Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [5332]
- Аналитика [4427]
- Разное [1717]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Март 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Статистика


Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2021 » Март » 29 » М.В. Назаров. Истинная идея России может быть только одна: познание Замысла Божия о России и следование ему. Ч.2.
    21:53
    М.В. Назаров. Истинная идея России может быть только одна: познание Замысла Божия о России и следование ему. Ч.2.

    Михаил Назаров. Истинная идея России может быть только одна

    7. Евразийство в предложенной мною системе историософских координат ‒ это, говоря словами одного из бывших видных евразийцев Г. Флоровского: «правда вопросов, но не правда ответов, правда проблем, а не решений... Не от Духа, а от плоти и от земли хотят набраться они силы. Но нет там подлинной силы, и Божия правда не там» (Евразийский соблазн // Современные записки. Париж, 1928. № 34). По этой причине евразийскому течению я уделял совсем немного внимания в своем подробном анализе эмигрантских идейно-философских поисков. Но поскольку оно весьма популярно в современной России, повторю тут вкратце тогдашнюю оценку.

    Евразийство возникло в эмиграции в начале 1920-х гг. как реакция на саморазоблачительное предательство Запада в революции. На первый взгляд антизападное евразийство тоже можно отнести к интересным поискам "удерживающего" направления (в чем-то можно видеть перекличку с восточными симпатиями К.Н. Леонтьева). Оно объясняется надеждой вывести Россию из апостасийного круга проблем погрязшей в грехе "вырождающейся Европы" – отсюда уход к Востоку, в опоре на который Россия и раскроет мiру свою "общечеловеческую правду"...

    Отношение евразийцев к Западу было непримиримым, поскольку он "предал христианскую Истину", и даже «понятие славянства... не оправдало тех надежд, которые возлагало на него славянофильство», – утверждали евразийцы во вступлении к первому своему программному сборнику статей. Отношение же к азиатскому Востоку было снисходительнее, поскольку он Истиной еще не обладал и, следовательно, ее не предавал. «Мы не сомневаемся, что смена западноевропейскому мiру придет с Востока...» ("Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев. София, 1921).

    Однако первоначальный романтический вкус новизны у многих православных улетучивался по мере того, как евразийство саморазоблачалось в своем неправославном развитии, обнаруживая просоветский уклон и подчиняя истину Православия "кровному и духовному родству" с Азией. «Евразийцы пытаются утвердить и некое религиозное единство Евразии, странным образом без снятия граней по вере. Они не останавливаются на правиле веротерпимости. Они торопятся под него подвести не только религиозно-нравственное, но религиозно-мистическое основание. Так слагается соблазнительная и лживая теория "потенциального Православия"...» (Евразийство. Опыт систематического изложения. Париж, Берлин. 1926)... Тем более это очевидно в деятельности сегодняшних его эпигонов.

    В каком-то смысле евразийство тоже стремилось дать обоснование вселенскости русской идеи, но в ограниченных духовных координатах: оно не чувствовало, что судьбы мiра все-таки связаны с историей всей средиземноморско-европейской христианской цивилизации, с противоборством ее апостасийных и "удерживающих" сил, а также с глобальной мощью ее главного антихристианского противника, ждущего "иного мессию" и превратившего Запад в свой инструмент антихристианского мiрового господства. В неощущении этого заключается главная ущербность евразийства: оно отказывается от причастности к главному стержню мiровой истории, отходит от христианского понимания судеб мiра – в географическое толкование российского призвания, то есть в провинциализм, как будто от антихриста можно спастись в географической резервации. С этой точки зрения, при некоторых политически правильных суждениях и планах, евразийство было натуралистической утопией, игнорирующей православную эсхатологию [18].

    Таким образом, с этой точки зрения евразийство уместно лишь в виде геополитического союза России и других разных цивилизаций, защищающих свою "самобытность" от натиска глобализации.

    Такова и «идеология византизма», которая в предлагаемой мною системе историософских координат, может выглядеть оправданной как давний геополитический проект, направленный против турецкой экспансии и даже в идеале ‒ на вытеснение Турции с оккупированных ею византийских территорий, прежде всего армянских и греческих, но вряд ли это сегодня осуществимо на практике (Турция ‒ член НАТО, и в этих рамках ‒ геополитический враг против России, тем более со своими планами "великого Турана" вплоть до Якутии). Византийский проект был бы возможен, будь Россия мощным православным государством, привлекательным своей духовной правдой. Ныне это утопия, как и «идеология панславизма».

    8. Далее рассмотрим несколько примеров уже не культурно-исторических типов цивилизаций, а различных идеологий, которые родились в основном в христианской цивилизации в процессе ее разложения (и с этой намеренной целью).

    «Что такое капитализм: теория и практика?» ‒ Если его рассматривать не с рыночно-экономической точки зрения [19], а с идеологической, то он возник не вследствие накопления капиталов богачами (еще богаче были монархи древнего мiра), а вследствие Реформации западного христианства.

    «С Реформацией западная апостасия выходит на новый важный этап. Протестантство и еврейство (ранее сдерживавшееся однородным христианским окружением) рождают капитализм: небывалую ранее экономическую активность людей, сбросивших с себя христианские нравственные запреты. "Свобода богословских суждений" в протестантизме привела к тому, что «среди множества религиозных сект, которые были вызваны Реформацией .., возникли и такие, которые склонились более к иудаизму» (Грец Г. "История евреев", т. 10, с. 253). В них утверждается, что Бог изначально и неизменимо предопределил одних людей к спасению, других к погибели ‒ независимо от человеческой воли (чем отрицается и свобода воли человека, и необходимость его усилий ко спасению, и всеблагость Бога, который, получается, способен произвольно и незаслуженно обрекать человека во власть зла).

    Наиболее известные из таких сект (пуританство, кальвинизм) выводят отсюда и немыслимое ранее оправдание нового экономического уклада: признаком "богоизбранности" объявляется богатство. В этом главный смысл и цель так называемой пуританской "трудовой аскезы" ‒ не для Бога, а для собственного материального преуспеяния. Позже западные ученые (М. Вебер, В. Зомбарт) убедительно показали, что капитализм как освящение материальных земных ценностей стал возможен именно вследствие иудаизации западного христианства» [20].

    «Что такое либерализм... социализм... коммунизм». ‒ В книге "Вождю Третьего Рима" этому у меня посвящена отдельная подглавка. Приведу оттуда вступление.

    «Истина в мiре одна, но уклоняться от нее можно в разные стороны, разрабатывая разные варианты ложных идеологий. В этом и состоит общий метод сатаны в похищении человечества у Бога. Сатане было бы трудно увлечь людей от Божественной истины в очевидную ложь и сразу добиться поклонения себе. Даже в язычестве и в талмудическом иудаизме сатана до времени скрывает свое подлинное лицо, и большинство приверженцев этих религий не сознают, кому поклоняются, иначе бы ужаснулись.

    Как правило, каждая из внушаемых сатаной ложных идеологий основывается на определенной положительной ценности (например: свобода личности, социальное равенство, здоровье и биологическая сила нации), однако при этом берется ценность частичная и более низкая, которая вырывается из общей иерархии ценностей и возводится в ранг высшей истины, чтобы подменить собой Бога.

    Поскольку таким образом не утверждается совершенно ложная ценность (ложь заключается в подмене абсолютного частным), у таких идеологий могут быть искренние приверженцы, которых сатана соблазняет к уклонению в ту или иную сторону в соответствии с их личными или национальными склонностями и особенностями эпохи. Такие ложные идеологии могут яростно соперничать друг с другом, умножая разрушения Божественного порядка, – что тоже выгодно сатане: антихристу будет легче прийти к власти, "спасая" человечество от хаоса. Диавол – великий махинатор по использованию самых разных сил, побуждающий их на самых разных путях искоренять Истину в земном мiре, при этом в столкновении их между собой проявляется и некий естественный отбор, в котором выживают наиболее верные слуги диавола» [21].

    Из этого должно быть понятно, какие частичные положительные ценности абсолютизировались в указанных идеологиях и в чем состоит их ущербность. Это ценности из масонской триады Французской антихристианской революции: свобода, равенство и братство. Либерализм абсолютизировал свободу личности (с утопией, что эгоизм и человеческие пороки должны естественно "ограничивать друг друга"), фашизм ‒ братство и биологическую силу нации (в своих крайностях ставя нацию на место Бога), социализм ‒ социальное равенство (доходящее до принудительной уравниловки).

    Все эти идеологии были также реакцией друг на друга. Капитализм был порожден иудаизмом как эгоистичное утверждение финансово-экономической власти над христианскими духовными традициями, для размывания которых был предназначен либерализм, оправдывающий капиталистические, общественные и личные грехи. Социализм возник как реакция на дикий капитализм, но всего лишь с материалистической альтернативой: "Всё отнять и поделить". Фашизм стал национальной реакцией одновременно и на иудейский капитализм, и на социализм, но не дорос до поднятия от ветхозаветной морали к новозаветной. Понятно, что и капитализм, обладавший наибольшей материальной силой, видел в социализме и особенно в фашизме своих противников и расправился с ними, когда счел это необходимым.

    Социализм в СССР считался еще и первой ступенью коммунизма как тотальной социальной уравниловки с отменой частной собственности, семьи, национальности и заменой религии "единственно истинным, потому что верным" марксизмом-ленинизмом, который добивался осуществления своей программы террором с уничтожением целых социальных слоев. Однако было бы упущением забывать о том, что не все социалистические течения были столь кровавыми, агрессивными, тоталитарными, атеистическими. В эмигрантской православной социальной философии (Франка, о. Булгакова, Бердяева, Федотова, Степуна и др.) предлагалось в русле "социального христианства" отделить "частичную правду социализма" (стремление к социальной справедливости) от ее абсолютизации и от советского богоборческого пути ее осуществления как якобы единственно возможного. (Также и в фашизме предлагалось отделить его ценность солидарности классов в духе братского национального единения от языческого обожествления нации.)

    Нынешние социалисты в западных странах и в Третьем мiре, хотя и безграмотны в духовном плане с точки зрения православной историософии, всё же далеко не везде практикуют классовую борьбу, террор и богоборчество. В Латинской Америке сформировалась антиколониальная так называемая "теология освобождения", и по сути в ее основе лежит католическое социальное христианство с элементами корпоративизма, заостренное в политизированный налево "христианский социализм", который однако оперирует христианскими понятиями греха и добродетели, защищая бедных от произвола "правых" олигархов и транснациональных корпораций. Эти "левые" христианские антиглобалисты имеют в чем-то схожесть с "правыми" христианами-антиглобалистами.

    О коммунизме уместнее сказать отдельно в следующей части статьи ‒ о глобализме.

    9. «Что такое глобализм (универсализм): теория и практика?» ‒ Это построение т.н. Нового мiрового порядка, который утопически планировался и масонскими, и коммунистическими идеологами и который более реалистично описан в работах таких видных глобалистов, как Ф. Фукуяма, Дж. Сорос, З, Бжезинский как атомизированное расчеловеченное общество потребителей, где уже нет семьи, национальных традиций и суверенитетов, идеологии (ее заменяет экономическая целесообразность), под тотальным электронным контролем банкиров, образующих Мiровое правительство [22]. На христианском языке это царство антихриста, которое будет побеждено Христом в конце земной истории.

    Таким образом, было бы упрощением сводить глобализм только к капиталистическому Западу с его планетарной  иудейской идеологией. В этом отношении коммунистический проект так же был создан в XIX веке американскими банкирами-иудеями как глобалистский, поначалу для разрушения удерживающей православной России как конкурента и препятствия, а затем ‒­ в предположении конвергенции муравьиного атеистического коммунистического общества с западным Новым мiровым порядком [23].

    Таким образом противостояние между капитализмом и коммунизмом в ХХ веке, начавшееся в конце 1940-х годов, когда созданное мiровой закулисой марксистское детище вышло из-под ее контроля и замахнулось на своих родителей, было противостоянием двух духовно родственных (материалистических), но соперничающих проектов глобализма. Напомню характерное высказывание одного из глобальных стратегов ‒ Самуила Хантингтона в его книге "Столкновение цивилизаций":

     «Конфликт между либеральной демократией и марксизмом-ленинизмом был конфликтом между идеологиями, которые, несмотря на все свои основные различия, имели сходство: обе были современными, светскими и якобы ставили своей конечной целью достижение свободы, равенства и материального благополучия. Западный демократ мог вести интеллектуальные споры с советским марксистом. А вот сделать это с русским православным националистом для него будет невозможно» (Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2003. С. 216).

    Вопреки этой очевидности, ныне в РФ коммунизм всё больше "патриотически" реабилитируется не только предводителем КПРФ, утверждающим, что якобы «в основе коммунистической идеологии изначально лежит русское народное православие» [24], но и президентом РФ: «Президент РФ Путин вновь, уже в который раз, сравнил коммунизм с христианством, а помещение в мавзолей Владимира Ленина с почитанием мощей святых» (об этом Путин заявил в интервью для фильма "Валаам", отрывок из которого показали на "России 1" в начале 2018 г.).  И даже первоиерарх МП считает, что в коммунизме было положительное «стремление к справедливости, солидарность и энтузиазм», как он это заявил недавно на Всемiрном русском народном соборе в Москве 11.11.2014 г. на тему "Единство истории, единство народа, единство России" и в рождественском интервью Первому Каналу 07.01.2015 г., а также на открытии III Рождественских Парламентских встреч в Государственной Думе 21.01.2015 г. А ради какой цели культивировались эти стремление к справедливости ("грабь награбленное!"), солидарность ("классовая борьба, смерть буржуям и врагам народа!") и энтузиазм (в духе культа Павлика Морозова)? И "примирение" на этой основе ‒ с чем будет по сути такое "примирение" сегодня?

    Идеологически коммунизм (марксизм) в своей теории вдохновлялся протестом против описанной выше эгоистичной власти капитала (мiровой закулисы). Но он отличается от нее только тем, что хотел бы установить точно такой же материалистический "рай на земле" ("светлое будущее") только не для господствующих финансовых верхов, а для "всех трудящихся" (возглавляемых гоподствующими партийными верхами) – и как можно быстрее, не считаясь с жертвами. "Первый программный документ научного коммунизма" (Манифест коммунистической партии" Маркса-Энгельса) провозглашал такое же расчеловечение человечества, как и капиталистический глобализм, только не либеральным методом свободы греха, а насилием. В качестве пути к общечеловеческому счастью в коммунистическом Манифесте провозглашалось уничтожение частной собственности, семьи, государства, нации, религии.

    С духовной же точки зрения марксизм стал секулярным коллективистским вариантом иудейских чаяний "земного рая" – в этой оценке сходились и русские философы (В.С. Соловьев, о. Сергий Булгаков, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк, Г.П. Федотов, А.Ф. Лосев), и один из духовных лидеров сионизма – М. Бубер ("Еврейство и человечество"), и даже некоторые связанные с масонством большевики (А.В. Луначарский в работе "Религия и социализм"). Поскольку к тому же революционные марксистские структуры поддерживались еврейским Финансовым Интернационалом и руководящий состав большевицкого режима, особенно в 1920–1930-е годы, был соответствующим – не удивительно, что эта власть отождествлялась русским народом с еврейской властью. Это с горечью признавали и честные еврейские публицисты-эмигранты в известном сборнике "Россия и евреи" (1923). Тем не менее совпатриоты тупо объявляют это "спасением России от белых масонов-февралистов".

    Хотя марксизм впервые захватил власть именно в России – к Православию он отношения не имеет и в своей духовной основе является его полной богоборческой противоположностью. Марксистское учение, насильственно внедренное в Россию с Запада, категорически отвергло религиозное мiровоззрение как "средство классовой эксплуатации". Не понимая природы мiрового зла, марксизм вознамерился победить его собственным превозмогающим злом, присвоив себе право на его использование в виде "последнего и решительного боя" против старого мiра. И разрушил историческую Россию, создав на ее руинах свой богоборческий утопический нежизнеспособный СССР. Потому он и проиграл в попытке восстания против своих более расчетливых создателей с религией противоположного "отца", и разрушила советское государство сама же комплексовавшая партийная номенклатура, наивно возжелавшая войти в западную "общечеловеческую семью"...

    10. «На каком этапе исторического движения находится Китай?». ‒ Об этом вопросе было бы уместно задуматься и нынешним евразийцам. Современный Китай, сохраняя свои древние языческие цивилизационные особенности, стал важной составной экономической частью процесса глобализации. Одновременно КНР вышла в мiровые лидеры по созданию системы тотального электронного контроля за населением. К его прежней коммунистической дисциплинированности добавляются технологии цифровой слежки, основанные на искусственном интеллекте и системах распознавания лиц посредством сотен миллионов камер, способных идентифицировать человека. Вводится система социального рейтинга ‒ интегральная оценка поведения человека по критериям законопослушания и приверженности построению социализма с китайской спецификой. В зависимости от своего поведения человек набирает или теряет баллы, причем оценка этого производится автоматически на основании десятков критериев.

    С этой целью власти КНР объединяют данные уличного слежения и сведения о своих гражданах из банков, с места работы, учебы, жительства, лечебных учреждений, полиции в пожизненный электронный идентификатор, заменяющий удостоверение личности. Доступ к социальной инфраструктуре, устройство на работу, приобретение собственности, покупка товаров, вождение автомобиля, интернетом становятся возможны только на основании положительного личного рейтинга. (И в РФ первый шаг к аналогу такой системы был сделан в июне 2020 года принятием закона о создании единого реестра населения, власти намерены импортировать из КНР эти технологии.)

    С духовной точки зрения, современный Китай более всего претендует на роль Гога и Магога в конце истории ‒ это организованное сатаной ополчение множества народов «с четырех углов земли» против верного Истине «стана святых и города возлюбленного» (Откр. 20:7-8)… Чаще всего европейцы помещали Гога и Магога на Востоке, оттуда в прошлом не раз были грабительские нашествия на Европу. Сегодня план объединить про­тив православной России все народы «с четырех углов земли», при активной роли Китая как «важной стратегической карты» США, просматривается в откровенной книге "Великая шахматная доска" влиятельного стратега "мiро­вой закулисы" З. Бжезинского с приложением карты в юбилейном (сент.-окт. 1997) номере журнала Foreign Affairs ‒ органа "Совета по международным отноше­ниям".

    Бжезинский излагает этот план достаточно откровенно: «Китай... должен стать опорой Америки на Дальнем Востоке в более традиционной области силовой политики, помогая таким образом формированию евразийского баланса сил, при этом роль Большого Китая на Востоке Евразии в этом смысле будет равняться роли расширяющейся Европы на Западе Азии... Достижение договоренностей с Китаем потребует своей собственной цены», ‒ цинично пишет Бжезинский, отдавая  в сферу влияния Китая ‒ Монголию, часть среднеазиатских республик СНГ, Афганистан, Пакистан, Индо-Китай с частью Индонезии, Корею, и, конечно, юг русской Сибири и Дальнего Востока, «почти призывающие китайское освоение».

    У России в отношениях с Китаем такого "пряника" нет. И развивающееся "стратегическое партерство" РФ с КНР должно побуждать нас к особой оборонной бдительности, учитывая, что военные траты Китая составляют 20% ВВП, что он обладает и "демографическим" оружием нелегального заселения тех же российских территорий, и что как государство языческое в своей культуре и материалистическое в государственной идеологии Китай не имеет нравственно-религиозных сдержек от соблазна использовать свою растущую мощь для "расширения на северо-запад" далеко за пределы, дарованные Бжезинским.

    Как известно, национальным символом Китая является дракон, в котором китайцы видят символ доброго начала. В противоположность этому в европейской христианской культуре дракон является символом зла (изображаемый, кстати, в Апокалипсисе как сатана). И всё больше православных публицистов в связи с этим вспоминают символическое стихотворение "Панмонголизм" философа В.С. Соловьева, написанное в конце XIX века, когда Китай был безсильным и нищим, но приобретающее ныне пророческий характер.

    11. «На каком этапе исторического движения находится Россия?» ‒ На фоне всех катаклизмов тысячелетней российской истории (кстати, в "Концепции" в перечне судьбоносных событий нашей истории упущены Смутное время в начале XVII века, конституция 1905 года и хрущевская вторая безбожная пятилетка) следует признать, что в отличие от всех предыдущих катастроф, не разрушавших Российскую православную государственность и цивилизацию, а помогавших ее возродить на опыте пережитого отрицательного опыта, ‒ катастрофа 1917 года и всего ХХ века стала самой разрушительной, именно цивилизационной, не преодоленной до сих пор, причем самое страшное ее наследие отложилось в умах и душах населения РФ.

    Русский народ остается расчлененным по большевицким границам, в своей массе лишенным национального самосознания, атеизированным, и искусственно удерживается в таком состоянии новой посткоммунистической властью перекрасившейся партноменклатуры, легитимирующей свой Олигархат преемственностью от советских достижений, которыми маскируются страшные советские разрушения и преступления, чтобы лично не каяться в причастности к ним.

    12. Особое место в этом легитимационном оболванивании занимает тема ВОВ, превращенная в светскую патриотическую религию. Поэтому из всех перечисленных судьбоносных исторических вех я уделю внимание этому вопросу: «Причины Второй Мировой войны; Кто победил в ВОВ: русский народ, советский народ, Сталин?».

    Если ограничиваться только простой схемой: на нашу страну напал враг и надо было ее защищать, ‒ то никакие дальнейшие уточнения не требуются: "За Родину! За Сталина!". И сегодня: "Спасибо Великому Сталину за то, что мы живы!"...

    Если масштаб рассмотрения расширить с учетом того, что защищать пришлось не только родную землю, но и антирусскую власть оккупантов-богоборцев, которые еще в 1917-1922 годах первыми оккупировали нашу страну в завоевательной войне, причем в союзе с внешним врагом России (Ленин: «Россия завоевана большевиками». ‒ ПСС, Т. 36, С. 128), то вопрос выглядит сложнее. Коммунисты уничтожили историческую Российскую государственность и уже в довоенные десятилетия (в т.ч. красный террорголодоморная коллективизациябезбожная пятилетка"Большой террор") нанесли нам более страшные потери и жертвы, чем немцы, ‒ так что понятно, почему советское население оккупируемых немцами территорий встречало врагов с радостью (помня их по Первой войне, когда они вели себя более-менее "культурно"). Поэтому и советские солдаты миллионами сдавались в плен: к концу 1941 года 3,8 миллиона, а всего за годы войны эта цифра достигла 5,24 миллиона (данные Й. Хофманна, научного сотрудника Научного центра военной истории Бундесвера).

    Поэтому неудивительно, что часть русского народа попыталась воспользоваться этим германским нашествием, чтобы освободиться от первых оккупантов, в надежде затем прогнать и вторых, которым не по зубам овладеть всей Россией. Создание такой Русской освободительной армии (РОА) поддерживали и многие немецкие военачальники, в их числе и бывшие офицеры царской армии.

    А если не забывать того, что это была Мiровая война, и масштаб ее рассмотрения расширить до религиозного, эсхатологического всемiрного охвата, стремясь к пониманию того, какие духовные силы противоборствовали в этой стадии перманентной Мiровой войны сил сатаны и сил Божиих, ‒ то и выводы должны быть соответствующими, не местечковыми.

    Тогдашний треугольник противоборствовавших мiровых сил выглядел так: капиталистические демократии, коммунизм, фашизм ‒ в такой последовательности они составили этот треугольник после сокрушения единственной богоугодной силы: исторической России.

    Иудаизированные демократии были империей иудейских банкиров, которые готовили Новый мiровой порядок ‒ царство антихриста. Марксистский коммунизм был инструментом этих демократий для разрушения удерживающей православной России как главного препятствия антихристу. Фашизм возник как европейское национальное сопротивление одновременно и глобальной жидомасонской демократии, и интернациональному жидобольшевизму, наступавшему в Европе. К сожалению, европейское сопротивление было возглавлено национал-социалистом Гитлером, который не понимал историософского масштаба проблемы и потому проиграл двум объединенным первым указанным силам. И все три эти силы препятствовали русскому освободительному движению, поэтому оно и не смогло превратиться в реальную русскую силу.

    Колонизатор-русофоб Гитлер не позволил сформироваться русской альтернативной власти в первый, успешный для него, период войны, и формирование РОА разрешил лишь в конце 1944 года, а практическое формирование двух первых дивизий РОА ‒ в январе 1945 года, когда война уже была проиграна.

    Западные союзники тоже были против РОА, так как в их планы, как и в т.н. "гражданскую войну", совсем не входило восстановление исторической России (это они тогда признали в оправдание своей поддержки власти большевиков: Э. Саттон. Уолл-стрит и большевицкая революция, "антисоветская интервенция 14 государств" – советский пропагандный миф). Во многом именно поэтому подавляющая часть белой военной эмиграции (РОВС) не желала воевать на стороне предательских западных демократий. Следующей их целью была зачистка Европы от национального сопротивления жидомасонству, победившему в Первой мiровой войне, зачистка т.н. "фашизма" чужой кровью ‒ жертвами советского народа, в основном русского. Наш народ заплатил за это 40 миллионов жизней, и не только по вине немцев (И. Курганов Три цифры).

    Поэтому Сталин был их боевым союзником, которого они спасли от поражения "ленд-лизом" (без американской военной помощи «мы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну», – признавал маршал Г.К. Жуков в откровенных беседах: Военные архивы России. М., 1993. Вып. 1. С. 234). Сталин справился с поставленной ему задачей зачистки Восточной Европы (см.: И.А. Ильин. Как и для чего СССР "освободил Европу от коричневой чумы"...) И в благодарность после войны западные союзники выдали в СССР на расправу миллионы антикоммунистов и беженцев.

    Подлинными победителями в этой войне стала та сила, которая эту войну инициировала и хорошо понимала ее смысл – в отличие от своих противников. Эта сила давно готовила свой Новый мiровой порядок для антихриста, чему усердно послужил и сталинский СССР, в том числе созданием государства "Израиль".

    Подлинно же русская власть (если бы сохранилась к тому времени) могла бы вообще не допустить этой войны и уж во всяком случае таких огромных жертв. Она могла бы уже в 1920–1930-е годы попытаться облагородить всеевропейское национальное движение в духе совместного сопротивления силам зла (вопреки утверждению сталиниста Платонова и т.п. совпатриотов, никто из западноевропейских фашистов, кроме нацистской Германии, не стремился к «ограблению славянских территорий»). Готовых к этому союзников было достаточно: православные монархии Сербии, Болгарии, Греции, Румынии вместе с лучшей частью славянских и других христианских народов (Испания, Португалия, Австрия, Венгрия, в такой коалиции могла избавиться от языческого крена и Италия). Это была бы единственно правильная стратегия: постараться собрать воедино остатки удерживающих сил Первого и Второго Рима вокруг восстановленного Третьего для христианской контрреволюции в Европе!

    Но можно ли было ожидать этого от марксистского режима СССР, не понимавшего духовной сути этой войны и вообще смысла истории? Он не видел в европейских национализмах союзников, а лишь территории, которые следовало коммунизировать. И богоборческий марксизм, повторим, был духовно ближе антихристианской мiровой закулисе, чем европейские "антисемитские режимы", – без этого нельзя понять ни союз демократий со Сталиным, ни поведение русской эмиграции в годы войны.

    Сталин тогда победил не только Германию, но и в очередной раз ‒ собственный народ. Наш народ защитил не только свою родную землю, но и власть своих первых оккупантов-карателей, понуждаемый к тому также и сталинской патриотической пропагандой, обманными уступками власти (временная реабилитация русского патриотизма и Церкви) и репрессиями (сталинский приказ № 270: "пленные - изменники Родины", которых было приказано «уничтожать всеми средствами», а семьи в тылу репрессировать) ‒ то есть наш народ был принужден к советскому героизму в тылу и на фронте (в т.ч. штрафбатами и заградотрядами), ибо иного выбора у него под советской властью не было (в отличие от эмигрантов). И после войны Сталин продолжил репресии, в т.ч. против "русского шовинизма" (было репресировано более 32 тысяч партийных руководителей только по "Ленинградскому делу").

    И где же ныне плоды той "Великой победы на все времена", которую власти нынешнего Олигархата превратили в перманентное истерическое победобесие как единственную оставшуюся гордость нашего расчлененного, ограбленного и униженного народа? К сожалению, историософское понимание ВОВ отсутствует­ и у многих православных патриотов ‒ и это лакмусовая бумажка для определения масштаба их православности с оттенком Стокгольмского синдрома. Отсылаю к более подробному анализу православного отношения к этой войне [25].

    Нынешние правители Олигархата РФ с их советско-западническим материалистическим мiровоззрением видят своим идеалом России компрадорскую Великую сырьевую колонию для Нового мiрового порядка со значительно уменьшенным населением. "Духовная власть" (РПЦ МП) понимает свою роль как жреческую, служащую этой цели, и церковные функционеры тоже надеются обрести в Новом мiровом порядке (т.е. царстве антихриста) свою жреческую нишу вместе с католиками и другими религиозными конфессиями, экуменически объединенными в единое "церковное тело" ‒ эту цель ставит себе Всемiрный совет Церквей, в котором МП активно участвует, в том числе финансовыми взносами (см.: Церковь в России и "Всемирный Совет Церквей").

    Так что вопрос: «Значение национальной элиты для обеспечения устойчивого исторического движения нации: проблемы в России с воспитанием национальной элиты в прошлом и настоящем» ‒ приходится признать самым существенным для преодоления нынешнего цивилизационного поражения.

    Сейчас такой настоящей "элиты" (от французского élire, "избирать" ‒ т.е. в значении "избранные", "лучший отбор", о необходимости которого для предотвращения хаоса после падения коммунизма писал И.А. Ильин в "Наших задачах") ‒ в РФ, к сожалению, нет. Есть огромное тягучее наследие советской "образованщины" (как ее назвал Солженицын) и отдельные попытки вырваться из нее не только в православную традицию (не всегда усваиваемую правильно, да и не во всем привлекательную в виде официального конформистско-жреческого православия), но и в самодеятельные концепции. Они могут быть во многом правильные (как у А.И. Солженицына [26], И.Р. Шафаревича, А.П. Федосеева, А.С. Панарина, даже атеиста А.А. Зиновьева, ‒ я имел возможность обсуждать почти со всеми из них эти вопросы лично и кое-что об этом упомянуто в моих публикациях), но все же без православных историософских координат их верные обличения Запада и прагматические рецепты русской идеологии не пригодны в качестве историософской "Русской идеи", ибо не учитывают смысла истории и того, на каком ее отрезке мы находимся.

    Поэтому мне не кажется оправданным предложение уделить в круглых столах основное внимание современным мыслителям: «презентовать свои труды и своё мировоззрение; ссылки на мыслителей прошлого при данном подходе вторичны». Современные мыслители очень разного качества, в основном не слишком высокого, и разве можно изобрести что-то новое, действительно ценное и важное, без изучения не "вторичных", а первичных мыслителей прошлого? Это ведь основа любой научной работы: изучить всё, что в данной теме было сделано ранее, pro et contra.

    Кстати, в трудах русской эмиграции содержится обширный и ценный анализ причин революции и вынесенного из этой катастрофы осознания места России в истории и русской национальной идеологии ‒ недавно, с четвертьвековым опозданием, наконец-то издан на бумаге второй том моей книги с обзором этого опыта [27].

    В вопросе о цивилизационных различиях в человечестве позвольте также обратить внимание на книгу, вышедшую в конце прошлого года крохотным символическим тиражом: "Россия и народы в драме истории"[28].

    М.В. Назаров
    25 марта 2021 г.

    Обсуждаемый документ: Концепция серии круглых столов «Современные мыслители о роковых событиях в истории России: оценка прошлого и настоящего, образ будущего»

    ПС. Уже после написания данной рецензии на "Концепцию" я просмотрел видеозаписи двух первых круглых столов ‒ они разочаровывают отсутствием обещанного рассмотрения Русской национальной идеологии, а некоторые философы-ревизоры просто удручают повторением советских пропагандистских мифов типа "спасения России красными от белых февралистов и капиталистов", "оправданности коллективизации для индустриализации" и т.п. Очень далека такая философская "элита" РФ от осознания пути выхода из нашего векового кризиса, учитывая и государственную "возрождающую" ресоветизацию...

    [18] Миссия русской эмиграции. Т. II. Гл. 21. М., 2020. ‒ https://rusidea.org/431021
    [19] "Ложь и правда рыночной экономики". ­‒ https://rusidea.org/430150
    [20] Реформация и "богоизбранность" капитализма // Тайна России. https://rusidea.org/430134
    [21] I-5. Либеральная демократия, коммунизм, фашизм // Вождю Третьего Рима. ­ https://rusidea.org/410105
    [22] Философия денег и "конец истории". ‒ https://rusidea.org/33113
    [23] Феномен коммунизма /// Вождю Третьего Рима. Гл. III. ‒ https://rusidea.org/410301
    [24] Зюганов как доктор марксистского богословия. ‒ https://rusidea.org/250953893
    [25] Пророчество прп. Аристоклия о войне и почему оно не исполнилось. ‒ https://rusidea.org/250951560
    [26] Запад, коммунизм и русский вопрос. В связи с возвращением А.И. Солженицына ("Москва". 1995. № 6). ‒ https://rusidea.org/12005
    [27] Миссия русской эмиграции. Т. II. М., 2020. ­ https://rusidea.org/431000
    [28] Россия и народы в драме истории. М., изд. "Традиция", 2020. ‒ https://rusidea.org/250962570

     

    Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/250962583
    Категория: - Аналитика | Просмотров: 49 | Добавил: Elena17 | Теги: русская идеология, михаил назаров
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1810

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru