого маневра, нужно было быть настоящим моряком». Погода наладилась, день обещал быть теплым и ясным.

    Императорская семья нанесла краткий визит изгнанной французской императрице Евгении, которая находилась на своей собственной яхте Thistle. Императрица жила в изгнании в Хэмпшире, после свержения ее мужа, Наполеона III, в 1870 году. Эта встреча с императрицей требовала особой деликатности, чтобы не обидеть новое французское правительство.

     

    В это время царские дети гуляли на пляже Осборна и собирали ракушки вместе с принцессой Мэй Уэльской и ее 12-летней дочерью Мэри. После этой прогулки девочки посетили город Коуз, где с удовольствием покупали сувениры. За их передвижениям следил главный констебль острова Уайт, капитан Х.Г. Адамс Коннор, и его заместитель мистер Гэллавей. Как сообщает County Press, полицейские «держали гостей под наблюдением, но не раскрывали их официального характера». Девушки были одеты в неброские наряды – серые костюмы и соломенные шляпки, но не смогли скрыть свое высокое положение. Репортер из County Press был несколько сбит с толку их энтузиазмом: «Их императорские высочества медленно шли по главным улицам Коуза, с большим  волнением осматривая витрины обычных магазинов». Девочки вскоре зашли в аптеку Beken. Кен Бекен, чей дедушка Фрэнк владел тогда магазином, вспоминает, как ему рассказывали о визите молодых великих княжон: «Мой дед сказал, что члены императорской семьи скупили большую часть его запасов расчесок и духов».

     

    Кроме того, девочки посетили Церковь Святой Милдред в Уиппингеме, где им показали могилу их дяди, принца Генриха Баттенбергского. Счастливые Великие княжны возвратились на пристань к пяти часам вечера.

     

    Третий день тоже был погожим и прошел приятно. Вся Царская семья посетила  Осборн-хаус. Годы спустя Герцог Виндзорский Эдуард вспоминал, как его удивила тщательно продуманная полицейская охрана, которая окружала каждое  движение Царя. Еще больше его удивили большие испуганные глаза русского Цесаревича и грустное лицо Царицы. Принц Дэвид иногда слышал, как его бабушка, королева Александра, говорила, что великая княжна Ольга может быть для него подходящей невестой. Теперь же он решил, что предпочитает Татьяну. Он настаивал, что был впечатлен тем, как она ухаживала за своим младшим братом Алексеем, но, возможно, главную роль сыграло и то, что Татьяна в целом считалась самой красивой из дочерей Николая II.

    Перед отъездом из Осборна на чай в соседнее поместье Бартон царь расписался в книге посетителей со своим обычным почерком: «Николай II, император России».

     

    Рядом с поместьем Бартон был застелен персидский ковер, и были сделаны совместные фотографии русской и британской правящих семей. В последний вечер Царь обедал на «Виктории и Альберте» с королем, а Царица принимала королеву на «Штандарте».

     

    На следующий день британская королевская семья обедала на «Штандарте». Кроме того, были приглашены некоторые британские сановники, которые получили подарки от русского Императора – портсигары и запонки с сапфирами. Такие же подарки получили констеблю острова Уайт и его заместитель, сопровождавшие великих княжон в прогулке по Коузу.

     

    В 15.30 «Штандарт» покинул британские воды под игру оркестра и салют из 21 орудия. Позднее газеты писали, что еще «ни один визит царя никогда не был столь значительным, как визит в Коуз, и никогда тосты, произносимые главами государства, не имели такого политического значения». «Штандарт» быстро лег на курс в Петергоф. Так завершился последний визит русского монарха в Великобританию.

    Елизавета Преображенская

    Русская Стратегия

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 276 | Добавил: Elena17 | Теги: императорский дом, елизавета преображенская, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1824

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru