Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [5935]
- Аналитика [5350]
- Разное [2096]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Сентябрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 8
Пользователей: 1
Elena17

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2021 » Сентябрь » 15 » Русский хронограф. «Наша ненависть непреклонна и безусловна». К 130-летию Евгения Месснера
    21:53
    Русский хронограф. «Наша ненависть непреклонна и безусловна». К 130-летию Евгения Месснера

    «В прежних войнах важным почиталось завоевание территории. Впредь важнейшим будет почитаться завоевание душ во враждующем государстве. Воевать будут не на двухмерной поверхности, как встарь, не в трехмерном пространстве, как было во времена нарождения военной авиации, а в четырехмерном, где психика воюющих народов является четвертым измерением…», - так на рубеже 60-70-х годов прошлого века писал русский военный ученый, последний начальник штаба Корниловской дивизии полковник Евгений Эдуардович Месснер. Предвидя надвигающуюся эру гибридных войн, профессор Месснер указывал, что «воевание повстанцами, диверсантами, террористами, саботажниками, пропагандистами примет в будущем огромные размеры…», а государственные структуры окажутся не готовы противостоять этой новой форме конфликтов.

    Евгений Месснер родился 1891 году в Одессе в семье архитектора Эдуарда Месснера, чьи предки поселились в России при Екатерине Великой. Месснер-старший исповедовал лютеранство, его супруга – католичество. Однако, детей родители воспитывали в православной традиции, справляя дома все православные праздники.

    Евгений Эдуардович получил образование в 3-й Одесской мужской гимназии. Юноша владел несколькими языками, серьезно занимался спортом, являлся одним из родоначальников одесского футбола. Травма, полученная во время одной из игр, помешала его поступлению в Михайловское артиллерийское училище. Однако, штатская стезя не прельщала Месснера и, всего лишь год проучившись на физико-математическом факультете Новороссийского университета, в сентябре 1910 г. он поступил вольноопределяющимся в 15-ю артиллерийскую бригаду, расквартированную в Одессе. В 1911 г. он получил звание прапорщика запаса и годом позже «по первому разряду» сдал экзамены за курс Михайловского артиллерийского училища, которое решил окончить экстерном.

    1910 год знаменателен в жизни Месснера не только началом воинского служения, но и знакомством с дочерью генерал-лейтенанта Генерального штаба Э.Х. Калнина, Людмилой. Отец девушки, занимавший пост военного агента России в Афинах и Константинополе, настаивал, чтобы жених окончил Академию Генерального Штаба. Однако, начавшаяся война «упростила» дело, и в 1915 году, когда Евгений Эдуардович находился в Одессе на излечении после полученного ранения, молодые люди, наконец, обвенчались. Для этого молодой офицер крестился в православную веру.

    Боевое же крещение подпоручик Месснер принял уже в первые дни войны, отражая в рядах своей бригады наступление австро-венгерских войск. Бои были столь жестокими, что молодому артиллеристу привелось схватиться с противником врукопашную.

    В 1916 году штабс-капитан Месснер, находясь на командном пункте 15-й пехотной дивизии, штурмовавшей Луцк, участвовал в знаменитом Луцком прорыве. Своими расторопными действиями он обратил на себя внимание начальника дивизии генерал-майора П.Н. Ломновского и в течение несколько месяцев фактически выполнял обязанности его адъютанта. К 50-летию этих событий Евгений Эдуардович написал книгу «Луцкий прорыв», посвятив ее памяти П.Н. Ломновского, командующих армиями, генералов А.М. Каледина и П.А. Лечицкого, а также всех офицеров, унтер-офицеров и солдат Русской армии, принимавших участие в тех боях.

    В январе 1917 года Месснер исполнил требование тестя и окончил ускоренный курс обучения Николаевской академии Генерального штаба в первой десятке. Отказавшись от назначения преподавателем Александровского военного училища, в начале февраля он вернулся в свою дивизию старшим адъютантом штаба. В апреле того же года вступил во временное исполнение должности начальника штаба дивизии, сменив полковника М.Г. Дроздовского. На этом посту Месснер оставался до самого выхода России из войны и последующей демобилизации весной 1918-го.

    Подытоживая свое участие в Великой войне Евгений Эдуардович писал: «…выдержал свыше 1000 дней тяжелых сражений, был семь раз ранен и контужен, получил 12 боевых наград, вплоть до Георгиевской, со скромной должности адъютанта артиллерийского дивизиона поднялся до поста начальника штаба… дивизии».

     

    В феврале 1918 года Месснер был вызван в Яссы к полковнику Дроздовскому, который занимался формированием «Первой бригады Русских Добровольцев» для похода на Дон. Михаил Гордеевич предложил ему стать старшим адъютантом в штабе формируемой им части. Месснер согласился и вернулся в Скынтею, где находился штаб 15-й пехотной дивизии, сдать дела начальника штаба кому-нибудь другому. В этот момент политическая обстановка изменилась, и отряд полковника Дроздовского срочно выступил в поход на Дон...

    Тем временем после «похабного мира» остатки 15-й дивизии были выведены в Одессу. «Через месяц откуда-то взявшийся гетманский генерал Колодий (до отделения Украины он назывался Колодей) созвал нас, офицеров, и объявил, что дивизия украинизируется и входит в состав гетманского корпуса со Штабом в Одессе (он не дал объяснения, почему Одесса стала частью Украины, когда Новороссия никогда Малороссии не принадлежала), - вспоминал Месснер. - Я заявил Колодию, что украинизироваться не желаю, покинул собрание офицеров (растерявшихся от слов Колодия: украинизироваться никому не хотелось, но жить без жалованья было уже невмочь. А денег мне Казначейство для дивизии не выдавало, не зная, кому оно и кому мы принадлежим — бывшему Временному правительству, нынешнему Ленинскому или народившемуся гетманскому?)».

    Летом 1918 года Евгений Эдуардович побывал в Новочеркасске с тайным поручением своего дяди, генерал-майора А.Я. Месснера, связанного с лидерами Белого движения на Дону, и вернулся в Одессу с распоряжением от командования Добрармии о тайной вербовке в нее офицеров, находившихся в Одессе.

    После капитуляции Германии за власть в городе начались бои между добровольцами и петлюровцами, в Одесском порту высадился десант Антанты. Месснер продолжил участие в формировании частей Добровольческой армии, в боях последних с войсками УНР за Одессу, зная языки, помогал русской власти налаживать контакты с командованием французского экспедиционного корпуса.

    Когда в марте 1919 года Франция приняла решение уйти из России, Евгений Эдуардович, имея возможность эвакуироваться в Константинополь, принял решение присоединиться к Одесской стрелковой бригаде. Вместе с ней отступил в Румынию, а оттуда морем прибыл в Новороссийск для продолжения Белой борьбы.

    В Новороссийске Одесскую стрелковую бригаду переформировали в 7-ю пехотную дивизию. Штабс-капитан служил в ней старшим адъютантом штаба. Дивизия вела бои на Кавказе, затем участвовала во взятии Царицына. Во время штурма, находясь в боевых порядках полков, готовящихся к атаке, Месснер неожиданно встретился с прибывшим на автомобиле командующим Кавказской армией генералом П.Н. Врангелем, который потребовал от него доклада. Выслушав его, Петр Николаевич приказал передать командиру дивизии Непенину отложить атаку, пока не подойдут несколько танков, и уехал на другой участок фронта. Пока Месснер передавал распоряжение Врангеля командирам частей дивизии, соседи слева — казачья бригада терцев — в результате неразберихи пошли в конную атаку. Возникло краткое замешательство: с одной стороны, требовалась безусловная поддержка соседей, с другой — был приказ Врангеля без приданных танков не атаковать. Следуя суворовскому «местный лучше судит…» и приняв во внимание наступательный порыв дивизии, Евгений Эдуардович взял ответственность на себя и от имени начальника дивизии (находившегося на командном пункте примерно в версте от передовой) приказал поддержать атаку. Примчавшийся на передовую Непенин одобрил решение Месснера. Генерал Врангель в своем приказе от 30 июня 1919 года отметил: «…Высокая доблесть пехоты… ее выносливость, отличное маневрирование на поле боя, отличная работа артиллерии и умелое руководство начальников 7-й пехотной дивизии сыграли решительную роль в борьбе за Царицын».

    В дальнейшем 7-я дивизия участвовала в боях за Украину. Будучи адъютантом отряда генерала Н.Э. Бредова, Месснер по его распоряжению издавал газету, а по освобождении Киева выступал с докладом перед общественностью города.

    При отступлении Белых Евгений Эдуардович участвовал в известном «Бредовском» походе. Летом 1920 г. Месснер добрался до Крыма и возглавил штаб Корниловской дивизии.

     

    После эвакуации Русской Армии он обосновался в Белграде и занялся научно-исследовательской и публицистической деятельность. Его работы публиковались во многих изданиях Русского Зарубежья и даже иностранной печати.

    С 1923 по 1926 годы Общество Офицеров Генерального Штаба провело три конкурса на лучший военно-научный труд с целью «1) Ознакомить русских офицеров всех родов войск и служб, находящихся в эмиграции, с современными взглядами на ведение войны и подготовку к ней. 2) Способствовать объединению взглядов на главнейшие вопросы военного дела как основы устройства и подготовки к войне будущей Российской армии („выработка военной доктрины“)». Работы на конкурсы подавали порядка 30 соискателей. Победители получали денежные премии из фонда Главнокомандующего. Месснер участвовал во всех трёх конкурсах, каждый раз подавая на соискание сразу по две работы. На первом конкурсе его труд «Современная конница» был отмечен второй премией. По итогам второго конкурса его сочинение «Служба и работа штабов. Основы подготовки офицеров Генерального штаба» получило третью премию, а «Эволюция в тактике полевой артиллерии по опыту Великой войны» — было отмечено четвёртой премией. На третьем конкурсе Месснер вновь был дважды премирован третьей и пятой премиями.

    После открытия белградского отделения Высших военно-научных курсов генерала Головина возглавлявший их генерал А.Н. Шуберский пригласил Месснера для чтения лекций по истории гражданской войны. В 1942 г. на Курсах он защитил диссертацию на соискание звания профессора военных наук по теме «Маневренная война».

    Помимо научной работы, Евгений Эдуардович участвовал в деятельности Русского Обще-Воинского Союза, в частности в организации подпольной работы на территории СССР. Месснер отличался жесткой непримиримостью к большевистскому режиму, которая нашла отражение в его программной статье 1932 года «Наш враг один»: «Советская власть наш враг, и все наши помыслы обращены на уничтожение этого врага. Это наша цель, и это единственная цель нашей неоскудевающей энергии.

    Мы не отвлекаемся борьбою с теми из антибольшевиков, кто идет под знаменами с иными эмблемами; мы не хотим и не смеем тратить сил на распри, сколько бы нас ни вызывали на единоборство те, для кого борьба за лозунги важнее борьбы за Россию…

    Наша ненависть непреклонна и безусловна: она не знает колебаний и компромиссов, какие свойственны лукаво мудрствующим. Нам чужды те, кто, запутавшись в противоречиях жизни, приходят к утверждениям, что при известных обстоятельствах «надо желать усиления советской власти»…

    Это наше сознание не поколеблется и выкриками тех, кто, впавши в ересь фактопоклонничества, пытается нас уверить, что под ярмом коммунизма народ пашет ниву российской мощи. Факты эти лживы, но и даже будь они истинными, мы бы отвергли их: несколько фактов случайного совпадения интересов коммунистической банды с интересами народа не вынудят нас ослабить напряженность нашей ненависти к этой банде…

    «друзей… в нашей борьбе с советской властью у нас нет». Эти слова генерала Миллера мы должны хорошо запомнить, так как, несмотря на полтора десятилетия горького опыта, мы, неисправимые идеалисты, продолжаем верить в появление благородного друга, который, ничего не требуя от нас, станет плечом к плечу с нами и поможет нам в нашей борьбе. Мы то гордо требуем сочувствия и содружества, то смиренно просим их и не понимаем того, что в политике могут быть только компаньоны, но не друзья и что в политике скрепою являются интересы, а не сантименты… Не мечта о сочувствии, а суворовская «на себя надёжность» должна нас окрылять в нашей борьбе: мы одиноки, но непоколебимы».

    В годы Второй мировой войны Евгений Эдуардович продолжал преподавать на белградских Курсах, которые были открыты до 1944 года, когда в Югославию вступила красная армия. В это время они готовили кадры для Русского Корпуса, сражавшегося с титовскими партизанами, среди прочих преступлений отметившихся террором против русских белоэмигрантов. Месснер был также главным редактором корпусной газеты «Русское дело».

    В последний год Второй мировой войны он служил в штабе 1-й Русской национальной армии (РНА) генерала Б.А. Хольмстон-Смысловского. Ее части при отступлении нашли убежище в держащем нейтралитет княжестве Лихтенштейн. Оттуда Евгений Эдуардович перебрался в Аргентину, где активно участвовал в работе РОВСа, читал лекции в аргентинской военной академии и стоял у истоков южноамериканского отдела Института по изучению проблем войны и мира. Месснер состоял в многочисленных русских военных, общественных и благотворительных организациях и, благодаря уважению русской общины, много лет избирался Генеральным секретарем Российского Общественного Совещания. Последнее выступало организатором и координатором Дней русской культуры в Аргентине, празднования годовщин побед русского оружия, памятных дат Великой и Гражданской войн, и подобных мероприятий.

    Внимательно следя за мировыми событиями и анализируя их, Месснер и другие русские офицеры давали им свою оценку не только в публицистических работах, но и в открытых обращениях. В 60-е годы при обсуждении «Проекта правил для защиты населения во время войны», разработанного Международным обществом Красного Креста и ограничивающего возможности офицера в войне против партизан, русские офицеры-эмигранты из Буэнос-Айреса послали в Женеву мотивированный протест с рядом возражений против таких «пацифистских умствований». Когда же в начале 70-х ЮНЕСКО и Комиссия по правам человека при ООН признали Ленина «выдающимся гуманистом», Российское общественное совещание направило правительству Аргентины и редакциям аргентинских газет обращение за подписями Е. Месснера и В. Филиппова, в котором резко осудило эту инициативу и просило адресатов выступить против такого «чудовищного признания». «Голод, нищета, ссылки, тюрьмы, концлагеря, террор, уничтожение крестьянства, депортация целых народов, уничтожение величайших исторических и культурных ценностей России, гонение на религию… — все это совершилось при Ленине, именем Ленина, после его смерти и находило обоснование в учении Ленина…» - говорилось в обращении.

     

    В годы «холодной войны» Запад боролся не с коммунизмом, но с исторической Россией, западный же обыватель, «благодаря» умелой пропаганде, совершенно не различал русское от советского, Россию от СССР. Русская эмиграция всеми силами противостояла такому смешению. В 1967 году Всеславянское издательство в Нью-Йорке выпустило работу Месснера «Мир без мира». По словам самого автора, главный смысл книги — «посев правды о России». Евгений Эдуардович пытался своим трудом напомнить русской молодежи о Родине, а также «дать каждому ценные аргументы для вскрытия русской правды в разговорах с иностранцами». Евгений Эдуардович с тревогой думал о том, что «будущая, освобожденная от социализма национальная Россия» будет иметь ошибочное представление о русском офицерстве, об Императорской армии. Истории русский армии был посвящены его книги «Российские офицеры» (1959), «Великая война. Великая жертва. Великая слава» (1964), «Луцкий прорыв» (1968).

    «Вот облик офицера-рыцаря: «…в нем не было фальши. Скромен, доброжелателен, всегда готовый помочь; серьезен в своих понятиях, но в то же время весел; без эгоизма, но с чувством товарищества и более того любви к людям. Его ум и его душа открыты всему доброму и красивому. В нем было наследие многих поколений солдат; но потому именно, что он был воодушевленный солдат, он был в то же время и носителем благородства в полном смысле этого слова, был человеком и христианином» (Ф. Маннштейн, «Проигранные победы»). Было время, когда все или, во всяком случае, многое благоприятствовало выработке рыцарства в офицерах. Сейчас если не все, то многое не благопрепятствует этому: Всемирная Революция нивелирует всех по уровню средних и ниже средних, старается упразднить духовно высших. Поэтому культивирование рыцарства, не требовавшее прежде больших усилий, стало теперь требовать от каждого рыцаря большой и непрестанной работы над собой, а от рыцарства в целом — заботливого и скрытного сбережения рыцарского духа. Скрытного потому, что массу ныне раздражает чье-либо духовное превосходство, его надо влагать в дело, не выставляя его напоказ. «Больше быть, чем казаться» было лозунгом офицеров Генерального штаба. Быть рыцарем, не нося знаков рыцарского достоинства, — лозунг современного офицерства. В этом — одна из трудностей офицерской профессии в современных условиях.

    В те времена, когда меч казался единственным оружием, Суворов мог возгласить принцип: благородством побеждают. В нынешнюю эпоху, когда идея стала мощным оружием, офицер не должен пренебрегать благородством как средством достижения победы. Если даже такое абсолютное учение, как христианское, не могло уберечь христианский дух от колебаний (были века подъемов и века снижений), то рыцарский дух и подавно не может быть абсолютом: как бы высок или низок ни был моральный уровень данного народа в данную эпоху, рыцари этого народа, офицеры, должны стоять на более высоком моральном уровне, нежели лучшие группы или слои народа. Платон сказал в древности: «Существуют более красивые безумства, нежели мудрость». Нет сомнения (во всяком случае, для офицеров нет сомнения), что краше мудрости, краше всех прочих «безумств» рыцарское «безумство» — честь», - так писал Е.Э. Месснер в одном из своих трудов.

    Наибольшую известность приобрела тетралогия Евгения Эдуардовича «Проблемы войны и мира», в которую вошли книги «Лик современной войны» (1959), «Мятеж — имя Третьей Всемирной» (1960), «Современные офицеры» (1961) и «Всемирная Мятежевойна» (1971).

    «…создалась новая форма вооруженных конфликтов, которую назовем МЯТЕЖЕВОЙНОЙ, в которой воителями являются не только войска и не столько войска, сколько народные движения. Этот новый феномен подлежит рассмотрению с разных точек зрения, и в первую очередь с психологической: если в войнах классического типа психология постоянных армий имела значение, то в нынешнюю эпоху всенародных войск и народных воюющих движений психологические факторы стали доминирующими. Народное войско — психологический организм, народное движение — сугубо психологическое явление. Война войск и народных движений — мятежевойна — психологическая война», - писал Месснер в предисловии ко второй книге своей тетралогии.

    В 60-70 гг. ни политики, ни военные еще не могли оценить прозорливость этого прогноза… Специфика нового вида войны была не единственным прозрением русского военного теоретика в будущее. Предсказал Евгений Эдуардович и развитие противоракетной обороны как таковой, и тупиковость «гонки вооружений», и появление и развитие стратегии массированного возмездия, и смену ее в дальнейшем стратегией гибкого реагирования… Труды профессора Месснера опередили своё время приблизительно на полвека и приобрели огромнейшую актуальность в наши дни.

    Кроме научной и публицистической литературы, Евгений Эдуардович пробовал себя в жанре драматическом, написав пьесу «Из поколения в поколение». Этот опыт нельзя признать удачным в художественном смысле, но как исторический документ, а котором автор остаётся историком и публицистом, он несомненно интересен. Кроме того, перу Месснера принадлежат жизнеописание Св. прав. Иоанна Кронштадтского. Особое почитание им Батюшки Иоанна было обусловлено чудесным исцелением от смертельного недуга жены Евгения Эдуардовича по его молитвенному обращению к заступничеству святого. После этого явленного чуда и в благодарность за оное Месснером была написана брошюра об о. Иоанне Кронштадтском, которую он бесплатно рассылал всем желающим.

    Людмилу Эммануиловну Евгений Эдуардович пережил на 8 лет. Он скончался в 83 года в Буэнос-Айресе.

    Е. Фёдорова

    Русская Стратегия

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 245 | Добавил: Elena17 | Теги: сыны отечества, даты, белое движение, Первая мировая война, россия без большевизма, русское воинство
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ (НОВАЯ!): 4893 4704 9797 7733

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1881

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru