Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [6252]
- Аналитика [5777]
- Разное [2247]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Ноябрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Статистика


Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1
Elena17

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2021 » Ноябрь » 3 » "Хуснуллизация" в действии. Как работает финансовая пирамида ЖКХ
    20:41
    "Хуснуллизация" в действии. Как работает финансовая пирамида ЖКХ

    В России решено резко увеличить тарифы на ЖКХ и поборы на капитальный ремонт. Дескать, всё дорожает, пора семьям раскошеливаться. При этом инфраструктура, которая была создана ещё в советский период, достигла предельного уровня износа и амортизации. Как подобное стало возможным? Где выход из ситуации, когда наши города становятся опасными для проживания?

    Критический износ инфраструктуры уже стал причиной ряда техногенных катастроф. Сейчас в коридорах власти прорабатывается вопрос резкого роста тарифов на жилищно-коммунальные услуги.

    Вице-премьер Марат Хуснуллин, который активно лоббирует идею ввоза в Россию миллионов гастарбайтеров "чартерными поездами", поручил проработать вопрос повышения коммунальных тарифов до "экономически обоснованных" уровней. Если будет принято это решение, то тарифы будут расти выше уровня инфляции и станут зависеть от планов по ремонту и модернизации коммунальных сетей.

    То, что эти денежные суммы берутся с потолка, по всей видимости, особо никого не интересует во власти. Причина подобной "слепоты", на наш взгляд, очевидна – чиновники и коммунальщики уже давно слились в любовном экстазе, когда пилят наши с вами деньги. Ведь откаты, по данным экспертов, могут составлять до 50 процентов от суммы контракта.

    ФАС "проморгал" повышение цен. Расплачиваться придётся нам

    Своим мнением по этом вопросу поделился в комментарии Царьграду член комитета Торгово-промышленной палаты по ЖКХ Константин Крохин:

    Очевидно, что данное решение – это зелёный свет для региональных властей повысить ставки взноса на капитальный ремонт. То есть для простых людей это будет повышение тарифов. В чём проблема сейчас? В связи с пандемией цены на стройматериалы выросли более чем на 100%. И подрядчики, вынужденные давать откаты от 30 до 50 процентов от объёмов работ, вышли и сказали: "Ребята, мы не можем работать на таких условиях – сначала откаты, а теперь цены мы должны повышать в два раза". А если они не смогут работать, то позорно рухнет вся программа. А чтобы этого не произошло, правительство дало возможность повысить цены. Это вынужденная мера для всех, но она ещё раз подчёркивает ущербность и неэффективность системы капитального ремонта.

    В правительстве решили, что до конца 2021 года цены контрактов на проведение капремонта многоквартирных домов могут быть пересмотрены из-за произошедшего удорожания стройматериалов. Рост стоимости будет существенным – до 25 процентов от нынешнего уровня. Хотя эксперты говорят, что это минимальное удорожание.

    Вот что об этом рассказала исполнительный директор Гильдии управляющих компаний в ЖКХ Вера Москвина:

    Повышение сейчас тарифа на 25% – это мизер по сравнению с тем, как повысились в этом году строительные материалы. Они же подорожали у нас до шести раз. Вы понимаете, что это значит? Все капитальные ремонты, все стройки в стране встали. Будку собачью на даче сделать невозможно сейчас по тем ценам, которые мы видим на рынке. Зашить потолок в доме на 130 метров деревом стоит 600 тысяч рублей. Как половину дома построить. Вы понимаете, в чём дело? Конечно, люди сейчас будут реагировать на любую копейку. Но почему ФАС проморгал такое повышение цен, как это могло произойти в течение одной недели, и почему это мы свои цены ориентируем на рыночные цены какой-то там Лондонской биржи – мне это совершенно непонятно.

    Иными словами, получается, чиновники "прохлопали ушами", а нам теперь платить. Они ориентируются на зарубежные цены, но напрочь забывают, что доходы у населения России, мягко говоря, отличаются от тамошних показателей. Но даже не это главный фактор в этой истории. В узких кругах широко известно, что платежи за капремонт – это финансовая пирамида, которая рано или поздно рухнет.

    Тарифы растут, а инфраструктура ещё с советского времени

    Деградация российских городов приобрела угрожающий характер. Амортизация основных фондов, объектов ЖКХ, основных фондов достигла критического уровня и представляет угрозу для жизни и здоровья граждан. По данным Счётной палаты, износ коммунальной системы достиг 60%. Если не будет серьёзных вложений и инвестиций, а самое главное – наведения жёсткого порядка в ценообразовании, "маленькие" трагедии, которые периодически происходят в наших городах, станут большой проблемой.

    Вспомните, что произошло в прошлом году в одной из мини-гостиниц Перми, расположенной в цокольном этаже жилого дома. Тогда из-за прорыва трубы отопления погибло пять человек, в том числе и ребёнок.

    Пресса писала, что тепловая централь была бесхозной, а транзитной трубе, по которой под давлением в жилое помещение подавался кипяток, было уже 58 лет. Жуткая трагедия. Очевидно, что инфраструктура, которая осталась нам от советского периода, выходит из строя. Её амортизация давно преодолела все допустимые нормативы. И это происходит в ситуации постоянного роста тарифов.

    Как заработать на жилищно-коммунальном хозяйстве

    Как подобное стало возможным? Почему всё деградирует, а с нас всё больше сдирают денег? Где выход из ситуации, когда наши города становятся опасными для проживания? Эти вопросы в программе "Царьград. Главное" обозреватель Юрий Пронько обсудил с адвокатом, доктором юридических наук Александром Толмачёвым и членом комитета Торгово-промышленной палаты по ЖКХ Константином Крохиным.

    Александр Толмачёв: Разрешите, я первым возьму слово. Дело в том, что происходящее сейчас с тарифами это не случайность, это не мировые какие-то тренды, это политика нашего государства. За последние 30 лет политика в области коммунального и жилищного хозяйства менялась три раза.

    Первый раз это случилось, когда пришли 90-е годы, государство решило уйти из системы жилищно-коммунального хозяйства, и было принято решение создать класс новых собственников через приватизацию квартир, земельных участков и общего имущества. Была разработана программа, позволяющая населению полностью самоорганизовываться. Активно поддерживалось создание товариществ собственников жилья и жилищных кооперативов.

    Государство говорило: народ, мы сделаем всё, только ты сам управляй, мы позволим всё, даже доплатим те деньги, которые в своё время в советские времена не доплатили за капремонт, мы всё сделаем. Делайте только сами. Народ поверил, я был среди тех, кто поверил, и мы осуществляли такую программу самоорганизации через самоуправление.

    Но потом, с середины нулевых годов, когда государство решило: "а не заработать ли денег дополнительно на этих самых сетях", политика изменилась. И было придумано две вещи. Во-первых, давайте тариф, который сегодня привык платить народ, поднимем ровно в два раза, а оправдаем это тем, что нужна инвестиционная составляющая в ремонт трубы. И мы опять поверили. 

    – А почему в два? А не в 2,5 или в три?

    А.Т.: Мы тоже задавали этот вопрос, нам сказали: так надо. Ну раз надо, так надо. Подняли в два раза, сказали: через пять лет вся инвестиционная составляющая пойдёт на то, что трубы будут отремонтированы.

    Но этого оказалось мало. И правительство в середине нулевых годов придумало так называемое плановое повышение цен "для привлекательности бизнеса". То есть норма прибыли была 20% ежегодно.

    В той же Германии, Франции, Италии норма прибыли 3-4%. Потому что, если предприниматель имеет более 12% прибыли, это значит ты воруешь. У нас же – 20%. Я помню, как в 2004 году в Санкт-Петербург приехали немцы и предложили: мы готовы сейчас переремонтировать все ваши сети и в дальнейшем управлять ими. Вышли наши пацаны питерские и сказали: это не для вас придумано, вы что, балбесы, езжайте в свою Германию.

    Прошло много лет, к 2014 году была подготовлена третья реформа ЖКХ, и деньги, вот это самое повышение инвестиционной составляющей, исчезли в никуда. Естественно, никто ничего не ремонтировал. Тарифы ежегодно планомерно поднимались за счёт решений правительства на 20 процентов.

    В финансово-коммунальной пирамиде деньги уходят "куда надо"

    – Фраза о том, что деньги исчезли в никуда, не принимается, я хочу понять, куда они исчезли.

    А.Т.: Следственного комитета для ответа на этот вопрос будет мало. Здесь нужны эксперты по финансовым пирамидам.

    – То есть такой масштаб воровства?

    А.Т. Масштаб гигантский. А дальше произошло самое интересное. После того как наши крупнейшие олигархические группировки были отрезаны от международного капитала, им пришлось искать, так сказать, внутренние резервы, внутри страны. И увидели: так вот же ЖКХ – это и есть внутренний резерв. Была поставлена задача уничтожить самоуправление, чтобы эти же ребята, например, хорошо нам известный Вексельберг, создавший в своё время компанию "Российские коммунальные системы", организовали монопольные группировки.

    В Москве существует ГБУ "Жилищник", это целая монополия, и они решили распространить эту систему. Под "они", я имею в виду  органы власти, это всё продуманное решение, для формирования финансовых потоков. Никого не интересуют нормативы, связанные с вашим желанием пить чистую воду, с тем, что трубы не нужно тянуть километры, потому что в своё время страны пошли по пути того, что котельная ставится  внутри дома для подогрева воды. Подаёшь холодную воду, и не надо вот эти теплотрассы тащить, которые стоят миллиарды рублей.

    И мы сегодня оказались в ситуации, когда третий этап реформы ЖКХ – это уничтожение самоуправления, монополизация рынка коммунальных услуг и монополизация уже жилищных услуг. И эта система никакого отношения к реальным потребностям ЖКХ не имеет. Эта пирамида связана с финансово-ростовщическим капиталом.

    – А желание господина Хуснуллина повысить тарифы?

    А.Т.: Он просто один из тех, кто должен каким-то образом придумать обоснование для повышения.

    – Да, но когда мы с вами задаём вопросы власти, что это значит – "экономически обоснованно", то нам говорят: выше инфляции.

    А.Т.: Давайте обратимся к цифрам. Нам в Москве объявили, что в коммунальный фонд за каждый квадратный метр надо откладывать 19 рублей 50 копеек. У нас в Москве что, другой металл, другой цемент? В Тверской области почему-то другие цифры – 3 рубля 40 копеек. Потому что обоснованное – это 2 рубля 70 копеек без банковских накруток. Всё остальное получают финансовые посредники.

    Вы знаете, сколько стоит реконструкция дома на Фрунзенской набережной в центре Москвы? 450 долларов за квадратный метр. А знаете, какой норматив, утверждённый правительством столицы? Не менее тысячи 300 долларов за тот же квадратный метр. Знаете, почему? Потому что в эту сумму вкладываются банковские проценты, на этом же посредники зарабатывают. Никакого отношения к реальной стройке, к реальному ЖКХ это не имеет. Зато имеет отношение к финансовым операциям. А бенефициарии не мы с вами.

    Ничего не боятся: Откаты до 50% и другие хитрости коммунальщиков

    – Я понимаю, что всё это извлекается из наших кошельков. Вы были одним из тех экспертов, кто впервые на моей практике откровенно сказал, что откаты в этой сфере достигают 50% от суммы контракта. Я был поражён и наглостью чиновников, и названными суммами. Если представить себе, что 50% средств, которые направляются в эту сферу, это откаты, то как сама сфера вообще ещё  существует?

    Константин Крохин: Она и не существует. Если вы посмотрите результаты капитальных ремонтов домов в Москве, то в подавляющем большинстве случае результаты ремонта отрицательные, люди недовольны, качество нижайшее. Получается, что они делают вид, что ремонтируют. А по сути, это финансовая пирамида, построенная для разворовывания этих средств.

    В своё время мы пытались подсчитать, сколько времени она сможет просуществовать. Пять лет прошло, пирамида всё ещё существует – тарифы-то повысили. А дальше, для того чтобы эта пирамида жила, тарифы ещё повысят. Потому что в отсутствие притока средств пирамида умрёт.

    Но ведь на сегодняшний день капитальный ремонт практически не проводится, за редким исключением. Если в доме не живёт какой-нибудь активный гражданин, который может проесть всем плешь ради ремонта лифта или нормальных дверей, ничего сделано не будет. Во всех остальных случаях делают какую-нибудь халтуру.

    Или, к примеру, на улице Поварской в районе Арбата капитальный ремонт уже лет пять закончить не могут. За это время сменилось три бригады рабочих. А когда их спрашивают, почему они не работают, то они отвечают: а нам не платят. А в фонде капремонта утверждают, что все авансы выплачены. То есть это такая воровская система, которая ничего не родит, за редким исключением.

    – А как это всё происходит? Вроде бы есть закон, который надо соблюдать, а мы говорим тут об откатах от 30 до 50%.

    А.Т.: Есть закон о закупках, о тендерах. Я чиновник, приходит ко мне Крохин и говорит: у меня есть компания, я готов поучаствовать в капремонте, я готов, например, за 400 долларов всё это вам сделать. Я говорю: нет, дорогой, мне нужно не за 400, мне нужно за полторы тысячи долларов, ты мне не подходишь. А потом придёт Пронько, который напишет, что у него стоимость за квадратный метр будет 1 тысяча 300 долларов, и он мне эту самую дельту положит в карман.

    – А этот чиновник ничего не боится?

    А.Т.: Не боится. Потому что он всегда под прикрытием. Вы поймите, власть никогда не берут в одиночку, власть – это целая группа. И так происходит во всём мире.

    Мэры уходят, а система не меняется

    – Это власть или это около власти?

    А.Т.: Это реальная власть. Это те, кто управляет страной, – вот эти группировки.

    К.К.: Вы посмотрите на фамилии тех, которые сегодня руководят ЖКХ. Они же не меняются, одни и те же люди возглавляют фонды. Это же одни и те же фамилии при любом мэре, это одни и те же люди, фонд, капитальный ремонт возглавляет один и тот же человек. А именно фонд проводит торги.

    ЖКХ возглавляет один и тот же вице-мэр. И сколько было уже критических моментов, сколько было нарушений, но люди так и сидят на своих местах. Почему? Потому что за ними стоит целая система, которая от них питается, а они просто "фейсы". И попробуйте их с места сдвинуть.

    – Я вас правильно понимаю, меняться могут мэры, губернаторы, но только не эти люди?

    А.Т.: Система не меняется.

    К.К.: Потому что эти люди обладают уникальной технологией. Они умеют делать всё так, чтобы ничего наружу не выплыло, чтобы внутри системы все обязательства были выполнены.

    А.Т.: Моя знакомая журналистка Людмила Романова стала выяснять, почему в её квартире на верхнем этаже дома возле метро Дмитровская всё постоянно протекает, хотя ремонт продолжается уже два года. Она решила этот вопрос выяснить, возглавила инициативную группу жильцов.

    И оказалось, что на этот ремонт было списано около 43 миллионов рублей. На самом же деле потратили всего 670 тысяч рублей. Тогда она спросила у чиновников: а где остальные 42 миллиона с половиной? Всех исполнителей на уровне управы очень быстро уволили. Пришли другие и сказали ей: мы сейчас ещё целый квартал отремонтируем, ты не будешь выступать. И вам на фонд вашего дома добавят сверху 15 миллионов.

    – Скажите, господа, это только в рамках Москвы?

    А.Т.: Нет, это так везде система построена.

    В коммуналке – международная мафия, существующая везде

    – То есть неважно – столица, крупный или небольшой город – происходит то же самое?

    А.Т.: Когда у нас система монопольная, на уровне низов никто ничего не решает. Когда у нас самоуправление, мы сами порешали, этих убрали, этих поставили. А у нас самоуправление на уровне жилищного управления и на уровне малого бизнеса ликвидировано, его не существует. Теперь всё концентрируется в руках крупных монопольных финансово-олигархических групп.

    – Я задаюсь вопросом, а где закон, где та система сдержек и противовесов, которая не позволила бы так распоряжаться нашими денежными средствами. Это же наши платежи. Я перед эфиром заплатил 14 тысяч сейчас за коммуналку. Я хочу понять, куда мои деньги ушли.

    К.К.: Система жилищно-коммунального хозяйства, если рассматривать её вне контекста нашей страны, а во всём мире, это сфера приложения  ресурсов мафии. То есть нужно честно признать, мафия – это не просто улица, это не просто бандиты, мафия – это сращивание государственного аппарата, бизнеса и преступности.

    И в США, в европейских странах – везде это мафиозные взаимоотношения, все эти подряды, откаты и так далее. Везде одна и та же история. Мы тут не уникальны. Другое дело, что для этого у нас нет исторических предпосылок, особенно после советского периода. Но сегодня приходится признать, что эта мафия везде существует, и особенно – в распределении ресурсов.

    Вы спрашиваете про систему сдержек и противовесов, о некоем балансе. В этой системе баланс – это кормление территориальной элиты, это их хлеб, поэтому порядок там навести практически невозможно.

    – А как они поднимают тарифы с потолка? Или калькуляции есть всё-таки какие-то?

    А.Т.: У нас цены растут под предлогом инфляции. Причём запланированно. И ещё важный момент: вся эта финансовая пирамида управляется не из России, а из внешних источников. Там эти финансовые кланы были сформированы ещё две сотни лет назад. И оттуда спускают нормативы, с какой страны сколько надо взять.

    Россия находится вообще у подножия этой финансовой пирамиды. Как и всем остальным, нам задание-норматив спускается вперёд на 10-15 лет. Когда говорят о транснациональном капитале – это вовсе не сказки. И этой системе, этому капиталу подчинялись и правительство во времена Гайдара, и последующие.

    – Так тарифы с потолка берутся или нет?

    А.Т.: Не совсем, скорее, они планируются. К примеру, запланировано, что, условно, в этом году на Украине должен быть рост тарифов на 8%, в России – на 10%, а в Казахстане – на 11%. Я даже начинаю подозревать, что тут какой-то программист написал программу, и она выдаёт свои расчёты.

    К.К.: Тарифы формируются ещё и исходя из потребностей монополий, у которых есть свои планы. И та же МОЭК имеет обязательства, не имеющие отношения к её непосредственной деятельности. По сути дела, это кошелёк.

    – Но меня, как потребителя или как плательщика, это не должно заботить. Это их расходы.

    К.К.: Как это не должно, если за ваш счёт формируется этот кошелёк? То есть здесь изначально отношения неравные.

    – Нет, меня не волнует, куда и как они тратят. Меня волнует, почему наши сети амортизируются, почему происходят катастрофы, почему проваливаются автомобили?

    К.К.: Потому что нет ответственного лица. Кто отвечает за это?

    – В этой сфере нет ответственных лиц?

    К.К.: Конечно, нет.

    – То есть, когда разрывает магистральный теплопровод и заливает гостиницу, то никто не отвечает за это?

    К.К.: Посмотрите, кого наказали. Владельца гостиницы наказали, а не владельца трубы.

    – Трубе 58 лет, непонятно, чья она уже.

    К.К.: Её не брали на баланс. Потому что эти трубы никто не берёт, это и в Москве есть, чему удивляться.

    Мы сидим в системе финансового капитализма

    А.Т.: Нет ответственности конкретно по юридическим нормам. Например, говоришь: Толмачёв, ты должен ответить. А у меня с тобой договор управления. Ты говоришь: а что такое договор управления? Я говорю: договор управления – это агентский. Ты мне поручаешь за свой счёт это сделать, а если что случится, так ты сам за всё ответишь.

    К.К.: Если говорить об ответственности, то эта система не публичная, не прозрачная, там ответственность только перед её участниками. Население, народ не входит в состав этих субъектов. Вот и всё. То есть у нас реально сословное общество, и образовались сословия, которые между собой решают, и нам выставляют счёт.

    – А вот в ежемесячном счёте, который мы получаем, там эти строки, это что? Это некий компромисс элит между собой?

    А.Т.: Абсолютно. К народу не имеют никакого отношения. Вспомните взрыв газа в Магнитогорске, после которого президент дал поручение немедленно по всем регионам проверить состояние оборудования абонентов. А знаете, сколько абонентов у нас в стране? 43 миллиона. А сколько проверяющих? Полторы тысячи. И вопрос: как они за два месяца успели проверить все подключения? Понятно, что это приписки и полнейшая туфта.

    К.К.: Это система кормления, там к деньгам все привыкли, а в результате у нас лифты сваливаются, люди находятся в опасности. А если в доме создают ТСЖ, то приходят СК, жилинспекция для проверок и говорят, что самоуправление – это опасно.  А на самом деле опасны лифты, которые никто не ремонтирует, за которыми никто не следит.

    Только в Москве 90% лифтового фонда находится в опасном состоянии, все нормативы выработаны, ими пользоваться нельзя. Но это никого не беспокоит, пока кто-то не погибнет, да и тогда накажут лифтёра, и дальше всё работает. Вот в чём проблема. То есть это система на вытягивание денег. Человек здесь не играет никакой роли.

    А.Т.: Мы сидим в системе финансового капитализма. Так построено всё.

    источник

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 195 | Добавил: Elena17 | Теги: проект антироссия, социальная сфера
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ (НОВАЯ!): 4893 4704 9797 7733

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1906

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru