Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [6281]
- Аналитика [5823]
- Разное [2257]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Октябрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Статистика


Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2021 » Октябрь » 29 » Виктор Правдюк. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЕСЕНИНА. «У меня отец крестьянин, Ну, а я - крестьянский сын»
    22:07
    Виктор Правдюк. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЕСЕНИНА. «У меня отец крестьянин, Ну, а я - крестьянский сын»

    Эту поэтическую формулу опровергнуть никоим образом не удастся, следует только заметить, что отец Есенина - Александр Никитич - не оказал на сына никакого влияния. Серёжа вырос в доме своего деда Фёдора Андреевича Титова. Этим отличалась вся великая русская литература. При подробном рассмотрении писательских биографий оказывается, что безотцовщина имела заметное влияние на многих выдающихся творцов русской литературы, и в основном литература наша создавалась теми поэтами и писателями, кто фактически не испытывал влияния отца, а сам отец существовал где-то на периферии общения с сыном. Примеры этому многочисленны и наглядны: Жуковский и Державин, Пушкин и Лермонтов, Гоголь и Гончаров, Тургенев и Некрасов, Толстой и Достоевский, Блок, Твардовский и Есенин. Отцы этих гениев русского слова почти не влияли на своих даровитых сыновей и очень редко общались с ними. А если бы отцовское влияние было сильным и решающим? Вряд ли оно было бы позитивным, потому что отцы, как правило, стремятся из своих сыновей воспитать некое своё подобие, употребляя при этом настойчивое принуждение и волевые усилия пополам с насилием над ребёнком, подростком и юношей. А матери обычно подвержены мечтаниям и некоему идеалу, в ореоле и образе которого они видят своих сыновей. Материнское воспитание мягче, оно предоставляет выбор и большую свободу. И если творческие способности заложены от рождения, материнская опека позволяет осознать таланты и сделать правильный выбор. Отцы же настаивали бы на продолжении своего пути, пример и страдания Антона Павловича Чехова перед нами, как на ладони. Но Гоголь, выращивавший сахарную свеклу и отменные груши, Тургенев, следивший за своими крепостными и поровший их по пятницам, Достоевский в звании рядового врача земской больницы или Блок в качестве доки-юриста - насколько беднее стала бы жизнь миллионов читателей? Безотцовщина помогла им сделать самый верный выбор творческого пути…

    «Сергей Есенин, - заметил Георгий Свиридов, - это колоссальная фигура в мировой поэзии, а он был принижен ниже всякой меры сознательно. И мы с этим, к сожалению, смирились». От имени ещё не осознавших себя русскими (согласен, что после «погружения во тьму» марксизма-ленинизма это осознать нелегко) выдающийся композитор Георгий Васильевич Свиридов принёс своё покаяние, и не только этими словами, но и своей драматической поэмой «Памяти Сергея Есенина». Нам остаётся только присоединиться к нашему великому музыканту. А покаявшись, уже никогда не смиряться с унижением русского национального поэта, одного из мучеников коммунистической эпохи...

    Почему до сих пор издаётся лживая макулатура с поддельными воспоминаниями о Есенине? Почему не дана моральная оценка многочисленным сексотам, тайным сотрудникам ВЧК-ГПУ-НКВД, роем бесов увивавшимся вокруг щедрого и отзывчивого поэта, всегда и везде оплачивавшего застолье и выпивку своим сомнительным друзьям-доносчикам, по-хамски пользовавшимся его доверием и дружелюбием; почему до сих пор ФСБ не назовёт имена тайных сотрудников, подвергших Есенина жестоким пыткам и убивших его? Нынешние наследники ВЧК-ГПУ-НКВД уверяют нас, что у них никаких материалов о Есенине нет. Но доносы на него и весьма многочисленные где-то же лежат. А у меня в глазах уже около четверти века скоропостижный визит главы ФСБ Сергея Вадимовича Степашина в родное есенинское село Константиново. У нас были плановые съёмки в местном музее. Конечно, самое главное в таких литературных музеях, - это ландшафт, пейзажи приокских далей, петляющая река, пароходная пристань внизу на Оке, которые сами по себе формировали поэта. Ландшафт Константинова, как и окрестности Михайловского, Тригорского, Тархан или Спасского-Лутовинова - это самое ценное, что должно быть хранимо и сохранено от незаконных желаний что-то там ещё построить… И вот с кинооператором мы ведём съёмки на откосе над Окой. Вдруг среди белого летнего дня на большой скорости на территорию музея влетают три чёрных автомобиля. Из них выскакивают охранники председателя ФСБ и рассредотачиваются в пространстве, начинают осматривать кусты, складки местности, убеждаются в отсутствие террористов на деревьях, могущих покуситься на драгоценную жизнь высокопоставленного чекиста. Нам рекомендуют немедленно прекратить съёмку. Через час пребывает машина самого председателя вместе со своим адъютантом (помощником? - я не в курсе, как они там себя называют) полковником Александром Михайловым. В период, когда председатель ФСБ был ещё майором пожарных войск и депутатом Ленсовета, я был кое-как знаком с ним. Поэтому прибывшая величина милостиво разрешает нам продолжить съёмки и даже запечатлеть акт дарения. Оказывается, что Сергей Вадимович прибыл в Константиново для дарения ксерокопий одного из уголовных дел, заведённых на Есенина по провокационному поводу дела о братьях Кусиковых, к которому поэт не имел никакого отношения…

    Выстраивается коллектив музея. И Степашин с пафосом представляет подарок. В соседнем зале под стеклом уже выставлена другая ксерокопия этого дела, но председатель об этом не знает. Я стою рядом с полковником Михайловым, у меня в руках книга «С. А. ЕСЕНИН. Материалы к биографии», Москва, 1992 год. Показываю украдкой полковнику. Там уже давно напечатано это дело Кусиковых. Полковник шепчет мне: «Ничего, дай ему насладиться…» - «Хотя бы подлинник подарил», - в ответ шепчу я… После речи Степашина звучат вежливые аплодисменты. Председатель ещё куда-то спешит, вся его автомобильная команда занимает места в машинах, мы с полковником Михайловым обмениваемся саркастическими взглядами, и вся компания в чёрных машинах исчезает из Константинова… Музейные работники, едва исчезли машины, смеются. Действительно, смешно… Никто не покушался на председателя и его свободное время. Но визит подтвердил только одно: фраза Степашина - «Для подарка музею мы выбрали…» - означает, что было из чего выбирать, есть у них в закрытых архивах немало ценных свидетельств о жизни и судьбе Есенина. Кто-то решил поиграть со Степашиным и продемонстрировать «выдержку» из хранимого давно опубликованного «Дела братьев Кусиковых», которое абсолютно ничего не добавляло к хорошо известному пребыванию в тюрьме Есенина и его весьма сомнительных друзей… Впрочем, уже и при первой публикации этого архивного дела бросалась в глаза одна фраза, заключающая письмо Александра Кусикова следователю: «Готовый к услугам А. Кусиков». И услуги, видимо, потребовались. Мы подробно остановимся на этом, когда внимание читателей будет обращено на письмо Есенина, возвращавшегося из Америки, Александру Кусикову в Париж, письмо от 7 февраля 1923 года явно антисоветского содержания, история написания которого и история последующего существования и пропажи подлинника потребуют от нас самого пристального внимания…

    Вопиющим символическим продолжением убийства Сергея Есенина современными «есениноведами» в штатском является непризнание ими авторства поэта большого стихотворения-фельетона «Послание «евангелисту» Демьяну Бедному». С 12 апреля по 22 мая 1925 года газета «Правда» печатала омерзительный бездарный кощунственный стихотворный текст Демьяна Бедного (он же Ефим Алексеевич Придворов) «Новый завет евангелиста Демьяна». Хамские, кощунственные вирши охотно перепечатывали в «Бедноте» и в «Рабочей газете». Возражать Бедному в те годы было очень и очень опасно. Демьян был официальным большевицким публицистом и пропагандистом, жил в кремлёвской квартире рядом со Сталиным, Троцким и другими вождями-интернационалистами. Россию тогда усиленно вели под уздцы и насильно к атеизму. Конечно, кремлёвские властители, все как один, наперегонки упражнялись в кощунственном воинственном атеизме. Конечно, все кощунства и насилия в отношении русской православной церкви уже происходили под улюлюканье невежественных комсомольцев под водительством Лазаря Шацкина, Оскара Рывкина и Ефима Цейтлина, весь государственный бандитизм уже был продемонстрирован: убийства священников, вскрытие святых мощей, поджоги храмов, разгром монастырей и погромы православных кладбищ. Но у людей, в душе которых осталось хотя бы некоторое подобие совести, не могло не возникнуть протеста против грязных виршей Демьяна.

    Возглавил этот протест Сергей Есенин…

    Но пришла пора начать наше повествование с самого-самого начала.

    Приобрести книгу: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15579/

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 304 | Добавил: Elena17 | Теги: Сергей Есенин, РПО им. Александра III, россия без большевизма, виктор правдюк, книги
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ (НОВАЯ!): 4893 4704 9797 7733

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1906

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru