Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [5683]
- Аналитика [4977]
- Разное [1946]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Август 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 29
Гостей: 28
Пользователей: 1
smir-np

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2021 » Август » 11 » В.Ю. Даренский. Апофеоз невежества и лицемерия. Ч.2. (о статье С. Чечаничева «Великая ложь “Белого дела”»)
    22:30
    В.Ю. Даренский. Апофеоз невежества и лицемерия. Ч.2. (о статье С. Чечаничева «Великая ложь “Белого дела”»)

    НАЧАЛО СТАТЬИ

    5. Чечаничев: «Дипломатический представитель Великобритании в РСФСР Р. Локкарт в своей книге “Буря над Россией” написал: “В гражданской же войне немало повинны и союзники… Нашей политикой мы содействовали усилению террора и увеличению кровопролития”. Из этих свидетельств можно сделать только один вывод: воины Белой армии к русскому христолюбивому воинству никакого отношения не имеют, ибо по факту они воевали за интересы английской короны и Уолл-стрит».

    На самом деле. Из этих свидетельств можно сделать только один вывод: хотя «Уолл-стрит» привел к власти большевиков всерьез и надолго, но в первую очередь воспользовался и возможностью устроить в России «управляемый хаос» с целью максимального ее ослабления и ограбления. Союзники не участвовали в боевых действиях (миф об «интервентах» лжив), а только контролировали порты и грабили страну за спиной истекавших кровью Белых армий. Р. Локкарт – бывший британский эмиссар при правительстве большевиков и личный друг Троцкого (а заодно и его куратор от британских спецслужб) – очень цинично и откровенно пишет о том, что британцы сознательно осуществляли геноцид в России. Но С. Чечаничев, не понимая смысла его высказываний, делает из них абсолютно идиотский вывод.

    Например, 12 августа 1919 г. Ллойд Джордж сообщил, что направляет Деникину такое сообщение: «Вы владеете всем углем России, достаточными источниками нефти и основными сельскохозяйственными районами. Поэтому мы не можем больше дарить вам помощь, однако намерены торговать с вами на обычных условиях». Это было сделано как раз в самый решающий момент наступления Белой армии – чтобы оно остановилось.

    В своей книге в параграфе «Почему Запад дал возможность красным выжить и победить» Ю. Житорчук пишет: «В отличие от Колчака, Юденича и Деникина большевики легко шли на признание государств, искусственно сфабрикованных Западом на территории Российской империи… Уже 18 ноября 1920 года британский кабинет большинством голосов одобрил предстоящее заключение торгового соглашения с Советской Россией, который был подписан в марте 1921 года. С подписанием этого договора Британия де-факто признала правительство большевиков. Советско-британское торговое соглашение имело огромное значение, и его не случайно называли торгово-политическим. Фактически оно положило начало более широкому процессу нормализации отношений между Москвой и странами Запада. Уже в 1921 году аналогичные договоры с Советской Россией заключили Германия, Норвегия и Австрия» (Там же. С. 33). Как видим, белые были для Запада всего лишь краткосрочным инструментом, но для более длительной стратегической цели им были нужны большевики. Именно они по факту воевали за интересы английской короны и Уолл-стрит.

     

    6. Чечаничев: «Гражданская война стала огромной трагедией для нашего Отечества и явилась последствием богоборческой Февральской (а вовсе не Октябрьской) революции 1917 года. По сути, в этой войне страна разделилась на два лагеря. И оба эти лагеря воевали вовсе не за интересы русского народа».

     

    На самом деле. Февральская революция не была богоборческой – это откровенная ложь, которая позорит священника. Она была западнической и цареборческой. Февральскую революцию раньше всех поддержал именно Синод, что легло тяжким грехом на всех его членов, которые обязаны были бы возвысить свой голос в защиту православной монархии как единственной богоустановленной власти. Впрочем, архиереи были также обмануты тем обстоятельством, что было опубликовано отречение Царя с призывом его и его брата продолжать войну под руководством Временного правительства, монархия после пленения и отрешения от власти царя формально не отменялась и ее судьба зависела от будущего Учредительного собрания. Правительство тогда официально называлось «временным» и не претендовало на то, что оно заменит монархию. Кроме того, при Временном правительстве был созван Всероссийский поместный Собор, что объективно было на пользу Церкви (на нем затем было восстановлено патриаршество). Тем самым, ни о каком «богоборчестве» Февральской революции не может быть и речи – это очередная наглая ложь Чечаничева.

    Гражданская война стала последствием богоборческой Октябрьской революции 1917 года. Февральская революция сама по себе ни к какой гражданской войне не вела и не могла привести. Здесь С. Чечаничев, как обычно, врет. Другое дело, что обе эти революции были двумя этапами одной и той же операции западных «кураторов» по уничтожению России. «Февралисты» изначально были нужны только для того чтобы расчистить путь большевикам. Они этого не понимали, их использовали «втемную», и в этом их очевидная глупость и преступление. Но преступления большевиков несоизмеримо больше преступления «февралистов», которые по сравнению с большевиками выглядят воплощением невинности.

    Да и не было такой партии – «февралисты». Была значительная масса людей из всех слоёв общества, которые большей частью не ведали, что творят. Многие из них потом поняли, что произошло. А миф о «февралистах» как единой сознательной силе нужен, прежде всего, необольшевикам, чтобы последовательно представить весь русский народ еще худшим преступником, чем сам большевистский режим.

    Гражданскую войну начали большевики – причем начали сознательно, понимая, что это единственно возможный путь закрепиться у власти. И это не только свержение власти и бессудные расправы, но это и бомбардировка Москвы в ноябре 1917 года, разгон Учредительного собрания, подписание Брестского мира, бомбардировка и сожжение Ярославля в июле 1918 года, это фактически раздувание гражданской войны по территории всей России. Напомним, что гражданская война была программной целью большевизма, как писал Ленин, «превращение войны империалистической в войну гражданскую», что означало перестать убивать немцев на фронте и начать убивать русских в тылу. Большая гражданская война началась с приказа Троцкого о разоружении чехословаков, которые были союзниками России по Антанте, до этого успели повоевать на Украине против немцев, а теперь лишь спокойно ехали во Владивосток и никого не трогали.

    Зачем на них напали, спровоцировав начало большой Гражданской войны? Троцкий наверняка получил хороший инструктаж от своих американских хозяев, которые ему объяснили, что власть в России можно захватить только в результате страшной гражданской войны. Это уже не марксистская теория, а чистая прагматика. Антирусская богоборческая власть большевиков могла удержаться только на страшной крови, искусственном голоде и миллионах жертв.

    То есть это не только война фронтов, но и политика красного социального террора, взятие и расстрелы заложников, расстрелы рабочих на Урале, в Астрахани, в Шуе, подавление крестьянского движения в Поволжье, кровавое расказачивание, политика продразвёрстки, приведшая к невиданному по масштабам голоду в Поволжье, унесшему жизни 5 миллионов человек. Это была политика массового террора, которая коснулась абсолютно всех слоев российского общества, от уничтожения элиты общества до терроризма в отношении крестьян и рабочих. Назвать это гражданской войной даже трудно: это была оккупации России большевиками.

    На форуме по статье С. Чечаничев на сайте РНЛ Алексей Строев справедливо пишет: «Видимо, автор не знает истории русского народа, за который так печется. Белое движение возникло как реакция на массовый террор, развязанный большевиками сразу же после октябрьского переворота, когда человека могли расстрелять просто за “слишком интеллигентскую” внешность, в том числе и за священническое облачение. Эти кошмары начались ДО всякого Белого движения, которое и возникло именно в ответ на них. Память первых лидеров достойна увековечения хотя бы за элементарное мужество противостоять беснующейся толпе».

    Воины Белого движения сражались за православную Россию против антихристова Интернационала. Однако союзники по Антанте не позволили им выдвигать единственно верный в тот момент лозунг восстановления монархии, то есть нормальной довоенной жизни, за который бы массово пошёл воевать народ. Если часто цитируемые слова Троцкого: «Если бы белые выбросили лозунг кулацкого царя, то мы бы не продержались и двух недель» – могут быть и не вполне достоверными, то абсолютно достоверным является свидетельство из дневника Зинаиды Гиппиус от 18 ноября 1917: «вторник (поздно) ...Матрос прямо заявил: – А мы уж царя хотим. – Матрос! – воскликнул бедный Ив. Ив. – Да вы за какой список голосовали? – За четвёртый (большевицкий). – Так как же...?? – А так. Надоело уж всё это...».

    Как свидетельствует множество источников того времени, монархические настроения были очень широко распространены среди основной массы населения в период Гражданской войны, и именно они, вероятнее всего, могли бы стать наиболее прочной основой для Белого движения. Но Антанта, не позволив белым выдвинуть ожидавшиеся народом лозунги возвращения к нормальной, то есть дореволюционной, жизни и навязав никому не понятное «учредительное собрание», обрекла белых на поражение. В же то время большевиков поддерживала весьма небольшая часть населения, а остальные повиновались им только из-за ужаса перед страшным красным террором. Кажется немыслимым, почему в Гражданской войне победило меньшинство вопреки настроениям основной массы населения!

    Зато позже большевики очень скоро весьма удачно использовали монархическую психологию народа – на нее и опирался в первую очередь культ тирана Сталина, который был не чем иным, как крайне извращенной формой "монархизма", паразитированием кровавой власти на традиционном менталитете народа в своих преступных целях.

     

    7. Чечаничев: «Большевики воевали за “социальную справедливость” без Бога. Парадокс в том, что они не хотели быть с Богом, но Бог был с большевиками и даровал им победу над белогвардейцами. И русский народ, в своем большинстве, наитием, определив наибольшее лукавство Белого дела, поддержал большевиков. Генералы, офицеры, военные специалисты, вышедшие из горнила Первой мировой войны, примерно в равном количестве распределились в составе Красной и Белой армий».

    На самом деле. Выражение «Бог был с большевиками» мне раньше приходилось слышать только от самых темных совковых атеистов, у которых представление о Боге такое же, как у первобытных дикарей. Но когда такую дикость говорит священник – это уже признак очень тяжелой духовной болезни. Это то же самое, если бы он сказал, что Бог был не на стороне мученика, а на стороне палача – ведь именно палач в этот момент «победил» физически. И, соответственно, мученик был не со Христом. У Чечаничева не христианское, а чисто языческое представление о Боге – это язычники называли «богом» того, кто дает им победы. Потом они в благодарность за победу приносили этому «богу» кровавые человеческие жертвы. Большевики сделали точно так же – «во имя Революции» убили и заморили голодом миллионы людей. Это тоже был культ, но уже не языческий, а сатанинский.

    В Гражданской войне участвовало не более 1 процента населения России – остальные просто уклонялись от борьбы. Поэтому вообще невозможно говорить о «поддержке» кого-то народом. Народ был против Гражданской войны как таковой. Но в пассивном варианте поддержка белых была повсеместной, а красных просто боялись и не поддерживал почти никто. Так говорят свидетели тех событий. В целом эти свидетели дают картину, которую обобщил протоиерей Всеволод Чаплин: «“Красных террористов”, по сути, было не так много... Почему же хранители российских традиций потерпели поражение? Почему две-три сотни красноармейцев легко брали власть в городах, совершенно не настроенных их поддерживать? Выскажу парадоксальную мысль: так произошло из-за православного воспитания большинства народа. Люди, приученные любить, уступать и прощать, были попросту не способны стрелять сразу, без разбора и по всякому поводу, как это делали красные. В годы революции и Гражданской войны победила не народная воля, а наглость и дикая жестокость» (Чаплин В., прот. Лоскутки. – М.: ДАРЪ 2007. С. 108-109). «С кем» был Бог в данной ситуации, очевидно – с теми, кого они убивали. Если же говорить серьезно, то сама постановка вопроса «с кем был Бог» – не христианская, а языческая. Христос умер за всех, поэтому Он всегда за всех и со всеми. Явно не в той религии тов. С. Чечаничев стал священником – у него другая вера.

    Основную причину поражения Белого движения справедливо видят в общей ориентации на Антанту, которая с самого начала его предала, и в отрыве от народного антибольшевистского движения. К сожалению, «мощное стихийное сопротивление большевикам, повсеместно устраивая независимые от белых восстания … не нашло смычки с Белым движением» (М.В. Назаров). В результате длительного изучения реальных причин поражения Белого движения я пришел к выводу о том, что еще почти неучтенным, но самым принципиальным фактором Гражданской войны был искусственный голод и террор в тылу красных. Этот голод создавался ими искусственно – путем запрета на свободную продажу хлеба и введением пайковой системы, которая обрекала огромные массы городского населения на голодную смерть. Огромная гибель населения в годы Гражданской войны – не менее 20 миллионов человек без учета эмиграции – объясняется именно этим массовым голодом и эпидемиями как его последствием.

    В тылу Белых текла нормальная жизнь и люди просто не верили, какая катастрофа может наступить с приходом большевиков – и поэтому не шли воевать, думая, что все как-нибудь обойдется и большевики сами падут из-за ненависти к ним основной массы населения. Уже хрестоматийным стал рассказ добровольца о том, как шел по Ростову на фронт батальон и смотрел на окна ресторанов, в которых веселилась масса публики, множество здоровых мужчин, в том числе бывших офицеров, и никто из них даже не думал идти защищать город от большевиков, которые были уже рядом. А когда пришли большевики, эти люди, не успевшие бежать, были зверски убиты, ограблены, изнасилованы – только тогда они и поняли, что на самом деле происходит, но было уже поздно.

    Но совсем иначе было в тылу красных. Там даже не нужно было проводить организованные мобилизации – толпы голодных людей всех возрастов записывались в Красную армию и шли на фронт – только там был шанс выжить, а не сдохнуть с голоду. Семьи красноармейцев получали хоть и нищенский, но все-таки паек; а бывшие офицеры становились «военспецами», чтобы спасти свои семьи, взятые в заложники, от надругательств и гибели. Все это было циничной «социальной технологией», в которой «лозунги», идеи и проч. на самом деле уже не играли никакой роли – люди были искусственно поставлены в такие страшные условия, когда им приходилось просто выживать любой ценой.

    Фактически большевикам впервые в истории удалось создать армию рабов, воевавшую за пайку – воевавшую плохо (часто бежали к белым или дезертировали), терпевшую поражения от втрое или даже впятеро меньшего по численности противника, но все равно, в конце концов, победившую благодаря огромному превосходству большевиков, захвативших центр страны, в людских и материальных ресурсах. Конечно, попадались среди них и «идейные», но как исключение, поскольку лозунги красных были абсурдны и сами по себе, и в соотнесении с реальностью.

    О какой «земле – крестьянам» шла речь, когда перед 1917 годом 80 процентов всей земли и так уже было в собственности крестьян и казаков, а безземельные крестьяне составляли 2–3 процента населения? Неужели эти 2–3 процента могли бы победить всех остальных? О каких таких «фабриках – рабочим» могла идти речь, если большевики сделали все фабрики и заводы государственными, и вместо зарплаты (до революции – одной из самых высоких в мире) стали выдавать лишь нищенский паек? За такие «идеи» могли воевать люди лишенные ума и совести. Но не за «идеи» и лозунги воевали красные – это был обманутый и ограбленный большевиками народ, воевавший только ради надежды как-то выжить. И этот принцип «лишь бы выжить» потом стал основным содержанием «советской» истории.

    Стратегия таких сатанинских «социальных технологий» уже с самого начала была заложена в марксизме. Когда мировая «закулиса» из множества варварских революционных «учений» выбрала марксизм для его массовой пропаганды с целью разрушения государств и уничтожения христианской цивилизации, то она оценила в первую очередь именно это. Если лишить людей собственности, все сделать «общим», то есть принадлежащим только одному террористическому государству, все люди окажутся в абсолютном рабстве и с ними можно будет делать все что угодно. Если запретить торговлю и всех посадить на паек, голодные люди в отчаянии будут готовы на все и будут даже радоваться своему рабству, если оно позволит им выжить. Наконец, это зверское государство, сделавшее всех рабами, само говорит, что его нет, что оно «отмирает» и является лишь властью рабов над самими собой – у такого государства ничего невозможно требовать, и оно ни за что не отвечает. Во-первых, его вообще как бы нет, а есть диктатура над рабами, которую осуществляют сами же рабы и их хозяева; во-вторых, всякий, кто выступит против этого террористического государства – тот против «народа», а значит, враг и подлежит уничтожению. Эта сатанинская «логика» марксизма в Гражданской войне победила все человеческое.

    Даже 30 лет спустя после падения власти компартии, красный иерей Чечаничев вместе с "красно-православным" ресурсом РНЛ продолжает демонстрировать свою лицемерную неспособность понять различие между интернационалистами-богоборцами, предавшими Родину в войне с внешним врагом, и патриотами, которые, преданные всеми, стремились защитить от них и сохранить православную Россию.

     

    8. Чечаничев: «Белые, прикрываясь христианством, воевали за Учредительное собрание, за интересы олигархов и западной коалиции, а вовсе не за Русское дело. Таким образом Белое дело, впрочем, как и Красное дело никогда не являлось и не является – Русским делом, а тем более делом христианским».

    На самом деле. Белые не «прикрывались христианством», а были настоящими христианами не только по вере, но в первую очередь по их делам. Они защищали Россию от нашествия врагов Христа и поэтому стали воинами Христовыми и мучениками за веру не в переносном, а в самом прямом каноническом смысле слова. И если человек, ставший священником, не понимает таких простых и очевидных вещей, то это говорит о больших проблемах в нашей Церкви, если священниками иногда становятся люди с совершенно не христианским мышлением.

    Белые воевали вовсе не за «Учредительное собрание» (о нем знали только политики в тылу), а за Россию и за Христа. Воевали они за Россию и за Христа абсолютно сознательно и давали соответствующую клятву. В то время как красные воевали против России и против Христа за антихристов "Интернационал". И тоже абсолютно сознательно и давали соответствующую клятву. Белое дело изначально и всегда было Русским делом и делом христианским. Олигархи в Белом Движении не участвовали и финансово его не поддерживали, заранее сбежав за границу. Интересы западной коалиции, как уже сказано, были принципиально противоположны Белому Движению, которое они цинично обманули и предали – как раз ради своих интересов.

    Мифология «православного» сталинизма и клевета на Белое движениеЗнамя 42-го Троицкого стрелкового полка

    Белое движение было разным по социальному составу, но основной дух его был един – защитить Россию от богоборческого "Интернационала" – и в этом была его великая Правда и его заслуга. Белое Движение показало, что вовсе не покорно-добровольно русский народ якобы «выбрал» себе кровавый рабовладельческий строй. На стороне Белого движения были многие видные архиереи, окормлявшие его воинов-добровольцев. Были в Белом Движении поначалу и бывшие «февралисты» (кадеты), еще надеявшиеся на помощь союзников России, которые диктовали «демократию», но основная масса белых воинов была монархистами, которым в такой ситуации приходилось молчать. А закончилось Белое движение монархическим Приамурским Земским Собором, восстановившим законы Российской Империи.

    Первым публичным актом осуждения св. Патриархом Тихоном советской власти и ее политики было Послание «Смиренным о Господе архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви Российской» от 19 января 1918 г. Яркое обличение преступных деяний «безбожных властелинов тьмы века сего» завершалось гневным решением, не допускающим иных толкований:

    «Властию, данною нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной. Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: измите злаго от вас самех» (1 Кор. 5:13). Послание это не содержало прямого анафематствования большевиков, потому что канонически анафеме обычно предаются не формы политического устройства, а конкретные выразители безбожных идей, те, кто на деле творят беззакония. Слова январского «Послания» прямо говорили о сопротивлении: «Зовем всех вас верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне Святой Матери нашей».

    Ни в этом «Послании», ни в дальнейших актах, написанных св. Патриархом Тихоном, нет слов о «согласии и примирении». Напротив. Долг каждого православного – сопротивляться: «А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою. Словами Св. Апостола: "Кто ны разлучит от любве Божия? Скорбь ли, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или беда, или меч?" (Рим. 8. 35.). А вы, братие архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в нашем духовном делании, с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви Православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброю волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою Креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: "Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ей" (Мф 16:18)». Эти слова Патриаршего Послания и являются духовной основой Белого Движения.

    В протоколах допросов Патриарха Тихона он сказал, что оказывал молитвенную поддержку Деникину и Колчаку. Благословление Патриарха Тихона в декабре 1918 г. «на борьбу с атеистической временной властью над страдающим народом России», «христианскую борьбу по спасению Православной Церкви и России» в полном соответствии с канонами было письменно преподано тогдашнему первому лицу Белого Движения – Верховному Правителю России адмиралу А.В.Колчаку, занявшему этот пост 18 ноября 1918 г. в Омске. Колчаку была передана фотокопия иконы свт. Николая, архиепископа Мир Ликийских Чудотворца с ворот московской башни ворот Московского Кремля. Этот образ пострадал во время обстрелов 1917 года и тем не менее сохранилась как раз та часть иконы, где Николай Чудотворец держал в руках меч. Эта иконка была передана очень сложным путем, прошла через линию фронта.

    В переданном от Патриарха Тихона благословляющем письме адмиралу Колчаку было, в частности, сказано: «Посылаю фотографическую копию этого Чудотворного Образа как Моё Вам, Ваше Высокопревосходительство, Александр Васильевич – благословение – на борьбу с атеистической временной властью над страдающим народом Руси. Прошу Вас, усмотрите, досточтимый Александр Васильевич, что большевикам удалось отбить левую руку Угодника с крестом, что и является собой как бы показателем временного попрания веры Православной... Но карающий меч в правой руке Чудотворца остался в помощь и Благословение Вашему Высокопревосходительству в Вашей христианской борьбе по спасению Православной Церкви и России».

    Колчак, прочитав письмо Патриарха, сказал: «Я знаю, что есть меч государства, ланцет хирурга, нож бандита... А теперь я знаю, я чувствую, что самый сильный – меч духовный, который и будет непобедимой силой в Крестовом походе против чудовищного насилия!» (Князев В.В. Жизнь за всех и смерть за всех. – Джорданвилль, 1971. С. 20-23). На задней стороне Иконы была сделана надпись следующего содержания: «Провидением Божьим поставленный спасти и собрать опозоренную и разорённую Родину, прими от Православного града первой спасённой области дар сей – Святую Икону Благословения Патриарха Тихона. И да поможет тебе, Александр Васильевич, Всевышний Господь и Его Угодник Николай достигнуть до сердца России Москвы. В день посещения Перми 19/6 февраля 1919 г.»

    «В воздаяние доблестных геройских заслуг, мужества и храбрости, жалую Ижевской стрелковой дивизии Георгиевское знамя. Знамени этому оказывать почести и хранить его, согласно надлежащих установлений. Адмирал Колчак»

    Исторические документы свидетельствуют о том, что благословения вождям Белого Движения и непосредственно войскам давались неоднократно многими иерархами Русской Православной Церкви, которые были на территории Белых правительств. Характерен пример священномученика Сильвестра, архиепископа Омского и Павлодарского, причисленного позже к лику святых русских мучеников Русской Православной Церкви. Он был духовником адмирала Колчака, и сохранилось несколько писем, написанных владыкой к адмиралу. Характерно и то, что в Белой Сибири осенью 1919 года зарождается крестоносное движение, создаются дружины Святого Креста. Эти дружины Святого Креста должны были стать своего рода стержнем, вокруг которых образовались бы какие-то новые воинские формирования, основанные на духовном значении борьбы с большевизмом.

     

    9. Чечаничев: «Будущие Белые генералы предали Государя, способствовали аресту и заточению его семьи, как в Царском Селе, так и затем в Сибири. Именно они стали первыми мучителями Царской семьи и главными виновниками ее убийства. Ибо если бы не было их предательства – не было бы ни революции, ни гражданской войны, ни ГУЛАГов и всех прочих бедствий постигших нашу Отчизну за это предательство в ХХ-ом веке».

    На самом деле. Данный пассаж представляет собой сознательную хамскую ложь. Все преступления большевиков Чечаничев перекладывает на тех, кто пытался их остановить и спасти от них Россию! Это уже не просто лицемерие, а лицемерие поистине сатанинское. После такого заявления этот якобы «священник» вообще вычеркивает себя из числа нормальных людей. Любой нормальный человек, даже не разделяя идей Белого Движения и отмечая ошибки его политиков, все равно отнесся бы к этим людям с уважением и сочувствием. Так относились к ним даже и многие красные. Но откровенно лгать и глумиться над людьми, отдавшими свои жизни за Россию – способны только законченные подонки.

    Белые не имеют никакого отношения к «февралистам» и к тем, кто предал Государя. Белые – это народное ополчение против террористов-большевиков, захвативших Россию, как татаро-монголы. Среди будущих белых генералов был только один-единственный участник февральского заговора против Царя – дезинформированный думцами Алексеев, но и он сразу понял свою преступную ошибку и искупил ее участием в Белом движении. По своему социальному составу Белая армия, подобно Красной, состояла из крестьян, рабочих и интеллигенции. Отличие состояло лишь в том, что в Белой было много интеллигенции, ставшей офицерами во время войны, а в Красную армию влился почти весь уголовный мир, выпущенный из тюрем. Но основную массу и у тех, и у других составляли крестьяне и рабочие, хотя и разных типов. У белых были крестьяне, защищавшиеся от грабежа красными продотрядами; у красных – сельские лентяи, мечтавшие пограбить других. У белых были целые пролетарские дивизии (ижевская, воткинская, шахтерские корниловские полки Донбасса и др.), у красных – пролетарии, оставшиеся без работы из-за разрухи и воевавшие за пайку.

    Тем самым, белые – это часть народа, по своему составу почти ничем не отличающаяся от красных. Принципиальное отличие было не социальное и не классовое – среди белых не было никаких «помещиков» и «буржуев», а рабочих у них было не меньше, чем у красных. Отличие между ними – нравственное. Белые – это лучшая часть русского народа, его «соль земли», вставшая на ее защиту от террора бандитов, нанятых мировой олигархией. Красные – это в основной массе обманутые и подневольные люди; а их руководители – это сознательные враги России, для которых она была всего лишь расходным материалом для построения их сатанинской утопии. В нашей гражданской войне едва ли не впервые в истории воевали между собой воины Христа и легионы антихриста. И военная победа последних вследствие пассивности основной части народа – это страшный грех России, не меньший, чем убийство Царской семьи. Это грех до сих пор не только не раскаянный, но еще и не осознанный многими, в том числе нынешними правителями, и Россия несет за него наказание.

     

    10. Чечаничев: «Адмирал Колчак изменил присяге и предал Государя, поддержав его свержение и государственный переворот в феврале 1917 года. На допросах у большевиков перед своей гибелью адмирал Колчак заявил: “Когда совершился переворот, я получил извещение о событиях в Петрограде и о переходе власти к Государственной Думе непосредственно от Родзянко, который телеграфировал мне об этом. Этот факт я приветствовал всецело”, “я приветствовал революцию…”, “Я первый признал Временное правительство…”. Разве эти заявления не являются свидетельством об измене присяге, даваемой Богу и Государю перед Крестом и Евангелием?».

    На самом деле. Нет, не являются, но как раз наоборот – и Колчак, и другие будущие белые генералы поняли смысл вынужденного отречения Государя и поступили именно так, как хотел Государь. Государь отрекся для того чтобы избежать внутренней смуты. Отречением Государя генералы освобождались от присяги Ему. Генералы все поняли правильно и поступили правильно. Тем самым, и они фактически стали причастниками его жертвы за Россию, со-мучениками Ему в его жертвенной попытке остановить смуту. Однако Чечаничев здесь демонстрирует удивительную глупость и полное непонимание того, о чем пишет. Желание оболгать героев Белого Движения совсем лишает его разума. (Признаюсь, мне трудно преодолеть отвращение, читая пассажи настолько глупого и невежественного человека).

    Как напоминает М.В. Назаров, «подавляющее большинство белых воинов были монархистами (в эмиграции это стало очевидно, что отметил П.Б. Струве). Неудивительно, что Белое движение неуклонно правело и каждый его последующий вождь после Деникина (Колчак, Врангель) опирался на все более правых политиков (вплоть до вполне компетентного правительства в Крыму). А на Дальнем Востоке, где белая власть в лице генерала М.К. Дитерихса существовала до конца 1922 г., на Земском Соборе была даже провозглашена православно-монархическая идеология борьбы за Святую Русь и были восстановлены Основные законы Российской империи». Это факт имеет серьезные юридические последствия, хотя и малоизвестен в наше время. Фактически, Белое Движение провозгласило монархию как единственно законную будущую власть в России.

     

    11. Чечаничев: «Напомню также, что 30 декабря 1917 года адмирал Колчак был принят на военную службу в ряды вооруженных сил Великобритании, согласно своего заявления: “я прошу принять меня в английскую армию, на каких угодно условиях”».

    На самом деле. Колчак проступил совершенно правильно как патриот России и честный офицер. В условиях развала Русской армии большевиками и еще отсутствия организованного Белого Движения попасть в армию союзников (пусть даже и формальных) – это было очень полезно и важно для организации русского сопротивления большевикам. И Колчак очень удачно воспользовался этой возможностью, сумев выжать из англичан максимум помощи, хотя они очень неохотно ее оказывали. Кроме того, шла война, и ее нужно было довести до победы. Если нет уже Русской армии, то можно добить военного врага России в рядах союзников. Как известно, Русский корпус во Франции сражался до конца войны – уже и после Брестской капитуляции предателей-большевиков – и так поразил союзников своей храбростью и боевым мастерством. Эти русские герои до сих пор почитаемы во Франции. Колчак был таким же воином чести, как и Русский корпус во Франции. Но плебеям, не имеющим представления об офицерской чести, этого не понять.

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 284 | Добавил: Elena17 | Теги: полемика, необольшевизм, россия без большевизма, виталий даренский
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1850

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru