Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [6877]
- Аналитика [6317]
- Разное [2491]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Май 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 4
Пользователей: 1
mvnazarov48

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2022 » Май » 6 » Виктор Правдюк. ФЕВРАЛЬ 1944 ГОДА
    23:11
    Виктор Правдюк. ФЕВРАЛЬ 1944 ГОДА

    2 февраля 1944 года состоялось вручение меча гражданам Сталинграда от имени английского короля: надпись на стальном клинке гласила: «Гражданам Сталинграда, крепким как сталь, - от короля Георга Шестого в знак глубокого восхищения британского народа».

    От имени граждан Сталинграда меч принял освобождённый от командования фронтами маршал Семён Будённый. И сегодня, разделяя с благодарностью восхищение короля и британского народа, нельзя не выразить и других чувств и сказать следующее…

    К первым дням февраля 43-го года, когда завершилась грандиозная Сталинградская битва, в городе на Волге фактически не было граждан. Граждане эвакуировались за Волгу или погибли. Немногие из жителей Сталинграда, оставшихся в нём в дни сражения, были не гражданами, а солдатами, потому что никем другим уже быть не могли. Нет, король Георг не ошибся, это гражданами Сталинграда были рабочие его заводов, с трёхлинейками старой Русской Армии и лопатами выступившие против немецких танков, это граждане Сталинграда лежали под обломками городских зданий…

    До 23 августа 1942 года сталинградским гражданам – женщинам, детям и старикам –была запрещена эвакуация из города, к которому стремительно приближался тогда Вермахт. В Москве считали, что эвакуация усугубит панику и помешает обороне города. Это оказалось трагической ошибкой, граничащей с преступлением, потому что днём 23 августа произошла «сталинградская Хиросима», Люфтваффе провели массированные, неожиданные для мирных жителей бомбардировки. По самым заниженным данным погибли более 45 тысяч жителей города, около 50 тысяч получили ранения и увечья. Только после этого кошмара эвакуация мирных граждан была разрешена. Уцелевшие женщины, дети и старики уходили из города мимо горящих домов, ощущая запах гари и крови, оставив под развалинами родных и близких… Кто виноват? Кто запрещал мирным гражданам эвакуироваться? Все «вспоминатели» в мемуарах называют Сталина, но вину возлагают на варварство германский авиации. Но Люфтваффе бомбили город, который оборонялся, который не объявлял себя свободным, и поэтому эти жестокие бомбардировки соответствовали законам войны…

    А беречь граждан – обязанность своего государства, а не чужого…

    В феврале Япония наступательные действия проводила только в Бирме, в пограничном районе с Индией. Японцы имели в Бирме три так называемые армии, в состав которых входили всего восемь с половиной дивизий. Численное преимущество имели англичане, но они так тщательно готовились к наступлению и так не торопились с ним, что японская армия перехватила инициативу и добилась успехов, вторгнувшись в нескольких местах на индийскую территорию. Развить свой тактический успех Япония не могла, у неё не было для этого ни людских резервов, ни техники. Но продвижение японцев на запад вынудило англичан отложить своё наступление, как оказалось, - до самого 1945 года…

    В центральной части Тихого океана американцы продолжали операцию против японских баз на Маршалловых островах. Самолёты с американских авианосцев сковали в боях японскую авиацию, навязав ей ежедневные сражения и уничтожили в них более 150 японских самолётов. 1 февраля прошла успешная высадка американской морской пехоты на атолл Кваджалейн. Контратаки японцев только ускорили их разгром. Американцы потеряли в этих боях 370 человек против 7,5 тысяч японских потерь. Сдача японцами Маршалловых островов значительно ухудшила ключевую японскую позицию в центральной части Тихого океана – базу флота и авиации на острове Трук…

    В ночь на 16-е февраля около тысячи британских бомбардировщиков приняли участие в разрушительном налёте на Берлин. Столица Третьего Рейха окуталась дымом пожаров. Тысячи людей погибли под развалинами. Утром разрушенные кварталы осмотрел Геббельс и заявил потрясённым берлинцам: «Мы будем жить в подвалах, но продолжим войну, это лучше, чем быть в Сибири рабом…»

    Гитлер на развалинах своей столицы появляться не рисковал. Фюрер позвонил в штаб Люфтваффе и приказал немедленно организовать налёт возмездия на Лондон. Через три дня немцы наскребли 187 бомбардировщиков, сбросивших бомбы на Лондон…

    Американо-английская дискуссия по поводу того, какую тактику избрать для воздушных налётов на Германию – дневные или ночные бомбардировки – продолжалась и в феврале. Большие потери бомбардировщиков и успешные действия немецкой истребительной авиации, во-первых, заставили союзников проводить свои рейды в сопровождении больших эскортов собственных истребителей, а во-вторых, привели их к мысли прежде всего разрушить авиазаводы Германии. 23 февраля началась неделя массированных бомбардировок – дневных и ночных – предприятий немецкой авиапромышленности. В этому времени американцы достигли громадного численного преимущества в применении истребителей дальнего действия, и в определённой степени вторая половина февраля стала поворотным периодом в битве за небо над Германией. Англичане и американцы использовали достаточно изощрённую, продуманную до деталей тактику нанесения бомбовых ударов. Сначала над целью, если речь идёт о ночных бомбардировках, появлялись самолёты «Москито», которые обозначали цель, сбрасывали указатели цели, затем появлялась следующая группа самолётов, которая цель освещала, а на третьем этапе шли сотни бомбардировщиков, которые цель в полном смысле слова сравнивали с землёй. Союзники в ходе войны испытывали немалое число технических новинок: использовались приборы для ночного бомбометания вслепую, применялся метод сбрасывания металлизированной бумаги над целью для того, чтобы дезориентировать радары немцев. Очень часто цель накрывали фугасными и зажигательными бомбами вперемешку, и возникал эффект «огненного смерча», картина была очень страшная: в воздухе выгорал кислород, и люди умирали от удушья…

    После отступления немецкой группы армий «Север» финскому военно-политическому руководству стало ясно, что впереди у Финляндии бесперспективная война один на один с Советским Союзом, который в начале 1944 года был, конечно, значительно сильнее, чем в период Зимней войны. Финское руководство понимало, что продолжение боевых действий угрожает не только территориальными потерями, но и самому существованию независимого финского государства. Финляндия была самым храбрым союзником Германии. В боевом отношении финны воевали ничуть не хуже немцев, но в феврале и этот союзник стал проявлять колебания. В нейтральном Стокгольме известный финский политик Юхо Кусти Паасикиви интенсивно зондировал возможные условия заключения сепаратного мира с Советским Союзом и варианты выхода Финляндии из войны. Паасикиви исходил из минимума, в который входили: сохранение Финляндией независимости и суверенитета; политика нейтралитета после войны без присутствия советских войск в Суоми; не капитуляция, а новый мирный договор… В свою очередь Москва через своего посла Александру Коллонтай требовала безоговорочного признания условий Московского мирного договора 1940 года, что воспринималось болезненно в военно-политических кругах Финляндии. Но Паасикиви справедливо рассуждал: предлагаемая Кремлём альтернатива худшая, но всё остальное ещё хуже. Вероятно, чтобы оказать дополнительное давление на финских политиков, Сталин приказал предпринять несколько массированных авиационных налётов на Хельсинки. Одновременно США, с которыми Финляндия сохраняла дипломатические отношения, решительно потребовали от Хельсинки выхода из войны. 6 и 27 февраля 700 советских бомбардировщиков совершили разрушительные налёты на финскую столицу, основные разрушения были в центре города. Количество убитых и раненых среди гражданского населения исчислялось сотнями. Налёты имели не военный, а политический характер… Ведь финская авиация на протяжении трёх лет не совершила ни одного налёта на Ленинград, хотя финские войска находились на старой государственной границе 1939 года… 15 февраля Паасикиви записал в своём дневнике: «Друзья Финляндии в Швеции опасаются, что мы согласимся на такие условия мира, которые положат конец Финляндии… Опасаются, что мы пойдём на оккупацию и капитуляцию. Я сказал, что на это мы не согласимся, пока наша армия не будет разбита»…

    Все четыре советских Украинских фронта добились в феврале заметных успехов. Войска 1-го Украинского совместно с войсками 2-го Украинского фронта завершили Корсунь-Шевченковскую наступательную операцию. В плен попало около 18 тысяч солдат и офицеров Вермахта. И хотя в результате отчаянного контрудара немцев в сложных зимних условиях значительная часть окружённых, бросив тяжёлое оружие, ушла на запад, сплошного фронта противник уже создать не смог. Войска 3-го и 4-го Украинских фронтов в последний день високосного февраля, 29-го, успешно завершили Никопольско-Криворожскую наступательную операцию. В результате инициативных операций Красной армии были освобождены Луцк и Ровно, Никополь и Кривой Рог. Германия лишилась возможности получать железную руду и марганец с территории Украины.

    Мы уже говорили о том, что командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Николай Фёдорович Ватутин, один из самых талантливых военачальников Красной армии, с безразличием отнёсся к предупреждению компетентных органов, что на правобережной Украине войска фронта вступили в зону активных операций Украинской Повстанческой армии (УПА). С осени 43-го года эту армию возглавлял Роман Шухевич, известный под псевдонимом Тарас Чупрынка, который погибнет только в марте 1950 года в перестрелке с отрядами НКВД. Численность УПА зимой 1944 года составляла около 15 тысяч бойцов, пользовавшихся активной поддержкой западноукраинского населения. Немцев повстанцы в этот период войны не тревожили, получали от них оружие, а главными врагами УПА были отряды польской армии Крайовой, Красная армия и особенно советская администрация, появлявшаяся вслед за армейскими частями. 29 февраля 44-го года машина, в которой ехал Ватутин, была обстреляна одним из отрядов УПА. Это покушение было совершенно случайным, стреляли по крупной цели, не подозревая, что в машине находится командующий фронтом. Несколько человек, ехавших с Ватутиным, были убиты, а сам Николай Фёдорович получил тяжелейшее ранение, он скончается через полтора месяца. В судьбе Ватутина Вторая мировая война опять повстречалась с гражданской…

    После смертельного ранения Ватутина заменивший его маршал Жуков выделил для прочёсывания тылов 1-го Украинского фронта кавалерийскую дивизию, восемь танков и около двадцати артиллерийских батарей. Но войсковая операция против повстанцев только усилила их антисоветскую активность.

    В английском парламенте в феврале прошли острые дебаты в связи с разрушением исторических памятников культуры в Италии. Поводом послужили бомбардировки союзной авиацией (главным образом, американской) бенедиктинского аббатства Монте-Кассино. Гора, на котором располагался монастырь, была ключевой позицией немецкой обороны. Но германские парашютисты не занимали территории аббатства, о чём имеются вполне достоверные сведения. В период второго наступления союзников в центральной Италии американские бомбардировщики разрушили монастырь, после чего его развалины стали прекрасной оборонительной позицией для немцев. Конечно же, во всех разрушениях обвинения были предъявлены фельдмаршалу Кессельрингу. «Противник подверг монастырь массированному артобстрелу, - вспоминал после войны Альберт Кессельринг, - и нанёс по нему бомбовый удар с воздуха, в котором не было никакой необходимости и который в дальнейшем лишь осложнил действия противоположной стороны. Мне хотелось бы подчеркнуть тот факт, что монастырь не был занят нашими войсками и не являлся частью наших оборонительных порядков».

    14 февраля Ставка Гитлера, ОКВ, издаёт декрет о расформировании армейской службы разведки и контрразведки – Абвера. Соперничество и противоречия спецслужб СС и Вермахта завершились победой рейхсфюрера СС Гиммлера. На фоне кровавых боёв, жестоких февральских метелей и рыхлого снега Восточного фронта «поговорим о солнечных апельсинах». Трагикомично, но последнюю точку в карьере всемогущего руководителя Абвера, «железного» адмирала Фридриха Вильгельма Канариса поставил ящик с испанскими апельсинами. С началом нового 44-го года на Абвер посыпались беды одна за другой. Сначала Канарис не смог предсказать высадку 6-го американского корпуса на пляже в Анцио, неподалёку от Рима, что привело фюрера в состояние крайнего раздражения. Затем диверсанты Абвера взорвали в нейтральной Испании не тот корабль, в результате чего к Гитлеру пожаловали с жалобой сотрудники министерства иностранных дел. Наконец, 8 февраля к Гитлеру примчался в ярости сам Риббентроп: англичане обнаружили абверовскую бомбу с часовым механизмом на борту корабля в ящике с апельсинами, которые были погружены вновь в Испании. В тот же день Гитлер потребовал запретить Абверу любые диверсии в нейтральных странах. Как назло, тут же выяснилось, что в Стамбуле несколько агентов Канариса во главе с адвокатом доктором Куртом Фермереном перешли на сторону британской разведки. А в довершении 11 февраля в испанской Картахене вновь прогремел взрыв – видимо, опять взорвались какие-то канарисовские апельсины. Риббентроп буквально трясся над тем, чтобы не портить отношений с последними нейтральными странами. В результате рассвирепевший Гитлер издал 12 февраля 44-го года приказ: «Я приказываю: 1. Создать единую германскую секретную разведывательную службу. 2. Руководство этой германской разведывательной службой я поручаю рейхсфюреру СС. Таким образом, рейхсфюрер СС и начальник штаба Верховного Главнокомандования (ОКВ) с обоюдного согласия примут все необходимые меры, касающиеся военной разведки и контрразведки». Увековеченные в советском кинобоевике «Семнадцать мгновений весны» Гиммлер, Кальтенбруннер, Шелленберг и Мюллер с восторгом кинулись делить наследство Канариса.

    Абвер прекратил своё самостоятельное существование, большая часть его отделов досталась Имперскому Главному управлению безопасности, ещё больше усилив могущество «чёрного ордена» рейхсфюрера СС. Самостоятельность от СС сохранила лишь фронтовая разведка на Восточном фронте, подчинённая отделу «Иностранные армии Востока» Генерального штаба, который продолжал возглавлять полковник Рейнхард Гелен, ревностно защищавший от нацистского влияния права последней спецслужбы Вермахта.

    Конечно, испанские апельсины и ведомственные интриги и даже скрытая нелюбовь Гитлера к Канарису не играли главной роли в его падении. На самом деле к февралю 1944 года Шелленберг и Кальтенбруннер уже не испытывали сомнений в том, что государственная измена гнездится именно в руководстве Абвера, бывшего действительно одним из центров антигитлеровского заговора. После 12 февраля Канарис был отстранён от каких-либо дел и помещён под фактический домашний арест в замок Лаунштейн во Франконском лесу, где располагалась одна из секретных типографий бывшего Абвера. Внутри замка адмирал пользовался свободой передвижения, но покидать территорию крепости ему категорически запрещалось. Канарис был очень честолюбивым человеком, и все годы нелёгкой службы во главе Абвера стремился увидеть блеск золотых букв своего имени на мраморе пьедестала. Но только в Лаунштейне он стал задумываться над тем, что эти буквы засияют на его надгробном памятнике…

    Бывший начальник Абвера Фридрих Вильгельм Канарис родился 1 января 1887 года. В годы Первой мировой войны – офицер крейсера «Дрезден». После гибели корабля в Фолклендском сражении Канарис был интернирован в Чили. С 1935 года контр-адмирал Канарис – руководитель германской военной разведки – Абвера. 1 января 1940 года, к дню рождения, Канарис произведён Гитлером в полные адмиралы. Честолюбивый и самоуверенный начальник германской разведки пытался проводить свою собственную политику, имел хорошие связи в Испании и Великобритании. Канарис был автором меморандума-протеста против жестокого обращения с советскими военнопленными…

    В Москве состоялся славянский антифашистский митинг. Принято обращение к славянам-воинам.

    В освобождённой от врага Ленинградской области 16 городов лежали в развалинах, более 4 тысяч населённых пунктов были сожжены, уничтожены или разрушены.

    В радиовыступлении в Лондоне премьер-министр Черчилль заявил о том, что союзные державы станут гарантами независимости Польши и её границ.

    Японское правительство принимает «Программу чрезвычайных мероприятий по подготовке к решительному сражению на территории Японии».

    Испания вывела с Восточного фронта свой последний добровольческий легион.

    22 февраля член Государственного Комитета Обороны, нарком внутренних дел Советского Союза Лаврентий Берия, находясь на Северном Кавказе, в городе Грозном, отправил Сталину телеграмму, в которой говорилось: «Выселение начинается с рассвета, 23 февраля сего года. Предполагается оцепить районы, воспрепятствовать выходу населения за территорию населённых пунктов. Население будет приглашено на сход, часть схода будет отпущена для сбора вещей, а остальная часть будет разоружена и доставлена к месту погрузки…» Да, в горах Северного Кавказа было неспокойно, бандформирования грабили и убивали русских и нерусских, отказывались служить в Красной армии, не признавали советскую власть. Но как всегда, большевицкая власть решила наказать и правых, и виноватых. Вокруг аулов и поселений ингушей и чеченцев в феврале под видом прибывших на отдых фронтовиков были расквартированы войска НКГБ и НКВД. Операция началась ранним утром 23 февраля по радиосигналу «Пантера». Выселяли всех по национальному признаку, безжалостно и беспощадно. В Сибирь ушли 180 эшелонов по 65 вагонов каждый. За эту операцию полководческим орденом Суворова первой степени были награждены Берия, Кобулов, Абакумов, Серов и другие полководцы расправы и сыска. В районе аула Хайбах, в горах, пошёл сильный снег, вывозить людей было опасно. Генерал-майор Гвишиани, ответственный за депортацию района, запросил Берию: что делать? Выход нашли быстро: загнали жителей в конюшню, заперли, конюшню подожгли и для верности ударили из пулемётов. Генерал-майор Гвишиани тоже был награждён полководческим орденом Суворова первой степени…

    Бедный Александр Васильевич, такого позора генералиссимус не вынес бы…

    2 февраля исполнился год со дня окончания Сталинградской битвы, потрясшей Германию и ставшей коренным переломом во всей Второй мировой войне. «В Сталинграде закончился один период истории и начался другой… Сталинград прозвучал, как похоронный колокол над Германией, - писал в статье «Весы истории» Илья Эренбург. - Как хорошо, как справедливо, что название города, отныне священного для России, связано с именем человека, который помог нашему народу выполнить свою историческую миссию! Эта связь настолько органична, что порой кажется, будто Сталинград заново, вторично был назван городом Сталина».

    Эренбургов никогда не волновало, какие потери ежедневно нёс и несёт русский народ, какими русскими жертвами была одержана победа, после которой Царицын будет «вторично назван городом Сталина»…

    В лагерях юго-западной Англии интенсивную подготовку проходили американские войска, предназначенные для десантной операции на побережье Франции. Тренировались основательно и подробно. В штабах изучались аэрофотоснимки французского берега. Военные типографии получили заказ на печатание карт отдельных прибрежных участков. Союзники предполагали иметь в день высадки подавляющее превосходство на море и в небе. Но в конце февраля неожиданно обострилась борьба за воздушное пространство Германии.

    8-й воздушный флот Соединённых Штатов, расквартированный на аэродромах Великобритании, 24 февраля во время массированного налёта на заводы шарикоподшипников в немецких городах Швейнфурт и Гота впервые столкнулся с большой группой новых германских реактивных истребителей. В воздушном бою американцы потеряли 78 тяжёлых бомбардировщиков и 10 истребителей. Ещё 58 американских Б-17 были серьёзно повреждены с потерей части экипажей. Люфтваффе потеряли всего 27 истребителей, из них только пять – реактивных МЕ-262.

    Через два дня, 26 февраля, над Франкфуртом-на-Майне германские истребители сбили 64 американских бомбардировщика. И опять отличились пилоты на реактивных машинах.

    Реактивные истребители немцев превосходили своих противников в скорости, они могли за время полёта бомбардировочных эскадр встретить их несколькими атаками и перехватывать бомбардировщики задолго до их появления над объектами бомбёжки. Воздушному командованию союзников необходимо было искать возможности для противодействия германским реактивным истребителям…

    Лениградский и Волховский фронты генералов Леонида Говорова и Кирилла Мерецкова в феврале продолжали наступление. 16-я и 18-я армии Вермахта окружить себя не позволили и медленно, с боями, уходили на территорию Эстонии.

    Волховский фронт к середине февраля полностью очистил от врага железную дорогу Ленинград-Новгород, которую немцы фактически уничтожили на всём протяжении. После этого фронт Мерецкова был расформирован. Самый трудный, пожалуй, фронт, не вылезавший из болот и лесов, Волховский вёл тяжёлую, «незнаменитую», ежедневную, похожую иногда на партизанскую, войну, не отмеченную особыми успехами и наградами. Но такая война требовала нечеловеческого напряжения и громадных жертв…

    Сталин в феврале постоянно торопил командующего Ленинградским фронтом Говорова, требуя, чтобы без всякого промедления войска фронта преследовали отступавших немцев, сходу форсировали реки Лугу и Нарову. Переправа через Лугу удалась, а на Нарове Вермахт создал хорошо укреплённую оборону и завязались упорные кровавые бои. При попытке переправы через Нарову погиб немало обещавший поэт гвардии лейтенант Георгий Суворов. «Человеком войны в полном понимании этого слова» назвал его Михаил Дудин в предисловии к маленькой книжечке стихов Георгия Суворова, вышедшей из печати в Ленинграде сразу после гибели поэта. Первой и последней книге:

    Ещё утрами черный дым клубится

    Над развороченным твоим жильём,

    И падает обугленная птица,

    Настигнутая бешеным огнём.

    Последний враг. Последний меткий выстрел.

    И первый проблеск утра, как стекло.

    Мой милый друг, а всё-таки, как быстро,

    Как быстро наше время утекло!

    В воспоминаньях мы тужить не будем,

    Зачем туманить грустью ясность дней?

    Свой добрый век мы прожили как люди –

    И для людей…

    Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/

    Заказы можно также присылать на orders@traditciya.ru

     

    _____________________

    ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

    ПОДДЕРЖИ ИЗДАТЕЛЬСТВО!

    Карта ВТБ (НОВАЯ!): 4893 4704 9797 7733 (Елена Владимировна С.)
    Яндекс-деньги: 41001639043436
    Пайпэл: rys-arhipelag@yandex.ru

    ВЫ ТАКЖЕ ОЧЕНЬ ПОДДЕРЖИТЕ НАС, ПОДПИСАВШИСЬ НА НАШ КАНАЛ В БАСТИОНЕ!

    https://bastyon.com/strategiabeloyrossii

    Категория: - Разное | Просмотров: 296 | Добавил: Elena17 | Теги: россия без большевизма, вторая мировая война, книги, виктор правдюк, РПО им. Александра III
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1941

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru