Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [5687]
- Аналитика [4988]
- Разное [1951]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Сентябрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Статистика


Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2021 » Сентябрь » 20 » С.Х. Карпенков. Бермудский омут
    20:54
    С.Х. Карпенков. Бермудский омут

    В нашем родном отечестве были свои «непревзойдённые мыслители»: новоявленные «пророки не от мира сего», «великие классики» и рождённые временем «мудрецы», – которые пытались, как могли, открыть светлый путь к свободе и всеобщему равенству и тем самым осчастливить русский народ. Их было не так уж мало на русской земле, и среди них особо отличался революционер-демократ Николай Чернышевский, почитаемый и прославляемый партийными самозванцами и графоманами в эпоху большевицкой нераздельной власти как философ-материалист, теоретик утопического социализма.

    Будущий революционер, с юных лет грезивший «светлым будущем», родился в 1828 году в семье священника в Саратове Российской Империи. В пятнадцатилетнем возрасте поступил в Саратовскую духовную семинарию. Однако познание божественной истины, Закона Божия, как и православная вера в целом оказались для него чуждыми. По своей наивности, присущей молодости, в поисках чего-то нового и неизведанного, он перестал воспринимать исконно русские традиции, передаваемые веками от поколения к поколению на русской земле. Поэтому, не познав в полной мере библейской премудрости, проучился в семинарии три года. Не закончив её и проявив не настойчивость, а явное упрямство, вопреки воле родителей он поступил в Петербургский университет на историко-филологическое отделение философского факультета.

    Во время учёбы тщательно изучал труды западных философов, хотя многие из них были под запретом в России, который оказался не столь уж действенным и категорическим, и при большом желании их всё же можно было достать, чтобы читать, не торопясь, обдумывая, и делать свою оценку самостоятельно, без каких-либо сторонних наставлений и чужих суждений, полагаясь на здравый смысл. Запретный плод революционного дурмана для него оказался сладким и притязательным, как сказано в Библии. Особенно увлекался материализмом Фейербаха и высоко ценил его «глубокий философский смысл». По своей непросвещённости, без должного воспитания и всестороннего познания окружающего мира он не мог понять ограниченность материалистической сущности бытия, лишённого духовного начала, которое наряду с разумом выделяет человека в богатейшем и разнообразнейшем живом мире. Кроме свободных измышлений западных «мудрецов» его привлекали и вольнодумные творения наших соотечественников: критические статьи Виссариона Белинского и публикации беглого мятежника Александра Герцена, владевшего богатым наследством и находившегося вдали от родины, призывая Русь к топору…

    В 1858 году, накануне отмены крепостного права Чернышевский, признавая только революционный путь преобразований, активно выступал с призывом сорвать планируемые реформы в России, считая, что их проведение могло привести к затуханию волнений крестьян, стремившихся освободиться от крепостной зависимости. На самом же деле, совершенно напрасно он так считал и зря беспокоился: крестьяне, в отличие пламенных революционеров, не утруждавших себя ни работой в поле, ни каким-то другим полезным занятием, хотя и волновались (никому и никогда не хотелось быть подневольным), но всё же занимались своим любимым делом – пахали, сеяли, растили хлеб, а не размахивали плакатами и никого не призывали рушить старый мир до основания.

    Конечно же, далеко не все крестьяне и не всех губерниях, а лишь находившиеся в крепостной зависимости (их с каждым годом становилось всё меньше и меньше) хотели избавиться от неё, что и произошло чуть позже без всяких революционных потрясений, к которым призывал Чернышевский. Они начали не просто волноваться, а по-настоящему протестовать и бунтовать гораздо позднее, спустя более полувека, когда революционный замысел Чернышевского свершился в полной мере и когда на деревни и сёла на русской земле вооружённые большевицкие служаки совершали набеги с целью ограбления. Неслучайно Маркс и Энгельс в своих заумных писаниях, далёких от земной жизни, называли его «главой революционной партии», хотя на самом деле он был одним из первых активных распространителей революционной смуты в России, приведшей к многомиллионным жертвам русского народа…

    Не познав по-настоящему, как своими руками добывается хлеб насущный, начитавшись вольнодумных творений западных «классиков» «светлого будущего» и находясь в принципиальном согласии с бунтарскими взглядами отечественных доморощенных «мудрецов», он пришёл к однозначному выводу: только через революцию, свергнув существующую власть, можно построить «рай на земле». А к какой общенародной трагедии приведёт революция на русской земле – этот вопрос в силу своей непросвещённости, недальновидности и ограниченности познания мировой и отечественной истории он даже не ставил.

    При написании самостийных публицистических статей и воззваний к народу ради вожделенного равенства и свободы от всего и для всех Чернышевских не учёл печальный и трагический опыт французской революции, которая совершилась более полувека назад, в 1789–1794 годах. Она начиналась с тех же громких призывов – свергнуть действующую власть, а продолжалась и закончилась массовым кровопролитием. «Старый строй» был разрушен, и была утверждена новая система власти, соответствующая «прогрессивному» обществу, как это представлялось и представляется до сих пор разными толкователями исторических событий, не совсем понимающими, в чём же заключается истинный общественный прогресс. Цель устранения старых порядков и утверждения новой власти была достигнута! Но какой ценой? Всесторонне анализируя в течение многих десятилетий достигнутую цель ради улучшения жизни народа и многочисленные жертвы революции, многие авторитетные историки и благомыслящие люди не только во Франции, но и других странах независимо друг от друга пришли к одному и тому же однозначному выводу. Та же и даже более высокая цель повышения благосостояния народа была бы достигнута гораздо быстрее, в несравнимо более сжатые сроки, без великих социальных потрясений и без массового кровопролития с огромным числом безвинных человеческих жертв. В настоящее время в разных исторических источниках называются разные числа жертв революции – от сотен тысяч до двух миллионов, и среди них было обезглавлено на гильотине около 20 тысяч человек…

     Революционный путь, на который становился без страха и сомнений Николай Чернышевский, совсем юный искатель житейской правды, привёл великую Россию к великим социальным потрясениям: братоубийственной войне, разрухе, массовому голоду, лишению земли и свободы крестьян, уничтожению лучших людей как класса. Все эти и многие другие рукотворные беды на русской земле вылились в чудовищную общенародную трагедию с немыслимо большим числом человеческих жертв, составляющим десятки миллионов.

    Гораздо позднее, до и после рокового большевицкого переворота семнадцатого года причины и следствия французской революции детально исследовали и тщательно анализировали с учётом вольнодумных замыслов западных «мудрецов» многие благомыслящие и высокообразованные люди, включая наших соотечественников. И среди них особо отличился познанием мировой истории и глубиной философского обобщения выдающийся русский философ Иван Александрович Ильин, профессор Московского университета, всемирно известный учёный, обстоятельно доказавший утопизм «светлого будущего» и трагические последствия безумного и насильственного его внедрения на русской земле…

    Учась в университете, Чернышевский, устремлённый в «светлое будущее», и не овладевший глубокими, фундаментальными знаниями о природе и человеке, пытался понять теорию идеализма немецкого философа Гегеля, весьма непростую для восприятия без предварительной и основательной подготовки в процессе учёбы. Труды этого выдающегося ученого оказались в то время на вершине философской мысли, и на таком же высоком уровне они остаются до сих пор. Философский метод Гегеля, называемый диалектикой, изучался и изучается во многих современных университетах всего мира. Согласно одному из наиболее важных учений Гегеля, государство – наивысшее проявление духа, божественных идей, получившее воплощение на земле. Совершенно по-другому к проявлению духа относились французские философы-утописты Фурье и Фейербах – они признавали и принимали на веру лишь материалистическую сущность бытия, лишённого важнейшей его составляющей – духовного начала.

    В студенческие годы юный Чернышевский увлёкся отнюдь не диалектикой Гегеля о развитии всего сущего, включая общество, а материализмом французских утопистов, в соответствии с которым выстраивал свои мысли, поступки и действия в дальнейшем, и на протяжении всей жизни пытался по-своему обосновать революционный путь как единственно верный способ приближения «светлого будущего».

    Пренебрегая нравственным законом, дарованным природой и Богом каждому человеку, Чернышевский считал, что нравственное сознание формируют «естественные потребности», и надеялся: «Будет время, когда все потребности натуры каждого человека будут удовлетворяться вполне». Он был уверен в том, что решить такую, казалось бы, совсем простую земную задачу возможно, только изменив условие жизни единственным способом – через революцию. Он открыто критиковал любые реформы, включая реформы просвещения, которое, по его убеждению, должно служить выбору «прогрессивного» пути становления «нового человека», не понимая того, что не всякий «новый человек» в силу разных причин и обстоятельств может быть нравственно совершенным, благоразумным и достойным.

    Удовлетворение потребностей лежит в основе утопии социализма. Речь идёт о материальном удовлетворении в вульгарном представлении «классиков» теории «светлого будущего». Оно же в качестве основной цели и решаемых задач называется и в марксизме-ленинизме, послужившем безнравственной базой науки разрушения путём кровопролитного террора…

    Полностью удовлетворить материальные потребности человека – задача, на первый непросвещённый взгляд, соблазнительная и даже благонамеренная, но по своей сути лукавая. Она никогда не была решена, даже путём жестокого насилия, массового террора и кровопролития ради якобы достижения благородной цели всеобщего равенства и свободы: бедные люди стремятся стать богатыми, а богатые, не ограничиваясь своим материальным богатством, всегда стремятся ещё больше разбогатеть. Не решает эту земную задачу и насильственная отмена или ликвидация частной собственности, которая только усугубляет социальное неравенство и неизбежно порождает непримиримую вражду и ненависть…

    Трагическая история нашего отечества показала: надежды, чаяния и ожидания Чернышевского не оправдались – удовлетворить материальные потребности не удалось ни после чудовищного большевицкого переворота семнадцатого года, ни при построении социализма в отдельно взятой стране, ни при его переходе в более высокую стадию развития – коммунизм…

    Любой благомыслящий и порядочный человек по своей природе не ограничивается материальными потребностями. Ему нужен не только хлеб насущный, не только одежда и крыша над головой, но и духовная пища. В Библии сказано: не хлебом единым жив человек. Всякого человека, воспитанного и достойного, возвышает не столько материальное изобилие, а сколько духовное богатство, которое вместе с разумом выделяет его среди нищих духом и среди великого множества живых существ в богатейшем живом мире…

    Вольнодумные статьи Чернышевского публиковались в отечественных журналах. Он работал в редакции «Военного сборника», где и познакомился с Герценом и Огарёвым и где они вместе организовали нелегальное общество «Земля и воля», объединявшее отъявленных бунтарей и мятежников с целью совершать уголовные преступления – ликвидировать царскую власть. Его активная бунтарская и противоправная деятельность в 1861 году привлекла внимание полиции, которая не дремала, и над ним установили тайный надзор. Как главного редактора «Военного сборника» и автора статей в журнале «Современник» его заподозрили в составлении революционных воззваний и возбуждении враждебных отношений к действующей власти, что было зафиксировано в документах уголовного дела.

    В следующем году Чернышевскому предъявили обвинение в составлении воззвания «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон». Его арестовали и поместили в одиночную камеру под стражей в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. Следствие по уголовному делу Чернышевского, где он представлялся как враг Российской Империи номер один, длилось необычно долго, около полутора лет. Это означает, что следователи, тщательно и внимательно изучая материалы дела арестанта, не торопились выносить ему обвинение при квалификации и определении тяжести его преступления, хотя он и был уже признан к тому времени общественно опасным. Для сравнения: после свершения революционного замысла Чернышевского в роковом семнадцатом году большевицкие изверги и палачи долго не церемонились с арестантами – избивали их до потери сознания, а иногда до смерти, всячески издевались над ними, без суда и следствия расстреливали, сажали в тюрьмы и ссылали многие миллионы наших безвинных соотечественников, которых партийные диктаторы считали «врагами народа». Не менее жестоко обращались со всеми арестантами, никогда не совершавшими никаких преступлений, а лишь подозреваемыми по ложному обвинению…

    Находясь в неволе, он продолжал писать вольнодумные, публицистические статьи и роман «Что делать?», где наиболее полно, насколько позволяли его воображение и примитивное свободомыслие, выразил свои утопические идеалы «нового человека». Роман был напечатан в 1863 году в разных номерах журнала «Современник», популярного и пользовавшегося в то время большим читательским спросом. Это необычное по жанру и стилю произведение о «новом человеке» с весьма сомнительными литературными достоинствами опубликовали, хотя и цензура не дремала, и, несмотря на то, что автор был арестован за свои вольнодумные призывы и находился в тюрьме, где отнюдь не лучшие условия для творческой, писательской работы.

    Совершенно другие тюремные условия были гораздо позднее, при большевиках-самозванцах, которые якобы пытались воплотить в жизнь образ «нового человека». В большевицких тюрьмах с колючей проволокой, опутавшей всю русскую землю, одни безвинные невольники в лютые и трескучие морозы выдавали на гора кубометры промёрзшего грунта, твёрдого как камень, а другие же, утопая по пояс в снегу, на лесоповале выдавали злосчастные кубометры леса. В таких невыносимых и нечеловеческих условиях многие заключённые преждевременно умирали от непосильного, изнурительного труда, от холода и голода. Умирали в муках и страданиях, не дождавшись долгожданного освобождения. И всем им, глубоко несчастным невольникам было не до изложения своих вольных мыслей на бумаге вовсе не для бунтарских воззваний, а для того, чтобы доказать большевицким диктаторам свою невиновность и тем самым добиться справедливости…

    В 1864 году решением суда Николаю Чернышевскому был вынесен приговор: 14-летняя каторга в Сибири и пожизненное поселение там же. По личному распоряжению Всероссийского Императора Александра II, каторжный срок был сокращён вдвое. Несмотря на это, он не отказался от своих бунтарских убеждений и провёл почти двадцать лет в ссылке, где продолжал писать свои крамольные статьи и воззвания...

    Под пагубным влиянием революционного западного дурмана, охватившего отечественных вольнодумцев, включая Николая Чернышевского, в шестидесятые годы позапрошлого века, как грибы после тёплых летних дождей, на земле русской плодились и множились разные бандитские группировки и среди них особо выделялись как общественно опасные: «Земля и воля» и шайка Сергея Нечаева – убийцы, уголовного преступника, укрывавшего от преследований и нашёдшего пристанище у беглого мятежника Александра Герцена. Члены этих и других нелегальных сборищ, попирая нравственный закон, ставили революционную, а по своей сути преступную задачу – уничтожение существующей власти путём террора, доведённого до кровопролития. Бандитским способам они пытались воплотить свои преступные и греховные замыслы в жизнь. Участились убийства высокопоставленных представителей царского правительства. Неоднократно предпринималась попытка убийства Императора Александра II, первую из которой совершил в 1866 году преступник Каракозов. А спустя пятнадцать лет была совершена седьмая и последняя попытка – от разорвавшейся бомбы, брошенной бандитом Гриневецким, Император получил смертельное ранение…

    Всероссийский Император Александр II известен в отечественной и мировой истории как Освободитель в связи с отменой крепостного права в 1861 году и победой в войне за независимость Болгарии. Его императорское правление, высочайшее и глубоко нравственное, ознаменовалось беспрецедентными по масштабу реформами, направленными на укрепление государства и обеспечение его правового статуса. Основных реформ было восемь. Важнейшая из них – отмена крепостного права. Другие же были направлены на преобразования в сфере управления, военном деле, в среднем и высшем образовании. Реформировались, кроме того, земское управление, судебное производство и финансовая система. Все эти государственные преобразования, глубоко обдуманные, проводились мирным путём ради улучшения жизни всех слоёв населения. Их вполне обоснованно называли великими реформами, а Александр II вошёл в отечественную и мировую историю ещё как великий реформатор. Об этом помнили и помнят многие поколения наших соотечественников, в том числе и наши современники: совсем недавно Банк России выпустил памятную монету «150 лет эпохе великих реформ».

    Заметно укреплялась государство и в дальнейшем, при приемнике царской власти – Всероссийском Императоре Александре III, русском богатыре на троне, названным Миротворцем. Многие авторитетные историки вполне обоснованно величают его Александром Великим наравне с Александром Македонским. При нём приутихли народовольцы и их неугомонные братья по нечестивым и греховным делам, приближавшие революционную смуту на русской земле и твёрдо знавшие, что за свои преступления получат заслуженные наказания. В мирной обстановке стремительно развивались все отрасли промышленности и сельского хозяйства. Крестьяне добывали хлеб насущный и были заинтересованы в расширении своих земельных наделов. Научные открытия русских учёных выводили отечественную науку на мировой уровень. Талантливые люди, люди творческого труда в свободной обстановке создавали свои шедевры живописи и ваяния, литературы и музыки. Россия становилась великой и могущественной, её население приумножалось, и по многим показателям она обогнала многие западные страны…

    Любому здравомыслящему и просвещённому человеку, знающему мировую и отечественную историю, понятно, ни во время царствования Александра II, ни при Александре III, ни в дальнейшем при Николае II не было ни объективной необходимости, ни разумной целесообразности нагнетания революционной смуты, чтобы, воспитав «нового человека», как это замышлял Чернышевский, разрушить «старый мир» до основания…

    Николай Чернышевский был женат. Его избранницей стала Ольга Васильева, дочь саратовского доктора, с которой они обвенчались в 1853 году. По своему характеру она была весьма оригинальной, и выбор Чернышевского одобрили далеко не все его родственники. Её считали легкомысленной, равнодушной и безразличной к писательскому труду супруга, хотя сам он испытывал восторженные чувства к ней. На супружеских отношениях он пытался испытать свои оригинальные идеи равноправия ради искоренения рабства и угнетения женщин в семье. В то далёкое время о рабстве в семье говорили и другие поборники равноправия. В частности, известный русский поэт Николай Некрасов в поэме «Кому на Руси жить хорошо» в надежде на скорое освобождение женщин писал: «Ещё ты в семействе своём покуда – раба, но мать уже вольного сына». Такая характеристика и оценка женщины, относящаяся к крестьянкам, слишком уж гиперболизирована и представляет некую не совсем правдоподобную метафору. В то время русские женщины, в подавляющем большинстве крестьянки, выполняли более лёгкую работу, чем мужчины. Они растили и воспитывали детей, содержали домашний очаг, жали жито в поле. Мужики же в поте лица пахали землю, сеяли, косили, заготавливали дрова и рубили избы. В барских же семьях, в отличие от крестьянских, женщины, как правило, не утруждали себя ни повседневной домашней работой, ни работой в поле, ни другими хозяйскими и полезными делами, предпочитая праздное занятие – чтение романов с завлекательными сюжетами. Настоящее рабство женщины, невиданное ранее, наступило потом, спустя десятилетия, когда «новые люди», овеянные революционным дурманом, захватили власть и безраздельно властвовали на русской земле. И глубоко несчастные женщины вынуждены были с утра до позднего вечера работать на земле чужой, а иногда и впрягаться в плуг вместо коня, чтобы вспахать поле, посеять жито и спасти своих детей от голодной смерти…

    При знакомстве влюблённый Чернышевский предупредил свою будущую супругу, что увлекается «вещами, которые пахнут каторгой», но это её не остановило. Получив согласие на брак, он завёл тетрадь с названием: «Дневник моих отношений с той, которая теперь составляет мое счастье», где регулярно записывал свои «прогрессивные» мысли и субъективные представления о семейной жизни, которые он использовал для создания оригинального образа «нового человека».

    Он был убеждён: оба супруга равны по правам и обязанностям. В браке он предоставил Ольге полную свободу, вплоть до измен, считая, что она вправе распоряжаться собой, как пожелает. Когда у жены начался роман с другом семьи Иваном Савицким, он предложил отпустить её, уверяя, что ничего не желает так, как её счастья. Ольга, восхитившись таким «великодушием» мужа, предпочла разделить своё страстное вожделение на двоих.

    Личный опыт супружеских отношений с изменой жены позже лег в основу сюжетной любовной линии романа Чернышевского «Что делать?». Описанные им вожделенные взаимоотношения одной женщины и двух мужчин надолго остались в западной литературе под названием «русский треугольник». Любовный треугольник приживался не только на русской земле, преимущественно в барской среде, где избалованные молодые люди, вступившие в брак, очень часто пренебрегали супружеской верностью, или духовно-нравственной основой семейных отношений, но и в других странах. Во многих литературных произведениях зарубежных и отечественных авторов, даже ставших классическими, вымышленные персонажи то и дело погружаются в вожделенный бермудский омут чаще всего без достойной, нравственной оценки их взаимоотношений и поведения.

    Любовный омут не обошёл стороной ни Герцена, ни Огарева – вольнодумных собратий Чернышевского по смутным и нечестивым делам разрушения до основания своего отечества. Каждый из них в своём треугольном вожделенном окружении, на собственном опыте свободной любви показывал дурной и заразительный пример своим безнравственным нечестивцам…

    Гораздо позднее среди свободолюбцев особенно отличилась пламенная революционерка Коллонтай своей вульгарностью и своим расплёскиванием воды налево и направо. В дальнейшем не супружеская верность, как нравственная основа сплочённой семьи, а вожделенная любовь, вернее любовь, свободная от стыда и совести, широко практиковалась среди многих большевиков-самозванцев и партийцев всех рангов и мастей. Свободная любовь меньше всего приживалась и распространялась в крестьянской среде, где было не до праздных развлечений и где занимались важным и полезным делом – в поте лица добывали хлеб насущный.

    В свободной любви появляется любовный треугольник, в котором, как в бермудском омуте, исчезают истинная любовь и верность, скрепляющие супружеские пары. Для некоторых людей, ищущих любовных приключений на стороне, свободная любовь становится правилом жизни, или «новой моралью», лишённой традиционных, духовно-нравственных норм...

    Не избежали бермудского вожделенного омута Владимир Ульянов (Ленин) и его супруга Надежда Крупская, когда он встретил пламенную революционерку Инессу Арманд с очаровательной внешностью, пленившую его своей необыкновенной и неземной красотой и считавшую, что брак препятствует свободной любви и её необходимо узаконить. Они втроём жили всегда рядом за границей и возвращались в Россию в одном и том же купе «поезда революции». Позднее Ленин и Крупская вместе встречали и другой поезд, который доставил из Нальчика в Москву труп Инессы Арманд. Любовный треугольник оказался «живее всех живых» – его не разрушила даже смерть – невымышленные действующие лица реального любовного романа на троих похоронены на Красной площади, которую безбожные самозванцы превратили в кладбище своих единоверцев, поверженных сатанинскими силами зла. При этом труп главного действующего лица за совершённые им греховные деяния до сих пор не предан земле, и над ним до сих пор проводится жестокий эксперимент – по воле перекрасившихся новоявленных партийцев его периодически обрабатывают химическим раствором, дабы предотвратить естественный процесс разложения всего живого, перешедшего в мир иной…

    Крайне восторженными и хвалебными оказались характеристики и оценки романа «Что делать?» и воззваний Чернышевского, сделанные Лениным, главным зачинщиком и виновником большевицкого переворота, приведшего к общенациональной катастрофе с многомиллионными жертвами. Поэтому в эпоху большевицкого и партийного самовластия Чернышевский стал некой культовой фигурой. Его роман о «новом человеке» в принудительном порядке заставляли изучать в средней школе и писать сочинения о положительных героях этого литературного «шедевра». Ему устанавливали разные памятники, железобетонные и бронзовые в больших и малых городах. В его честь названы городские площади, улицы и переулки. Его портреты развешивались в школах, институтах и в других многолюдных местах. Его имя до сих пор носит Саратовский государственный университет, хотя он был открыт по инициативе премьер-министра П.А. Столыпина, человека ума, чести и совести, спасавшего великую Россию от надвигавшихся великих потрясений. …

    В то же время известны и другие, весьма трезвые и вполне логически обоснованные оценки писательского труда Чернышевского, сделанные не в угоду самозваной власти, а со знанием дела с профессиональной точки зрения. Такие оценки оставили в разное время разные люди, в том числе и маститые писатели, признанные во всём мире, в совершенстве владевшие великим русским языком и литературным мастерством и не пренебрегавшие Словом, которое было в начале и которое призывало и призывает любить ближнего своего как самого себя.

    Так, весьма критично относился к писаниям Чернышевского Лев Толстой, выдающийся русский писатель, знавший толк в истинной литературе и подлинной философии. В его комедии «Заражённое семейство», написанной, по словам автора, «в насмешку эмансипации женщин и так называемых нигилистов», высмеиваются «положительные» персонажи романа «Что делать?» и подвергается критике весьма примитивная этика Чернышевского.

    Другой выдающийся русский писатель Фёдор Достоевский, поднявший своим творчеством отечественную литературу на небывалую ранее нравственную высоту, относился к воззваниям и творениям Чернышевского крайне негативно и считал его идеи вредоносными и разрушительными, а самого автора человеком, не заслуживающим уважения. Под впечатлением от его сочинений и, особенно, от романа «Что делать?» Достоевский написал знаменитые «Записки из подполья».

    Оставил свой отзыв о весьма примитивном философствовании Чернышевского известный русский религиозный философ Николай Бердяев, высланный за границу и покинувший свою родину на философском пароходе вместе с другими выдающимися русскими учёными, включая прославленного мыслителя Ивана Ильина, спасавшего Россию от большевицкой вакханалии. Характеризуя произведение «Что делать?» в целом, Николай Бердяев вполне определённо, с профессиональным знанием дела писал: «Художественных достоинств этот роман не имеет, он написан не талантливо». Кроме того, Бердяев утверждал, что Чернышевский имел самую жалкую философию, которой была заполнена поверхность его сознания... В нём была большая человечность, он боролся за освобождение человека. Он боролся за человека против власти общества над человеческими чувствами. Но мышление его оставалось социальным, у него не было ни психологии, ни метафизической глубины человека в его антропологии…

    В эмигрантской среде, среди соотечественников, искавших счастья на чужой земле и покинувших Россию во избежание законных преследований и заслуженных наказаний за свои крамольные воззвания и не изживших в себе преклонение перед революционерами, Чернышевский оставался культовой фигурой вне критики. Например, редакция эмигрантского журнала «Современные записки» отказалась публиковать в полном объёме роман «Дар» известного русского писателя Владимира Набокова (Сирина), в четвёртой главе которого Чернышевский изображён сатирически, с присущими ему не совсем достойными качествами, то есть таким, каким его знали люди. Полный текст этого романа, без сокращений увидел свет гораздо позднее, только в 1952 году…

    Прошли долгие десятилетия, и за пределами «страны советов» и «социалистического лагеря» Николая Чернышевского почти полностью забыли. В то же время во многих отечественных изданиях, переписанных с ошибками из прошлого, – энциклопедиях и даже в некоторых учебниках для школьников и студентов, характеристика его деятельности осталось прежней, без объективной и нравственной оценки. Осталась она хвалебной и превосходной, но лукавой и на закате «светлого будущего», и после падения коммунистического режима, хотя его революционный путь в «светлое будущее» на русской земле оказался зловещим – привёл великую и могущественную Россию к великим потрясениям, а русский народ к общенациональной трагедии с многомиллионными жертвами.

    Библиографические ссылки

    Карпенков С.Х. К истории одного преступления // Уничтоженные как класс. М.: ООО «Традиция», 2020. С. 3 – 65.

    Карпенков С.Х. Русский богатырь на троне. М.: ООО «Традиция», 2019. – 144 с.

    Карпенков С.Х. Стратегия спасения. Из бездны большевизма к великой

    России. М.: ООО «Традиция», 2018. – 416 с.

    Карпенков С.Х. Незабытое прошлое. М.: Директ-Медиа, 2015. – 483 с.    

    Карпенков С.Х. Воробьёвы кручи. М.: Директ-Медиа, 2015. – 443 с.

    Карпенков С.Х. Экология: учебник в 2-х кн. Кн. 1 – 431 с. Кн. 2 – 521 с. М.: Директ-Медиа, 2017.

    Степан Харланович Карпенков

    Русская Стратегия

     

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 161 | Добавил: Elena17 | Теги: россия без большевизма, степан карпенков
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1852

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru