Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [6679]
- Аналитика [6189]
- Разное [2418]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Июнь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Статистика


Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2022 » Июнь » 6 » Сергей Рогатко. Трансформация исторического крестьянства и трудовые сельскохозяйственные ресурсы в 2010-20-е гг. в России. Ч.2.
    04:57
    Сергей Рогатко. Трансформация исторического крестьянства и трудовые сельскохозяйственные ресурсы в 2010-20-е гг. в России. Ч.2.

              В конце XX-нач.XXI вв., по оценке специалистов МГУ в области географии и экономики, «реальные процессы миграционного оттока сельского населения в города маскируются административными решениями - преобразованием сотен поселков городского типа (ПГТ) в категорию сельских поселений»[1]. Делается это конечно же для экономической и социальной выживаемости местного населения благодаря дешевым тарифам на электроэнергию, налогам, социальным выплатам и прочим преференциям для жителей села. Всего за период с 1991 по 2010 г. таким образом был изменен статус 725 ПГТ, в результате чего численность сельского населения России искусственно увеличилась на 2,4 млн человек. Особенно большие изменения произошли в Свердловской области (численность сельского населения выросла на 211 тыс. человек), Башкирии (180 тыс.), Ростовской области (168 тыс.), Алтайском крае (136 тыс.) и Оренбургской области (128 тыс.). В относительных величинах самые большие искажения характеризуют Карелию: более 1/3 ее сельских жителей в 2010 г. — это недавние жители ПГТ; вместе с ними доля сельского населения в республике составляет 22%, а без них 14%. Более 30% сельских жителей составляют недавние жители ПГТ в Свердловской и Сахалинской областях, здесь за счет административных преобразований долю сельских жителей искусственно увеличили в первом случае с 11 до 16%, а во втором с 14 до 20%.[2] А кем же являются эти бывшие жители ПГТ, а ныне сельские жители? В СССР «поселком» считали низовую административно-территориальную единицу, населенный пункт, расположенный вне городской черты и состоящую из трех видов: рабочий, курортный и дачный [3] В земельном законодательстве использовался только термин «поселок городского типа».[4] Таким образом в историческом понимании в ПГТ в советское время могли проживать практически все виды и группы населения; от рабочих до горожан (интеллигенция, служащие и пр.)  Однако крестьянская историческая община, в основном, конечно, государственных крестьян, а затем и помещичьих крестьян, в которой на протяжении веков формировался основной архетип русского крестьянина, развивалось как сельское общество, так называемый «мир». Со своим укладом, правом и культурно-бытовыми традициями. Как правило сельское общество в XIX- нач. XX вв., как единица низовая самоуправления России, (из нее состояла волость, уезд и т.д.)  составляла один или несколько населённых пунктов, в которых могло быть несколько сел, сельцов, деревень, выселок, односелий, хуторов с общим наделом земли. Основу этих обществ составляли крестьянские дворы, а двор, как правило был олицетворением крестьянской семьи. Вначале большой семьи во главе с «большаком» или «большухой», а затем после разных видов разделов и малой семьи.  Можем ли мы сегодня считать ПГТ вне городов историческими приемниками «сельских обществ»? Скорее всего нет. А значит совершившаяся подмена в 1990-е гг.- 2000 г. в отношении различного рода типов жителей ПГТ лишний раз доказывает, что социальные формы проживания и труда исторического крестьянства и трудовые современные сельскохозяйственные ресурсы проживающие в поселках и ПГТ это, как говорится, совершенно различные понятия. В крупных сельскохозяйственных организациях (агрохолдингах и СПК) основная доля трудовых ресурсов как раз и приходится на жителей ПГТ. У этих сельских рабочих - аграрных тружеников, как правило, уже давно некий усредненный образ жизни между городским и сельским типом жителя.  И лишь КФХ и индивидуальные сельские предприниматели, а также владельцы ЛПХ (с минимально прожиточным земельным наделом не более 0,5 га, т.е., по сути, придомовой «усадьбой») еще в каком-то смысле продолжают олицетворять «остатки» исторического крестьянства. Однако их количественное и качественное уменьшение грозит в конце концов потерять традиционную основу исторического крестьянства в России, как сельскохозяйственного товаропроизводителя.

               В этой связи стоит привести данные по трудовым ресурсам в сельскохозяйственном производстве по областям Центрально-Европейской России – исконно историческим землям Руси.[5]

         


           Как видно из этих данных, по всем регионам Центрально-Европейской части России за период 2010-2020 гг. идет устойчивое снижение занятости населения в сельском хозяйстве, а также в рыболовстве, рыбоводстве и лесном хозяйстве. При этом объемы продукции растут, главным образом за счет крупного производства, где трудятся, как уже было сказано, сельскохозяйственные рабочие. Процент сельских работников от общего числа населения также снижается и в среднем в Центральной России к 2020 г. составляет 2,56%. На сокращение трудовых сельскохозяйственных ресурсов кроме влияния деятельности крупных сельскохозяйственных организаций (агрохолдингов), влияние «мегаполисной» экономики, также заметно повлияла демографическая составляющая, отразившая негативные тенденции сокращения рождаемости в первой половине 90-х гг. При чем некоторое выправление ситуации с рождаемостью в начале 2000-х гг. до сих пор не смогло переломить общую тенденцию сокращения трудовых сельскохозяйственных ресурсов. Все это лишний раз доказывает, что социально-экономический фундамент исторического крестьянства также изменился. Процесс «раскрестьянивания» сельского населения начавшийся в конце XIX-нач. XX вв., под которым в литературе понимают «разрушение замкнутого, полунатурального крестьянского хозяйства, его вымывание под воздействием рыночных, капиталистических социально-экономических процессов»[6], в 2010-е гг. приобрел совершенно новую форму. В первую очередь эта форма связана с тем, что кроме самого социально-экономического изменения крестьянина, изменилась его духовная, христианская сущность. За последние, минимум, сто лет, произошло кардинальное изменение религиозного облика сельского труженика. В общей массе сельское население уже давно не отождествляет себя с неким сельским обществом, как административной единицей (общиной), которая в общих чертах отождествляет себя или напрямую взаимодействует с православной церковной общиной. Как это допустим было в средневековое время с реальным проявлением административного и церковного понятия «погост» и даже в некоторых местностях позже в XVIII-XIX вв., или в середине XIX в., когда взаимодействие сельской общины с церковным приходом было определяющим в реальной жизни селян. Советский период окончательно подвел черту под глубокой трансформацией исторического крестьянства.  Так российский историк Беглов А.В. определили 1950-1960-е гг., как годы урбанизации и «умирания сельской общины».[7]  А Пихоя Р.Г. вообще считает, что период 1950-60- х гг. стал периодом «ликвидации крестьянства как класса», временем социального эксперимента по превращению сельхоз работника в сельского пролетария.[8]

                  Ныне светское сельское административное регулирование и сельское церковное сообщество людей (общины и приходы) – это совершенно разные понятия. Нынешний православный верующий городской или сельский уже не отождествляет себя по закону или даже по Уставу РПЦ с каким-либо церковным приходом или общиной. Исключение составляют 10 прихожан – учредителей прихода.[9] Однако по Уставу Русской Православной Церкви, как и в дореволюционной России «прихожанами являются лица православного исповедания, сохраняющие живую связь со своим приходом»[10]. Также каждый прихожанин обязан участвовать в «богослужении, регулярно исповедоваться и причащаться, соблюдать каноны и церковные предписания, совершать дела веры, стремиться к религиозно-нравственному совершенствованию и содействовать благосостоянию прихода»[11]. Кроме этого, в обязанности прихожанина входит «забота о материальном содержании причта и храма»[12]. Исходя из этого необходимо рассматривать духовное и нравственное влияние церкви на сельских жителей и сельскохозяйственные трудовые ресурсы. А для этого для начала необходимо вычленить сельские храмы (приходы) из общего количества церквей в регионе Российской Федерации, где на протяжении веков формировалось и развивалось историческое крестьянство.

               Данная таблица дает общую картину соотношения количества городских и сельских храмов в метрополиях и епархиях Центрально-Европейской части России к настоящему времени (на 2021 г.)[13]:

     

           Как видно их этих данных по всем митрополиям и епархиям РПЦ в границах Центрально-Европейских областей России количество сельских храмов преобладает над городскими. Также если внимательно проанализировать две таблицы: по трудовым сельскохозяйственным ресурсам Центрально-Европейской части России и количеству городских и сельских храмов в митрополиях и епархиях этого региона России, то нельзя не заметить, что количество сельских храмов там преобладает, где большая занятость населения в сельском хозяйстве. Например, это касается Белгородской, Воронежской, Курской областей, находящихся в черноземной зоне землепользования, где в основном сосредоточены крупные агрохолдинги и где естественно более высокие урожаи зерновых и других культур, а также развито крупное мясное животноводство. А значит более высокие доходы у сельского населения. Это лишний раз доказывает, что материальное положение храмов и приходов напрямую зависит от количества сельскохозяйственных организаций и материального положения сельских тружеников. Исключение в этом соотношении составляют Тверская и Московская области, где исторически всегда было большое количество церквей. Также в областях Черноземья процент храмов и часовен, находящихся на восстановлении, реставрации и консервации также меньше (в Белгородской митрополии – 2,47 %, Воронежская 19,96%, Курская – 12,71%, Тамбовская – 10,44%, Липецкая – 14,02%) по сравнению с другими областями[14]. Большая часть храмов по епархиям Центрально-Европейской части России, которые нуждаются в реставрации, восстановлении или находятся на консервации составляют сельские, примерно до 90-95%, что говорит о низких доходах сельских тружениках по сравнению с городскими и невозможности самостоятельно, своими силами восстановить или отремонтировать свой храм. Исключение составляют сельские храмы в близи больших городов и в крупных ПГТ, где проживают более состоятельные прихожане.

              К сожалению, в нашей литературе мало исследований посвященных приходской церковной жизни сельского населения, в том числе сельскохозяйственных тружеников и влияние приходской церковной жизни на их трудовую деятельность. Впрочем, благодаря одному полевому исследованию, касающегося главным образом Рязанской обл., можно хотя бы отчасти проследить приходскую жизнь сельских жителей самой, так сказать, «православной» области центральной России. По оценке этого исследования Митрохина Н. и О. Сибиревой «воскресная литургия в сельской церкви и учтенных сельских монастырях[15] [Рязанской обл. - прим. авт.] (всего 14 случаев)[16] собирает в среднем 22,5 человека, или 4,2% жителей сельского округа[17]. Эти цифры по благочиниям и епархиям, конечно, могут колебаться, но картина именно такая. Авторы этого исследования делают неутешительные выводы: «на обычной воскресной литургии в храмах области (главным образом сельских – прим. авт.)  присутствует менее одного процента населения. На крупный (двунадесятый) праздник собирается в лучшем случае 3,6% (но не исключено, что и в два раза меньше). Даже Пасха, «праздник праздников и торжество торжеств», как любит говорить духовенство, собирает у храмов не более 10% жителей области (и это лучший известный нам результат среди регионов Центральной России), которые удовлетворяют свое религиозное чувство (и любопытство) участием в крестном ходе и расходятся, не дождавшись (с точки зрения учения Церкви) главного»[18].  То есть таинства Евхаристии. Надо заметить, что это исследование проводилось в основном в летнее время, когда в сельскую местность приезжают городские дачники, а сельские труженики либо на работе, либо на «отхожих» работах в городах. То есть количество сельских прихожан скорее всего еще меньше.

             Таким образом можно сказать, что влияние приходской церковной жизни на сельских тружеников в 2010-е гг. стало весьма условным, если не сказать большего. Впрочем, есть, конечно, некоторые исключения. Так по моим многолетним наблюдениям (с начала 90 гг. по настоящее время) в Тверской обл. Бежецкого района (Бежецкая епархия) на территории нынешнего К.Х. «Красный льновод» имеется приход церкви Тихвинской иконы Божией Матери в селе Сукромны. Сам храм со времени постройки (1778 г.)  никогда не закрывался. Само хозяйство, в котором работают нынешние сельскохозяйственные труженики, в прошлом колхоз «Красный льновод», пройдя большую историю, начиная с помещичьего хозяйства, затем монастырского до современного коллективного хозяйства, меняя собственников и структуру хозяйствования никогда не приостанавливало своей деятельности. Что называется поля всегда были засажены культурами, а на фермах содержался и до сих пор качественно содержится молочный скот. Сельские труженики хозяйства имеют собственные дома, многие имеют ЛПХ, некоторая часть проживают в двухэтажных домах городского типа, имеют свой личный автотранспорт. Колхоз в советское время и даже в 90-е гг. по производственным показателям всегда входил в первую тройку коллективных хозяйств Тверской обл. Численность населения села Сукромны с конца XIX в. изменилась незначительно, можно даже сказать увеличилась. Если в 1898 г. в селе проживало 439 человек[19], то в 2010 г.  – 488[20]. Можно ли этих селен и работников коллективного хозяйства причислить к историческому крестьянству? По классическому понятию можно, если они отражают в себе как социально-экономическую составляющую, а также духовную, христианскую.  В данном случае влияние православного фактора на сельскохозяйственный трудовой образ жизни села вполне очевидно. Массового пьянства и иных негативных форм жизнедеятельности не отмечается.  Таких примеров в России достаточно. Однако на сегодняшний день, они скорее являются исключением. Большая часть подобных в прошлом исторических благополучных слияний сельскохозяйственных общин с приходскими общинами уже давно канули в небытие. Различного рода внутренние и внешние социально-экономические и политические потрясения в России изменили облик исторического крестьянина практически до неузнаваемости. Сейчас в правительстве рассматривается вопрос о введении по аналоги с институтом «Земского врача» и «Земского учителя» института «Земского работника культуры», что потребует дополнительных капиталовложений на развитие сети Домов Культуры и Клубов[21]. Таким образом в нашей истории все может повториться, когда в духовно-нравственной сфере села снова открыто будут действовать два центра – Церковь и Клуб, как это было в 40-50-е гг. XX в. На каком уровне и на каких приоритетах они смогут взаимодействовать и как влиять на сельские трудовые ресурсы – это пока вопрос, если учитывать, что в Конституции РФ отсутствует идеологическая составляющая.

               В 2010-2020 гг. в России остро встал вопрос относительно новых трудовых кадров для сельскохозяйственного производства. По оценки Правительства РФ уровень занятости сельского населения в России на 2019 г. составил 52,2 % при плановом значении 62,3 %.[22] На презентации моего труда в 2015 г. «История продовольствия России. (с др. времен до 1917 г.)» в Российском государственном аграрном университете им. К.А. Тимирязева при полном зале студентов вместе с ректором, мной был задал вопрос: «Кто желает остаться в сельскохозяйственном производстве не зависимо от местоположения, статуса СХО и пр.?». Из более чем 100 присутствующих студентов лишь 3-4 человека, положительно ответили на мой вопрос, подняв руки вверх. Вполне красноречивый факт о желании нынешних молодых людей связать свою судьбу с реальным сельским хозяйством. К этому также надо добавить, что сейчас городской экономике есть что предложить молодому поколению: лучшую заработную плату, социальные и культурные услуги, а также льготную ипотеку, ради которой многие остаются в городах. Сельскохозяйственному производству и сельскому социуму пока кардинально нечего предложить нынешней молодежи. Изменившиеся общемировые и общероссийские стандарты жизни и условия труда за последние 20 лет пока не в пользу сельскохозяйственных тружеников.

          Вывод. За последние полтора века в России благодаря политическим, социально-экономическим и духовно-нравственным фактором полностью изменился облик и сущность исторического крестьянства. Заглядывая в будущее, хотелось бы предложить те меры, которые бы в наш непростой период истории поспособствовали бы восстановлению и развитию крестьянства в том понимании, в тех традициях, в которых его определяли наши предки.

           В связи с этим предлагается законодательная инициатива, которая будет способствовать увеличению крестьянства за счет привлечение в сельскую местность молодежи, в первую очередь семейную и образованную в агарном отношении.

           Данное предложение оформлено как концепция законодательной   инициативы «Об экономических (государственных) крестьянах РФ», что будет способствовать формированию прослойки современного инновационного крестьянства с чертами исторического крестьянства и современного фермерства.

           Этот законопроект предполагает на основе выдачи материального беспроцентного кредита (на постройку дома, производственного объекта и линии переработки в разных сельскохозяйственных и пищеперерабатывающих отраслях) на разные сроки (от 15 до 50 лет) реальный возврат на землю, в сельскохозяйственное производства молодежи от 25-30 лет. Также в данном законопроекте предусмотрены все виды и формы обязательной реализации готовой продукции через торговые сети (примерно от 20-30 % от общего числа производителей). Данный законопроект предполагает через аграрные региональные фонды создания государственной опеки над экономическими (государственными) крестьянами в виде системы аграрных инструкторов и другой государственной помощи. Все доходы от деятельности экономических крестьян поступают в местные бюджеты в виде налогообложения. Данный законопроект также предполагает выход из-под государственной опеки в случае выкупа крестьянином земельного надела, конкретного производственного объекта и развитие сельскохозяйственного предприятия на самостоятельной основе в виде фермерского хозяйства.

                Деятельность экономических (государственных) крестьян поможет решению многих экономических и социальных проблем в рамках национальных проектов, таких как производство более качественного  продовольствия, демографии, развития брошенных земель, развитию молодежной сельской социальной политики, ухода молодежи от популизма и негативных социальных, духовно-нравственных проблем в городах и возврат в позитивное созидательное производственное  начало. Особенно это важно для аграрных зон рискованного земледелия, например для Нечерноземья Центрально-Европейской части России, некоторых районов юга Сибири, Северного Кавказа и Дальнего Востока. Снизит миграционную нагрузку на мега полисную экономику, будет способствовать оттоку населения из крупных перенаселенных городов.

            Данный законопроект пройдя пилотные проекты в регионах со временем поможет вернуть на землю десятки тысяч молодых людей на новых инновационных условиях, на новых технологических возможностях и создаст предпосылки для устойчивого развития не только сельских территорий, но и всей нашей страны. Подробно с концепцией законопроекта «Об экономических (государственных крестьянах)» можно ознакомиться на сайте автора.[23]

    Рогатко С.А.

    Член Национального Комитета по истории и 

    философии науки и техники ИИЕТ РАН

    Член Союза писателей России  

    Канд.ист.наук

    www.sergeyrogatko.com

    [1] Алексеев А.И., Сафронов С.Г. Изменение сельского расселения в России в конце XX- начале XXI века. // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 5. География. 2015. № 2. С.67

    [2] Там же.

    [3] СЭС. М.,1990. С.1055

    [4] Там же.

    [5] Таблица составлена автором по материалам региональных статистических ежегодников «Территориальных органов Федеральной службы государственной статистики». [элек.рес.]

    [6] Кузнецов С.В. Хозяйственные, религиозные и правовые традиции русских XIX-начало XXI в. М.,2008. С.337

    [7] Беглов А.Л. В поисках «безгрешных катакомб». Церковное подполье в СССР.М., Издательский Совет Русской Православной Церкви, «Арефа»,2008. С.245-247

    [8] Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти.1945-1991. Новосибирск. 2000. С.19

    [9] ГК РФ. Статья 123.27. Учредители и устав религиозной организации. П.1 (Источник: https://gkrf24.ru/statia-123.27-gk?)

    [10] Устав РПЦ. Гл.XVII. Приходы. Ст.31.  [ Элект.рес.] Патриархия.ru (patriarchia.ru)

    [11] Там же. Ст.32

    [12] Там же. Ст.33

    [13] Таблица составлена автором по материалам электронных ресурсов Prihod.ru, а также официальных сайтов епархий и благочиний РПЦ.

    [14] В этот процент также входят строящиеся церкви, что говорит о более высоком материальном положении прихожан Черноземья в сравнении с нечерноземными областями.

    [15] Учтен Чернеевский монастырь.

    [16] Имеется ввиду наблюдение исследователя Ольги Сибиревой.

    [17] Н.Митрохин, О.Сибирева. Не бойся, малое стадо: об оценке численности православных верующих на материале полевых исследований в Рязанской области. // Неприкосновенный запас, № 1, 2007. [Элек.рес] ruskline.ru

    [18] Там же.

    [19] Энциклопедический справочник «Тверская область» / Тверская областная научная библиотека им. А.М. Горького

    [20] Всероссийская перепись населения 2010 г. Населенные пункты Тверской области.

    [21] Программа господдержки работников культуры сел 2020. // [ элек. рес.] -  https:// hdroliki.ru

    [22] Государственная программа Российской Федерации "Комплексное развитие сельских территорий". Постановление Правительства Российской Федерации от 31 мая 2019 г. N 696. // [ элек.рес.] http://gov.garant.ru

    [23] Рогатко С.А. Концепция законопроекта «Об экономических (государственных) крестьянах». // [ Элек.рес.] www.sergeyrogatko.com в разделе «Научная деятельность».

     

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 174 | Добавил: Elena17 | Теги: сельское хозяйство, сергей рогатко
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1924

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru