Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [5429]
- Аналитика [4600]
- Разное [1793]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Апрель 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Статистика


Онлайн всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2021 » Апрель » 30 » Ростислав Полчанинов. 100-ЛЕТИЕ ИСХОДА ИЗ КРЫМА И 90-ЛЕТИЕ НТС
    22:25
    Ростислав Полчанинов. 100-ЛЕТИЕ ИСХОДА ИЗ КРЫМА И 90-ЛЕТИЕ НТС

    Генерал Петр Николаевич Врангель, будучи главнокомандующим Русской армии, оставив Крым, не сложил оружия, а готовил десант. Десант не состоялся, так-как ни одна страна не дала разрешения произвести его с её территории, и армия полностью перешла на трудовое положение.

    Для продолжения борьбы с большевизмом было создано монархистами герцогом Г. Н. Лейхтенбергским, генералом Петром Николаевичем Красновым, светлейшим князем, полковником Анатолием Павловичем Ливеном, и контрразведчиком Русской Армии Владимиром Григорьевичем Орловым в 1921 в Берлине БРП – Братство Русской Правды но к ним примкнули и лево настроенные масоны, тоже желавшие бороться с большевизмом, Александр Валентинович Амфитеатров, Сергей Алексеевич Соколов-Кречетов и Владимир Львович Бурцев являвшимися видными представителями масонства. Девизом БРП было: «Коммунизм умрёт! Россия — не умрёт!» и «Мы незримы, но мы везде», а наиболее часто используемым символом БРП был православный русский крест с надписью славянскими буквами «Господи! Спаси Россию!».

    Центральным печатным органом БРП был журнал «Русская Правда». Первоначально само БРП было создано для издания и распространения журнала, но потом, с помощью князя Ливена в 1921-1925 была организована отправка офицеров через Латвию в Белоруссию в помощь партизанам. Об этой работе Краснов написал роман «Белая свитка», выдержавший несколько изданий и переведенный на иностранные языки. Из Маньчжурии «братчики» (члены БРП) совершали успешные боевые вылазки в СССР. К песне «Не для меня придёт весна…» был добавлен куплет:

    Но для меня придёт война,

    Умчусь я в сопки Приамурья,

    Сражусь я с бандой большевицкой,

    Там пуля ждёт давно меня.

    После подавления партизанщины в 1925, БРП стало печатать листовки для отправки «на ту сторону» (в СССР) из Эстонии, Латвии, Литвы и Польши а у самой границы Латвии создало свою радиостанцию для вещания «на ту сторону». Всё это делалось нелегально. Все перечисленные страны подписывая мир с Советской Россий обязывались не разрешать у себя никакой антисоветской деятельности. В 1930 большевики обнаружили радиостанцию БРП. Князь Ливен и его помощник Климент Дыдоров были арестованы латвийскими властями, а кроме того большевикам удалось убить в декабре 1932 в Харбине одного из руководителей БРП полковника Аргунова. и заслать в БРП своего агента. Руководство БРП объявило в 1932 о самоликвидации.

    Кроме БРП борьбу с большевиками вели группы кутеповских боевиков под командой Марии Владиславовны Захарченко-Шульц. Они совершали боевые вылазки в СССР, но в 1927 группа попала в окружение, Александр Сольский был взят в плен и после допроса расстрелян, а Юрий Петерс и сама Захарченко-Шульц, чтобы не попасть в плен, кончили жизнь самоубийством. Перед тем, как пустить пулю в лоб Захарченко-Шульц крикнула – За Россию! Боевые вылазки в СССР прекратились.

    Молодёжные организаций СРНМ – Союз русской национальной молодёжи в Югославии и НСРМ – Национальный союз русской молодёжи в Болгарии обратились 1 сентября 1928 к русской молодёжи с призывом к объединению. Говорилось, что нельзя только петь, танцевать и флиртовать, не думая о борьбе с большевизмом, и 1 июля 1930, в день, который считается днём основания НТС – Народно-трудового союза, начался съезд представителей русской молодёжи в Белграде, в «кавалерийской комнате» Офицерского собрания. В этом была и своя символика. Не случайно собрание происходило в «Кавалерийской комнате», Председателем союза молодёжи в Югославии был казачий офицер-кавалерист Виктор Михайлович Байдалаков и офицеры, как бы через него, передали знамя белой борьбы в руки своих детей нац-мальчиков и нац-девочек.

    3 июля 1930 представители русских молодёжных организаций Югославии (В.М. Байдалаков), Болгарии (Алексей Браунер), Франции (герцог Сергей Николаевич Лейхтенбергский и Фёдор Ивановч Бострем) и представитель молодёжи из Голландии (В.С. Трегубов). создали НСРМ, принявший в 1931 название НСНП – Национальный союз нового поколения (новопоколенцы). Делегаты из Болгарии и Франции приехали в Белград на съезд прямо с заседания Лиги Обера в Сен-Жюльен (Франция) с письменными пожеланиями групп молодёжи из Чехословакии и Латвии.

    На 2-м съезде НСРМ в Белграде в 1931 было решено принять название НСНП – Национальный союз нового поколения (новопоколенцы), чтобы показать, что новосозданный Союз не один из каких-то студенческих или молодёжных союзов, а что-то новое, ставящее своей целью борьбу с советской властью. Тогда же было решено принимать в Союз только лиц, родившихся в 1895 или позже. В 1932 в Софии (Болгария) стала выходить газета НСНП «За Россию». В 1934 русские скауты-разведчики, которые раньше к девизу «Будь готов!» добавляли клич «Помни Россию!», приняли ной клич - «За Россию!»

    Журнал «Часовой» имевший подзаголовок «Иллюстрированный военный и морской журнал-памятка», но имевший значение органа связи, сообщил о создании НСРМ в №37 от 15 августа 1930 на первой странице как о чём то очень важном. Незадолго до эттолго, РОВС призвал «молодёжь под знамёна» и считал тогда, что НСРМ и есть та самая молодёжь ставшая «под знамёна». Но пути РОВС и НСРМ, ставшим вскоре НСНП разошлись, после того как НСНП разоблачил, после похищения в 1930 ген. Кутепова, нескольких офицеров, ставших советскими агентами. Но несмотря на то, что многие офицеры, члены РОВС, не хотели этому верить, ген Миллер, когда, пошёл с ген. Николаем Владимировичем Скоблиным на вызвавшую у него подозрение встречу, оставил записку, был похищен, и таким образом всем стало известно, что имевший в прошлом заслуги, белый генерал, оказался предателем. Сам Скоблин успел скрыться, но его жена, известная певица Плевицкая, была арестована за сотрудничество с похитителями французской полицией, судима, и осуждена на заключение в тюрьму, где и скончалась.

    Лига Обера была международной организацией и официально называлась Лигой борьбы с III Интернационалом. Была основана в Париже 23-24 июня 1924 швейцарским адвокатом Теодором Обером, защищавшим М. Конрада и А. Полунина, убивших советского дипломата Вацлава Вацлавовича Воровского. На суде Обер, обвинил советскую власть в государственном терроризме и добился невозможного, - оправдания для обвиняемых. К 1930 Лига Обера имела 27 национальных центров и 2 колониальных бюро. Лига выступала с разоблачениями советской власти, и призывала к бойкоту советских товаров. Большевики произвели на Обера 3 неудачных покушения, но не это, а послевоенные успехи СССР заставили Обера в ноябре 1950 объявить о самоликвидации.

    Дело БРП продолжил, основанный в 1930 НСРМ, ставший в 1931 НСНП, в 1936 НТСНП а в 1942 просто НТС. Левые считали НСНП правой организацией, а мнкогие-кто из правыхе, считали НСНПего левымиой, а НСНП был ни правой, ни левой, а передовой организацией. Помню в одной монархической газете было написано, что НСНП вместо того, чтобы говорить о геройстве суворовских солдат, «копается в ошибках царского правительства». А как было не копаться, чтобы понять, как могла 1000-летняя империя вдруг рухнуть?

    В 1930 Национальный союз русской молодёжи -НТС делал свои первые шаги как антикоммунистическая организация и вошёл в связь с БРП. С помощью БРП «на ту сторону» ушло 6 членов Союза и все погибли при переходе через границу. Их выдал проникший в БРП советский агент. Из сотрудничества НСНП с БРП ничего не вышло

    Конечно, белградский центр НСНП имел образцы всех листовок БРП, и по ним учился, что и как надо писать. Например, была листовка с призывом ликвидировать колхозы, и была листовка, что освободившийсяь от колхозного рабства, крестьянин должен быть хозяином плодов своего труда. Говорилось, что должен быть, а каким образом, не говорилось. Будь свержение советской ввласти, всё бы было просто, а как быть если бы советская власть вдруг сама упразднила колхозы? Неудачное сотрудничество с БРП подтолкнуло НСНП искать иные пути, и они в 1937 были найдены. Среди польских офицеров Генерального штаба были служившие в русской армии до 1917 и с ними в 1937 НТСНП договорился о сотрудничестве.

    Крупным событием, в области информации о жизни и настроениях в СССР было одновременное бегство 28 июля 1934 в Финляндию братьев Ивана и Бориса Лукьяновичей Солоневичей из двух разных советских концлагерей. Солоневичи выступали с докладами на эти темы, а их статьи печатались в зарубежных русских газетах и журналах. В 1936 Солоневичи приобрели в Софии (Болгария) убыточную газету «Голос Труда» и 18 июня 1936 выпустили свой первый номер под названием «Голос России». Газета пользовалась большим успехом, и большевики послали в редакцию пакет с адской машиной. При вскрытии, взрывом был убит служащий и жена Ивана Лукьяновича, а другие члены семьи не пострадали. Что творится в СССР перестало быть тайной. Иван выпустил книгу «Россия в концлагере», а Борис «Молодежь т ГПУ» (о скаутах), обе были переведены на многие языки. Солоневичи утверждали, что для свержения советской власти нужен внешний толчок – война, и что народ, получив в руки оружие сам её свергнет.

    Для анализа советской печати и выпуска агитационной литературы НТСНП в 1937 создано секретное отделение «Льдина». Предполагалось, что забрасываемые на советскую территорию материалы могут привести к возникновению самостоятельных подпольных групп, не связанных с зарубежным центром. О раскрытии одной такой группы НТСНП в Москве сообщило Московское радио 6 декабря 1938 года. Имена восьми состоявших в ней молодых людей остались неизвестными

    В августе 1938 года из Польши в СССР были направлены три группы НТСНП. Первая наткнулась на пограничный патруль. Владимир Бабкин и Софронтий Спица погибли, А. Чупрунов был вынужден вернуться. От второй группы пошёл Константин Гурский и тоже был убит. Лишь третья, в составе Г. Околовича и А. Колкова, благополучно перешла границу. Они провели четыре месяца в Советском Союзе, объездили много городов и, изучив обстановку, вернулись. Их опыт послужил подготовке следующих групп под руководством Околовича, возглавившего потом закрытый сектор НТС.

    Одним из тех, кому поляки помогли перейти через советскую границу ?оказался Жорж Попов, который после конца войны в Менхегофе (Германия) в 1945 на собрании членов НТС, как говорилось – «на Союзном собрании», однажды рассказал, как он «ходил туда». Поляки снабдили Жоржа советской одеждой начиная от носков и нижнего белья и фальшивыми документами. Переодевался Жорж в Варшаве на квартире члена НТС Александра Кишковского. Переходить границу надо было пролезаяя через колючую проволоку и идти по свежевспаханной земле, оставляя след. Заметив след, давалась тревога на всём участке границы. Жорж должен был следовать дальше по железной дороге, и при покупке билета, как и все, предъявить паспорт. У всех жителей приграничной полосы номер паспорта должен был начинаться с 1 или иметь печать о прописке с 1 справа от текста. Видел такие у жителей Пскова, который был в 40 км. от границы с Эстонией и считался приграничьем. Около кассы стоял человек и проверял документы, который, конечно, с первого взгляда не мог бы отличить настоящий паспорт от фальшивого и потому он смотрел не так на паспорта, как на руки. Большевики, на этот раз, стали жертвой собственной пропаганды. Они утверждали, что против них действуют дети офицеров и помещиков не знающие физического труда, а у Жоржа, который работал столяром на стройке, руки были в мозолях, и для него всё обошлось благополучно. Вот почему в 1936 НСНП стал НТСНП – Национально-трудовым союзом.

    В 1940 СССР потребовал от Румынии вернуть Бессарабию, присоединение которой в годы Гражданской войны СССР всегда считал незаконным. Король Румынии Кароль II не желая воевать, принял ультиматум и передал Бессарабию СССР. Не пожелавшим оказаться в СССР румынам было разрешен уехать в Румынию, а русским из румынского приграничья в СССР. Среди русских из Румынии оказались и члены НТС. Девять членов НТС положили начало создания НТС в СССР. Судьбы их сложились по-разному. Василий Дурново, Евгений Акулов, Димитрий Потапов, по-видимому, были арестованы органами госбезопасности после войны и попали в лагеря. Александр Колков умер от тифа на Кавказе в 1943 году. Чупрунов был призван в армию, попал в плен, был взят немцами в переводчики, заболел туберкулёзом, в Варшаве встретился с членами НТС, но пропал без вести после эвакуации оттуда санитарным поездом. Хлобыстов обосновался в Смоленске, где в годы оккупации встретил членов НТС. По возвращении Смоленска под советскую власть, он был призван в армию, дошёл до Берлина, был оставлен служить в оккупационных частях, а после демобилизации поселился в Горьком и создал группу Союза, которая была раскрыта только через несколько лет в результате доноса. Юрий Рогальский — в нарушение правил — послал своей знакомой в Югославию открытку с юга России, и был арестован. Овчинников и Рыжков продолжали жить под чужими фамилиями на нелегальном положении. К 1943 в 54 населённых пунктах, было до 120 групп НТС. В одних были всего 2-3 человек, но были и в 15-20 человек.

    В Германии Гитлер, избранный в 1933 канцлером, стал преследовать коммунистов, а в США Франклин Делано Рузвельт, избранный президентом в 1933, сразу же признал советскую власть. Подумать только, что США до 1933 не признавали советское правительство. После убийства короля Александра 9 октября 1934 г. Югославия тоже стала готовиться к признанию СССР.

    С приходом к власти Гитлера, в воздухе запахло войной. Симпатии русских эмигрантов делились между Нацистской Германией, Францией и Японией. От них ожидалось начало военных действий. Один только Союз (так члены НТС называли свою организацию) утверждал, что надо полагаться не на иностранцев, а на русские силы внутри СССР. На открытом собрании в Белграде 22 февраля 1939 председатель НТСНП Байдалаков сказал: «А что, если в какой-то сумасшедший день вы прочтёте в газете о восстании Н-ского военного округа, и что некий комкор Сидорчук, сверг кровавую власть и повёл страну к возрождению и славе. Что, разве мы не пойдём вместе с ним служить России?» и закончил словами: «У русской совести может быть только один ответ – ни со Сталиным, ни с иноземными завоевателями, а со всем русским народом»

    После самоликвидации БРП братчики (члены БРП) стали просить НСНП снабжать их листовками для отправки их «туда» и у НСНП неожиданно нашлись новые члены в Прибалтике и в Польше, знающие своё дело. Главное для НСНП было, чтобы из бывшего БРП не проник бы советский агент, но людей, которые просили только о листовках, заподозрить было трудно.

    В НТСНП я вступил в 1936. В этом году Совет Союза установил знаком Союза — трезубец, знак св. вел. князя Владимира на трёхцветном бело-сине-красном фоне. В 1937 в Сараево был переведен из Белграда, с повышением по службе председатель НТСНП Байдалаков. Государственных служащих в Югославии при повышении по службе всегда посылали сперва на какое-то время «в провинцию». В Сараеве я был единственным членом Союза и Байдалаков прислал мне открытку (телефонов у нас не было) с приглашением зайти к нему. При первой же встрече Байдалаков попросил меня рассказать ему о русских организациях в Сараеве и отмечалось ли в Сараеве 7 ноября как День Непримиримости. Узнав, что в Сараеве День Непримиримости ещё ни разу не отмечался, Байдалаков сразу решил начать работу НТСНП в Сараеве с устройства Дня Непримиримости, благо в 1937 было как раз 20-летие советской власти.

    Однажды, говоря про БРП Байдалаков рассказал мне, что может быть. большевики пробовали внедрить в руководство НТСНП одну даму – как своего агента. Дело было вскоре после самоликвидации БРП, когда многие братчики предлагали своё сотрудничество. Одна дама написала из Риги, что хотела бы приехать в Белград, встретиться с руководством НТСНП и договориться о сотрудничестве. Байдалаков ей ответил, что у НСНП нет людей на жаловании и что НСНП ей не сможет оплатить дорогу, и что вообще, он не видит надобности в личной встрече, так-как о многом можно договориться по почте. Дама писала листовки для БРП и хотела бы писать листовки и для НСНП. Она прислала несколько ею составленных листовок, в том числе и насчёт колхозов. Байдалаков указал ей на их недостатки и предложил прислать что-то новое, но дама не ответила, и переписка прервалась. Своего агента в руководство НСНП большевикам так и не удалось внедрить. В руководстве НСНП были люди, знавшие друг друга с детства, да и надобности в людях со стороны не было.

    В тревожном 1938 чтобы избежать запрета властями, Германский отдел НТСНП «ввиду невозможности самостоятельной и независимой работы», решил самоликвидироваться. Германию покинули его руководители С.А.Субботин и В.А.Нерсесиан. Последний позже участвовал во французском движении Сопротивления. В захваченной нацистами 15 марта 1939 г. Чехии, по требованию Советского Союза, НТСНП был закрыт ещё в 1936 и его подпольная работа была раскрыта гестапо только в 1941. Шесть членов местного руководства Союза было арестовано 14 апреля 1941. В Албании, неожиданно захваченной 7 апреля 1939 фашистской Италией, НТСНП не успел самоликвидироваться и потому подвергся разгрому.

    Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 с нападения Германии на Польшу и объявления войны Германии Францией и Британией. НТС занял нейтральную позицию, призвав русских людей исполнять свой долг перед приютившими их странами.

    В сентябре 1939 у НТС были небольшие потери в захваченной Красной армией Восточной Польше. Членам Союза была дана инструкция не оставаться на местах, а уходить либо вглубь СССР, либо на Запад. Начались аресты тех, кто почему либо, не переменил места жительства. Сколько было таких, не известно.

    В апреле 1941 Германия и её союзники неожиданно напали на Югославию. Руководители НТСНП – (Исполнительное бюро) не успели покинуть страну, но немцам было не до НТСНП. Они готовились к нападению на СССР.

    Члена НТС боснийского мусульманина Малика Мулича война застала в Белграде, и немцы разрешили ему, как хорвату мусульманской веры, вернуться в Сараево. Перед этим, у Мулича была встреча с Максимом Владимировичем Агаповым (полная фамилия Агапов-Таганский), который просил сообщить Борису Борисовичу Мартино, что он передает ему свою должность начальника ИЧ – Инструкторской части НОРС-Р Национальной Организации Русских Скаутов-Разведчиков, так как в силу обстоятельств, не может её исполнять. Мы решили не прекращать разведческой работы, а уйти в подполье, а Мартино, став начальником ИЧ, решил возглавить эту работу. Цель подпольной работы была, сохранение руководительских кадров и подготовка новых. Работа с детьми велась легально, скрывая её скаутский характор. И Мартино и многие скаутские руководители были одновременно и членами НТС.

    В воскресенье, 22 июня 1941, на рассвете немцы и их союзники напали на СССР. Были молниеносно захвачены Прибалтика, Западная Белоруссия, Западная Украиеа, Бессарабия и огромное количество пленных. Тысячи арестованных большевиками вышли на свободу.

    Одним из таких освобождённых из тюрьмы в Бресте на Буге (ранее Брест-Литовск, Польша) был Владимир Ермолов, полковник царской армии, служивший в годы Гражданской войны в Северо-Западной армии. Бог помог ему встретиться с одним знакомым немецким офицером, тоже служившим в Северо-Западной армии, с помощью которого, и члена НТС инженера Михаила Монтвилова, Ермолов основал русскую строительную фирму с немецким названием «Эрбауер» (строитель). В годы войны на немцев работали разные фирмы, но это была единственная русская, в которой не было ни одного немца, и от хозяина до последнего рабочего все были русскими. В «Эрбауере» получили работу многие члены НТС, и она вскоре стала прикрытием подпольной НТСовской работы. Члены НТС основали отделение в Белостоке, а в Минске отделение «Эрбауера» основал член НТС инженер Константин Васильевич Болдырев, ставший после смерти Ермолова в Вене в 1944 директором и хозяином «Эрбауера».

    Осенью 1941 редактор берлинской газеты «Русское слово» Владимир Михайлович Деспотули приехал в Белград как журналист, но зашёл к Байдалакову с предложением переехать в Берлин и войти в связь с оппозиционно к Гитлеру настроенными немцами, имеющими большие связи и силу. Байдалаков ответил, что в Праге недавно было арестовано 6 руководителей подпольного НТС, и если их освободят, то он согласен переехать в Берлин. Арестованные были вскоре освобождены и Байдалаков переехал в Берлин.

    У Сталина была своя «Безбожная пятилетка». По плану, весной 1941 в Пскове был арестован священник и закрыта последняя церковь, и от Пскова до Петербурга (тогда Ленинграда) осталось только 3 церкви, которые к концу года тоже предполагалось закрыть. Но 22 июня 1941 началась война, 9 июля Псков был взят немцами, а 18 августа в канун Преображения во Псков прибыли первые 14 миссионеров, священники и несколько мирян. Все миссионеры были из Прибалтики и у всех были советские паспорта, полученные ими в 1940-1941 и благодаря этому, они эмигрантами не считались. Во Пскове в соборе при большевиках был антирелигиозный музей, благодаря чему в соборе сохранился самый большой в мире 7-ярусный иконостас и алтарь в полном порядке. Храм был приведен в порядок, заново освящён и уже в день Преображения в нём было торжественное богослужение при небывалом стечении народа. Нигде об этом ничего не было сказано, но люди сообщали друг другу, пришло более тысячи людей и весь двор в кремле вокруг собора был полон молящихся.

    Псковская православная миссия была создана митрополитом Сергием (Воскресенским) Литовским и Виленским и экзархом Латвии и Эстонии. В новооткрытых храмах за богослужениями поминали, как полагалось митрополита Серия (Страгородского) местоблюстителя патриаршего престола и митрополита Ленинградского Алексия, в чьей епархии был Псков. Но после того, как появились подписанные митрополитом Алексием антинемецкие листовки, оккупационные власти запретили упоминание его имени. Немцы были недовольны и упоминанием митрополита Сергия (Страгородского), но им объяснили, что по канонам (церковным законам) полагается кого-то поминать.

    Отношение комендатуры к Миссии было двояко. Одни были против, и даже не хотели дать миссионерам, полагающиеся приехавшим из Прибалтики продовольственные карточки, а другие разрешили открыть три церковные школы для детей 12-14 лет, не- смотря на то, что они были работообязанными. Ни в одном городе Северо-Запада такое не было разрешено. Немцы из отдела пропаганды, особенно покровительствовали Миссии и широко использовали сообщения об открывающихся церквах благодаря тому, что немцы освободили Псковщину от советской власти. Думаю, что благодаря открытию церквей на оккупированной территории Сталину пришлось свернуть его «Безбожную пятилетку». Началось с того, что 10 ноября 1942 в «Известиях» была напечатана телеграмма Сталину местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского), по случаю 25-летия советской власти, а закончилось разрешением 12 сентября 1943 избрать патриарха, освобождением многих священников из концлагерей, открытием до того закрытых храмов и закрытием «Союза воинствующих безбожников». К 1943 в составе Псковской миссии работало уже до 200 священников и мирян, среди которых было только около 10 членов НТС, но членами НТС был один из самых выдающихся миссионеров о.Георгий Бенигсен, и его помощник заведующий свечным заводом Константин Иосифович Кравчёнок, имевший и ещё ряд других обязанностей.

    Члены НТС поступали переводчиками, инженерами и канцеляристами на службу в немецкие организации на оккупированной территории СССР и незаметно оказывали влияние на их деятельность. Военные, которые были заинтересованы в сотрудничестве с населением нуждались в услугах русских эмигрантов, но партийцам не нравилось подобное сотрудничество, и к концу 1941 набор служащих из числа русских эмигрантов был запрещён. Нанятые на работу в Белграде эмигранты, среди которых подавляющее большинство были членами НТС, в конце 1941 дальше Берлина не поехали. Контракты с ними были расторгнуты и им даже было выплачено отступное. Дальнейшее проникновение членов НТС в оккупированные области СССР стало более сложным, но всё же возможным. Немцы вели с этим борьбу, арестовывали членов НТС и отправляли их в концлагеря, а были случаи и расстрела. Крома того, без суда, на улицах Варшавы был убит приехавший из Ковна (до 1939 это была столица Литвы) Андрей Рисов и местный варшавский руководитель НТС, гражданин Швейцарии Александр Эмильевич Вюрглер.

    В Германию немцы стали насильно привозить на работу из оккупированных областей СССР сперва только девушек, а потом и целые семьи рабочих, которые должны были носить на одежде знак OST. Попавшие к крестьянам не очень жаловались, хотя не имели права посещать места развлечений. Те, которые были в лагерях питались хуже чем поляки, которых тоже плохо кормили, в то время как прочие иностранцы получали продовольствие такое же, как к немцы. «Осты» не везде могли пользоваться общественным транспортам, а там, где им разрешалось, не могли входить внутрь, а должны были стоять около выхода. Эмигрантам общение с «остами» было запрещено, но «остам» разрешалось посещать богослужения в храмах РПЦЗ – Русской православной церкви за границе. Члены НТС старались общаться с «остами» и чем могли помогать.

    Среди пленных было немало готовых с оружием в руках, вместе с немцами, бороться против Красной армии. Военные были готовы вооружить таких, но партия не разрешала. Их можно было использовать только под названием HiWi (Hilfswillige – желающие помочь) на вспомогательных тыловых службах.

    Международный Красный Крест в Женеве в 1929 после рассмотрения жалоб бывших пленных 1 Мировой воны на бесчеловечные условия жизни в плену, принял конвенцию об обращении с военнопленными. В ней был предусмотрен, кроме многого другого, и паёк для пленных, который должен был соответствовать пайку тыловых частей. Эту конвенцию подписали все страны кроме Японии и Советского Союза. Во всех лагерях военнопленных кроме советских и японских были представители Международного Красного Креста, следившие за выполнением конвенции.

    Советские пленные в немецких лагерях были на голодном пайке и уровень смертности был небывало высок. Это было тоже причиной, почему некоторые пленные готовы были на что угодно, только бы вырваться из плена.

    Немецкий «блицкриг» (молниеносная война) удавшийся в Европе в СССР не получился. Испания так и не вступила в войну, но была вынуждена послать на Восточный фронт «Голубую дивизию» из добровольцев. Призывая к борьбе с коммунизмом, немцы стали формировать национальные легионы, в том числе и из нерусских советских пленных.

    27 декабря 1942 генерал-лейтенант Андрей Андреевич Власов и генерал Владимир Гелярович Баерский стали авторами «Смоленской декларации», в которой предложили немецкому командованию организовать РОА – Русскую Освободительную Армию, как воинское формирование для освобождения России от коммунизма. Гитлер не дал на это согласия, но немецкая пропаганда посылала Декларацию, в виде листовок «на ту сторону» и в то же время о ней было запрещено говорить на немецкой стороне. С этого началось Власовское движение и формирование отрядов с нашивкой РОА в котором НТС принимал участие с самого начала. Интересно отметить, что все легионы носили на рукавах флажки своей национальности, но русским этого не разрешили. Член НТС Родзевич придумал знак РОА с синим андреевским крестом на белом фоне в красном ободке, заменившем бело-сине-красный флажок.

    Дабендорфская школа для подготовки офицеров РОА, официально называвшаяся Отделом восточной пропаганды особого назначения, была создана в 1943 в 40 км к югу от Берлина близ деревни Дабендорф на месте бывшего лагеря для французских военнопленных, по почину полковника Р. Гелена и других немецких офицеров.

    . Власов пригласил из Вустрау руководить Дабендорфом генерала Ф. И. Трухина, бывшего преподавателя Академии генерального штаба, к тому времени уже члена Совета НТС, и 10 человек по его выбору. Среди них были члены НТС А. Н. Зайцев (Артёмов), А. А. Кандауров, Н. Г. Штифанов, ген. Меандров. Через курсы в Дабендорфе прошли в общей сложности 4500 курсантов, из которых только около 50 были приняты в НТС.

    С лета 1943 года на членов НТС обрушились немецкие репрессии. В результате были расстреляны или погибли в заключении более 30 человек.

    В Бреславле и Верхней Силезии было около 80 членов НТС. Начиная с 12 июня 1944 года, 44 из них были арестованы гестапо; одновременно прошли аресты на территории Польши и Австрии. 24 июня было арестовано около 50 членов НТС в Берлине, в том числе председатель В. М. Байдалаков и всё Исполнительное бюро: Д. В. Брунст, К. Д. Вергун, В. Д. Поремский. 13 сентября под третью волну арестов попало запасное Исполнительное бюро: Е. Р. Романов (Островский), М. Л. Ольгский и Г. С. Околович. Им вменялась в вину антинемецкая пропаганда, связь с партизанами и неподконтрольность организации, действовавшей как «государство в государстве». Часть арестованных была отправлена в концлагеря, часть содержалась в тюрьмах. В тюрьме в Бреславле Г. А. Рар и Г. Полошкин-Позе умудрились на обрывках конвертов, которые клеили заключённые, выпустить два номера рукописного журнала — «Набат за решёткой». Многие из примерно 150 членов НТС, арестованных в 1943—1944 годах, погибли в Бухенвальде, Берген-Бельзене, Дахау, Гросс-Розене, Заксенхаузене и других немецких концлагерях.

    Американский историк А. Даллин писал: «Значение НТС в контексте германской восточной политики в том, что […] решительная и хорошо организованная группа сумела инфильтрировать почти все немецкие ведомства, занятые русским вопросом, и оказывать на них давление. Но в итоге русские национальные интересы, как их видел НТС, возобладали над этим временным приспособленчеством, привели к конфликту с гестапо и к аресту руководства НТС летом 1944 года» («German Rule in Russia», 1957, с. 526).

    После Власовского Пражского манифеста от 12 ноября 1944, Власову, 4 апреля 1945 удалось добиться освобождения руководящих членов Союза из тюрьмы на Александерплац в Берлине.

    Крупной удачей НТС можно считать внедрение в 1945 русина (карпаторосса) Михаила Мондича в ряды Смерш, хотя уже в следующем году ему пришлось бежать в Западную Германию. «Посев» в 1948 издал его воспоминания «Год в стане врага» под псевдонимом Н.Синевирский (2-е издание в 1984).

    Ростислав Владимирович ПОЛЧАНИНОВ

    Категория: - Разное | Просмотров: 200 | Добавил: Elena17 | Теги: русское зарубежье, ростислав полчанинов
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1824

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru